Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыка для кино: Памяти композитора Генри Манчини




Диктор: Когда я играю для продюсеров, я не хочу видеть их лица, а то у меня начинается паранойя, где-нибудь, на середине вещи. Поэтому режиссер Блейк Эдвардс и продюсер Джек Леммон, он же исполнитель главной роли в фильме "Время вина и роз", сидели за моей спиной. Когда я кончил, никто из них не сказал ни слова. Вот чудовищная специфика нашего дела. Мы показываем свою работу не музыкантам, даже не музыкальным критикам, а людям других специальностей и других талантов. "Время вина и роз" - тяжелая драма об очаровательной паре, которая спивается и деградирует. Мне казалось, что лучший фон для трагедии, как раз легкая романтическая мелодия, несбывшаяся мечта, опьянение любви. На это наводило само название. Но что скажут мои судьи? Я знаю по опыту, сколько молчат люди, находящиеся под сильным впечатлением. 10 секунд. Они прошли. Сзади молчали. На 12-й, Леммон сказал: "Нечестно, Хэнк". Я ожидал услышать тяжелые шаги судьбы. "Ты захватил меня врасплох".

Марина Ефимова: Этот отрывок из автобиографии композитора, демонстрирует одно из нововведений, которое Генри Манчини, или, будем называть его по-американски, Манчини, все-таки человек родился в Огайо, ввел в американскую музыку для кино - эмоциональный контраст музыки и сюжета - одно из многих его нововведений. Подробнее об этом - музыковед Тим Шоер, профессор из университета Франклина, штат Огайо.

Тим Шоер: Практически, это Манчини ввел в кино прием видимого несоответствия или даже контраста между сюжетом сцены и музыкой, под которую она проходит. Убийство в фильме "Прикосновение дьявола" происходит под веселые звуки проходящего по улице оркестра. В фильме "Шарада" после детективного пролога, идущего вообще без музыкального сопровождения, начинается основная тема, дающая понять, что нам предстоит увидеть нечто большее, чем просто детектив. И уж, во всяком случае, нечто более романтическое. Манчини было неинтересно писать музыку, поддерживающую те эмоции, которые уже были в фильме. Он создавал некое эмоциональное дополнение, старясь подметить то, что могло остаться за пределами внимания зрителя. Вы думаете, что будет страшно? Может быть, но еще и иронично. Смешно, но еще и печально. Часто его музыка делала фильм крупнее самого себя. Манчини давал зрителям своей музыкой эмоциональный ключ к фильму. В этом смысле, вальс к комическому детективу "Шарада" - лучший пример. Мне кажется, после Манчини никто больше не мог создать такую элегантную смесь из загадочности, иронии, печали и романтизма.

Марина Ефимова: Первые работы Манчини появились в середине 50-х. И его главным новаторством была полная смена жанра в музыкальном сопровождении к фильмам. Немного об этих жанрах. Эксперт киномузыки, английский музыковед Тони Томас в книге "Партитура к фильму" пишет: "Несмотря на то, что музыка для кино до сих пор остается Золушкой во мнении критиков, нельзя забывать, что уже в 30-х годах, в эпоху немого кино, в Европе и, особенно, в России для кино было написано много достойного. В Америке серьезные композиторы занялись кино много позже". И все же, с конца 30-х, постепенно, и там сформировалась классическая школа двух гигантов - Эрика Корнгольда и Макса Стайнера. О том, что это была за школа, рассказывает композитор Александр Журбин.

Александр Журбин: Дело в том, что в Америке, традиционно, композиторы писали музыку для фильмов, скажем так, ориентированную на классику. Это была симфоническая музыка, и все композиторы, как Бернард Хэрман или Джон Уильямс, в основном, они были выходцы из Европы, это была музыка, замешанная крепко на немецком симфонизме. На Бетховене, на Брамсе, на Малере. И до сих пор эта традиция сохраняется, и во многих американских фильмах звучит именно такая серьезная симфоническая музыка. У Манчини был другой бэкграунд. Он был джазист. Он был композитор легкий. И, вообще говоря, его развитие началось с того, что он был приглашен к Глену Миллеру и потом аранжировал два знаменитых фильма. Аранжировал чужую музыку. - "Glenn Miller Story", "Benny Goodman Story". И когда он это сделал, стало совершенно ясно, что пришел новый талант совершенно с другим поворотом в музыке. Его музыка была очень возбуждающей, что ли.

Марина Ефимова: Надо сказать, что первым рутину симфонического, классического музыкального сопровождения американских фильмов разбил композитор Дмитрий Темкин. В 1951 году он написал то, что теперь стало рутиной. А тогда было совершенной новинкой - заглавную песню, проходящую в разных аранжировках через весь фильм и задающую его эмоциональный тон. Его песня к фильму "Полдень" стала невероятным хитом. Вторым хитом в этом новом жанре стала песня "Человек с золотой рукой" Элмера Бернстайна, а третьим - "Лунная река" Манчини к фильму "Завтрак у Тиффани". К славе этой песни немало прибавило исполнение Одри Хепберн и слова, написанные постоянным партнером Манчини Дэвидом Мерсером.

Два бродяги задумали свет повидать,
А на свете, как известно, есть, что повидать.


Марина Ефимова: Со времени своего создания эта песня была записана на пластинки и компакт-диски более 1000 раз. Ее знают все американцы всех поколений. Она заслужила Манчини первого из его четырех Оскаров.

Генри Манчини был американцем в первом поколении. Его отец приехал в Америку из Италии уже взрослым. И Генри стал музыкантом уже во многом благодаря тем горьким чувствам, которые отец испытывал к своей эмигрантской судьбе. В Америке он потерял статус, и ему пришлось перейти в другой класс. Из свободного предпринимателя он превратился в рабочего сталелитейного завода. И он поклялся, что избавит сына от такой судьбы. Детские успехи Генри в музыке возбуждали в нем почти истерический восторг и гордость. А то, что сын не пошел в университет, просто разбило ему сердце. "Если бы ты закончил университет, - говорил он, стоя в кабинете своего, уже знаменитого сына, и с презрением глядя на золоченые статуэтки Оскаров, - ты стал бы профессором". Может быть, поэтому, Генри Манчини испытывал такое острое сочувствие к эмигрантской судьбе. И, может быть, поэтому он написал такую пронзительную музыку к фильму о разгроме подпольной организации ирландских шахтеров в Пенсильвании, в конце прошлого века. Организации, которая носила кодовое название "Молли Магваер". Явно слышны ирландские мотивы в этой мелодии. Кстати сказать, женился Манчини на ирландке Джинне О'Коннор, с которой они прожили всю жизнь. Композитор трех лет не дожил до золотой свадьбы. Он умер 16 апреля 1994 года. Встретились они после войны в Пенсильванском бродячем оркестре, где Джинни была певицей. И проехали вместе по всей стране. Через 25 лет после этого путешествия, когда у них уже было трое взрослых детей, Генри, по воспоминаниям о начале их романа написал прелестную мелодию для фильма режиссера Стэнли Донана с Одри Хэпберн и Альбером Фини "Двое на дороге". Все же, хоть на Манчини влияла и ирландская музыка и очень сильно джаз, он остается итальянцем. И это слышно в особой мелодичности его музыки. Профессор Шоер, вам не кажется, что Манчини - это такой американский Нино Рота?

Тим Шоер: О, да, Нино Рота и Эхедио Маркони были самыми любимыми итальянскими композиторами Манчини. Он, со своим оркестром, записал целую пластинку их произведений. Маркони был автором музыки к фильму "Кинотеатр Парадиса".

Марина Ефимова: Профессор Шоер, я хочу процитировать одну вашу статью. "Когда Генри Манчини скончался весной 1994 года, - писали вы в 1996 году, - я ожидал, что по стране пройдут десятки концертов, а в консерваториях десятки семинаров, посвященных его памяти. Ничего этого не случилось. И я был в шоке. Манчини был одной из ведущих фигур в американской популярной музыке больше 40 лет. Но даже средней величины рок звездам оказывали больше внимания и почестей, чем ему". Профессор Шоер, почему, по вашему мнению, критики исключили Манчини из, так сказать, музыкального пантеона?

Тим Шоер: Потому что он отбросил старый классический стандарт. По сравнению с тогдашними классиками музыкального сопровождения драматических фильмов, Манчини был вульгаризатором и минималистом. Но, главное, ему не простили коммерческого успеха, а успех был огромный. Я думаю, что он уже навсегда останется за стенами американского музыкального пантеона. Он считается автором приятной киномузыки и ничем больше. А, на мой взгляд, Манчини произвел революцию в сфере музыкального сопровождения кинофильмов. Преобразовал технику и стиль звукозаписи, был потрясающим аранжировщиком и, конечно, заслужил большего.

Марина Ефимова: Не говоря уж о том, что я помню все его мелодии. Одной из самых не оцененных критиками работ Манчини, и чрезвычайно популярной у публики, стала его музыка сначала к спектаклю, а потом к фильму 1987 года режиссера Блэйка Эдвардса "Виктор Виктория". Как вы уже заметили, Манчини был замечательным композитором песенником, автором легко запоминающихся популярных мелодий. Но есть и еще один ключ его успеха у публики. Об этом Александр Журбин.

Александр Журбин: Манчини, может быть, один из первых осознал, что музыка к фильму - это продукт на продажу. То есть, музыку к фильму можно продавать на компакт-дисках или на пластинках. В то время были еще пластинки. Он, один из первых, стал делать такие саунд-треки, чтобы они составляли из себя пластинку. И после этого эта пластинка хорошо продавалась.

Марина Ефимова: Секрет Манчини в том, что он был замечательным аранжировщиком. Из любой незначительной или случайной музыкальной темы, нужной, по ходу фильма, он делал самостоятельную миниатюру. Особенно знаменитая миниатюра написана им для фильма "Хатари" режиссера Говарда Хокса. Чтобы украсить сцену, в которой не было никакого действия, а просто шли слоны со слонятами. Миниатюра эта вошла в число хитов Манчини. Она называется "Элефант бэби уок". Всего Генри Манчини написал музыку к 90 полнометражным художественным фильмам. И к 6-ти телевизионным. За что получил: 7 призов Грэмми, 4 Оскара (а номинирован был 12 раз) и еще с десяток других призов, вроде Золотого Глобуса или Национальной премии за художественные достижения. И, тем не менее, критика игнорирует Генри Манчини. Настолько, что на обложке его самой знаменитой пластинки 70-х годов с музыкой к фильму Блэйка Эдвардса "Розовая пантера" помещена не рецензия музыковеда, а шутливая записка актера Питера Селлерса, исполнявшего в фильме роль злосчастного инспектора Клузо. "Генри Манчини, - пишет Селлерс, - один из самых талантливых людей, которых я встречал. Почти вся его музыка к фильмам записана на пластинки, и это замечательно. Поскольку позволяет слушать его музыку и не смотреть фильмы".

XS
SM
MD
LG