Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русские звезды пражской оперы


Автор программы Нелли Павласкова

В начале 90-х годов в Чехии было отмечено необычное явление. На сцены оперных театров страны ворвалось новое поколение молодых российских солистов оперы и балета. Некоторые из них остались гастролерами, а другие, наиболее талантливые, стали солистами таких знаменитых оперных домов, как Чешский Национальный Театр и Государственная Опера в Праге. Несколько слов об этом театре, потому что гости нашей передачи Галия Ибрагимова и Николай Вишняков - постоянные члены труппы и солисты именно этого театра.

Здание Пражской Государственной Оперы было выстроено в 1888 году. Оно находится рядом со зданием нашего Радио Свобода - Свободная Европа, в самом центре столицы. В историю Праги театр вошел, как Пражская немецкая сцена, в отличие от Национального театра, как театр немецкого меньшинства. И открывался он постановкой оперы Вагнера "Нюрнбергские певцы". Театр был построен на частные пожертвования. Огромный зрительный пятиярусный зал, украшения в стиле нео-рококо, бархат, золото, необыкновенные люстры делают театр одним из красивейших во всей Европе. За дирижерским пультом здесь стояли Густав Малер, Карел Мук, Рихард Штраус, а солистами были Джемма Балинчони, Сельма Куртс, Зигфрид Арнольдсен. Последняя постановка в пражском немецком театре состоялась 25 сентября 1938 года. Тогда немецкое театральное общество отказалось от всех контрактов и, позже, продало театр чехословацкому государству. Это был, безусловно, акт, свидетельствующий о несогласии общества с гитлеровским режимом. Во время нацисткой оккупации немецкая опера не работала. Но здесь, время от времени, выступали отдельные труппы из Германии. После войны театр получил название Большая Опера имени 5 мая. Это была авангардная сцена с высоким международным реноме. Через 3 года здание стало филиалом Национального театра. В 1992 году театр снова стал самостоятельным и получил уже пятое в своей истории название - Государственная Опера в Праге. В его репертуаре преимущественно классические итальянские оперы, а также Моцарт, Берлиоз, Бизе, Дворжак. Спектакли отличаются богатым оформлением, прекрасными костюмами, мощным хором, гастролями международных оперных звезд, огромной популярностью среди западных туристов - гостей Праги, и еще одним новшеством: в театральную труппу, в качестве постоянных солистов, принято четверо российских певцов. Галия Ибрагимова, Игорь Ян, Олег Коротков и Николай Вишняков. Галия и Николай - участники этой передачи.

Галия Ибрагимова - исполнительница ведущих партий в оперном репертуаре - эффектная синеглазая брюнетка. Обаятельная, приветливая и веселая.

Галия Ибрагимова: Я закончила Гнесинский институт, Гнесинскую академию и практически сразу уехала после окончания академии. Прослушалась в театр. Здесь менялось руководство как раз, пришел пан Даниил Дворжак, который сейчас директор Национального театра. И он взял меня сразу на партию Кармен. Я была Магдалена в "Риголетто". Но главным дебютом в театре я считаю Кармен. Так что мой путь в опере сразу с Кармен начался.

Нелли Павласкова: Какие партии вы исполняете в Пражской Государственной Опере, какой ваш репертуар?

Галия Ибрагимова: Потрясающий. За то время, сколько я работаю, я пою просто тот репертуар, о котором может мечтать меццо сопрано. Я думаю, в России не было бы дано так быстро. Сейчас мои главные партии Кармен, Амнерис. Потом Гертруда в "Гамлете" - потрясающая партия. Ряд неизвестных опер, но интересных с музыкальной точки зрения, это было "Ла Нурисс" и "Ариана и Синяя борода". Сейчас просто сплю и переживаю. Ждет меня опера "Норма", и я там Адельджиза. Это потрясающая роль. Это для сопрано написано Беллини. Я и боюсь, и хочу. Всегда такая неуверенность, когда новую партию делаешь. Потом выносить ее на публику. И думаешь, что все, это будет твоим позором.

Нелли Павласкова: Партию Адельджизы в "Норме" Галия Ибрагимова репетирует в Краковской опере, хотя спектакль будет поставлен в роттердамском Театре оперы и балета. Просто поездки международных звезд - репетиции, гостиницы - в Кракове обойдутся голландцам дешевле, чем в Роттердаме. Все европейские оперные дома испытывают нехватку финансовых средств. Но у Галии есть еще и выступления в Германии и в Австрии.

Галия Ибрагимова: Практически, в последние полтора года моя работа делится на Голландию, Польшу и Чехию. Максимально была за последние полтора года, самый долгий мой отпуск - 10 дней.

Нелли Павласкова: Скажите, Галия, это обычное явление, когда оперные певцы покидают Россию и устраиваются в европейских театрах?

Галия Ибрагимова: Нет, я так не думаю. Просто как-то жизнь так складывается. Например, в моем случае судьба как-то повернула. Я такой фаталист. Но, в то же время, думаю, что если бы у меня была работа на тот период, когда я уехала, в Москве, в России, я бы ни за что не уехала. Если бы мне предложили, если бы у меня было время и, что говорить, если бы хорошие деньги предложили, к которым я уже привыкла, я бы с удовольствием:. Я не уверена, что сейчас платят в России. Наверное, в Большом театре платят. Вот такой интересный факт. Когда я уезжала из России: Я уехала внезапно, в октябре месяце. Буквально за две недели до отъезда было прослушивание в Большой театр. Наверное, так хотел Бог, потому что у меня что-то случилось с голосом. Я заболела буквально за три часа. А я уже на конкурс подала документы. В любой европейский театр, в принципе, можно прослушаться. Им очень интересно. Они назначат время, час. Через агента или, даже, напрямую, как я здесь с улицы пришла. А в Большом театре, когда я сказала, что я заболела и не могу, мне сказали: "Все, милочка, поезд ушел". Я сказала: "Может, вы все-таки перенесете?". Они сказали: "Нет, нет, поезд ушел. Конкурс Чайковского, если вы заболеете, не откладывается". Потом я сказала: "Но я же знаю, что в Европе я могу прийти, и меня прослушают, назначат время. Им интересно". Они сказали: "Вот и езжайте в Европу". В тот момент я и не собиралась даже, но через две недели: Просто, наверное, плюнули в колодец.

Нелли Павласкова: В вашем театре много артистов из России?

Галия Ибрагимова: Очень много. И в оркестре есть скрипачи, самые лучшие, я считаю. Есть солисты, тенора - Вишняков, Игорь Ян. Игорь Ян он, по-моему, гражданин уже Чехии. Потом, Коротков, Круглов. Круглов с Украины. Но все равно мы все из России. И вообще, я считаю, что сейчас культурная жизнь Чехии очень поддерживается выходцами из России. Через много лет, я думаю, здесь будет какой-то всплеск. Особенно пианисты. Потому что сейчас очень много пианистов именно в школах преподают, с русской школой. Это же очень сильная школа. И скрипачи, виолончелисты. Не только в Государственной Опере. А в каждом оркестре, в каждом театре Чехии обязательно можно найти выходца из России с русской школой.

Нелли Павласкова: Галия, как вы себя чувствуете в Праге в будничной, не театральной жизни? Есть ли у вас ощущение, что вы - приезжая иностранка?

Галия Ибрагимова: Ни в коем случае себя не чувствую приезжей. Вы знаете, в театре не могу пожаловаться, ко мне все очень хорошо относятся. В Чехии просто с первого дня я чувствую себя, как дома. Наверное, мне повезло с театром. Очень много было предложений уехать на постоянный ангажемент в Швейцарию, в Германию, в Австрию. Но, во-первых, я уже не смогу адаптироваться. Очень хорошо меня приняли в театре, Чехия приняла, Прага, я очень благодарна, но три года были тяжелой адаптации. При этом, я считаю, что менталитет близок к нашему. Более близок, нежели в Германии. Я всегда отказываюсь от ангажементов. И потом Прага, какая-то атмосфера здесь потрясающая.

Нелли Павласкова: Сибиряк Николай Вишняков закончил свердловскую Консерваторию, и еще будучи студентом, дебютировал в Перми в роли Вадеймона в опере Чайковского "Иоланта". Стал солистом Оперного театра в Воронеже. И в 93-м году лауреатом конкурса имени Шаляпина. В пражской Государственной Опере Николай Вишняков исполняет партии Дона Карлоса, Ленского, Манрико в "Трубадуре", герцога в "Риголетто", Альфредо в "Травиате", Пинкертона в "Мадам Баттерфляй", Радомеса в "Аиде". В начале сентября в Праге проходил очень популярный фестиваль опер Верди. Его ежегодно проводит Государственная Опера. Переполненный театр рукоплескал Николаю - коварному герцогу и благородному Исмаэлю. Все партии исполнялись на языке оригинала.

Нелли Павласкова: Скажите, Николай, как началась ваша пражская карьера оперного певца?

Николай Вишняков: Меня позвали ехать в маленький городишко. Тогда, в 93 году, нужен был вызов. Мне прислали вызов, и я должен был ехать в определенный театр. Это я уже знал, что туда меня берут. Но когда я приехал на главный вокзал я сразу спросил: "Где у вас здесь Национальная Опера?". Мне сказали, что пойдете прямо, налево, направо - это по-чешски, как и по-русски. Я пришел к Народни Дивадло - Национальной Опере. Зашел на вахту и сказал, что хотел бы петь у них, по-чешски сказал. А мне по-русски ответили: "Тенора здесь нужны". Женщина, которая сидела на вахте, знала отлично русский и сказала: "Пойдем наверх, я тебя сейчас познакомлю, там еще сидят двое - тоже русские". Отвезла меня лифтом наверх, там сидели два оперных певца. Они уже здесь были два года. Я с ними остался, они сказали, что здесь тенор нужен, но сейчас никого нет, подожди, может, кто-нибудь придет. Вообще-то шеф-дирижер должен был сегодня вечером дирижировать "Богему". Я сидел и ждал. Потом там сидела одна чешская солистка. А это был наверху такой театральный клуб. И в этом кафе они сидели, отдыхали, пиво пили. Говорят: "Кто ты такой?". Я говорю: "Я тенор из России". "О, из России, заходи". Я к ним подсел. Мы поговорили. Они говорят: "Ну, теперь спой нам". Я говорю: "Здесь, в клубе?". Они говорят: "Да, в клубе спой". Я им спел песенку герцога. Одна солистка ушла и приходит с главным дирижером. "Вот, - говорит, - тенор, вроде бы неплохой". Дирижер говорит: "Хорошо, завтра вас прослушаем. Где вы остановились?". Я говорю: "На вокзале. Пока нигде. Вот сразу пришел". Мои друзья сказали, что устроят меня в театре. Дали мне комнату в театре. Ночь переночевал. На утро пришел во фраке. Пришел шеф оперы, дирижер, и в 12 часов я им пропел три арии. Так удачно пропел, что сразу меня взяли. Сейчас бы уже не взяли. Потому что пришел бы я и сказал, что я тенор. Мне бы сказали: "Ну и что, что ты тенор". Такой случай был, что женщина хорошая попалась и сказала, что тенора нужны.

Нелли Павласкова: А в какой город вы ехали?

Николай Вишняков: Я ехал в Усти над Лабем. Не доехал. Мне потом говорят: "Где вы?". Я говорю: "В Праге". Так что туда я не попал.

Нелли Павласкова: Переход в Государственную Оперу был связан у Николая Вишнякова с тем, что однажды его попросили исполнить партию самозванца в опере "Борис Годунов", вместо заболевшего певца. И так он там и остался. Стал ее солистом. Скажите, Николай, а почему вы покинули Россию?

Николай Вишняков: Обычно бывает так, что уезжают не по собственной воле. Я начинал в Воронеже свою творческую карьеру. Воронежский театр - небольшой. Для начинающих неплохо, но когда три года проходит, то уже чувствуешь себя: На большие сцены из Воронежа сколько я помню певцов, все уехали - в Мариинский, в Большой Театр. И настало время, что мне тоже пришлось оттуда уехать. Но я сразу поехал в Пражскую Оперу, хотя в Петербург меня приглашали.

Нелли Павласкова: С переездом в Чехию что вы потеряли и что нашли?

Николай Вишняков: Не могу вам сказать, что я нашел и что я потерял. Но меня до сих пор, почему-то, тянет в Россию. Нашел я, скорее всего:. Думаю, что здесь, все-таки, поближе к Европе. Из России далековато. Мы, обычно, русские певцы, поем, как нам Бог дал. Мы большей частью кричим. Я тоже кричал, и сейчас покрикиваю. Нет культурных. Один у нас певец культурный был. Заканчивали в 87 году. Могу даже назвать кто такой - Дмитрий Хворостовский. Все. Больше на тот период у нас мало, кто отличался культурой исполнения. Мы с Хворостовским здесь пели в Государственной Опере Онегина в 1999 году.

Нелли Павласкова: Значит, вы нашли здесь иную манеру исполнения?

Николай Вишняков: Да, я здесь нашел иную манеру исполнения. Я часто гастролирую в Германии, Швейцарии и Австрии, и там это крикливое пение не подходит. Приходится петь музыкально, думать об образе. И вот это я нашел здесь. В России, может быть, я бы этого не нашел.

Нелли Павласкова: А как вы живете вне театра? Довольны ли вы, например, материальным уровнем жизни вашей семьи?

Николай Вишняков: Так не часто бывает, что мы живем в Праге, и все. В основном, гастроли. И вся материальная наша сторона не в чешских кронах. Зарплата здесь не очень высокая, и если жить на одну зарплату, то совсем не хватит на семью. Но у меня жена работает, сын работает. Так что материальных проблем нет.

Нелли Павласкова: Интересно, что на мой вопрос, как проводят свободное от театра время, ни Галия, ни Николай Вишняков не смогли найти ответ. Галия только сказала, что ежедневно ходит плавать в бассейне. В остальном же, все свое время певцы уделяют только своей профессии. Репетиции, спектакли, а дома опять занятия, разучивание новых партий. В первые годы - занятия чешским языком. Оба они бегло говорят по-чешски. Вся их жизнь подчинена искусству и театру, где, как всегда, случаются и казусы, и веселые истории.

XS
SM
MD
LG