Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Энрон. Корпоративный скандал


Ведущий Иван Толстой

Марина Ефимова: Была такая прекрасная компания - Энрон. Ее менеджеры были талантливые, ее служащие были богаты не по чину, а ее капитаны предавались своему любимому занятию - экспансии. Так, чуть перефразировав вступление к старой французской кинокомедии "Фанфан Тюльпан" - "была такая прекрасная страна, которая называлась Франция", - можно было бы начать историю торговой фирмы Энрон. За каких-нибудь 10 лет она взлетела до небес, превратившись из скромной техасской фирмы, занимавшейся газоснабжением, в 7-ю по величине корпорацию США. А на 11-й год рухнула. С чудовищным грохотом. Начнем с того, почему она взлетела. В нашей передаче участвует старший научный сотрудник института "Хэритедж Фаундэйшн" Ариэль Коэн.

Ариэль Коэн: Они стали пионерами в области создания электронных рынков энергии. И на этом они зарабатывали очень хорошие деньги в системе риал тайм. Во-вторых, руководство компании постоянно рекламировало акции, как акции, имеющие очень большие перспективы. И действительно, цена акций выросла в 4 раза на протяжении очень короткого времени. И постоянно шел напор в средствах массовой информации, где говорилось, что Энрон - это такая замечательная компания и так далее. В общем-то, они тут были на грани нарушения закона, потому что закон запрещает делать заявления руководству компании, которые не соответствуют действительности. А действительность - это штука субъективная.

Марина Ефимова: Субъективная, а главное - многим неизвестная. Или слишком сложная для понимания. И поэтому все Энрон любили. За 6 лет работы секретарша в одном из отделов Энрона могла скопить 150 000 долларов. Шофер за 20 лет работы в фирме - 700 000. Менеджеры - миллионы. А все потому, что Энрон делился своими прибылями с сотрудниками. Он продавал им свои акции по льготным ценам, и большинство сотрудников вложило все свои сбережения в акции Энрона. Что же убило Энрон? Одно из объяснений дает аналитик Национального Паблик рэдио Курт Айхенволт.

Курт Айхенволт: Я видел, как это много раз случалось с корпорациями. Они очень хороши в одной сфере. Они видят, как их акции летят вверх, и они решают, что они гении бизнеса вообще. Энрон преуспевал в сфере внутренней торговли энергопродуктами. Но они начали заниматься еще и водоснабжением, строить заводы в Индии и Бразилии. И если все, чего они касались в своей сфере, превращалось в золото, то все, чего они касались в новых сферах, превращалось в грязь. Если бы сотрудники Энрона и держатели акций знали ситуацию, Энрону пришлось бы платить по счетам гораздо раньше, но поскольку никто ничего не знал, то руководством овладело очень простая идея - раз новые предприятия не окупаются надо изъять их из бухгалтерских книг. Вот с этого момента все неприятности и начались.

Марина Ефимова: А как изъять долги и убытки из бухгалтерской отчетности? Для таких хитрых операций нанимают финансовых вундеркиндов. Экономист Мэдрик так описывает их в книге "Завоевывая Америку": "Это не мечтатели, не созидатели, даже не бизнесмены. Это делатели, извлекатели, искатели денег. Это люди, которые любят и умеют делать деньги. И финансовые хитрецы создали для Энрона 880 заграничных оффшорных партнерских компаний. Которые, во-первых, помогали им избегать выплаты подоходного налога. Но главное - если вы вступаете в партнерство и ваша доля в нем меньше 49 процентов, то всю финансовую документацию можете вести не вы, а партнер. Соответственно, все долги и убытки остаются не в ваших бухгалтерских книгах, а в книгах партнера.

Курт Айхенволт: Такие финансовые операции в принципе законны. Но в случае с Энроном это был чистый обман. Потому что все эти финансовые предприятия были частью Энрона. И когда, а рано или поздно это должно было случиться, стал выясняться настоящий статус этих партнерств, вся катастрофическая картина неоплаченных счетов, долгов и провалов стала очевидна. И инвесторы увидели лицо компании совсем не таким, каким они представляли его все эти годы.

Марина Ефимова: Но еще до того, как инвесторы это увидели, в конце августа 2001 года глава компании Кэннот Лэй продал часть своего пая за наличные - на 18 миллионов долларов. А его заместитель Скиллинг на 15 миллионов долларов. При этом в конце сентября Кэннот Лэй выступил перед сотрудниками с новым призывом покупать акции Энрона. Но руководство не только призывало, в критический момент оно закрыло сотрудникам возможность продавать их акции.

Курт Айхенволт: Если они продавали акции просто для того, чтобы получить наличные и заплатить долги, например, то в этом нет ничего недозволенного. Но если они при этом знали, основываясь на внутренней информации, что компания идет вниз и продавали акции, не извещая об этом инвесторов, то это - преступление. Вот почему расследовать дело будет трудно.

Марина Ефимова: Я думаю, без преувеличения можно сказать, что сейчас вся Америка считает руководителей Энрона ловкими мошенниками. Не все так просто, говорит Курт Айхенволт.

Курт Айхенволт: Одна и та же картина каждый раз. Верхушка компании испытывает нечто вроде ощущения собственного мессианского назначения. Мы умные, мы энергичные, мы знаем, что делаем. Такие люди находят друг друга. Их идеалы - быстрые деньги, энергичные действия, ошеломительные решения, огромная власть и никакого контроля. Большинство их них не имеет в виду совершать никаких незаконных действий. Они просто создают вокруг себя новую культуру, новую атмосферу. Мы меняем мир, не смейте нас останавливать. Рухнувшая медицинская корпорация Коламбия меняла систему медицинского обслуживания. Энрон - энергетический рынок. И если рядом с этими сообразительными ребятами появляется человек мудрый, который видит картину шире и который задает им неприятные вопросы, то он непременно характеризуется, как отсталый, старомодный и тупой. Их главная фраза: вы не понимаете.

Марина Ефимова: Как говаривал Михаил Зощенко, большинство преступлений совершается не по злодейству, а от торопливого желания хорошо пожить.

Когда в Даунтауне Хьюстона на улице появляется Шерон Уотсон, одна из вице-президентов Энрона, люди подходят к ней, пожимают руки, просят автограф и потом провожают излюбленной американской похвалой: вот это девушка. Шерон Уотсон далеко не девушка, а 40-летняя мать семейства, была тем единственным человеком, который полтора года назад в начале августа 2001 года предупредил главу компании о том, что неладно что-то в датском королевстве. Она написала Лэю 2 письма с описанием своих подозрений, но ответа не получила.

Курт Айхенволт: Было несколько предупреждающих сигналов. Замглавы корпорации Джеф Скиллин за несколько месяцев до катастрофы уволился, якобы по семейным причинам. В октябре Энрон обнародовал часть своих потерь - 100 миллионов долларов. У людей осторожных подозрения крепли. Никому не давалось выведать тайну финансовой ситуации Энрона. Потому что это с самого начала была компания, склонная запутывать следы. Тем не менее, цена его акций начала падать. Кредитные компании больше не давали ей в долг, или давали мало. Многие фирмы стали избегать Энрон или предпочитали иметь дело с кем-нибудь другим. Начался стремительный спуск по спирали, с которой было уже не сойти.

Марина Ефимова: За год уценка акций Энрона упала с 80 долларов до 1 доллара. Чтобы покрывать срочные долги, руководители начали брать деньги из пенсионного фонда своих сотрудников. 2 декабря 2001 года фирма объявила себя банкротом. Десятки тысяч работников Энрона оказались без работы, без сбережений и, что самое страшное, без пенсий. Почему безответственные, рискованные, преступные действия руководителей Энрона не были остановлены вовремя? Ведь заметить их должна была не одна только Шери Уотсон.

Курт Айхенволт: Энрон обязан был в качестве бухгалтеров-аудиторов нанять независимую аудиторскую компанию со стороны. И такой была фирма Артур Андерсон. Кроме того, в компании должна быть, естественно, собственная бухгалтерия. В идее такого дублирования как раз и заключается гарантия строгой двойной проверки. Но Энрон сделал аудиторскую компанию Артур Андерсон и своей бухгалтерией - официально нанял его как своего финансового консультанта. В результате эта фирма выполняла обе функции, как внешней, так и внутренней проверки. Возможно, многим это кажется не очень существенным нарушением, но на самом деле только контроль независимой компании может спасти корпорацию, которая иначе легко сходит с рельсов.

Марина Ефимова: Не выполнили свой долг не только аудиторы, но и уоллстритские аналитики ценных бумаг, чья очень важная финансовая функция в том и состоит, чтобы оценивать реальную стоимость и реальное положение крупных корпораций. Как это объяснить? Мистер Коэн?

Ариэль Коэн: Во-первых, говорят, что это лень. Во вторых, еще один момент. У аналитиков в их роли заложен конфликт интересов. Почему? Потому что руководство компании, торгующей ценными бумагами, говорило: ребята, чтобы вы обращали хорошо внимание на те компании, которые вы рекомендуете, вы имеете право сами покупать их акции. Но тут возникает конфликт интересов. Если аналитик купил сам эти акции и он выдает очень положительные рекомендации, акции начинают расти. И тогда сам аналитик может заработать очень большие деньги на акции, которую он сам рекламирует.

Марина Ефимова: И, наконец, последняя инстанция проверки. Правительственная комиссия по контролю за ценными бумагами. Почему она молчала? На этот вопрос ответы разные. Курт Айхенволт?

Курт Айхенволт: Ведь правительственные комиссии часто доверяют успеху, а Энрон за 10 лет превратился практически из ничего в одну из самых больших корпораций Америки. И лидеры Энрона соответственно себя вели. Слушайте нас, вы только чиновники, бюрократы, это только мы занимаемся настоящим делом. Контролеров это когда убеждало, когда нет, но политиков убеждало безотказно.

Марина Ефимова: Другой ответ - личная заинтересованность политиков. Вот что говорит, например, о предстоящем разбирательстве дела в Конгрессе журналист Питер Оверби.

Питер Оверби: Те, кто должен вести расследование, и сами находятся в сомнительном положении. Из 254 конгрессменов только 12 не получали на свои компании деньги от Энрона, Андерсона и Сити-груп.

Марина Ефимова: Многие политики-демократы настаивают на том, что именно нынешнее республиканское правительство покровительствовало главе Энрона Кенноту Лею, что президент Буш был с ним на дружеской ноге, называл его Кенни-бой и что поэтому скандал с Энроном станет скандалом политическим и даже правительственным. Вот, что отвечает на это Ленни Дэвис - президент консультационного совета по решению кризисных ситуаций и демократ.

Ленни Дэвис: Специалисты по кризисам, которым я являюсь, привыкли смотреть на всю картину целиком, с точки зрения юридической, политической, этической. А политики-демократы при разбирательстве этой ситуации все время сознательно перекашивают картину, стараясь придать ей исключительно политический характер. Я думаю, в таком подходе таится большая опасность.

Марина Ефимова: Самый главный вопрос - будут ли наказаны виновные?

Курт Айхенволт: Ясно, что аудиторская фирма Артур Андерсон была полностью в курсе всех дел Энрона, всех его партнерств и прятания концов в воду. Но очень вероятно, что, тем не менее, им удастся отвертеться. Тем более, что часть документов они успели уничтожить. Документы были якобы устаревшие и ненужные, но известно, что Андерсон начал уничтожать бумаги на следующий день после того, как Энрон вызвала на ковер контрольная комиссия Конгресса. Это очень неприятная информация.

Марина Ефимова: Настолько неприятная, что в фирме Андерсон уже сидят над проверкой уцелевших документов следователи из Федерального Бюро Расследований. А бывшие менеджеры Энрона, будут ли наказаны они? Будут ли возмещены убытки служащих Энрона из личных средств его вороватых руководителей? Ведь уже известно, что сам Лэй вышел из катастрофы с личным приваром чуть ли не в 200 миллионов долларов. Его зам Луи Пай только от продажи акций во время кризиса получил 63 миллиона долларов. Пока никто ничего не может сказать с уверенностью.

Ариэль Коэн: Я должен напомнить нашим слушателям случай, когда компании по производству и продаже табака должны были выплачивать колоссальные компенсации на только жертвам курения, но даже многомиллиардные выплаты штатам. То есть опыт работы с многомиллиардными исками у американских судов имеется.

Марина Ефимова: Любопытно, что вы привели пример, который и с точки зрения здравого смысла, и с этической точки зрения кажется весьма сомнительным. А преступления руководителей Энрона - дело несомненное. Вот интересно, как оно разрешиться?

Ариэль Коэн: Я понимаю, что это будет длительное разбирательство и я также понимаю, что поскольку убытки, скорее всего, будут больше, чем активы как самой компании, так и личные средства, которые имеются на счетах руководства компании у ее председателя, то в любом случае люди потеряют колоссальные деньги. Но, тем не менее, очень важно, что судебная система покажет, что даже руководители, считавшие на каком-то этапе что они безнаказанны, будут наказаны по заслугам.

Марина Ефимова: Компания Энрон был знаменита тем, что возглавила борьбу за дерегуляцию энергоснабжения. То есть за снятие с него правительственного контроля. Остановит ли скандал этот процесс? И по этому пункту нет ясности. После попытки передать в частные руки охрану безопасности в аэропортах, окончившейся катастрофой 11 сентября, после банкротства Энрона, приведшего к разорению десятков тысяч служащих, общественные организации, такие как "Паблик Ситизенс", выступили за остановку процесса дерегуляции в тех сферах, которые затрагивают массовый рынок. Говорит президент этой организации Тайсон Слоком.

Тайсон Слоком: У нас есть большие сомнения, в конечной эффективности и целесообразности дерегуляции энергетического рынка и ослабления правительственного контроля. Потому что в этом случае начинаются бесконечные злоупотребления, жертвы которых слишком многочисленны.

Марина Ефимова: С другой стороны, правительственную контрольную комиссию по бизнесам в основном волнует эффект крушения Энрона на экономику страны в целом. А он, как оказалось, невелик. Вот что говорит председатель комиссии Пет Вуд.

Пет Вуд: Люди часто не представляют себе византийские колоссальные размеры этого рынка. То, что он так мало поколебался от крушения главного игрока, показывает, прежде всего, что в целом дерегуляция рынка - дело перспективное. Во всяком случае, цены на газ снизились. А законы свободного рынка известны. Если ты хороший игрок, ты выигрываешь, а если плохой - выходишь из игры. Энергетический рынок, как и всякий другой, действует по законам беспощадной эффективности.

Марина Ефимова: В крушениях корпораций 80-х - 90-х годов жертвы часто были или абстрактные, например, рынок ценных бумаг или немногочисленные, или это были люди, играющие на бирже, которых никому не жалко. На этот раз каждый идентифицирует себя со служащими и инвесторами Энрона, потерявшими сбережения всей своей трудовой жизни. Система финансовой безопасности служащих Энрона, говорят американцы, провалилась на каждом этапе. А что, если завтра это случиться с моей компанией? С уволенными сотрудниками Энрона беседует Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Сэнди Стоун 51 год. Из них 6 она отработала в компании Энрон.

Сэнди Стоун: Я была помощником менеджера. То есть секретаршей. Платили 49 тысяч долларов в год. Я скопила 150 000 долларов, но все они были в акциях компании Энрон, и теперь у меня нет ничего. Не знаю, как буду жить. Я так гордилась своей компанией. Наш президент знал всех политиков, начальство постоянно говорило, чтобы мы покупали акции Энрона. Это предательство, нам врали.

Владимир Морозов: Обри Вайнсу 63. Стаж его работы на Энроне 22 года. Крутил баранку грузовика. Получал 35 тысяч долларов в год. Обри, а какой у вас был пенсионный фонд?

Обри Вайнс: До банкротства мои акции стоили 750 тысяч долларов. Была бы тихая старость, никаких тревог. Но все было вложено в Энрон. Теперь эти акции ничего не стоят. Дурацкое положение - сегодня ты богатый, а завтра снова в бедняках.

Владимир Морозов: Среди уволенных из компании Энрон есть люди, которые винят во всех несчастьях не столько руководство компании, сколько самих пострадавших.

Плагер: Все знают рекомендации инвесторам - всегда раскидывай свои сбережения по многим перспективным фирмам и фондам. Никогда не вкладывай их в одну компанию. Но наши почти все - только в Энрон. А я нет. Да, акции Энрона у меня пропали, но другие вложения целы. Я всегда избегал риска.

Марина Ефимова: В принципе, того же взгляда придерживается директор института Кейта Уильям Нисконен.

Уильям Нисконен: Я думаю, что работники корпорации сами должны отвечать за свои ошибки. Ошибка самих работников, в том, что они, радуясь быстрому росту стоимости акций Энрона, держали в них свои деньги до последнего момента. Но это их право и я не считаю, что людям нужно запрещать принимать рискованные решения.

Марина Ефимова: Как обезопасить людей от такого соблазна? Вот меры, которые предлагает специалист по решению кризисных ситуаций Ленни Дэвис:

Лени Дэвис: Большая открытость финансовой документации для проверок, специальная служба консультации и охраны сотрудников корпораций, которые инвестируют свои пенсионные фонды. Но главные перемены произойдут тогда, когда изменится отношение общества к манере вести бизнес. Когда популярным и уважаемым станет умение создавать стабильные и устойчивые компании, а не умение делать быстрые деньги, от которых одни беды.

Марина Ефимова: Сколько же ждать такого волшебного преобразования? Между тем, ситуация простого американца с каждым годом становится сложнее. Ну не вложите вы все свои пенсионные деньги в свою компанию, а куда вложите? В Америке сейчас восемь с половиной тысяч общих фондов. " В США, - пишет обозреватель "Тайма" Дениэл Кедлек в статье "Уроки Энрона", - с каждым днем общество требует от нас все большей ответственности и самостоятельности в деле финансирования нашего лечения, обучения, обеспечения пенсией. И в какой-то момент это становится опасным. Конечно, ответственность - это плата за свободу. Но мы теперь ответственны за огромное количество решений, которые требуют специальных знаний. Или, по крайней мере, долгого выполнения домашних заданий. Наша некомпетентность парализует нас, порождает в нас ощущение беспомощности. А когда профессионалы, на руководство которых мы вынуждены полагаться, оказываются ненадежными или коррумпированными, риск принятия нами катастрофических решений увеличивается". Так что не ходите в театры, кино, музеи. Не гуляйте, не мечтайте, а только изучайте финансовый рынок. Выбор за вами!

XS
SM
MD
LG