Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бунт против экзаменов


Ведущий Иван Толстой

Конгресс утвердил, и президент Буш подписал удивительный закон. Об обязательности ежегодных стандартизированных школьных экзаменов в классах с 4-го по 10-й. Значит ли это, что до 2002 в США школьные экзамены были не стандартными или не обязательными? В какой-то мере, и то и другое. Школьные округа сами составляли экзаменационные программы в соответствии с тем, чему и как учили в этом округе. Они могли сами выбирать темы и сами потихоньку снижать критерии, чтобы их школы выглядели лучше. Эту ситуацию впервые попытались изменить только в середине 90-х годов. Рассказывает представитель Нью-йоркского отдела школьного образования Том Дан.

Том Дан: В 1996 году совет регентов Нью-Йорка установил штатные стандарты. Это не то чтобы программы обучения, а перечень того, что ребенок должен знать и уметь к окончанию всех трех школьных ступеней - начальной школы, средней и хай скул. В 1998 году в соответствии с этими стандартами были предусмотрены и экзамены, так что вообще тесты, соответствующие штатным критериям, у нас существуют уже 4 года, а нововведением являются только стандартизированные тесты. То есть одинаковые для всех и обязательные. Их задача - выявить не только отстающих учеников, но и отстающие школы.

Марина Ефимова: То есть, после нововведений 1996-1998 годов и до нынешнего закона школьники могли сдать экзамены и получить после школы так называемый регентский аттестат, а могли не сдать и получить аттестат облегченный. С ним было не поступить в хороший колледж и вообще в колледж. Но не всем же получать высшее образование! Не всем же работать на высокооплачиваемых работах! Зачем мучить обязательными, стандартизированными экзаменами тех, кому все равно их не сдать? Однако такого рода рассуждения никогда не останавливаются на разумном уровне. При попустительстве законов, критерии в школах продолжали снижаться и в конце 90-х на международных олимпиадах американцы обнаружили, что их школьники в среднем знают намного меньше европейских. Но дело обстояло еще хуже. Читаем в журнале "Нью-Йорк Таймс Мэгэзин".

Диктор: В 2000 году в общественной школе Маунт Вернона, пригорода Нью-Йорка, населенного, в основном, афроамериканцами, стандартизированный экзамен по английскому языку в 8-м классе сдало только 20 процентов учеников. В других, бедных районах Нью-Йорка тест сдавало 36, 48, в лучшем случае 50 процентов учеников.

Марина Ефимова: Америка с ужасом обнаружила, что среди школьников есть немало таких, которые к 7-8 классу еще не умеют читать. Как может случиться, чтобы и школа и родители проморгали такую нелепость. Вот, как это объясняет русский учитель математики, петербургский методист Александр Карп, которого пригласили преподавать в учительском колледже Колумбийского университета в Нью-Йорке. Александр Карп: Государственных регуляторов, к которым мы, россияне, привыкли, здесь просто не существует. Существует что-то на уровне штата, что-то на уровне общественных организаций. Например, стандарты математического образования, разработанные Национальным советом учителей математики. Но это все совсем не так жестко, как в России даже сегодня. Другое дело, что в России это очень часто фальсифицировалось. Но, по крайней мере, это было таким важным показателем. Здесь это все не так. Скажем, весьма нехитрый местный экзамен в штате Нью-Йорк в школе не сдает 70 процентов. Не сдает - не сдает. Не здорово, но живем дальше.

Марина Ефимова: Живем дальше в том смысле, что дети переходят в следующий класс.

Александр Карп: Дети переходят в следующий класс. Здесь же система курсов. Поэтому вы становитесь старше, а курсы вы берете по математике практически те же самые.

Марина Ефимова: И вот теперь, с введением стандартизированных штатных экзаменов, обязательность которых будет контролироваться федеральным законом, и школьникам, и учителям, и родителям придется попотеть. И многие к этому не готовы по разным причинам. На обложке журнала "Нью-Йорк Таймс Мэгэзин" помещена фотография решительного школьника, у которого на рюкзачке прикреплен огромный значок: "Я не нуждаюсь в стандартизированных экзаменах". Ну, естественно, какой же школьник нуждается в экзаменах? Удивительнее то, что после подписания закона многие родители бойкотировали новые экзамены. То есть, разрешили своим детям их не сдавать. А многие учителя вышли на демонстрации протеста. Одним из главных противников новых экзаменов является микробиолог, профессор престижного Технологического института Эм-Ай-Ти, активист реформ в системе школьного образования и отец двух школьников Джонатан Кинг.

Джонатан Кинг: Мы говорим о стандартизированном экзамене, который не учитывает ни ваше происхождение, ни то, в какой школе вы учитесь. Это, во-первых. А во-вторых, это жестокий экзамен. Потому что если вы не сдадите его по окончании мидл скул, вам скажут, что вы не можете учиться дальше, не можете поступить в хай скул и окончить ее. Эти экзамены - тяжелое бремя, которое ляжет и на плечи учеников, и на плечи учителей. А главное, они не имеют никакого отношения к образованию. Если вы возьмете музыкантов оркестра и всех их начнете экзаменовать, заставляя играть на кларнете, то вы не получите правильной оценки музыкантов. Так и этот тест. Он создан по принципу: один размер на все фигуры.

Марина Ефимова: Профессор Кинг, почему все другие страны не видят в стандартизированных экзаменах никакой проблемы? Почему в Америке они вызывают протест?

Джонатан Кинг: У детей, которые выросли на морском побережье, формируются одни интересы и способности, а у детей, выросших в горах, - другие. Дети из латиноамериканских семей привыкли к одной культурной атмосфере, а дети из ирландских семей - к другой. В Америке мы традиционно считаемся с такой разницей и пытаемся ее сохранить. Стандартизированные экзамены разрушают это многообразие культур и не в состоянии уловить разные таланты детей. Такие экзамены ради удобного единообразия вытесняют из школ богатые, разнообразные, неожиданные и интересные программы обучения. Это возвращение к 20-м годам, реакционная тенденция, шаг назад. И новый закон не был разработан учителями или университетскими профессорами. Но просто был спущен сверху консервативными политическими силами.

Марина Ефимова: Вы возражаете против стандартности, то есть одинаковости для всех экзаменов. Но ведь где бы ни учились дети, им всегда в жизни нужен некий джентльменский набор знаний. Например, английская грамматика, таблица умножения, таблица Менделеева, принцип работы электричества. Однажды моя подруга уходила в отпуск и сказала секретарше, молодой американке, что уезжает в Мадрид. Не увидев никакой реакции, она спросила: "Вы знаете, где Мадрид?". И секретарша сказала: "Франция?".

Джонатан Кинг: Да, но стандартизированный тест призван проверять базовые знания, а не конкретные. Хотя в нем могут быть конкретные и довольно странные вопросы. Например, где проходили границы афганского царства Мали 14 века? Так что часто тесты составлены случайно и капризно. И поэтому я воспользовался правом не подвергать своих детей такой несправедливой и реакционной проверке. Эти тесты не помогают ребенку учиться тому, как жить в будущем демократическом обществе. Эти тесты - перенесение европейской педагогики 19 века в Америку 21 века.

Марина Ефимова: Профессор Кинг уже упомянул одно из главных возражений против стандартизированных экзаменов. Более прямо о нем говорит гарвардский специалист по начальному образованию Ричард Элмар.

Ричарнд Элмар: Это плохой закон. Такой закон провоцирует учителей на то, чтобы они не преподавали, а натаскивали на экзамен.

Марина Ефимова: В журнале "Нью-Йорк Таймс Мэгэзин" читаем:

Диктор: Учителя испытывают огромное давление не только со стороны школ, которым нужны хорошие результаты экзаменов, чтобы получить штатные или государственные дотации, но и со стороны родителей. Те тревожатся за статус школы, в которой учатся их дети. А также и за свой личный статус. Никто не хочет быть родителем двоечника, особенно в маленьком городке. "Я потратила полтора месяца на подготовку своего класса к экзамену, - жалуется Дайана Лузки, учительница из школы в Чапл Хилл, штат Нью-Йорк, - пришлось отменить чтение и разбор "Ромео и Джульетты". Но все равно одной мне было не справиться. И мне помогали пятеро родителей, которых я натренировала".

Марина Ефимова: Тут хочется сказать: заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет. Представитель Нью-йоркского отдела школьного образования изъясняется более уважительно.

Том Дан: Многие противники новых стандартизированных тестов считают, что теперь школы вместо того, чтобы учить детей, будут лихорадочно готовить их к экзаменам. Но мы поясняем учителям опять и опять, что чтобы хорошо сдать эти экзамены, к ним не надо месяцами готовиться, а надо в течение года много читать и писать и решать много задач по математике.

Марина Ефимова: Правда, учителям приходится готовить к экзаменам детей, которые и учились по заниженным стандартам. А главное - по совершенно разным и абсолютно случайным программам. В школе, где училась моя дочь Наташа, я помню, была поражена их программой по литературе в 10 классе. Стейнбек, одна вещь Диккенса и Тони Моррисона. Никакой системы, никакой последовательности. Если учитель был афроамериканец - дети читали Джеймса Болдуина, если гомосексуалист - Теннеси Уильямса, если либерал - Нормана Мейлера. Так что сейчас учителям трудно подгонять раздробленные знания своих учеников к какому-то единому стандарту. Но не является ли это виной самих учителей. Какова квалификация школьных учителей в США? Профессор Кинг?

Джонатан Кинг: Они хуже, чем должны были бы быть. И причина, естественно, в низкой зарплате. Школьные учителя получают меньше других профессионалов, и к тому же их социальный статус не соответствует важности и сложности их работы. Это тяжелый труд. Я думаю, мы должны поднять учительские зарплаты, если хотим привлечь в школы лучших специалистов.

Марина Ефимова: Этот довод приводят многие. Начинающий учитель в Нью-Йорке получает чуть больше 30 тысяч, что является средней американской зарплатой. Если к этому прибавить их бенефиты: двухмесячный отпуск, медицинскую страховку и перспективу приличной пенсии, то это не так уж плохо. Тем более, если учесть, что учитель со стажем поучает уже 50, а то и 60 тысяч. Не забудем также, что учителя объединены в могучий профсоюз. Как раз в связи с введением экзаменов в газете "Уолл Стрит Джорнал" появилась об этом редакционная статья.

Диктор: В Калифорнии профсоюзы учителей настаивают на том, чтобы они сами составляли тесты. В теории это должно улучшить академический уровень экзаменационных вопросов. Но в реальности это даст учительским профсоюзам сделать школьные программы и тесты заложниками в борьбе за зарплаты и бенефиты. Уже и сейчас условия коллективных договоров профсоюзов со школьными округами сделали практически невозможным увольнение учителей в случае их академической несостоятельности. Даже либеральная газета "Сан-Франциско Кроникал" отметила, что тесты должна составлять независимая комиссия, что сфера образования не должна зависеть от трудовых соглашений и переговоров.

Марина Ефимова: Вот, что говорит представитель Нью-йоркского школьного округа Томас Дан.

Томас Дан: За эти годы штатный конгресс дал на нужды общественных школ огромные суммы денег. И теперь правительство и штатное и федеральное хочет знать, с пользой ли потрачены эти деньги. И проверить это можно только экзаменами.

Марина Ефимова: В связи с введением стандартизированных и обязательных экзаменов возникла и совершенно неожиданная проблема.

Диктор: В нью-йоркском пригороде Мамаронок завучи общественной школы пригласили на собрание агентов по недвижимости. Обеспокоенные агенты интересовались перспективами городских школ. Если результаты тестов будут низкими и репутация школ пострадает, в городе упадет продажа домов, и их бизнес пойдет вниз. Я заверила собрание, - сказала завуч Шерри Кин, - что в городе, где даже агенты недвижимости интересуются результатами школьных экзаменов, все будет в порядке.

Марина Ефимова: Среди противников новых обязательных экзаменов раздается много голосов в защиту меньшинств - афроамериканцев и эмигрантов. Для них, например, по словам профессора Эм-Ай-Ти Джонатана Кинга экзамены обернутся катастрофой и оставят их без законченного школьного образования. Вот, что отвечает на это Томас Дан, представитель школьного округа.

Томас Дан: Как раз наоборот. Именно школьников, принадлежащих к национальным и расовым меньшинствам, в прошлом и оставляли на обочине. Причем, их запускали еще в начальной школе, где они даже не могли научиться читать. И так все эти отставания тянулись вплоть до хай скул. В прошлом, во многих школах, настоящие, регентские аттестаты получали только 20 процентов учеников. Теперь, все ученики должны будут достичь определенного минимума знаний. И никакие отговорки не будут приниматься во внимание.

Марина Ефимова: Любопытно, что родители школьников в богатых районах, где школы считаются хорошими, жалуются, что новые тесты слишком просты, составлены в расчете на средних учеников и потому понизят образовательный уровень их детей. Между тем, вот что пишет Джеймс Страуб, автор статьи в "Нью-Йорк Таймс Мэгэзин".

Диктор: Далеко не всегда дети из богатых районов лучше сдают стандартизированные тесты. Дело в том, что тесты часто составлены по рецептам традиционной педагогики и потому требуют конкретных знаний - даты, события, произведения, названия стран. А в богатых районах общественные школы уже традиционно либеральны, где детям преподносят идеи и мнения чаще, чем знания. В 1998 году в Вирджинии в богатом округе Феерфакс после стандартизированного теста только 7 процентов школ были признаны удовлетворительными.

Марина Ефимова: Рассказывает петербургский методист Александр Карп.

Александр Карп: Вы знаете, народ это очень любит, кстати сказать, по обе стороны океана, говорить: что же вы только натаскиванием занимаетесь, а вот высокие идеи вам недоступны. А потом, если вы начнете внимательно смотреть:. Человек вам, скажем, говорит, что надо больше внимания великой русской литературе. А после этого, если вы его спросите: а вот Пушкин когда жил или какие сочинения написал, то выяснится, что человек не знает. Понимаете? Здесь не меньше, чем в России, все больше насчет общих разговоров и общего понимания. Вы спрашиваете, так вот все-таки с твоим общим пониманием, так как же? А он ничего не может. Без результата тоже плохо. Значит, главный вопрос - в какой степени достигнут будет баланс. Изменить ведь надо очень многое и не только в Америке. Если вы думаете, что в российской школе все дети знают, чего столица Мадрид, так поверьте, это не так. Учащимся 7-8 класса задали вопрос, когда умер Лев Толстой - до Второй мировой войны или после - ответы были разнообразные.

Марина Ефимова: Тогда в ответ моя любимая нью-йоркская история. Одного профессора истории искусств студент первого курса спросил: "Вот вы все говорите: Первая мировая война, Вторая мировая война, а которая была раньше-то?". Что думает о новых обязательных школьных экзаменах народ: родители, учителя, директора школ? С ними беседует Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Дон Блейк - мама 13-тилетнего Тревиса. Кажется, что она и сама закончила школу года два назад. Дон, как вы ребенком относились, скажем, к экзамену по математике.

Дон Блейк: Я была в ужасе. Я не понимала математику. А экзамены и тесты ничего не изменили и ничему меня не научили. Это был какой-то странный ритуал, не имевший никакого отношения к моему образованию.

Владимир Морозов: А что вы думаете об экзаменах, которые будет сдавать ваш сын?

Дон Блейк: У меня смешанные чувства. Конечно, надо определить уровень знаний ребенка. Но в итоге сын получает в школе не знания, а умение сдавать экзамены. Хотя самого сына тесты не беспокоят.

Владимир Морозов: А вот, что думает директор школы номер 63 Хибрен Салазар.

Хибрен Салазар: Тесты - отличный способ оценить уровень знаний учеников. Другое дело, что тесты могут быть составлены так, что это унижает какую-нибудь этническую группу. Например, простой вопрос про День Благодарения. Дайте этот тест детям, недавно приехавшим из Мексики или из России. Они знают, что такое индюшка и готовы ее отведать. Но они не слышали про День Благодарения, потому что это чисто американский праздник.

Владимир Морозов: А как относятся к тестам родители ваших учеников?



Хибрен Салазар:\ Мои родители озабочены тем, чтобы дети прошли тесты. Встречала ли я родителей, которые против тестов? Нет, не встречала.

Владимир Морозов: А я встречал. Вот, что сказала мне, например, Терол Кронин - мама 15-тилетней Скарлет.

Терол Кронин: Что проверяют тесты? Не ваше умение рассуждать, анализировать, иметь собственное мнение. Они проверяют, как запомнил ребенок набор фактов. Тесты составляют так, чтобы никого не обидеть. Вопросы предельно легкие. Может, это и лучше для самых плохих школ и плохо подготовленных детей. Но для всех остальных это хуже.

Марина Ефимова: Необходимо напомнить, что новые стандартизированные тесты не являются общенациональными. Они будут штатными. Федеральный закон лишь требует неукоснительного соблюдения штатных стандартов. А почему бы стандартам ни быть общенациональными, одинаковыми для всех? Ведь уже давно идет обсуждение возможности введения в американских школах общенациональной программы обучения, как во всех европейских странах. Вот, что отвечает на этот вопрос гарвардский специалист Ричард Элмор.

Ричард Элмор: Это неплохая идея, но она неосуществима из-за того, что мы, американцы, постоянно боимся усиления роли правительства. И, кстати сказать, новый закон президента Буша - это первое серьезное вмешательство правительства в сферу образования. Так что, может быть, времена меняются.

Марина Ефимова: Другой, и довольно любопытный отвод от общенациональной программы дает профессор Эм-Ай-Ти Джонатан Кинг.

Джонатан Кинг: У нас в США нет традиции общенациональных школьных программ. И вот почему. Нельзя представить себе, чтобы в Алабаме, Миссисипи или Луизиане историю рабства, например, учили так же, как ее учат в Массачусетсе или Нью-Хэмпшире. То же самое касается Гражданской войны и ее героев. Какими бы ни были исторические факты, отношение к ним очень разное. Очень разные взгляды на историю. И наша традиция - дать людям возможность иметь эти взгляды и передавать их своим детям. У нас нет единой общенациональной концепции истории и соответственно очень трудно сформировать единую общенациональную программу.

Марина Ефимова: Неужели в общенациональной программе нельзя представить все возможные интерпретации событий, как это делается в энциклопедической статье?

Джонатан Кинг: Я знаю, что в Советском Союзе было единое отношение к истории. Но в США это насильственное навязывание общих взглядов целой нации всегда считалось ужасной вещью. Я не против общей программы для научных дисциплин, но она не годится для истории или литературы.

Марина Ефимова: К закону о стандартизированных штатных экзаменах, принятом сейчас Конгрессом и подписанным президентом Бушем, Америка шла, по крайней мере, 10 лет. Не исключено, что еще через 10 лет она примет общенациональную программу обучения, а с ней и общенациональные экзамены. Многие здесь уже вспоминают слова Черчилля, сказанные им по другому поводу, но подходящие к случаю. "Американцы всегда делают правильные вещи, но только после того, как попробуют все неправильные".

XS
SM
MD
LG