Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Холостячки




Марина Ефимова: 43 миллиона американских женщин не замужем. Среди белых женщин незамужних 40 процентов, среди черных - половина. Их официальный статус - сингл вуман, одинокая женщина. Из американок возрастной категории от 25 до 55 лет в 60-х годах 85 процентов были замужем, а в 90-х замужем только 65 процентов. Более того, в известной книге "Женщины импровизируют", написанной журналисткой Клеменс об этом новом социальном феномене, автор пишет, что даже из тех 58,5 миллионов американок, которые официально состоят в зарегистрированном браке, миллионы живут отдельно от мужей. Сепарейтед, как тут говорят. Попытаемся разобраться в причинах такого явления. Прежде всего, послушаем самих этих женщин нового типа, гордых сингл вумен. С ними беседует Рая Вайль.

Мария (уроженка Кубы, журналист): Я была замужем лет 10, а потом мы расстались. Оказалось, что у него свои интересы, а у меня никаких не должно быть, кроме его. Он прилично зарабатывал, и, как все кубинские мужчины, хотел, чтобы я дома сидела. Рожала детей и занималась хозяйством, а не всякими глупостями, как он называл мою увлеченность журналистикой. Надо было выбирать, и я предпочла карьеру. Это был самый тяжелый период в моей жизни. Меня осуждали родственники, друзья. В кубинской общине женщины от мужей не уходят. Но если бы я тогда осталась, я не стала бы тем, кем я стала сегодня. Я занимаюсь любимым делом, мое имя знают в испано-язычной прессе, мои репортажи слушают и здесь, и на Кубе. Единственное, о чем я жалею, что у меня нет детей. Кто будет заботиться обо мне, когда я состарюсь? Ничего не поделаешь, я сама выбрала такой путь. Мы, женщины 21 столетия, не хотим зависеть от мужчин. Я лучше буду жить одна, танцевать с метлой в пустой квартире, чем изменю себе и своим принципам.

Рая Вайль: Порше - миниатюрная брюнетка 47 лет - начальник отдела в крупной финансовой фирме. Она была замужем 12 лет, и 15 уже в разводе.

Порше: В общем-то, я своей жизнью довольна, и мне не нужен муж, чтобы чувствовать себя полноценным человеком. Конечно, у меня есть любовные связи. Но я не хочу зависеть от мужчины. Я могу прожить и без него.

Марина Ефимова: Вот, что добавляет специфически о молодежи социолог, профессор Чикагского университета Линда Уэйт.

Линда Уэйт: Вы можете жить с кем-то, не принимая никаких решений и не раскрывая своей связи перед родителями. Особенно это важно для девушек и молодых людей из строгих религиозных семей. А таких в Америке все еще очень много. Сожительство рассматривается, как репетиция брака. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что сейчас, основной вид совместной жизни не брак, а сожительство.

Марина Ефимова: Это стало настолько распространенным, что в официальной терминологии появилось новое выражение, довольно смешное - сигнификант авер, буквально, важный вам человек, дорогой вам человек. Например, в каких-нибудь приглашениях на официальный прием, написано: "Вы можете привести с собой мужа или сигнификант авер". Другая участница нашей передачи, профессор университета Радгерса Барбара Уайтхэд рассматривает женское одиночество во второй половине жизни.

Барбара Уайтхэд: Женщины живут, в среднем, дольше мужчин. И овдовевшей женщине в пожилом возрасте гораздо труднее снова вступить в брак, чем пожилому мужчине. Поэтому одна из особенностей нынешнего общества - большое число одиноких пожилых и старых женщин. Другая причина одиночества - разводы. После развода женщины, особенно женщины с детьми, гораздо реже снова выходят замуж, чем мужчины.

Марина Ефимова: Не муж, а бойфренд, не жена, а гелфренд. И далеко не только среди молодежи, а даже среди очень пожилых людей. Не могу удержаться, чтобы к слову не пересказать эмигрантскую шутку. У старушки-эмигрантки спрашивают, как она устроилась в Америке. Она говорит: "Очень хорошо, у меня даже есть грейпфрут. То есть этот, как его, бойфренд". Вот что любопытно, как такое нарушение церковной и вообще, священной традиции брака могло случиться в Америке, где 90 процентов населения - люди религиозные. Послушаем нью-йоркских священников. С ними беседует Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Мои интервью начались не совсем удачно. Священник бруклинской католической церкви, сухощавый мужчина средних лет, жестом потребовал, чтобы я убрал магнитофон и потом заявил, что говорить не о чем, так как позиция католической церкви известна давно. Внебрачное сожительство - грех и внебрачные дети - тоже грех. Пастором протестантской церкви пилигримов оказалась женщина Шарон Блэкберн. Она не считает сожительство грехом, но ее беспокоит рост числа одиноких женщин.

Шарон Блекберн: Мне кажется, движение за свободу женщин зашло в США слишком далеко, и положение жены и матери кажется им чуть ли не тюрьмой.

Владимир Морозов: Пастор Шарон Блэкберн рассказала мне, что у нее, среди прихожан, есть немало пар, не состоящих в браке. На мое шутливое замечание, что в ее церкви царит полный либерализм, Шарон решительно возразила и рассказала историю своего предшественника. Когда стала достоверно известна связь пастыря с проституткой, прихожане почти единогласно проголосовали за его увольнение. Со священником Русской православной церкви за рубежом отцом Сергием мы говорили по телефону. Как он относится к тому, что мужчина и женщина живут не в браке? Что незамужняя женщина заводит ребенка от любовника или путем искусственного осеменения?

Отец Сергий: Конечно, грех. 100 процентов. Пускай молится Богу и живет одна. Любовники, конечно, исключаются. А вот искусственный способ - не знаю. Церковных определений нет для таких любовников. Это абсурд полный. Бред начинать с греха. Для чего?

Владимир Морозов: Она хочет иметь ребенка.

Отец Сергий: Я тоже много чего хочу. Мало ли чего она хочет. Пускай выходит замуж и рожает.

Владимир Морозов: А коль нет мужа?

Отец Сергий: Пусть идет в монастырь.

Владимир Морозов: Мой следующий собеседник - пастырь епископальной церкви Нильс Блатс, услышав те же вопросы про одиноких женщин, задумался и ответил не сразу.

Нильс Блатс: У меня тут двойственная позиция. Мне 60 лет. Из них 38 я женат, у нас четверо детей. Я просто не могу представить себе другого образа жизни. Но я не могу и осуждать одиноких женщин, которые ведут сексуальную жизнь и имеют детей. У них более мрачный взгляд на жизнь. Ведь сегодня более половины браков распадаются. И люди боятся брака. Я не считаю это грехом. Тем не менее, я бы настоятельно рекомендовал этим женщинам найти мужа.

Владимир Морозов: Как-то одна из прихожанок попросила пастыря окрестить ее маленького сына. Она пригласила пастыря к себе домой, и там он с удивлением обнаружил, что это семья двух лесбиянок. И ребенок родился у его прихожанки в результате искусственного осеменения. И ваша церковь это не осуждает? - спросил я. На это пастырь ответил цитатой из Евангелия: "Не судите, да не судимы будете". Ребенка он окрестил.

Нильс Блатс: В Библии описано много неблагополучных распавшихся семей. Но, в конце концов, они часто оказываются спасенными и святыми.

Марина Ефимова: Авторы обзорной статьи об одиноких женщинах "Сольный полет", опубликованной в "Тайме", считают, что стремление женщин жить самостоятельно - это естественное знамение времени, свидетельство экономической независимости женщин и улучшение их социального статуса. Но социологи считают, что, в целом, это тревожный знак.

Шарон Блэкберн: Конечно, это тревожно. Потому что когда появляется слишком много одиноких женщин, может оказаться, что в будущем все общество может оказаться беднее. В среднем, дети матерей-одиночек живут беднее, чем дети в нормальных семьях, и под меньшим присмотром. И психологических проблем у них больше. И я думаю, что авторы обзорной статьи в журнале "Тайм" представили одиночество современной американки в слишком розовом свете.

Марина Ефимова: Конечно, иногда возникает подозрение, что одиночество большинства женщин вынужденное, а не добровольное. Самым обидным образом это сомнение выразил Кит Рейли.

Кит Рейли: Я не верю, что они не хотят замуж. Нет такой женщины, которая не мечтала бы встретить своего принца. Этот феномен новой женщины создала пресса. Пройдет 5-6- лет, и все вернется на круги своя. Семья вновь станет главным. И эти, так называемые новые женщины поймут, что без мужчины, без партнера, их жизнь, пусть даже невероятно успешная профессионально, будет пустой.

Марина Ефимова: Профессор Уайтхэд по-другому смотрит на роль мужчин в этом новом явлении.

Барбара Уайтхэд: Я согласна с тем, что, возможно, главной причиной одиночества женщин в США является нежелание мужчин обременять себя такой ответственностью, как брак. В такие безответственные времена, как наши, после сексуальной революции стало позволительно жить с женщинами, не опутывая себя цепями Гименея. Исчезло давление общественного мнения, исчезла традиция, а с ними и психологическая потребность в браке.

Марина Ефимова: Два года назад в эмигрантской газете "Новое Русское Слово" была напечатана статья Софьи Раскиной "Исповедь одинокой женщины", в которой безымянная российская эмигрантка с трогательной откровенностью писала.

Диктор: Мне за 40. Ну и что? Знаете, как жить хочется! Теплых рук, нежности, добрых слов, ужина подогретого, когда еле приволакиваешься домой после целого дня на ногах. Да что там ужин, я сама сто раз приготовлю, было бы кому. Просто дыхания рядом не хватает. Чтобы если вдруг страшный сон и просыпаешься в ужасе. Ощутить мгновенное счастье, что это просто сон. А явь, вот она, рядом. Лежит себе и похрапывает, если на спине. Иногда по ночам подушку грызу, чтобы всхлипываниями сына не беспокоить. Ему ведь утром в колледж.

Марина Ефимова: Ну, подумают слушатели. Это русские дела. Сентиментальность, зависимость от мужчины, а американкам ничего этого не нужно. Не скажите. Послушаем одну из собеседниц Раи Вайль, 37-летнюю женщину-полицейскую Мию.

Мия: Довольно долго я чувствовала себя счастливой после развода. Работа у меня была интересная, жалование приличное, продвижение по службе. Зачем мне муж? Мне и без него хорошо, - думала я. Потом была длительная связь с одним женатым мужчиной. Каждый раз, когда он должен был уходить, было грустно. Но как только дверь за ним закрывалась, я испытывала что-то вроде облегчения. Наконец, я снова предоставлена самой себе. На самом деле, я просто боялась серьезно увлечься. Сейчас, когда я стала начальником отдела, когда у меня столько денег, что я могу жить, ни в чем себе не отказывая, я поняла, что этого недостаточно. Деньги не могут заменить прогулку под звездами с близким человеком.

Марина Ефимова: Одно из самых ярких художественных свидетельств того, что эта истина верна до сих пор, дает американская писательница Тони Моррисон в знаменитом романе "Песнь Соломона". За ее героиней, 30-летней Карин, образованной и поэтичной женщиной, белой вороной в глухом южном городишке и, потому безнадежно одинокой, начинает ухаживать Портер, романтичный и начитанный мусорщик. Она разрешает ему приносить цветы и стихи, но его попытка склонить ее к близости оскорбляет ее самолюбие.

"Вы предлагаете мне пойти к вам домой, - тоном, в котором сарказм пытался перекрыть волнение, и потому был заметно преувеличенным, спросила она?". Портер кивнул и сказал: "Конечно. Мне не нужна девочка, которая на все должна получать разрешение папы. Мне нужна женщина. По-моему, Кори, вы боитесь стать взрослой женщиной". Тут Корин понесло: "Вы имеете в виду тех женщин, которые стоят по вечерам на углах? Вы всегда можете пригласить домой их. Просто подойдите и скажите: "Пошли со мной". Чего проще? Но нет, вы хотели леди. Правда, есть разница между женщиной и леди, и вы знаете, кто я". Портер молча перегнулся через нее и открыл дверь машины. Корин выскочила, попыталась хлопнуть дверью. Но не сумела, потому что замок был ржавым. Стремительным шагом она дошла до дома и вдруг на пороге замерла, словно примерзла к ступенькам. Двумя секундами позже она круто повернулась, и побежала обратно к машине. Так быстро она бежала только однажды в жизни, из комнаты деда, когда увидела, во что его превратила болезнь. Машина все еще стояла у тротуара. В ужасе, что Портер может уехать, Корин подбежала к ней спереди и бросилась прямо на капот. Она даже не увидела, когда он вышел из машины".

Марина Ефимова: Но книга Тони Моррисон написана о 50-х годах. Когда 30-летнюю незамужнюю женщину называли за глаза старой девой, по-английски спинстер. В 30 лет на ней уже лежало клеймо. Другое дело - теперь.

Барбара Уайтхэд: Мои обследования женщин в возрасте от 25 до 40 лет, показали вот какую, действительно новую тенденцию сравнительно, скажем, с 50-ми годами. Женщина, не сумевшая вступить в брак, отказывается теперь считать свою жизнь неудавшейся и не сложившейся. Она хочет быть счастливой, невзирая ни на что. И делает для этого все возможное в ее обстоятельствах. И общество с этим смирилось. Тем не менее, большинство женщин, которых я опрашивала, предпочло бы, если и не замужнюю жизнь, то жизнь с любимым и любящим человеком. Словом, парную жизнь, а не одинокую.

Марина Ефимова: Тем не менее, автор книги "Разведена, не молода и счастлива", журналист Джин Крис, довольно убедительно показывает, что сейчас именно женщина часто становится разрушителем самого института брака.

Диктор: Демографы и социологи соглашаются с тем, что все больше женщин смотрят на брак скептически, как на невыгодную сделку. Раньше она была, по крайней мере, справедливой. Муж обеспечивал материальное благополучие, положение в обществе и безопасность. Жена - эмоциональную поддержку, лояльность, безотказный секс и удобство жизни. Сейчас в Америке женщина обеспечивает половину семейного дохода. По данным журнала "Форчун" - 75 процентов замужних американок, работающих на высоких постах в корпорациях, зарабатывают больше своих мужей.

Марина Ефимова: Профессор Уайтхэд, не кажется ли вам, что иногда тут дело просто в бытовом комфорте, к которому так привыкают американцы. Они не хотят идти на неминуемые компромиссы и самопожертвование брачной жизни.

Барбара Уайтхэд: Наверняка, это играет определенную роль. Недаром у нас появилось новое выражение, чисто женское - "Или моя дорога, или скатертью дорога". То есть они хотят семейной жизни, но только на своих условиях. Все это делает нынешний брак чрезвычайно хрупкой и ненадежной затеей, которая в половине случаев кончается разводом.

Марина Ефимова: В обзорной статье журнала "Тайм" авторы приводят девиз сингл уимен - "Вам не нужен просто муж, вам нужен только идеальный муж".

Барбара Уайтхэт: Первым средством такого стремления к совершенству явилось поголовное разочарование среди молодых женщин. Полное слияние душ находят единицы, да и те вскоре обнаруживают изъяны в своем избраннике. Результат - или множество кратковременных связей или одиночество, иногда даже полная девственность. Раньше в Америке говорили - отношения требуют труда. А теперь многие ищут идеального партнера, как искали на Клондайке золотые слитки. Жизнь множества молодых американок - постоянная погоня за мечтой. Это сейчас, действительно, чрезвычайно распространенное явление.

Марина Ефимова: Во многих статьях и интервью с американками, наиболее частой претензией к мужчинам является обвинение их в том, что они не дают женщинам быть самими собой. Что они хотят контролировать жизнь своей партнерши. Тем более, жены. 61 процент опрошенных женщин считают это главным мужским грехом. Откликаясь на это обвинение, писатель Уолтер Керн в эссе "Жалоба мужчины" пишет.

Диктор: Чего бы женщины ни искали в мужчинах, две вещи остаются неизменными. Первая - их требования постоянно меняются. Второе - они никогда не находят то, чего ищут. В 70-х годах они искали чувствительности. Потом - силу. Потом комбинацию этих двух качеств. Потом лояльность, но без настырности. Сейчас идет поиск духовного двойника. Кроме эмоциональных совпадений, он должен быть героем в постели и на бирже, иметь интересных друзей, не реже раза в неделю посещать психотерапевта, а также быть семейным вождем, но без права командования. Во времена моего деда мужчине достаточно было иметь хорошую службу и пользоваться дезодорантом. Впрочем, как раз дезодорант остается в силе.

Марина Ефимова: В этой шутливой жалобе есть зерно истины, а именно - наличие в Америке довольно четко сформулированных, чуть ли не общенациональных стандартов мужской профпригодности. В такой ситуации, поиски духовного двойника неминуемо превращаются в деловое предприятие. В довольно милом фильме "Переходя улицу Диленси", уставшая после рабочего дня нью-йоркская охотница за потенциальным духовным двойником, на первом же свидании прямо говорит кандидату.

Диктор: Я так устала, что почти засыпаю. Поэтому вот мой телефон. Вы показались мне симпатичным человеком. Если захотите позвонить - звоните, если нет - переживу. Я хорошая женщина, я не курю, у меня нет никаких медицинских проблем, со мной легко ладить. И под покровом моей деловитости прячется глубоко романтическая натура.

Марина Ефимова: А вот коротенькая история эмигрантского сватовства, рассказанная писательницей Анной Левиной в повести "Приходите свататься", изданной недавно в Америке издательством "Эрмитаж". "Объявление в русской газете: "Сватаю только высоко эрудированных и интеллигентных людей, хорошо устроенных. Строгий отбор". Звоню, больше из любопытства, проверить уровень собственного интеллекта. Отвечаю на вопросы, откуда, сколько лет в Америке, кем работаю, какая зарплата и сколько мне лет. В конце сваха говорит: вы меня простите, но я вас сватать не буду. Потому что у вас все как у меня. И тот, кто подходит вам, подходит и мне. А я весь этот бизнес устроила ради того, чтобы найти себе то, чего я хочу. Знаете, что, но вы мне так понравились, давайте поедем вместе в отпуск. На черта нам нужны эти поганые мужики"! Профессор Уэйт, как вы считаете, вот эта ситуация, когда 40 процентов женщин в возрасте от 25 до 50 лет не замужем, она может измениться или мы должны принять ее как новую социальную данность, и как-то к ней приспосабливаться?

Линда Уэйт: Я думаю, ситуация может измениться очень скоро. Когда мы начинали свои исследования этой тенденции, мы начали со Швеции и Скандинавии, будучи уверенными в том, что как и у них многолетнее, не скрепленное браком сожительство - наше будущее. Но этого не случилось. Большинство американцев после нескольких лет сожительства или вступают в брак, или порывают отношения. Результаты опросов уже много раз показывали, что сожительство - менее счастливый союз, чем брак. Особенно для женщин с детьми, которых всерьез беспокоит будущее. Среди этих женщин непропорционально высок процент страдающих тяжелой депрессией.

Марина Ефимова: Однако, многие наблюдатели и комментаторы, в частности Марсель Клеменс, автор книги "Женщина импровизирует" считают, "что стена между бастионом брака и дикими джунглями незамужней жизни утоньшается. Это больше не стена, а проницаемая мембрана, и первые пионерки уже пытаются осваивать жизнь то с одной, то с другой ее стороны. Кто бы и как бы не противился ослаблению традиционного института брака, его облегченный вариант - сожительство - уже утвердился, чтобы остаться надолго. И женщины приложили к этому руку не меньше, чем мужчины. Они сами выбирают возлюбленных, вместо того, чтобы пассивно вдохновлять их на любовь. Они сами оставляют их, как только любовь остынет. Незамужние сингл уимен рожают и растят детей, зачатых в пробирках из бесхозной спермы. Они содержат семью, они руководят фирмами, они борются за места сенаторов, и они не слушают советов своих матерей. Из печальных старых дев они стали хозяйками жизни. Конечно, наш мир и вообще меняется с калейдоскопической скоростью. Но женщины меняются быстрее всех".

XS
SM
MD
LG