Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бюрократы и террористы


Ведущий Иван Толстой

Марина Ефимова: 17 мая 2002 года. Статья в газете "Нью-Йорк Таймс". "Лидеры демократической партии обрушились с критикой в адрес правительства, после того, как стало известно, что 6 августа 2001 года, за месяц до терактов 11 сентября, во время очередного брифинга президента Буша проинформировали о том, что Аль-Кайда планирует похищение самолетов. Кое-кто напомнил, что после атаки представители правительства заявили, что Белый Дом не получал никаких конкретных предупреждений о типе возможных терактов".

Диктор: 20 мая. Статья в газете "Нью-Йорк Таймс". "Директор ФБР Роберт Мюллер только после теракта 11 сентября узнал, что 5 июля ФБР получило предупреждение от своего агента в Аризоне Кеннота Уильямса о том, что люди Бин Ладена учатся в летных школах Америки и что, по мнению агента, существует реальная опасность терактов в воздухе. ФБР не передало эту информацию ни в ЦРУ, ни в Белый Дом. И, соответственно, на брифинге 6 августа, который проводил сотрудник ЦРУ, президент Буш ничего об этом не узнал".

Марина Ефимова: Пальцы, которые показывали на Белый Дом, повернулись в сторону штаба ФБР. Для выяснения истины назначены слушания специальной комиссии Конгресса во главе с сенатором Бобом Гремом. Боб Грем: Мы находимся в состоянии мировой войны с разными террористическими организациями, включая остатки Аль-Кайды. Поэтому слушания в Конгрессе будут проходить при закрытых дверях. С тем, чтобы секретная информация не стала достоянием гласности. Правда, некоторые заседания будут открытыми, и они начнутся в последнюю неделю июня. Нашими первыми свидетелями будут директор ЦРУ Джордж Теннет и директор ФБР Роберт Мюллер.

Марина Ефимова: Но пока комиссия раскачается, журналисты ведут свои расследования. И постепенно вырисовывается неполная, но достаточно яркая картина того, что произошло в преддверии 11 сентября 2001 года. В нашей передаче участвует специалист по терроризму, в прошлом замминистра энергетики Эд Бадолато. Мистер Бадолато, считаете ли вы, что информации было недостаточно для того, чтобы вовремя принять защитные меры.

Эд Бадолато: Во-первых, тогда поступала чрезвычайно разнообразная информация и в огромных количествах. Мы знали про планы Аль-Кайды проводить теракты в США, мы знали, что они собираются использовать самолеты, у нас также была информация о том, что довольно много студентов мусульман из стран Ближнего Востока берет курсы в американских летных школах по управлению большими самолетами. Проблема оказалась в том, что разные службы безопасности не сумели собрать всю эту информацию вместе так, чтобы она превратилась в убедительное свидетельство.

Марина Ефимова: Сотрудник французской службы безопасности, занимающийся Аль-Кайдой, сказал журналистам, что они с 1994 года рассматривают возможность терактов со стороны пилотов-камикадзе. С того самого момента, как был раскрыт заговор алжирской террористической группы взорвать Эйфелеву башню. Однако в США, по словам советника президента по делам национальной безопасности Кондолизы Райс, ни ФБР, ни ЦРУ никогда не упоминали в своих донесениях об этой разновидности терроризма. Более того, никто из них никогда не сосредотачивал свое внимание на терактах внутри США. Все ждали нападений террористов на американские объекты за рубежом. Между тем:

Диктор: В 1995 году филиппинские власти арестовали Рамзию Зефа - автора первого плана уничтожения ВТЦ, который не удался в 1993 году. От Зефа и его партнера Мюрада стало известно о плане взорвать штаб ЦРУ в Вирджинии с помощью пилота-камикадзе.

Марина Ефимова: Ахмеда Рессама, которого прозвали "подрывателем второго тысячелетия" судили за участие в попытке взорвать аэропорт и другие объекты в Лос-Анжелесе в конце 1999 года.

Диктор: Еще в 1994 году писатель Том Кленси закончил свой бестселлер "Долг чести" сценой, в которой пилот-террорист на самолете, полном горючего, врезается в Капитолий во время объединенной сессии Конгресса.

Марина Ефимова: Каждый подросток, который до 11 сентября играл в компьютерную игру "симулятор полета", вдохновенное создание фирмы Майкрософт, врезался на своем виртуальном самолете именно в виртуальный ВТЦ. Почему службы безопасности прозевали все подсказки? Вот, как объясняет это Джеймс Вулси, который был директором ЦРУ с 1993 по 1995 год.

Джеймс Вулси: Проблема в том, что ФБР не имела общего центра, куда бы свозились все донесения о террористах. Директор ФБР Мюллер только месяц назад устранил этот недостаток. Но в организации, которую он унаследовал от своих предшественников, не была предусмотрена централизованная борьба с терроризмом. Так исторически сложилось, что ФБР никогда не была тем, чем в других странах являются органы внутренней службы безопасности. И это объясняется тем, что в США всегда придавалось огромное значение правам человека и индивидуальной свободе. Но террористы изменили эту ситуацию, и в нашей системе происходит стремительная перестройка. Словом, при обсуждении роли ФБР надо принять во внимание и исторический аспект.

Марина Ефимова: Мистер Бадолато?

Эд Бадолато: Расследование ситуации, проведенное в последние дни, ясно показывает, что две службы безопасности ФБР и ЦРУ практически не делились информацией. Более того, штаб ФБР не обращал внимания на предупреждения, поступавшие от местных, штатных агентств.

Марина Ефимова: 40-летнего агента ФБР Кеннета Уильямса в его офисе в городе Фениксе, штат Аризона, дразнят суперзвездой. Дело в том, что это он в 1995 году нашел, или, как говорят детективы "унюхал" Майкла Фортьела - главного свидетеля по делу Тимоти Маквея, взорвавшего федеральное здание в Оклахоме. В июне 2001 года Уильямс заметил, что сотни, если не тысячи молодых арабов, живущих в Америке и находящихся под подозрением в принадлежности к радикальным мусульманским группам, в частности, к Аль-Кайде, учатся в летных школах. Уильямс умудрился побеседовать по душам с десятком курсантов и был потрясен их откровенной ненавистью и агрессивностью по отношению к Америке. 5 июля Уильямс и его начальник Бил Куртс отправили в Вашингтон тревожное донесение с предложением немедленно расследовать личности подозрительных курсантов арабов. Однако, по образному выражению Куртса, в штабе с ними обошлись хуже, чем с Кассандрой. Их донесению не просто не поверили, его игнорировали.

Диктор: 16 августа 2001 года ФБР в Миннеаполисе, штат Миннессота, арестовало бывшего курсанта авиашколы Закариуса Мусауи, того самого, который теперь обвиняется как 20-й хайджекер - то есть, похититель самолета. Его арестовали за просроченную визу, но истинная причина была в том, что, по сообщению инструкторов авиашколы, Муссауи очень интересовался техникой пилотирования и совсем не интересовался техникой посадки. Директор местного ФБР, ветеран с 20-ти летним стажем Колин Роули, дважды посылал рапорты в Вашингтонское управление и запрос о разрешении просмотреть компьютерную картотеку арестованного. Разрешение дано не было, и раппорт Роули, как и раппорт Уильямса, не поднялся выше первой инстанции.

Марина Ефимова: Все указывает на то, что сигналы о надвигающейся катастрофе просто засосало бюрократическое болото столичного управления ФБР. Так ли это? Вот, что сообщает журнал "Ньюс Уик" от 27 мая нынешнего года.

Диктор: "Запрос из Миннеаполиса о разрешении прослушать телефон и расследовать компьютерную картотеку Закариуса Муссауи должен был быть утвержден юристами специального федерального суда, разбирающего дела, связанные со службами безопасности. И юристы решили, что у ФБР нет достаточных доказательств в принадлежности Муссауи к террористической группе. Старший судья в Вашингтоне Ройс Ламбер пришел даже в ярость от подобных немотивированных запросов и поэтому заодно запретил прослушивание телефонов всех подозреваемых по делу о взрывах посольств в Африке.

Марина Ефимова: Мистер Бадолато, когда стало известно, что судья запретил ФБР искать доказательства вины Муссауи по той причине, что у них не было доказательств его вины, я вспомнила, как в СССР людям запрещали поездки в капиталистические страны, объясняя это тем, что у них опыта поездок в капиталистические страны. Такая ловушка своего рода из формулировок.

Эд Бадолато: Вы абсолютно правы. Сейчас на обсуждении Конгресса уже находятся новые законопроекты, которые изменят эту ситуацию. Они объединены под общим названием "патриотический закон". Службам безопасности будут даны, по крайней мере, временно, особые права на сбор информации. ФБР, в частности, не должно будет каждый раз испрашивать разрешения судьи на прослушивание телефонов человека, подозреваемого в связях с террористическими группами. Но тут дело еще и в отношении. Многие судьи и адвокаты твердо ведут линию защиты индивидуальных прав, абсолютно не принимая во внимание, что мы находимся в состоянии войны. Нам придется осторожно обновить нашу юридическую систему и дать службам безопасности возможность ловить террористов, не нарушая фундаментальных прав американских граждан.

Марина Ефимова: В яростном письме, которое директор Миннеаполисского бюро Колин Роули написала директору ФБР Мюллеру, она обвиняет чиновников вашингтонского управления в том, что они думали не о безопасности страны, а о безопасности своих карьер. Однако статья Нила Льюиса в "Нью-Йорк Таймс" описывает случай еще из клинтоновских времен, когда одаренный и действенный сотрудник ФБР Майкл Резник сделал несколько запросов на прослушивание телефонов предполагаемых членов Хамаза. И все тот же судья Ламберт их забраковал. Тогдашний министр юстиции Рино признала правоту судьи, и карьера Резника рухнула. Льюис пишет: "Чиновники службы безопасности признаются, что после этого случая они остерегаются быть слишком агрессивными в преследовании даже людей, подозреваемых в терроризме, и стараются не представлять судье запросы, которые могут быть поставлены под сомнение". Был дополнительный стопор и с запросом аризонского агента Кеннета Уильямса, предложившего в срочном порядке расследовать личности подозрительных арабских молодых людей-учеников летных школ. Об этом сообщает журнал "Тайм" от 27 мая сего года.

Диктор: Чиновники службы безопасности боялись, что если про такое расследование прознает пресса, их обвинят в отборе обвиняемых по национальному и религиозному признаку, а они еще не могут отдышаться от обвинений по делу американского ученого - китайца Вана Хо Ли, заподозренного в шпионаже.

Марина Ефимова: Кстати сказать, довольно сомнительную роль в попытке заранее выследить террористов Аль-Кайды сыграла и американская пресса. Вот о чем напоминает бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси.

Джеймс Вулси: Это позорная история. ЦРУ провело потрясающую работу, сумело наладить прослушивание сателитной телефонной связи Осамы Бин Ладена задолго до 11 сентября. Но какой-то идиот сообщил об этом прессе. А поскольку люди Бин Ладена внимательно читают западные газеты, они немедленно отключили связь и лишили нас главного и, возможно, решающего источника информации. Поэтому первая мера в борьбе с террористами - отстранить от секретной информации 99 процентов людей, которые сейчас ее получают. Во время Второй мировой войны информацию о том, что были расшифрованы немецкие и японские коды, информацию о передвижении войск знала буквально горстка людей. И они молчали. Вспомните историю высадки в Нормандии. Гигантская операция, о которой не узнал ни один человек из вражеского лагеря. Я думаю, что сейчас мы должны действовать точно также.

Марина Ефимова: Но далеко не все с ним согласны. Вот, что говорит, например, нью-йоркский учитель Роберт Макфорт.

Роберт Макфорт: Теракты против американских объектов случались и раньше в разных странах мира. Нападениям подвергались американские казармы, корабли, посольства. Что помешало ЦРУ и ФБР заранее собрать необходимую информацию, чтобы защитить наши интересы? Оказывается, для успешной работы им надо нарушать законы открытого общества, которые существуют в Америке. Мне не нравится, что спецслужбы арестовали сотни мусульман и на всякий случай держат их в заключении без суда. Я не доверяю людям, которые это делают. Они просто хотят получить больше власти. Им нужна власть.

Марина Ефимова: Художница Марго Конелли.

Марго Конелли: Если мы дадим себя запугать, если будем готовы поступиться своими свободами, тогда ФБР постепенно начнет действовать, как советское КГБ. Конечно, я, как и все, хочу жить, не чувствуя постоянной опасности. Да, я нуждаюсь в том, чтобы спецслужбы охраняли меня от террористов. Но только не так, чтобы мы, американцы, оказались в закрытом полицейском обществе.

Марина Ефимова: Наш корреспондент Владимир Морозов побеседовал с профессором Гарвардского университета, специалистом по терроризму Джульеттой Кайм.

Владимир Морозов: Мисс Кайм, когда подозрение пало на Закариуса Муссауи, который, как позже выяснилось, оказался террористом, судья запретил проверять его компьютер. Как вы оцениваете этот факт?

Джульетта Кайм: Я не думаю, что отказ судьи имел решающее значение для следствия. Вообще, до сих пор никто не знает, как решались подобные вопросы в министерстве юстиции. Это лишний довод в пользу широкого расследования.

Владимир Морозов: Представители ФБР заявили, что их обвинили бы в расизме, если бы после нескольких поступивших им сигналов, они бы стали проверять всех подряд мусульман-курсантов летных школ.

Джульетта Кайм: Я думаю, что это удобная отговорка для ФБР и правительства. Они ищут, чем бы оправдать свои ошибки. По моему, в данном случае, так называемое "расовое профилирование" не было необходимо и не помогло бы делу. ФБР сетует, что якобы политическая корректность помешала им работать. Да они просто плохо работали. Никто им не мешал. Вообще, вопрос о политической корректности преувеличен.

Владимир Морозов: Задолго до 11 сентября ФБР начало прослушивание радиотелефонов террористов, и об этом сразу узнала и сообщила пресса. Террористы стали осторожнее, что сделало подслушивание неэффективным.

Джульетта Кайм: Но утечка секретной информации не означает, что мы не должны проверять работу спецслужб. Лидеры спецслужб хотели бы все засекретить. Смешно такое предлагать. Ведь мы - демократическое общество. Конгрессмен Гепхард совершенно справедливо требует независимого расследования того, что привело к событиям 11 сентября. Чтобы такое расследование не было политизировано, в комиссию должны входить не члены Конгресса, а независимые эксперты по терроризму. Только так мы можем извлечь урок из трагедии. Подобные комиссии создавались после нападения Японии на Перл Харбор в 1941 году, после убийства Джона Кеннеди в 1963. И мы должны сделать это теперь.

Марина Ефимова: Радикальная перестройка ФБР уже началась, и комиссия по расследованию событий, предшествующих 11 сентября, уже назначена. Но вот о чем предупреждает историк Майкл Бишлос в статье "Границы расследований", опубликованной газетой "Нью-Йорк Таймс".

Диктор: Такого рода расследования дают публике успокоение, способствуют проведению реформ в правительственных учреждениях, но от них не следует ожидать полного понимания происшедшего. Это понимание приходит, если приходит, только десятилетия спустя. Расследование Перл Харбора в 1944 году было до крайности политизировано. Томас Дьюи - противник Рузвельта - даже начал распускать слух, что Рузвельт заранее знал о готовящемся нападении и ничего не предпринял. И только личное вмешательство генерала Джорджа Маршала остановило это нелепое обвинение, которое могло расколоть страну. А в другом случае, когда шло расследование убийства Джона Кеннеди, никому из членов комиссии Уоррена не была известна информация о том, что правительство Кеннеди сделало насколько попыток совершить покушение на Фиделя Кастро и что это могло дать последнему мотив самому подослать убийц к Кеннеди. Расследуя события, предшествующие 11 сентября, мы должны помнить, что исторические фигуры и исторические события со временем будут выглядеть по-другому и что какой бы вердикт не был вынесен судом, он по определению будет временным.

Марина Ефимова: Что думают о работе служб безопасности простые жители Нью-Йорка? С ними побеседовала Рая Вайль.

Рая Вайль: - Легче всего обвинять правительство, - качает головой 90-летний Абрахам. Это было неожиданностью и для них. Если бы они знали - они бы предотвратили. Как говориться, знал бы, где упадешь, постелил бы соломку. Да, предупреждения были. Но разве все проверишь?

Рая Вайль: За 90 лет мой собеседник повидал на своем веку много.

- Но все что связано с сегодняшним терроризмом, это исключительная проблема. Такого раньше не было. Мы не знаем, против кого воюем. Противник невидимый. Вот от чего возникает паника, порой, без всяких на то оснований.

Рая Вайль: Игорь, из города Донецка, считает, что стопроцентной защиты от террористов и ожидать нечего.

- Охрана не может решить проблему, потому что против лома есть другой лом, и поэтому очень сложно эти вопросы решать. Вообще, нужно это все изнутри делать, внутри Америки. До смешного дошло, когда иммиграционная служба дала визы тем двум террористам, которые взорвали близнецов. Беспечность и еще раз беспечность внутри страны.

Рая Вайль: 60-ти летний Гриша из Одессы считает, что нужны радикальные меры.

- Америку погубит чрезмерная демократия. Свобода, которой люди не совсем понимают, как пользоваться. Бесконтрольность. Американцы, если грубо говорить, зажирели. Они не чувствовали опасности много лет. А когда опасность пришла, то перестроится практически невозможно за год, за два.

Рая Вайль: Роджер Ченс - консультант финансовой компании.

- Не знаю, насколько возможно было предотвратить взрыв ВТЦ. Это было такой неожиданностью для всех. Сейчас говорят разное. Мол, была информация. И, похоже, что действительно была. Но к ней недостаточно серьезно отнеслись. Но ведь это не в одной Америке так. Террористические атаки происходят регулярно и, в то же время, спонтанно, каждый раз заставая людей врасплох. Сомневаюсь, что можно все предусмотреть и обеспечить людям стопроцентную безопасность. Вот сейчас начнет работать комиссия Конгресса, будет расследовать ошибки, совершенные службами безопасности. И это хорошо. Но мы не должны знать все. Только эксперты могут и должны знать все детали. А когда пресса безответственно публикует все подряд, она не столько облегчает нашу жизнь, сколько делает ее опасной.

Марина Ефимова: Но самое главное, конечно, это не расследование событий прошлого, а готовность к будущему. Мистер Бадолато, я надеюсь, на этот раз Америка не будет вести себя, как глупый Ганс из сказки братьев Грим, и не будет готовиться к тому виду терактов, которые уже были?

Эд Бадолато: Конечно, в этом ведь вся и проблема. Террористы из Аль-Кайды действуют очень умно. И их принцип - не повторяться в своих акциях. Они изобретательны, обеспечены деньгами, у них нет другой цели, кроме уничтожения неверных вообще и американцев в частности. И они готовы на смерть. Поэтому надо иметь в виду любые, самые неожиданные акции. Особая трудность заключается в том, что мы должны перехитрить их и добиться успеха каждый раз и в каждом месте. А им достаточно добиться успеха один раз. Я хочу добавить, что мы сейчас вкладываем огромные средства, миллиарды долларов в переоборудование и в перестройку служб безопасности и специальных военных подразделений, что мы мобилизуем силы по всему миру. И что мы готовимся к многолетней, глобальной войне.

Марина Ефимова: Остается вспомнить слова японского адмирала, руководившего атакой на Перл Харбор. Когда после атаки соратники поздравляли его с победой, он сказал: "Мы не победили Америку, мы просто разбудили спящего гиганта".

XS
SM
MD
LG