Ссылки для упрощенного доступа

logo-print


Марина Ефимова: "Взрыв во Всемирном Торговом Центре. Возможно бомба. Погибло 5 человек (тогда еще думали, что 5), пострадали сотни". Это 1993 год. Год, когда по выражению кого-то из журналистов, ЦРУ впервые споткнулось об имя Осамы Бин Ладена. Через 6 лет после того, как это имя стало известно в мире мусульманском, накануне суда над четырьмя исламскими экстремистами, взорвавшими американское посольство в Африке в 1998 году, газета "Нью-Йорк Таймс" опубликовала обзорную статью "Один человек во главе многих армий". Ее автор - журналист Стив Энгелберг. пишет.

Диктор: В 1987 году мультимиллионеру из Саудовской Аравии Осаме Бин Ладену было видение. Божественный посланец повелел ему начать глобальную священную войну - джихад - против коррумпированных светских правительств мусульманских стран, забывших истинные законы ислама, а также против тех супердержав, которые их поддерживают.

Марина Ефимова: Что такое джихад? Мы попросили объяснение у специалиста по исламу из Центра стратегических исследований Шеарин Хантер.

Шеарин Хантер: Слово джихад в буквальном смысле имеет только одно значение - бороться, пытаться. Однако исторически, это слово употреблялось в двух значениях. Первое - бороться с собой. Бороться с теми качествами в собственной душе, которые мешают тебе быть добрым мусульманином. Второе значение - защищать ислам от тех, кто захватил земли мусульман или пытался доминировать над их религией. Словом, джихад может быть борьбой - как личной, так и коллективной.

Марина Ефимова: Могли бы вы привести нам примеры джихада из новейшей истории, в 20 веке?

Шеарин Хантер: Война против французов, захвативших Алжир. Войну эту можно называть националистической, можно освободительной. Но она шла под знаменами ислама, и в мусульманском понимании это был настоящий джихад. Другой пример - восстание в Судане против Британии и губернатора лорда Киченера. Самый недавний пример - война в Афганистане против Советского Союза. Это примеры классического, крупномасштабного джихада. Необходимо отличать настоящий джихад от терроризма и, вообще, от всяческой подмены. В Афганистане, скажем, сейчас нет никаких иностранных войск и, соответственно, никакого повода для джихада. То, что там происходит, - это гражданская война.

Марина Ефимова: Сопротивление советским войскам в Афганистане с 1979 по 1989 год многие эксперты называют временем рождения этого нового движения - модерн джихад мувмент. В 80-х годах Афганистан был местом, куда рвалась радикальная исламская молодежь. Алжирцу Абдуле Анасу было 25, когда он, в 1984 году, прочел в журнале призыв на помощь Афганистану. Он вспоминает.

Диктор: Через несколько дней все вокруг уже бурлило. Молодые люди спрашивали друг у друга: а где этот Афганистан, кто там живет, как туда попасть, сколько стоит билет? В том году в Мекку отправилось в 10 раз больше молодежи, чем обычно. Там, в Мекке, я получил номер телефона одного профессора в Пакистане, в Исламабаде. И через 5 месяцев уже ехал в Афганистан драться с неверными, на ходу изучая язык фарси.

Марина Ефимова: Именно в Афганистане, в лагере палестинца Абдуллы Азама, главного организатора джихада против Советского Союза и появился впервые тихий, сладкоречивый, щедрый саудовский мультимиллионер Осама Бин Ладен. Анас вспоминает.

Диктор: Он был незаменим в работе с маленькими группами. Когда ты сидел с Осамой, тебе не хотелось уходить. Он был такой спокойный, такой вдумчивый, так внимательно слушал собеседников.

Марина Ефимова: Однако вскоре между Бин Ладеном и Азамом начались расхождения. Азам хотел ограничить джихад Афганистаном, а Бин Ладен присоединился к группе воинствующих египетских радикалов, тех самых, которые участвовали в покушении на президента Саддата и которые планировали тотальный, всемирный джихад. В 1986 году Бин Ладен создал свою собственную организацию Аль Кайда, что значит "Основа".

Шеарин Хантер: Бин Ладен или сам верит в свою риторику, в свое понимание джихада, или цинично использует эту идею для вербовки рекрутов. Он пытается сделать свои действия легитимными в сознании мусульман, в то время как они идут вразрез с традиционным пониманием ислама.

Марина Ефимова: Уже в конце 80-х, приверженец традиционного джихада Абдулла Азам жаловался.

Диктор: Я боюсь за Осаму. Он как ангел, сошедший с небес, снимет с себя последнюю рубашку, чтобы отдать другому, раздаст свои деньги. Эти люди, эти экстремисты окрутили его, и я тревожусь за его будущее.

Марина Ефимова: Лучше бы он тревожился за свое будущее. Потому что, как только война в Афганистане кончилась и Советский Союз вывел войска, Азам и два его сына были убиты в машине по дороге в мечеть на пятничную молитву. Его собственную организацию "Офис оф Сервисес" захватили экстремисты, сторонники Бин Ладена. Человек, которого Азам называл ангелом, оказался ангелом смерти. Однажды, еще в 80-х годах в Афганистане Абдула Анас спросил Бин Ладена:

Диктор: Как вы можете планировать организацию, которая бы одна руководила джихадом во всем мире? После войны, мой однополчанин, парень из Пакистана, вернется домой, женится, обзаведется детьми, будет работать. Он забудет и думать о том, что вы его лидер. Я не верю в то, что вы снова сможете его поднять на борьбу.

Марина Ефимова: Как он был не прав! Взглянем на результаты деятельности Осамы Бин Ладена, приведенные в газете "Нью-Йорк Таймс".

1992 год. Исламские экстремисты разожгли гражданскую войну в Алжире. Плюс к той, которая с 1989 ведется в Афганистане.

1993 год. Взрыв во Всемирном Торговом Центре в Нью-Йорке. В Сомали, группа экстремистов, получивших военную подготовку в лагерях Бин Ладена, атаковала миротворческий отряд американцев, убив 18 человек.

1994 год. В Париже алжирские террористы, члены Аль Кайды, устроили взрыв в метро. Убито 8 человек.

1995 год. Взрыв в Саудовской Аравии, в Эр Рияде. Убито 7 человек.

1996 год. Взрыв бомбы в грузовике в Дохране, в Саудовской Аравии. Убито 19 американских солдат.

1998 год. Взрывы в американских посольствах в Африке, в Кении и в Танзании, унесшие, в общем, 224 жизни. США разбомбили лагеря Бин Ладена в Судане и в Афганистане.

1999 год. Иорданские секретные службы вовремя раскрыли подготовку взрывов в Аммане, в празднование наступающего нового года.

2000 год. Взрыв в Йемене, на американском военном корабле Коул. Убито 17 человек.

По данным американских и дальневосточных секретных служб, у Бин Ладена под ружьем находятся разбросанные по разным странам 50 000, а по самым последним данным 70 000 террористов из 55 стран. Каким образом Бин Ладену удалось сплести сеть, окутавшую, буквально весь мир. По этому поводу существуют разные мнения. Одно высказывает сотрудница Центра стратегических исследований Шеарин Хантер.

Шеарин Хантер: Я думаю, что к этим цифрам нужно относиться осторожно. Другое дело, что его риторика, в общем, заразительна. Если где-то возникает недовольство правительством, движение политических радикалов, Бин Ладен тут как тут. Посмотрите на Кашмир. Какая война там идет? Национально-освободительная? Религиозная? Неважно. Кашмирцы готовы прибегнуть к любой помощи, какую только им удастся заполучить. И дело не в том, что он сам организует эту борьбу, а в том, что он умеет воспользоваться случаем и использовать местные конфликты в своих, глобальных целях.

Марина Ефимова: Другое мнение представляет практик Гери Брендон. В прошлом сотрудник ФБР, а сейчас глава частного вашингтонского агентства по расследованию терактов.

Гери Брендон: Я согласен с тем, что пресса сама, да некоторой степени, способствовала созданию монстра. Она описывала Бин Ладена довольно устрашающими красками. Тем не менее, он и его движение по настоящему опасны. Бин Ладен обладает огромными материальными ресурсами. Он чрезвычайно активен и, главное, он придумал терроризму моральное оправдание. Некий псевдоидеал, ради которого люди готовы убивать и умирать. А если говорить с практической точки зрения, под его знамена встают мелкие, рассыпанные по всему миру, неуловимые группы террористов-фанатиков. Они очень опасны, и с ними очень трудно бороться.

Марина Ефимова: Что с психологической точки зрения представляют собой Бин Ладен и его соратники? Сумасшедшие властолюбцы, поднявшие руку на весть мир?

Гери Брендон: По моим представлениям, Бин Ладен и его последователи - не сумасшедшие и даже не властолюбцы, а люди, которые искренне и со страстью верят в свою версию ислама. Чрезвычайно консервативную, агрессивную, воинствующую. Такого разрушительного фанатизма боятся все правительства. Собственная страна Бин Ладена, Саудовская Аравия запретила ему въезд. И уже почти не осталось стран, которые бы активно его поддерживали. Более того, он действует от лица мусульман, большинство которых его не поддерживает. Он представляет очень незначительные по количеству радикальные меньшинства.

Марина Ефимова: Тут не мешает вспомнить, что в начале 1917 года в России большевиков было, кажется, тысяч 30. Вот, что рассказывает директор Национального исследовательского центра по вопросам контр-терроризма Эдвард Бедолато. Эдвард Бедолато: Мы все чаще видим действие групп Бин Ладена в тех местах, где раньше никаких проблем не было. В Индонезии, например. Такие же вспышки мусульманского радикализма наблюдаются в центральной Азии. Радикализация мусульман по всему миру. И главная опасность этого движения состоит в том, что оно сопровождается созданием стабильной инфраструктуры терроризма по всему миру. Это движение бесспорно нацелено против Запада и против прогресса.

Марина Ефимова: В недавно опубликованной биографии Бин Ладена ее автор Иосиф Баданский, глава специальной комиссии Конгресса по вопросам терроризма пишет.

Диктор: Начиная с 1996 года Бин Ладен потратил 3 миллиона долларов, пытаясь купить, так называемые, атомные чемоданы - портативные ядерные бомбы. По данным разведок, многие сделки происходили в Казахстане, а три чемодана были куплены через чеченскую мафию.

Марина Ефимова: 11 января 1999 года журнал "Тайм" опубликовал эксклюзивное интервью с Осамой Бин Ладеном, данное им корреспонденту "Тайма" Юсу Взаи. Проходило оно в палатке посреди афганской пустыни. Вопрос корреспондента: многие мусульмане не поддерживают вашу версию ислама. Что вы об этом думаете?

Бин Ладен: Борьба есть неотъемлемая часть ислама, неотъемлемая часть нашего закона. И тот, кто отрицает любую, даже самую мелкую догму от ислама, совершает тяжелейший грех. Все, кто складывает оружие и идет на переговоры с неверными, ничего не достигнет. А те, кто рискует жизнью во славу Аллаха, - те настоящие мужчины.

Марина Ефимова: Вопрос корреспондента: секретные службы нескольких стран утверждают, что вы тренируете своих боевиков на использование химического, биологического и атомного оружия. Это правда?

Бин Ладен: Было бы великим грехом не использовать любой доступный мне вид оружия, чтобы помешать неверным нанести вред мусульманскому миру.

Марина Ефимова: Корреспондент: правительство самой могущественной страны США называет вас врагом номер 1.

Бин Ладен: Ненависть к Америке - наш религиозный долг. Бог свидетель тому, с какой радостью мы убивали американских солдат. Нас не беспокоит, под каким номером мы стоим в списке их врагов. Бог наградит нас, и именно мусульмане положат конец мифу о могуществе Америки.

Марина Ефимова: Что же так отвращает исламских фундаменталистов от западного мира вообще, и от Америки в особенности? Вот какое объяснение дает этому историк Джим Сатн.

Джим Сатн: Немецкий военный аналитик Фон Клаузевиц назвал войну политикой с применением насилия. Если использовать его образ, то нынешний терроризм - это религия с применением насилия. Часто западные интеллектуалы и сами согласны с критикой фундаменталистов. Например, за то, что мы придаем такое значение деньгам и материальному благополучию, или за то, что попустительствуем сексуальной распущенности. С другой стороны, нас приводит в ужас жестокость их наказаний за эту самую распущенность. Или, скажем, мы категорически и принципиально не приемлем террористические акты, какими бы божественными мотивами их не оправдывали. Исламские фундаменталисты желают пользоваться всеми техническими, научными и правовыми достижениями западной цивилизации, не принимая ее этики. И так было с начала времен. Сейчас, в 2001 году, считается новой идея Бин Ладена о замене всех секулярных правительств религиозными. Этой идее столько же лет, сколько самому мусульманскому миру.

Марина Ефимова: В биографии Бин Ладена приводятся слова иранского дипломата и историка Ховейды, который пишет, что начиная с 11 века борьба мусульман-фундаменталистов с прогрессом была самоубийственной. "И сейчас, в 21 веке, - пишет он, - хотя воинствующий исламский фундаментализм может представлять серьезную угрозу для Запада вообще, и для Америки, в особенности, но летальным исходом эта борьба опять кончится именно для мусульманского мира". Мистер Сатн, мистер Бедалата упомянул сегодня процесс радикализации мусульман во многих регионах мира. А как насчет Америки, есть ли тут силы, которые сочувствуют Бин Ладену и могли бы его поддержать? Ведь в Америке самое многочисленное мусульманское население после Ближнего Востока?

Джим Сатн: Исходящая от Бин Ладена опасность определяется не его силой, а его слабостью. Террористический акции его групп опасны в странах Ближнего Востока, юго-восточной Азии, в Африке, то есть, в мусульманских регионах, где у него есть сторонники. В самих же США он не может найти никакой политической поддержки, и очень мало финансовой.

Марина Ефимова: Мистер Брендон?

Гери Брендон: В Америке очень давно существуют группы, поддерживающие идею тотального джихада. Эти группы очень малы, но, в данном случае, это не имеет значения. Как мы знаем, при нынешней технике, в теракте участвуют двое-трое, а гибнут сотни. Тем не менее, как показали наши обследования, в ближайшем будущем, мусульманские террористы будут совершать теракты против американских граждан, в основном, не на американской территории.

Марина Ефимова: Наш собственный маленький опрос провел Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Несколько интервью я взял на Атлантик авеню в Бруклине, где расположено много ресторанов, кафе и магазинов, принадлежащих выходцам с Ближнего Востока. Один из них, владелец кафе "Фатуш" турецкий курд Тачи Сливани.

Тачи Сливани: Я думаю, Бин Ладен просто террорист, который прикрывается религией. Помоги Бог людям, которые его слушают, ведь они не ведают что творят. Я, как и они, мусульманин. И мои родители тоже. Но мы, мусульмане для Бога, а не для Осамы Бин Ладена. Кто он такой? Он что, Бог? Нет.

Владимир Морозов: Официант Ахмед Хамид работает в ресторане "Марокканская звезда".

Ахмед Хамид: Из американских средств массовой информации мы знаем, что Бин Ладен хочет воевать с США. Но мы не знаем, почему. Может быть, Бин Ладен хороший мусульманин, а может, и нет. Когда я читаю в американских газетах про мою религию, я вижу, что они ее не понимают. И я не уверен, что они говорят полную правду.

Владимир Морозов: В маленьком восточном кафе "Фонтан" я поговорил с 18-летним сирийцем Мухаммедом Али Наджаром.

Мухаммед Али Наджар: Бин Ладен - прекрасный человек. Он делает то, что должен делать. Я бы хотел быть с ним. Он убивает американцев потому, что они этого заслуживают. Американцы хотят разобщить арабов.

Владимир Морозов: Скажете, Али, а почему вы живете здесь, а не в Сирии?

Мухаммед Али Наджар: Потому что люди не хотят работать в Сирии. Там нет работы. Америка переманила сюда весь мой народ. Сирия кончена, и виновата Америка. Потому что они забрали у нас все деньги.

Марина Ефимова: Тут любопытно привести отрывок из обзорной статьи Стива Энгелберга в газете "Нью-Йорк Таймс". Большую часть своего личного капитала Осама Бин Ладен уже истратил на свою террористическую сеть. К тому же, многие его банковские счета заморожены. Тем не менее, по данным разведок, его Аль Кайда, как бы быстро она ни тратила деньги, быстро получает возмещение от своих легитимных бизнесов и частных пожертвований.

Марина Ефимова: Помните, с каким сочувствием мы читали рассказ Джека Лондона "Мексиканец"? Про мальчишку боксера, который давал себя бить до полусмерти. Ради того, чтобы заработать деньги на винтовки для революции. А в наши дни тихий пакистанец Мухаммед Михрабан, воевавший за Талибан в Афганистане и попавший в плен, рассказал американским журналистам, что он вот также посылал все заработанные деньги в свою ячейку Аль Кайды, чтобы на эти деньги сделали бомбы, начиненные нервным газом, я полагаю. Михрабан сказал журналистам искренне и без всякой позы.

Диктор: Если меня отсюда выпустят, я останусь и снова буду драться за Талибан. Когда я погибну, то надеюсь, что Аллах признает меня мучеником за веру. Ради ислама я все сделаю. Поеду в Лондон, Париж, Нью-Йорк и буду там убивать женщин и детей ради ислама.

Марина Ефимова: Какие меры предлагают участники нашей передачи для того, чтобы остановить подвижников вроде Михрабана? Мистер Бедолато?

Эдвард Бедолато: Американское правительство относится к этой проблеме в высшей степени серьезно. В Белом Доме создан специальный отдел по координации контртерроризма и по выработке стратегии. Четыре главных принципа нашей политики.

Во-первых, мы не заключаем с террористами сделок, не идем на уступки, не ведем переговоров.

На практике бывали, конечно, отступления от этого принципа, но, в общем, он соблюдается.

Во-вторых, мы не оставляем их в покое и непрерывно оказываем на них давление.

В третьих, мы кооперируемся с другими странами.

И, наконец, мы последовательно доводим их всех до суда. Мы не совершаем покушений, похищений, мы боремся с ними легальными путями.

Марина Ефимова: Мистер Брендон, вот как раз сейчас в Нью-Йорке начинается суд над четырьмя исламскими экстремистами, взорвавшими американское посольство в Африке в 1998 году. Какое значение вы придаете этому суду?

Гери Брендон: Как сказать? Конечно, это хорошо - судить террориста по всей строгости закона. Многим людям это откроет глаза и даст нужную информацию. Но если наша цель остановить террористов, а не судить их справедливым судом после содеянного, то надо действовать другими методами. Религиозных террористов-фанатиков никакими судами не проймешь и не остановишь. Они поддаются только одному - сопротивлению. Сопротивлению силой. Око за око, зуб за зуб. Фанатиков нельзя ни уговорить, ни убедить, ни подкупить. К Осаме Бин Ладену и его организации Аль Кайда мы должны отнестись не как к разрозненным группам, а как к терроризму, у которого есть государства-спонсеры. Я имею в виду те государства, на территории которых находятся их тренировочные лагеря. И я считаю, что в числе наших методов могут быть и военные действия.

Марина Ефимова: Как вы считаете, какую политику по отношению к исламским экстремистам изберет новое правительство?

Гери Брендон: Я гадать не умею, так что у меня ответа на это вопрос нет. Ясно лишь, что будущий госсекретарь, генерал Колин Пауэлл хорошо знаком с проблемами Ближнего Востока. Он там воевал. Пока он предпочитает дипломатические методы. Мы все их предпочитаем. Вопрос в том, будут ли эффективна дипломатия с группой Бин Ладена Аль Кайда. До сих пор эти методы с ними не срабатывали.

Марина Ефимова: Дело Бин Ладена и его организации, - пишет Иосиф Баданский, - это дело религиозных фанатиков, которыми руководит ненависть, непонятная и неприемлемая для человека западного мира. Каждый из них готов на лишения и на смерть ради того, чтобы вернуть ислам назад, на правильный, с их точки зрения, путь. Даже если для этого потребуется повернуть вспять ход истории.

XS
SM
MD
LG