Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пардон. Последний скандал правления Била Клинтона


Автор Марина Ефимова
Ведущий Иван Толстой

Все президенты США перед тем, как покинуть Белый Дом, даруют помилование. Сотни помилований. Одни возвращают человеку его гражданские права, до того отобранные судом. Другие сокращают срок заключения, третьи спасают от смертной казни или даже от суда. Это президентское помилование в Америке называют Пардон. Президент Рейган за два его срока даровал 406 помилований и смягчений приговоров. Президент Картер за один срок 566. Президент Джордж Буш-отец всего 77. Президент Клинтон за два срока даровал 450 помилований и в смысле количества ничем не отличался от других президентов. Однако, по крайней мере, одно его помилование - миллиардеру Марку Ричу - было особенным. Бывший президент против обычая даровал его в последнюю ночь своего пребывания в Белом Доме. То есть буквально: даровал, выскочил и захлопнул за собой дверь. И помилование немедленно взорвалось, как бомба. Цитируем редакционную статью газеты "Нью-Йорк Таймс".

Диктор: Наша газета обычно опасается слова "беспрецедентный", поэтому мы просто скажем, что в истории американских президентов мы не нашли примера, сравнимого с помилованием Марка Рича. В последний момент Билл Клинтон совершил поступок, который был хуже самых худших ожиданий его критиков и самых худших опасений его друзей.

Марина Ефимова: Марк Рич - негоциант, совершающий международные торговые сделки гигантских масштабов и торгующий сырьем, в основном, нефтью. В 1983 году ему и его партнеру Пинкасу Грину в штате Нью-Йорк были предъявлены штатной прокуратурой обвинения по 50-ти пунктам. Включая мошенничество, жульническую утайку налогов в размере 50-ти миллионов долларов, а также незаконную торговлю с Ираном в дни, когда там держали американских заложников. И даже рэкет. Несмотря на вызов в суд и подписку о невыезде, оба партнера покинули страну. То есть, грубо говоря, сбежали от суда. Рич обосновался в Швейцарии, очень скоро получил там гражданство, живет припеваючи и продолжает вести оттуда свой бизнес. Но в Америку он вернуться не мог. До президентского пардона у него был здесь статус беглеца от закона. Обычно таким людям помилование не дают. Именно поэтому в одной из редакционных статей "Нью-Йорк Таймс" говорится, что помилование Ричу было непростительным превышением власти президента. Однако вот что отвечает на это политолог, старший научный сотрудник Бруклинского института в Вашингтоне Стивен Хэс.

Стивен Хэс: Ни о каком превышении власти в этом случае говорить нельзя, так как по Конституции Президент имеет абсолютную власть в этом вопросе. Как император Калигула мог назначить римским проконсулом своего коня, так президент Клинтон мог бы объявить помилование своему коту Саксу, если бы захотел. Однако существует этическая сторона этого дела. И в этом смысле выбор президента шокировал подавляющее большинство американцев. Но, повторяю, действия президента Клинтона можно квалифицировать не как превышение власти, а только как недостойное применение власти. Их нельзя назвать беззаконными.

Марина Ефимова: Но, очевидно, существуют некие традиции или правила, которым президенты обычно следуют.

Стивен Хэс: В министерстве юстиции есть даже специальный офис, через который положено обращаться к президенту с просьбой о помиловании. И там, я думаю, целые тома правил. Например, человек, скрывающийся от судебных органов не подлежит помилованию вообще. Именно поэтому адвокаты и родственники Марка Рича действовали в обход этого офиса и обращались непосредственно к президенту.

Марина Ефимова: Вот, что добавляет по этому поводу другой участник нашей передачи, профессор Йельского университета юрист Роберт Гордон.

Роберт Гордон: Во многих странах помилование стало официальным институтом. То есть амнистией. В одних странах амнистию устраивают регулярно - раз в год. В других каждый президент, покидая свой пост или, наоборот, вступая на него, объявляет амнистию, скажем, политическим заключенным. Никаких международных юридических правил о помилованиях нет, даже сейчас. Тем не менее, в идеале, желательно, чтобы порыв президента совпадал с инстинктивным ощущением большинства его граждан. Поэтому существуют неписаные традиции: освобождать тех, кто по нравственным меркам не заслужил наказания или уже достаточно заплатил за свое преступление. Или, по общему мнению, раскаялся и переродился. Но Марк Рич, судя по всему, не подходит ни под одну из этих категорий.

Марина Ефимова: Кроме, одной особой категории. Дело в том, что первая жена Рича Дениз пожертвовала на личную библиотеку Билла Клинтона 450 000 долларов.

9 февраля по делу о помиловании Рича начались слушания в Конгрессе. Дениз Рич предложили иммунитет - гарантию освобождения от судебного преследования - если она согласиться свидетельствовать. Но она отказалась, воспользовавшись 5-й поправкой к Конституции, по которой человек вправе отказаться свидетельствовать против самого себя. То есть знала за собой вину. На слушаниях даже бывший юрисконсульт Белого Дома, а ныне адвокат Рича Джек Куин, попытался отмежеваться от этого дела. Он заявил:

Джек Куин: Я хочу подчеркнуть, что до недавнего времени я ничего не знал о пожертвованиях, которые Дениз Рич внесла в фонд библиотеки мистера Клинтона. Я также ничего не знал ни о ее значительной финансовой поддержке демократической партии, ни о ее подарках лично Биллу Клинтону. Я убежден, что он основал свое решение о помиловании исключительно на милосердии и что в его решении его очень поддерживал тогдашний израильский премьер-министр Барак.

Марина Ефимова: Выступивший по телевидению политический обозреватель журнала "Ньюс Уик" Том Скуитери сказал на это.

Том Скуитери: Стыдно слушать эти сказки. Даже самые радикальные демократы помалкивают в тряпочку об этом деле. Не было человека, который не знал о пожертвованиях Дениз Рич. А юрисконсульт не знал? Хорош юрисконсульт!

Марина Ефимова: Вообще же, желание отмежеваться от этого помилования было общим. Руководство инвестиционной корпорации "Морган Стенли" отказалось от идеи пригласить Билла Клинтона выступить на их конференции. Выступление Клинтона отменил и штатный колледж в Массачусетсе после письма из Конгресса графства, отказавшегося оплачивать его обычный гонорар за выступление - 100 000 долларов из денег налогоплательщиков. Зато другой штатный колледж в городе Салем выразил энтузиазм по поводу предстоящей речи Клинтона. "Интерес к Клинтону снова повысился, - сказал администратор. - Три из четырех тысяч билетов на его выступление тут же раскупили. Притом, что самый дешевый билет стоил 25 долларов. Скандалы всегда увеличивают продажу билетов". Правильное, но довольно циничное замечание.

Разумеется, у Клинтона есть и защитники. Участник нашей передачи, профессор Йельского университета Роберт Гордон в письме в газету "Нью-Йорк Таймс" просил не забывать, что политика нового президента Джорджа Буша-младшего, в частности, его предложение снизить налог на наследство тоже служат исключительно богатейшему кругу его друзей и однопартийцев. "И это является, - пишет Гордон, - еще большей коррупцией, чем поступок Клинтона".

Профессор Гордон, ведь предложение Буша о снижении налогов это не столько его личная инициатива, сколько традиционная политика республиканцев.

Роберт Гордон: Что такое коррупция? По сути дела, это получение льгот от правительства за деньги. Но если коррупция продолжается достаточно долго и деньги замешаны очень большие, то коррупция уже выглядит, как политика. К сожалению, в нашей системе уже давно деньги играют огромную роль в политике. Но, в общем и целом, Клинтон как президент служил тем американцам, которые обладают наименьшим политическим влиянием в стране.

Марина Ефимова: Профессор Гордон, политик может быть либералом или консерватором, он может быть прав или не прав. Но он должен быть честным человеком. Он не должен давать помилование за взятки.

Роберт Гордон: Клинтон не брал взяток за помилование. Никем это не доказано. Я хочу прояснить свою позицию по этому вопросу. Я осуждаю помилование Рича и считаю, что Билл Клинтон поступил весьма опрометчиво, если не сказать глупо. Но он не совершил ничего противозаконного. Марк Рич делал то, что делают все предприниматели и банкиры - он финансировал политиков в обмен на услуги и привилегии для своего бизнеса. Возьмите любого конгрессмена. Его компанию финансируют богатые предприниматели из его штата. Для того, чтобы он защищал в Конгрессе их интересы.

Марина Ефимова: Тогда почему были немедленно назначены слушания в Конгрессе?

Роберт Гордон: Во-первых, у республиканцев уже вошло в привычку преследовать Клинтона. Одно расследование сменяет другое. Другой мотив, очень серьезный - популярность Клинтона. Он побил даже Рональда Рейгана! Большинство американцев, не одобряя Клинтона-человека, чрезвычайно высоко ценят его как президента. И американцам важно было дискредитировать Клинтона в глазах общественности с целью ослабления оппозиционной демократической партии.

Марина Ефимова: Республиканцам не пришлось прикладывать для этого много усилий!

Роберт Гордон: Действительно, я не буду спорить с тем, что Клинтон в течение всей своей карьеры очень помогал тем, кто хотел его дискредитировать, и я не буду спорить с тем, что многие американцы искренне его презирают.

Марина Ефимова: В истории Америки было несколько спорных помилований, хотя ни одно не вызвало такого скандала, как помилование Рича. В 1795 году президент Джордж Вашингтон помиловал двух молоденьких участников бунта против налога на виски, поднятого фермерами Пенсильвании и Южной Каролины, где виски был их главным, а иногда и единственным доходом. В 1923 году президент Хардинг даровал чисто политическое помилование главе профсоюза железнодорожных рабочих социалисту Юджину Дебсу, который поразил Хардинга и не его одного своими твердыми принципами, честностью и личным мужеством. Президент Ричард Никсон воспользовался своим правом помилования и уменьшил срок заключения другому профсоюзному лидеру Джеймсу Хофа. Еще более спорным был пардон самому президенту Никсону, данный президентом Фордом после уотергейтского скандала. И, наконец, президент Буш-старший помиловал бывшего министра обороны Каспера Уайнбергера, который вместе с другими политическими деятелями, включая, самого президента Рейгана, был повинен в продаже оружия Ирану в обход эмбарго ради освобождения американских заложников в Ливане.

Роберт Гордон: Я думаю, что самым спорным было помилование рейгановскому министру обороны Касперу Уайнбергеру. Министру было предъявлено обвинение судьей Уолшем, возглавившем по поручению Конгресса расследование так называемого скандала Иран-гейт. В основном, он обвинялся в лжесвидетельствовании, и я не сомневаюсь, что Уайнбергер скрыл от большого жюри важную информацию. Судья надеялся, что под страхом возможного обвинительного приговора Уайнбергер раскроет роль самого Буша в деле Иран Контра. Буш даровал Уайнбергеру помилование до суда и на мой взгляд, сделал это для того, чтобы участие его самого в этом скандальном деле не выплыло наружу. Вот это было действительно выгодное помилование. Другим сомнительным случаем было помилование президентом Джеральдом Фордом Ричарда Никсона. Но в этом акте, бесспорно, никакой личной выгоды для Форда не было. Это был просто тактический шаг государственного деятеля, решившего положить конец одному из самых шумных политических скандалов своего времени.

Марина Ефимова: Тут нужно добавить, что оба упомянутых профессором Гордоном помилованных, и Никсон, и, особенно, Уайнбергер нарушили закон ради верно или не верно понятой пользы Америки. Или даже пользы своей партии, как в случае с Никсоном. Но тоже ради пользы Америки. Более того, во всех остальных спорных случаях, президенты даровали помилование людям, боровшимся за идею или за жизнь. Что касается Рича, то ни один его защитник ни разу не упомянул никаких других целей его деятельности, кроме обогащения. Впрочем, никто не отказывает ему в щедрости. Даже враги. Вот, что сказала журналистка Ариана Хафингтон во время теледебатов.

Ариана Хафингтон: Рич щедро рассыпает монеты везде, где это может ему пригодиться под видом благотворительности. Это стало новым способом купить себе доброе имя.

Марина Ефимова: Фотография в журнале "Тайм": улыбающаяся Хилари Клинтон рядом с улыбающейся Дениз Рич. Подпись: Рич дала 70 000 долларов на сенатскую компанию Хилари Клинтон. Другая фотография: бал, вечерние наряды. Смеющиеся Билл Клинтон и Бел Дозорец. Красавица, жена короля богоделен Рональда Дозорца, активная демократка и подруга Дениз Рич. Дозорец хлопотала перед президентом за Рича и лично, и по телефону, и по электронной почте. Глядя на фотографии, вы видите, что все эти люди - друзья, приятели, члены одного общества и одного круга. Говорит политолог Стивен Хэс.

Стивен Хэс: Выходит, что если у тебя есть влиятельные друзья, то есть и надежда на помилование. А у людей без денег, связей такой надежды нет. Для американцев такое ощущение в высшей степени оскорбительно. Равноправие перед законом - наш первый и главный принцип. И президент должен быть первым его носителем. А Билл Клинтон этот принцип предал.

Марина Ефимова: Доктор Хэс, среди потока мнений по делу о помиловании Рича я несколько раз натыкалась на предложение изменить конституцию, ограничив право президента на пардон и сделав его более демократичным.

Стивен Хэс: Я думаю, это нелепое предложение. В сущности, его сделал пока только один сенатор, которого никто не поддержал пока. Институт помилования прекрасно работал 200 лет. И злоупотребление или ошибка, допущенные одним президентом, никак его не дискредитируют. Никаких перемен в Конституции не предвидится.

Марина Ефимова: Как написал в письме в газету один житель Сан-Франциско, "нужно не реформу проводить, а выбирать себе президента, обладающего этическим компасом". Давайте послушаем и другие мнения американцев, у которых нет блата в Белом Доме. С ними беседует Владимир Морозов.

- Я не знаю, почему Клинтон сделал это. В свое время я дважды отдала голос за Клинтона, но если бы сегодня были новые выборы, я бы не стала за него голосовать.

Владимир Морозов: За бывшего президента вступился молодой инженер Алекс:

Алекс: Мне трудно поверить, что Клинтон цинично использовал президентские полномочия, я слишком его уважаю. Если же говорить о законе, который дает президенту право на помилование, то он безнадежно устарел, его давно пора отменить. Ведь это совершенно антидемократический закон.

Владимир Морозов: И, наконец, мнение представителей русскоязычной общины. Программист Андрей.

Андрей: Он, наверное, хорошо от них получил. Может, они открыли ему счет в Швейцарском банке. Он такой, любит рисковать. А что они ему могут сделать? Сейчас другое время. Нравственные ценности, особенно в Америке: Главное деньги, все остальное до лампочки.

Владимир Морозов: Очень не одобряет Билла Клинтона и пенсионерка Лиля.

Лиля: Он прекрасно изучил систему. Все возмущаются, но никто не наказывает. Таким людям ничто не вредит. Прекрасно вывернется, выкрутится, и будет занимать хорошие должности.

Марина Ефимова: Доктор Хэс, какими, с вашей точки зрения, могут быть политические последствия этого скандала?

Стивен Хэс: Политическая карьера Билла Клинтона на этом остановилась. После конца его президентского срока Клинтон должен был играть в демократической партии одну из ведущих ролей. Но теперь Клинтон представляет собой подпорченный товар. Партия не сможет его использовать, во всяком случае, в ближайшие годы.

Марина Ефимова: Но сам Билл Клинтон, как всегда, не сдается. В газете "Нью-Йорк Таймс" он опубликовал большую статью "Причины помилования", в которой приводятся детально все его резоны.

Диктор: Во-первых, другие нефтяные компании, совершавшие те же финансовые операции, что и Рич, судили не уголовным, а гражданским судом. Во-вторых, два специалиста по налогам - профессор Вольфман из Гарварда и профессор Гинзбург из Джорджтауна - пришли к заключению, что все налоги были компанией Рича уплачены, если учесть выплаченные ею 200 миллионов долларов штрафа по другим делам. И, в-третьих, высокопоставленные израильские государственные деятели из обеих партий просили меня об этом помиловании в благодарность за те пожертвования, которые мистер Рич делал в пользу Израиля, в частности, за помощь Моссаду в эвакуации евреев из опасных регионов мира. Обвинение в том, что я помиловал мистера Рича в виде ответной услуги за создание фонда моей библиотеки, совершенно беспочвенны. Я хочу, чтобы каждый американец, даже тот, кто не согласен с моим решением, знал, что я принял его только из соображений справедливости.

Марина Ефимова: Но, как говориться, единожды солгавши, кто тебе поверит? Вашингтонский журналист Джозеф Каан первым уличил Билла Клинтона в неточностях. Оказалось, скажем, что двум профессорам из Гарварда и из Джорджтауна Марк Рич уплатил за их налоговый анализ 100 000 долларов. Израильская секретная служба Моссад уже намекнула американским журналистам, что они просили не столько за Рича, сколько за смягчение участи Джонатана Поларда, приговоренного к пожизненному заключению за шпионаж в пользу Израиля. Важный вопрос поднял в письме в газету "Нью-Йорк Таймс" житель Флориды Сесиль Холанд. "Билл Клинтон, - пишет Холанд, - утверждает, что бизнесмен Марк Рич невиновен в уголовных преступлениях. Тогда зачем ему давать помилование? Почему не уговорить его вернуться в Америку и предстать перед судом, который, безусловно, его оправдает? Помилование предусматривает вину. И наш экс-президент кривит душой. Как всегда". Итог всему этому делу подводит редакционная статья в газете "Нью-Йорк Таймс" от 19 февраля.

Диктор: Какие бы причины не приводил в свое оправдание мистер Клинтон, ясно как день, что Марк Рич не был достойным кандидатом для помилования. Он не перенес наказания за свою вину. Он его избежал. Годами он скрывался от правосудия и вот теперь за это награжден. Это подрывает уважение и к закону, и к самой процедуре помилования. Участь Марка Рича должна была, прежде всего, решаться в суде, где решается участь всех тех американцев, у кого нет миллионов и нет магических связей в Белом Доме. Только после этого он мог быть помилован. Что касается влияния Израиля, то президенту Клинтону должно быть известно, что давлению извне можно поддаваться только ради национальной безопасности, а не ради того, чтобы сделать кому-то дорогой дипломатический подарок. Последнее оправдание, приведенное мистером Клинтоном, - некие особые обстоятельства дела, которые он вправе не открывать. Однако ясно, что история Марка Рича начинается и кончается деньгами. Боюсь, что это и есть те особые обстоятельства, которые привели к неблагородному использованию самой благородной обязанности президента.

Марина Ефимова: В сущности, не очень интересно знать, что станет с Биллом Клинтоном. Интересно, что станет с президентской должностью? Допустимо ли станет для будущих президентов лгать под присягой? Брать взятки за помилование, и вывозить мебель из Белого Дома, если она не привинчена к полу? Удалось ли Клинтону снизить планку?

XS
SM
MD
LG