Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Голубой период Америки. Дебаты об однополых браках


Автор программы Марина Ефимова

Диктор: Культурный сдвиг был резким, радикальным, бесповоротным. В самых популярных телешоу появились любимые персонажи гомосексуалисты. В программах, так называемого, реального телевидения, появились реальные гомосексуалисты. Например, в шоу "Кривой взгляд на прямого парня". Опросы выявили, что у 60-ти процентов американцев есть гомосексуалисты среди знакомых. У 18 процентов - среди членов семьи. Одна из дочерей вице-президента Чейни - открытая лесбиянка. Равно, как и дочь кандидата в президенты Ричарда Гепперда. При опросе 1991 года, 72 процента американцев написали, что однополый секс - это плохо. В 2002 году - только 53 процента. А 32 процента опрошенных написали, что гомосексуализм также естественен, как и гетеросексуализм.

Марина Ефимова: Так пишет журналистка Элизабет Бумиллер в газете "Нью-Йорк Таймс". И все это было чистой правдой вплоть до нынешнего июня. До судебного разбирательства в Верховном суде дела Лоуренс против штата Техас. Дело было старое.

Диктор: Летней ночью 1998 года из многоквартирного дома в Хьюстоне позвонил в полицию человек и пожаловался на соседей, которые мешают ему спать. Явившаяся полиция обнаружила в одной постели двоих мужчин - Джона Лоуренса и Тайрона Гарнера. И арестовала их. Оба провели ночь в полицейском участке и заплатили штрафы по 200 долларов каждый, на основании закона о содомии, то есть, закона, запрещающего однополый секс.

Марина Ефимова: Лоуренс подал иск. Дело дошло до Верховного суда в июне 2003 года. И его решение стало не менее волнующим для страны, чем решение по делу о десегрегации школ в 50-х или о легализации абортов в 70-х. Верховный суд США признал законы о содомии неконституционными и вмешательство полиции и, вообще, государства в частную сексуальную жизнь граждан незаконным. На первый взгляд казалось, что это решение Верховного суда - чистая формальность. Законы о содомии, хотя и существовали в 13-ти штатах, но уже не применялись, с единственным, техасским, исключением. Но одно дело - терпимость общества, другое - законный статус. Репортер журнала "Таймс" Нэнси Гипс описывает момент, показывающий важность решения суда для гомосексуалистов. "За всю мою карьеру, - пишет она, - я впервые увидела, как адвокаты плакали, когда зачитывали решение". И победившие активисты движения "Гей мувмент" немедленно начали действовать. Рассказывает социолог, профессор университета Джонса Хопкинса Эндрю Черлин.

Эндрю Черлин: Движение гомосексуалистов "Гей мувмент" образовало две фракции. Первые говорят: раз Верховный суд признал однополый секс не противоречащий закону, значит мы имеем право на тот же официальный статус сожительства, что и гетеросексуалисты. То есть на брак. Эта фракция требует сохранения для их союза термина брак и, даже, разрешения на церковные церемонии. Другая фракция, меньшая, требует исключительно юридически оформленного союза, который будет признаваться всеми официальными инстанциями. Представители этой фракции не признают стиля жизни, который ведет гетеросексуальное большинство. Брак для них не важен.

Марина Ефимова: Решение суда и активность гомосексуалистов вызвали немедленную реакцию общества. Уже в июле опросы показали, что 57 процентов американцев не одобряют даже гражданские союзы гомосексуальных пар. Хотя, еще в мае, опрос показал только 45 процентов несогласных. В августе президент Буш выступил против заключения однополых браков, в чем его поддержали 70 процентов республиканцев. Но и среди приверженцев демократической партии половина - против однополых браков. Вот, как реагирует на это официальный представитель секции гомосексуалистов в комитете по борьбе за гражданские права юрист Кен Шоу.

Кен Шоу: Уже сейчас видно, что решение Верховного суда возродило сопротивление консервативной части общества идее однополых союзов, семей и браков. Некоторые члены Конгресса предлагают даже ввести новые дискриминационные поправки к Конституции. Но я надеюсь, что большинство конгрессменов не согласиться оставить огромную группу американцев, почти 10 процентов населения, без права обеспечить свою финансовую и правовую безопасность. Это противоречит самому духу нашей Конституции.

Марина Ефимова: Мистер Шоу, а сейчас можно в США каким-то образом оформить официально союзы однополых пар?

Кен Шоу: Сейчас в США нет штата, где гомосексуальные пары могли бы заключить полноценный брак. Для этого большинство пар едет в Канаду. Но, будет ли этот брак считаться действительным в США, все еще не ясно. В Америке единственный штат Вермонт позволяет гомосексуалистам вступать в официально зарегистрированное сожительство, в гражданский союз, который дает обоим партнерам все юридические права настоящих супругов и накладывает на них соответствующие обязанности. В двух других штатах, в Калифорнии и на Гавайях, гомосексуалисты могут зарегистрировать, так называемое, домашнее партнерство, дающее некоторые важные права супругов, но не все.

Марина Ефимова: Назовите, пожалуйста, несколько главных причин, по которым гомосексуалисты добиваются формальной регистрации и официального признания их сожительства?

Кен Шоу: Таких причин - тысячи. Но я назову только важнейшие. Если один из партнеров умирает без завещания, его сожитель не имеет права на наследство. Даже если оно нажито трудами их обоих. Иногда сожитель погибшего остается без всего - без машины, без квартиры, без сбережений. А наследство получают родственники. К умирающим некоторые больницы не допускают посторонних. Только супругов и ближайших родственников. И это часто приводит к трагическим ситуациям, когда люди, прожившие друг с другом по 20-30 лет не могут даже проститься перед смертью. И еще одна причина. Такая важная в Америке привилегия, как медицинская страховка от фирмы, в большинстве случаев распространяется на супруга. Но, естественно, не распространяется на сожителя. Это только несколько пунктов той дискриминации, которой подвергаются гомосексуальные пары из-за того, что он не имеют возможности заключить брак.

Марина Ефимова: А какие сейчас существуют реальные возможности усыновления детей гомосексуалистами?

Кен Шоу: Правила варьируются от штата к штату. В некоторых это легко осуществить. В других, например, во Флориде, существует штатный закон, запрещающий гомосексуальным парам воспитывать детей. И, главное, обидно то, что в стране катастрофически не хватает приемных родителей. В то же время, огромное число гомосексуальных пар мечтают иметь детей. Но многие штаты считают, что лучше дать детям страдать, чем помещать в гомосексуальные семьи, какой бы любовью и заботой их там не окружили.

Марина Ефимова: Мистер Шоу, вы все время настаиваете на термине брак. Но ведь брак это традиция, насчитывающая тысячелетия истории. Почему не оставить этот термин для гетеросексуалистов и не изобрести новый термин для нового типа союзов?

Кен Шоу: Конечно, в культурном отношении, слово брак несет в себе определенную привычную символику и традиционность. Это обет хранить верность, любить, заботится друг о друге и поддерживать друг друга всю жизнь. Поэтому и для многих гомосексуалистов так важно совершить именно бракосочетание. Дать обет той же силы и торжественности, который дают гетеросексуальные пары. И когда заходит речь о смене термина, они чувствуют себя обделенными. Им кажется, что даже в таких универсальных областях, как чувства, как душевная близость, их стараются отодвинуть в некую другую категорию, где люди не способны испытывать или понимать эти чувства.

Марина Ефимова: Американская массовая культура сейчас просто затоплена фильмами именно о чувствах гомосексуалистов. В многочисленных пьесах и фильмах на эту тему - "Поцелуй женщины паука", "Факельная трилогия", "Боги и монстры", "Лучший индивидуальный результат", "Домой на праздники", "Свадьба лучшей подруги" и в десятках других - гомосексуалисты выведены, где изысканными интеллигентами, где лучшими друзьями на свете, а где и героическими борцами с предубеждениями. Количество фильмов на эту тему стало таким, что среди гомофобов бытует идея, будто Голливудом заправляет гомосексуальная мафия. Музыку к нашей передаче мы выбрали из мюзикла, в котором тоже обыгрывается эта тема - "Виктор-Виктория".

Диктор: В Фукьене на юношах женились обычно вторым браком, после смерти жены. Этот второй брак называли "заменой порванной струны в лютне".

Марина Ефимова: Так начинается рассказ китайского писателя Ли Ю, жившего в середине 17 века, о городе Фукьен - центре гомосексуализма в Китае его времени.

Диктор: Если женились на невинных юношах, то платили за них большой выкуп, совершали полную брачную церемонию и давали обет любви на всю жизнь. В семье мужа, молодого супруга называли "младшим братом". Если брали себе юношей опытных, то выкуп был меньше, обета не давали, жить в свой дом не брали и называли их "опавшими цветами".

Марина Ефимова: Еще любопытнее история однополых браков среди молодых женщин в Китае 19 века, приведенная в сборнике статей "Однополый брак: за и против".

Диктор: В провинции Пхенью земля плодородная, и живут там шелководством. Дочери, как из богатых, так и из бедных семей, все обучаются собирать листья шелковиц и вытягивать шелковую нить из кокона. Жизнь там дешевая, и девушки на свои заработки способны вести самостоятельную жизнь. Среди них замужество считается позором и несчастьем. Такие незамужние девушки создают общества, которые называются, например, "Общество золотой орхидеи" или "Общество взаимного восхищения". Они образуют пары, дают публичный обет верности, живут вместе, как муж и жена, и часто бывают гораздо счастливее, чем обычные женатые пары. Но в случае измены, изменницу могут избить и изгнать из общества. Это стало распространенным обычаем.

Марина Ефимова: В 1994 году произвела фурор изданная Йельским университетом книга известного историка Джона Босуэла "Однополые браки в Европе предмодерного периода". В ней Босуэл приводит документы церковных церемоний 11 века. Критики позже утверждали, что это были обряды братства, идущие от античных времен, от обряда братства спартанских и римских воинов. Тем не менее, истинная природа этих братств, включавших обещание союза на всю жизнь, совместного владения имуществом, наследования, до сих пор не очень ясна. А вот путевой журнал французского философа, скептика и эссеиста Мишеля де Монтеня. Запись, сделанная в Риме 18 марта 1581 года.

Диктор: Я встретил человека, который юмористически пересказал мне историю, происшедшую здесь несколько лет назад. В церкви Сан Джованни Порта Латина в страстную неделю два португальца совершили ритуал братства, который был точным повторением брачной церемонии. И после обряда они стали жить друг с другом, как муж с женой. Они надеялись, что обряд узаконит из союз. Довольно много португальцев входило в эту секту. Они думали, что перехитрили церковь. Но не тут то было. 8 или 9 из них вскоре были сожжены.

Марина Ефимова: Каково отношение нынешних христианских церквей Америки к идее однополого брака? По этому вопросу наш корреспондент Ян Рунов взял два интервью. Первое у преподобного Джеймса Парка Мортена - проповедника англиканской церкви и главы нью-йоркского межрелигиозного центра, который часто называют религиозной организацией объединенных наций.

Ян Рунов: Считаете ли вы, что однополый брак противоречит Библии?

Джеймс Парк Мортен: Нет, нет и нет. Библия нейтральна в этом вопросе. Я думаю, Библия, как все исторические документы, отражает представления своего времени. Библия, например, не против рабства. Это было приемлемо во времена, когда Библия была написана. Есть в Библии места, осуждающие гомосексуальные акты. Но есть исторические подтверждения, что великие герои, воспетые в Библии, были, по всей вероятности, гомосексуалистами.

Ян Рунов: Вы думаете, что в будущем большинство верующих с одобрением отнесутся к однополым бракам?

Джеймс Парк Мортен: Думаю, да. 50 лет назад из-за браков между белыми и черными шли настоящие битвы. Это браки были запрещены законом во многих южных штатах. Но, со временем, мнение общественности изменилось. Изменится оно и в этом вопросе.

Ян Рунов: Считаете ли вы, что непримиримая позиция католической церкви в отношении однополых браков устарела?

Джеймс Парк Мортен: Я считаю, что мнение католической церкви устарело по многим вопросам. Из-за непризнания гомосексуализма у католической церкви много проблем. Они не хотят понять, что это жизненный факт. Многие мужчины - гомосексуалисты, многие женщины - лесбиянки. От того, что церковь не хочет этого признать, они не исчезнут. И появились они не сегодня. Об их существовании известно испокон века.

Марина Ефимова: Второе интервью Ян Рунов взял у директора института семьи при общественной организации "Обеспокоенные женщины в защиту Америки", чья цель - защита традиционной морали.

Директор: Многие конфессии в США потеряли прихожан из-за позиции по вопросу гомосексуализма. А те конфессии, которые упорно стоят на традиционных библейских позициях, увеличили число прихожан. Некоторые теологи объясняют, что в Библии осуждается мужеложство, но ничего не говориться об однополых браках. Знаете, это все равно, что говорить, что Библия ничего не говорит о браке человека и собаки, или браке человека и кошки. Там совершенно ясно осуждается гомосексуальная связь. Это осуждается в Ветхом Завете и повторяется в Новом Завете. Только в последние годы гомосексуалисты-теологи стали утверждать, что Библия не ясно высказывается относительно гомосексуализма. Но это ложь. Я думаю, что активисты гомосексуализма пережали и теперь сталкиваются с обратной реакцией.

Марина Ефимова: На подобную реакцию защитника религиозной морали от однополых браков одна женщина написала в газету "Нью-Йорк Таймс": "Церковь так часто благословляет войну. Почему она не может благословить любовь?". И словно прямо на эту ремарку отвечает в католическом журнале "Коммонуэлс" Джин Бетке Элштайн.

Диктор: Конечно, церковь должна благословлять любовь, где бы она ни появлялась. Но сохранение института брака только для союза мужчины и женщины важно для всей структуры человеческого сообщества. Брак имеет в виду создание потомства, продолжение рода. Конечно, бывают и бесплодные пары. Но это не меняет символику брака. Можно усыновить ребенка. Но одно дело усыновить, а другое - зачать, выносить, родить и выкормить. Традиционный брак в его лучшем проявлении дает человеку тот уникальный опыт, который только и может дать естество, данность, природа, биологически плодотворное начало человеческой любви. При полном осознании того факта, что гомосексуализм тоже данность, при полном уважении к достоинству гомосексуалистов и к их юридическим правам, мы должны помнить об этой разнице, чтобы не потерять свое естество под давлением социальной справедливости, под грудой законов и технологических новшеств.

Марина Ефимова: Что думает об однополых браках народ? Об этом репортаж Раи Вайль.

Рая Вайль: Говорит 26-летний Шон из Бруклина.

Шон: Все это к хорошему не приведет, и браки между гомосексуалистами, и специальные школы для них. Это смущает детей. Теряется смысл понятия семьи. Нормальная традиционная семья. И это страшно.

Рая Вайль: Подружка Шона Лайла не согласна.

Лайла: Я считаю, что каждый имеет право на самовыражение. Слава Богу, мы живем в открытом обществе. Это Америка все-таки. Права геев здесь уважаются, как и права любого другого человека. По-моему, это ханжество ограничивать их здесь. И потом, какой смысл в протестах? Они все равно ни к чему не приведут.

Рая Вайль: А что говорят на эту тему наши соотечественники?

Прохожий: Я отношусь отрицательно к этим делам. Зачем им надо в церковь-то идти?

Прохожий: Однополые не могут быть: Я даже не могу выразить это.

Прохожий: Убивать их надо!

Прохожий: А то, что открыли школу для гомосексуалистов? Зачем это надо?! Чтобы их больше было?

Прохожий: Я бывший коммунист, я не признаю это все.

Прохожая: Гомосексуализм это, конечно, болезнь. Но освещать его в церкви - я против. Я за продление рода человеческого.

Прохожий: Это не разврат, а болезнь в головном мозге. Это уже доказано медициной. Поэтому они и гомосексуалисты. Они имеют право на жизнь, как все мы. Права, так права. Если давать, так давать всем права. И им тоже. Полностью.

Марина Ефимова: Подытоживая все высказывания, комментатор CNN и опытный аналитик общественного мнения Билл Шнайдер сказал, обращаясь к гомосексуалистам-активистам: "Откажитесь от слова брак, и вы получите гораздо больше союзников". Социолог, специалист по паблик полиси Эндрю Черлин поясняет это более подробно.

Эндрю Черлин: Большинство американцев не одобряет идею однополых браков. Так показывают опросы. При этом, большинство американцев, на данный момент, вполне терпимо относится к гомосексуализму как к таковому. Американцы, в принципе, исповедуют терпимость во всех сферах жизни и гордятся этим. Но, одно дело - терпимость, другое дело - одобрение. Ощущение большинства, как я это вижу, сводится к тому, что отмена законов о содомии и легализация гомосексуализма - это терпимость, а разрешение однополых браков, равных в культурном и религиозном смысле традиционному браку, - это поощрение. И к этому гетеросексуальное американское большинство не готово. Я уверен, что в скором будущем сожительство гомосексуалистов будет официально и юридически оформлено со всеми соответствующими правами и обязанностями. Но, скорее всего, на пороге брака гетеросексуальное большинство Америки проведет ту черту, дальше которой это равенство не пойдет. Институт брака и само слово брак будут сохранены для гетеросексуальных союзов.

Марина Ефимова: Редактором-составителем сборника статей "Однополый брак: за и против", изданного в 1997 году, был главный редактор журнала "Нью Рипаблик" Эндрю Саливан. В предисловии к сборнику он писал: "Итак, две исторических данности приходят сейчас в столкновение - брак и гомосексуализм. Брак - один из столпов всего человеческого уклада, который веками возносили и проклинали, как движущую силу любви и продолжения рода, как инструмент насилия, власти и подавления человеческих прав, как оплот экономики и общественной морали, как жизненное удобство. И гомосексуализм, который одни веками считали извращением, стыдили, скрывали, которым другие гордились, как порождением свободной любви, смелостью, вызовом обществу. Революцией против статуса кво. Оба эти явления имеют такую древнюю историю, такое бесспорное право на существование. Именно поэтому спор об однополых браках - это один из тех споров, которые формируют направление демократического либерализма. С одной стороны, есть справедливое требование равенства от группы граждан, которые живут в этой стране, защищают ее, платят налоги, соблюдают законы. С другой стороны, существует поголовное ощущение, что если дать им это равенство, оно может разрушить то самое общество, к которому они принадлежат. Что же мы решим?"

XS
SM
MD
LG