Ссылки для упрощенного доступа

logo-print


Диктор: В вестибюле отеля "Тритон", в Сан-Франциско, по вечерам стоят длинные очереди. Отель этот чрезвычайно популярен среди владельцев и менеджеров компьютерных старт-ап компаний силиконовой долины. Но постояльцы отеля стоят в очередях не в ожидании номеров, а ожидании приема у гадалки Имары, которая каждый вечер устраивает свой офис в одной из маленьких гостиных отеля. "Раньше, - говорит Имара, - мои клиенты приходили за предсказаниями о своей любовной и духовной жизни. Теперь большинство из них приходит за прогнозами о состоянии биржи". Что ж, если финансовый рынок стал неприспособлен для левой, логической стороны мозга, людям остается надеяться только на правую, интуитивную. В течение 2000 года в Америке 70 процентов финансовых экспертов давали неверные прогнозы миллионам американцев, вложившим деньги в биржевые акции. И теперь эти миллионы обедневших инвесторов, в надежде поправить вое положение, ищут прогнозов у кого угодно, в том числе и у таинственных обладателей шестого чувства.

Марина Ефимова: Так описывает корреспондент журнала "ЮС Ньюс" одно из странных последствий падения цен на бирже. Сегодня, как никогда, американцы жаждут верных прогнозов. Может быть, отчасти поэтому исследовательская служба ЦРУ "Нэшнл Интеллиджент Каунсел" обнародовала предназначенный для нового правительства экономический и политический прогноз о состоянии дел в мире на ближайшие 15 лет. Его назвали "Глобальные тенденции 2015-й". В сущности, его надо было назвать глобальные проблемы 2015-й. И первая обсуждаемая в отчете проблема - глобализация экономики. Когда все зависят от всех. В нашем обсуждении глобальных тенденций участвует директор Исследовательского института общественных тенденций Джеральд Селенте.

Джеральд Селенте: Анализ, представленный в отчете, сделан в те времена, когда экономическое процветание не только в Америке, но и в других развитых странах не знало себе равных. Во всяком случае, за жизнь моего поколения. Поэтому если наступит экономический спад, то наших темпов развития он может и не снизить. Но тем странам, которые не продвинулись вперед за период процветания, во времена общего экономического упадка придется туго. В том числе и России, несмотря на ее успехи нынешнего года. Вот почему, с точки зрения глобальной экономики, так опасно падение американской биржи. И все еще многие прогоревшие вкладчики лелеют мечту о том, что рынок повторит свой цирковой взлет, и все снова разбогатеют. Эти времена прошли.

Марина Ефимова: Если мистер Селента прав и в Америке наступит экономический спад, что будет с другими, не столь богатыми странами? Томас Фридман в статье в "Нью-Йорк Таймс" так отвечает на этот вопрос.

Диктор: В условиях экономического спада в Японии и замедления в Европе, Америка была последним покупателем для большинства стран мира. В том числе для Бразилии, Мексики, Тайланда, Южной Кореи, Китая, которые, с помощью экспорта, могли проложить себе дорогу на мировой рынок. Если же Америка скажет этим странам: продолжайте в том же духе, стройте рыночную экономику, демократизируйте власть, но мы у вас покупать ничего не сможем, то это чревато не только провалом демократизации и региональной интеграции, но и серьезной политической нестабильностью, как внутри этих стран, так и между ними.

Марина Ефимова: В книге "Конец истории" известный философ и историк Френсис Фукуяма пишет о том, что большинство межнациональных конфликтов объясняется не столько экономическими причинами, сколько жаждой признания и уважения, самоутверждения нации. Профессор Фукуяма, какую роль эти порывы могут сыграть сейчас, вначале электронной эры, когда неравенство стран и обществ станет особенно заметным?

Френсис Фукуяма: Это видно по проблемам глобализации. Слишком многие страны и регионы мира не выигрывают от ее выгод, но страдают от ее недостатков. Они теряют охранительный уют этнических традиций. Они теряют чувство общности, национальную цельность, наконец, саму национальность. Если большие страны, и США, в частности, не проявят понимания этой ситуации, мы все чаще будем сталкиваться с народами отчаявшимися и готовыми на все. Особенно, если в ближайшем будущем наступит экономический упадок. Маленькие народы доказывают снова и снова, что в борьбе с ними другие страны будут платить непропорционально высокую цену и практически никогда их не завоюют и не усмирят. И все потому, что, как правило, маленькие народы, за какой бы фантом они ни дрались, в своей борьбе готовы на гораздо большие жертвы, чем их противники.

Марина Ефимова: По прогнозу ЦРУ за 15 лет население планеты вырастет с 6 миллиардов 100 миллионов, до 7 миллиардов 200 миллионов. При этом 95 процентов прироста произойдет в развивающихся, то есть, в бедных странах. Это обстоятельство усугубит другую глобальную проблему. О ней - политолог из Гарварда профессор Джо Най.

Джо Най: Одной из главных проблем грядущих десятилетий явится вопрос эмиграции. Для американцев жизнь бок о бок с эмигрантами, с чужаками, иноязычными и инакомыслящими людьми привычна. Но для европейцев такое сожительство уже оказалось очень трудным.

Марина Ефимова: Мистер Селенте?

Джеральд Селенте: По данным Мирового банка, половина всех работающих жителей планеты зарабатывает сейчас около 2-х долларов в день. Соответственно, в ближайшем будущем мы ожидаем, что из бедных стран люди сотнями тысяч побегут в богатые. Уже и сейчас бегут. Марокканцы в Испанию, турки в Германию, албанцы в Италию и китайцы куда только можно. В 21 веке демография и эмиграция станут взрывоопасной темой.

Марина Ефимова: Как новая эмиграция изменит лицо Америки?

Джеральд Селенте: Через 15-20 лет белых американцев, не латино-американцев останется всего 50 процентов. Сейчас - 70 процентов. Большинство эмигрантов в Америку прибудет из Латинской Америки и из Азии. Но дело в том, что будущие эмигранты застанут США вовсе не такими, какими их застали эмигранты в начале прошлого века. Тогда они сразу становились на один уровень с коренными американцами и вместе осваивали новые земли, создавали новую промышленность и новые города. Сейчас влиться в это устоявшееся общество и в эту сложившуюся экономику гораздо сложнее.

Марина Ефимова: Итак, население планеты увеличится за 15 лет на миллиард 200 миллионов человек. Сумеет ли оно себя прокормить? Судя по прогнозу ЦРУ, прокормить сможет. Но напоить не сможет. Половина жителей земного шара будет к этому времени страдать от недостатка воды. Об этом дефиците - профессор-эмеритус Калифорнийского университета, специалист по вопросам водоснабжения Норис Хандли.

Норис Хандли: Из-за воды возможны острые региональные конфликты, например, на Ближнем Востоке. Это не новое явление. В 19 веке между США и Мексикой возникли споры о том, кто сколько воды может взять из рек Колорадо и Рио-Гранде, которые протекают по территории обеих стран. Были заключены соглашения. К такому способу все чаще станут прибегать другие страны. Но с ростом потребностей будут все труднее достигнуть соглашения, которое устроило бы обе стороны.

Марина Ефимова: Нехватку воду в Сирии и Ираке может вызвать новый ирригационный проект на Тигре и Евфрате, который заканчивает Турция. А Судан и Эфиопия, если они создадут запроектированную систему каналов, берущих воду из Нила, лишат воды Египет. Профессор Хандли, как собираются решать эту проблему?

Норис Хандли: Создаются новые технологии для опреснения морской воды. Пока это дорогостоящий процесс. Снизить расход воды поможет повышение платы за нее. Еще в начале 20 века в большинстве калифорнийских домов установили счетчики расхода воды. Я плачу за воду 70 долларов в месяц. Действуют и другие механизмы. В начале 90-х годов, федеральное и штатные правительства стали поощрять развитие свободного рынка в сфере водоснабжения.

Марина Ефимова: А есть ли более радикальные способы?

Норис Хандли: В первую очередь, надо контролировать рост населения. Если прирост населения будут продолжаться нынешними темпами, то вскоре нам будет нечего пить, а земля станет все больше напоминать большую свалку.

Марина Ефимова: Действительно, радикальное решение: населению не хватает воды? Так избавьтесь от населения! В разделе политических предсказаний отчет-прогноз ЦРУ особенно пристально рассматривает Россию. Россия станет еще слабее, считают его авторы. И в экономическом, и в военном, и в социальном аспектах. При этом, в качестве возможного, хотя и маловероятного сценария, авторы прогноза предполагают, что Россия, Китай и Индия могут организовать что-то вроде геостратегического союза, чтобы составить противовес США и западному влиянию. Многие эксперты не согласны с этими предсказаниями. Ни относительно России, ни относительно Китая. Джеральд Селенте?

Джеральд Селенте: Отчасти, это стереотипы, эффект поляризации. В течение 20 века обе страны поочередно были то противниками, то союзниками США. Поэтому с них до сих пор не спускают глаз. Но сейчас реальная опасность может проистекать и от их слабости. Такие страны могут стать военным плацдармом, источником эмиграции, рассадником преступности, эпидемий. Отчасти представления о России все еще базируются на пропаганде, особенно сейчас, когда в США дебатируется вопрос о системе ракетной обороны. А вы сами знаете, как пропаганда искажает представления. Я рос во время холодной войны, когда у нас Россию представляли медвежьим углом. На фотографиях советские женщины размерами и формами напоминали танки. И я до сих пор помню свое потрясение, когда впервые увидел красивых русских женщин.

Марина Ефимова: Андерс Асленд, старший научный сотрудник фонда Карнеги пишет в статье в "Нью-Йорк Таймс".

Андерс Асленд: Западные эксперты игнорируют российские успехи и сосредотачиваются на неудачах и бедах. Например, без конца пишут о снижении продолжительности жизни в России. Между тем, если в 1994 году продолжительность жизни мужчины была 58 лет, то в 1998 она стала 62 года. В 1999 году МВФ предсказывал, что национальный продукт России уменьшится на 9 процентов, а он вырос на 2. По оценке Европейского банка Реконструкции и Развития, Россия провела не меньше систематических социальных реформ, чем Латвия и Литва. Один из наиболее живучих мифов о России то, что государство не может собрать достаточно налогов. В действительности, оно собирает сейчас в виде налогов 31 процент от национального дохода. То есть, в процентном отношении столько же, сколько собирает правительство США. Не пора ли заметить эти сдвиги и взглянуть на это дело более оптимистично?

Марина Ефимова: Профессор Най, как вы смотрите на прогнозы ЦРУ относительно России? Составители отчета считают, что экология, алкоголизм и сердечные заболевания продолжают убивать в России так много людей, что через 15 лет ее население упадет со 146 миллионов, до 130-ти. Они предсказывают, что даже при самом оптимистическом прогнозе через 15-20 лет объем российской экономики составит всего одну пятую американской?

Джо Най: Россия - это такое место, где мы можем ожидать наибольших сюрпризов истории. Это страна больших ресурсов и больших талантов. Сейчас ей нужно решить главную задачу - задачу организации этих ресурсов и этих талантов. Если русские сумеют создать честную политическую систему и безопасную систему предпринимательства, то их будущее будет гораздо светлее, чем оно выглядит в предсказаниях отчета ЦРУ.

Марина Ефимова: Авторы прогноза "Глобальные тенденции 2015" одной из главных проблем ближайшего будущего называют бесконтрольное распространение информации. У этой проблему много сторон, естественно. Одну из них рассматривает Френсис Фукуяма.

Френсис Фукуяма: Наши средства массовой информации, ставшие глобальными, представляют, в общем, картину сладкой жизни, создавая у жителей многих бедных стран неоправданные ожидания и, скажем так, томления духа. В Гватемале, например, жадно смотрят по телевизору, как люди живут в Беверли Хиллс и думают, что если они попадут в Америку, то будут жить так же. И это серьезная проблема, последствия которой уже давно расхлебываем и мы и они. С другой стороны, вполне возможно, что восточные немцы взломали Берлинскую стену и объединились в большой степени потому, что насмотрелись по телевидению передач о том, как живут их соотечественники в Западной Германии. Но не забудем, что хотя соблазн телевидения - явление массовое, самым важным и действенным является другой, не толь заметный поток, поток полезной информации. И, в конце концов, именно он поможет создать реальную базу для создания реальной экономики.

Марина Ефимова: Однако авторы прогноза сосредотачиваются на других сторонах этой проблемы. Бесконтрольный поток финансовых трансакций позволяет отмывать криминальные деньги, интернет открывает сейфы банков и технически одаренные ворюги, сидя где-нибудь в Тамбове или в Квинсе у своих компьютеров, могут грабить нью-йоркские банковские счета. К тому же, бесконтрольный обмен информацией заметно упрощает деятельность террористов. Впрочем, вот, что об этом говорит Джон Селлок, редактор международного журнала "Tele.com".

Джон Селлок: Да, правительствам было проще следить за террористическими группировками, когда они переговаривались по обычному телефону. Но уже созданы программы, которые позволяют прослушивать интернет. Правоохранительные органы могут сделать это с разрешения суда. Развитие техники - неизбежный процесс. И я не уверен, должно ли правительство его контролировать. Сегодня лидеры многих стран опасаются, что современные способы коммуникаций неблагоприятно повлияют на культуру данной страны. С опаской относятся к интернету в Китае и странах южной Азии. Но там понимают необходимость интернета и сотового телефона хотя бы потому, что эти новые способы коммуникаций гораздо дешевле старых.

Марина Ефимова: Джон Селлок помянул еще одну проблему ближайших лет, о которой ничего не говориться в прогнозах ЦРУ, но которую упоминают все, без исключения, участники нашей передачи. А именно, растущее недоброжелательство к Америке, распространившееся во многих странах, включая Россию. Джеральд Селенте?

Джеральд Селенте: Начнем с того, что все растущее число стран не хочет покупать наши продукты питания, которые генетически модифицированы. В США и крупный скот и птицу растят на гормонах и пенициллине. Далее. Наша рабочая этика в корне изменила свою мотивацию. Раньше это была пуританская добросовестность. Теперь - страсть к успеху и богатству. В Европе говорят: американцы не работают для того, чтобы жить, а живут для того, чтобы работать. Не меньшие опасения вызывает в Европе наша массовая культура, соблазнительная для подростков. Когда-то наша массовая культура была очень популярна в мире. В ней была свежесть, красочность и искренняя, наивная добродетельность. Теперь она полна имитациями насилия и секса. Она стала наглой, вульгарной и глупой. Наша внешняя политика стала очень спорной. Мы слишком смело вмешиваемся в международные конфликты. Сейчас, например, в Южной Америке, в Колумбии мы пытаемся вмешаться в гражданскую войну, которая продолжается 40 лет. И часто результаты нашей военной помощи становятся не менее разрушительными, чем сам конфликт, который мы пытаемся остановить.

Марина Ефимова: Профессор Фукуяма?

Френсис Фукуяма: Я думаю, это явление многоликое. Отчасти это раздражение, вызываемое богатством и успехом, как таковыми. Отчасти -это раздражение вызываемое саморекламой и самоуверенностью американцев. В большинстве своем мы уверены в абсолютном преимуществе своей социальной и политической системы, своей экономики, своей культуры и в том, что как нация мы достигли полного успеха. Поэтому порция отрезвляющих насмешек и унижений нам только полезна.

Марина Ефимова: Может ли это помешать лидерству Америки, профессор Най?

Джо Найт: Я не думаю, что баланс сил так резко изменится. Во всяком случае, Америка еще долго будет самой могучей и богатой страной. Я думаю, что через 15-20 лет ситуация в мире будет лучше, чем сейчас именно потому, что информация, ставшая общедоступной, сделает общедоступными и дешевыми многие технические достижения. В этом процессе, если мы будем разумно его регулировать, для всех стран плюсов больше, чем минусов.

Марина Ефимова: Тут загвоздка в придаточном предложении - если мы будем разумно его регулировать. А если нет? У микрофона Борис Парамонов.

Борис Парамонов: Откровенно говоря, Марина, разброс мнений по обсуждаемому вопросу заставляет вспомнить пьесу Ионеско, в которой драматург сочиняет диалог, делая на ходу варианты. Сначала пишет: "Старик, все будут хорошо". Потом эту фразу зачеркивает, и заменяет ее другой: "Старуха, ничего хорошего не будет". Будущее темно, и заглядывать в него просто не хочется. С такого масштаба проблемами человечество еще не сталкивалось. Да и не было до сих пор человечество как таковое субъектом или объектом, как хотите, в такого рода ситуациях. Были Римская империя или средневековая Европа, или древний Китай, или еще более древний Египет. То есть, проблемы были более частными, локальными. Что-то погибало, что-то другое нарождалось. Первый и второй Рим погибли, зато третий зашевелился где-то у гипербореев. Шла постоянная смена ведущих народов или, лучше сказать, культур. Так и шло помаленьку до Америки, которая, действительно, выросла во что-то вроде мирового лидера в 20 веке. Так и книги юбилейные писали в конце века - американский век. Вот это сейчас радикально кончается. Не то, что Америка кончается. А действительно, впервые по-настоящему, в глобальном именно масштабе появилось всемирное человечество, как индивидуум истории. И теперь вопрос стоит так: оно, это всемирное человечество, или вместе спасется, или вместе погибнет. Альтернативы нет, нет нового света, куда можно было бы убежать и начать заново. Я не хочу, а если бы хотел, то не могу решить этот вопрос в содержательном плане. Да или нет, спасется или погибнет. Поживем - увидим. А может так даже лучше: не доживем и не увидим.

Марина Ефимова: История ошибочных предсказаний красочна и поучительна. В конце 19 века лорд Кальвин, изобретатель гальванометра и президент Королевского научного общества заявил: "Сегодня смело можно сказать, что все законы физики уже открыты". Эдисон писал: "Если летательный аппарат тяжелее воздуха и будет когда-нибудь построен, то только в качестве детской игрушки". "Атомом для практических целей овладеть невозможно" - уверял Резерфорд. Эйнштейн, будучи уже зрелым ученым писал: "Я не верю в возможность использования атомной энергии в ближайшие 100 лет". Но самой моей любимой ошибкой было предсказание британских ученых и градостроителей, которые на рубеже века заявили, что через 20 лет Лондон потонет в конском навозе, который на фут покроет мостовые, а через 10 лет был создан автомобиль. Поэтому мне хочется закончить эту передачу словами гарвардского профессора Джо Ная, который сказал о прогнозах ЦРУ.

Джо Най: Отчет составлен очень хорошо, на основании добросовестных научных исследований. Но подобный отчет, по определению, не может учесть неожиданностей. А история полна неожиданностей.

XS
SM
MD
LG