Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смертная казнь в Америке


Автор Марина Ефимова
Ведущий Иван Толстой

Диктор: Рассвет 18 января 1977 года в городке Прова, штат Юта, был ледяным. Приговоренного, 40-летнего Герри Гилмара и свидетелей подвели к пустому складу. Там все уже было приготовлено. У стены стояло старое кресло с кожаным сиденьем, за ним к стене был прислонен матрац и мешки с песком, чтобы пули не отлетели рикошетом от стены и не поранили свидетелей. Ночью, перед казнью, Гилмару устроили прощальную вечеринку. Родственники, тюремные сторожа и журналист Лоренс Шиллер - будущий режиссер фильма о Гилмаре "Песнь палача". Сейчас они все стояли за желтой пластиковой лентой и смотрели на ярко освященное кресло, к которому ремнями пристегивали Гилмара. К его футболке прикрепили белый кружок на том месте, где было сердце. Один из тюремных служащих заботливо раздал свидетелям ватные шарики, чтобы заглушить звук залпа. За решеткой тюрьмы в это время толпились с камерами и микрофонами корреспонденты всех крупных газет, радиостанций и телевидения. В городах проходили демонстрации за отмену смертной казни, и молодежь пела наспех сложенную песню "Что они сделают с Герри Гилмаром?"

Марина Ефимова: Что сделало Герри Гилмара таким знаменитым? Убийцу, беспричинно и бессмысленно застрелившего двух абсолютно незнакомых ему людей - служащего на автозаправочной станции и продавца бакалейной лавки. Его сделала знаменитым только казнь. Первая в Америке за 10 лет. С 1967 по 1977 год в США не казнили ни одного человека. Смертная казнь существовала в США со времен первых колоний. Вот, что рассказывает об этом историк закона, профессор Колумбийского университета Эбен Моглин.

Эбен Моглин: В колониях преимущественно судили по английским законам, а в английском законодательстве до 19 века смертную казнь давали за любое серьезное уголовное преступление. Как раз тюремный срок был довольно необычным наказанием, а повешение - самым обычным. В 17 веке в Массачусетсе, который был колонией пуритан, в вопросе о смертной казни законодатели абсолютно точно следовали за Ветхим Заветом. За что казнили в Библии, за то и в Массачусетсе.

Марина Ефимова: В середине 19 века уже Англия наказывала смертной казнью только за убийства. А в Америке старые законы доползли до середины 20 века.

Эбен Моглин: Только в 1969 году Верховный суд США постановил присуждать высшую меру наказания лишь за одно уголовное преступление - за убийство.

Марина Ефимова: До конца 19 века единственным видом смертной казни здесь было повешение.

Эбен Моглин: Повешение - тоже дань следования английской традиции. В Европе уже в 18 веке создалось мнение, что повешение слишком негуманный метод казни, хотя многие считали, что казнь и должна быть негуманной и позорной для острастки будущим преступникам. Тем не менее, вдохновленный идеями гуманизма французский врач Жильяр Гильотен изобрел новое орудие казни - гильотину. Но чем популярнее это орудие становилось во Франции во время французской революции, тем с большим отвращением относились к нему англичане. И они остались при своем старом добром способе экзекуции - повешении. Американцы тоже не стремились к модернизации. За одним исключением. В штате Юта, где обосновались мормоны, был принят свой собственный способ экзекуции - расстрел. Мормоны верят в то, что, если при совершении преступления была пролита кровь жертвы, то при наказании должна быть пролита кровь преступника. В 1977 году мистер Герри Гилмар, очевидно, выбрал расстрел.

Марина Ефимова: Каждый раз, когда в США разгорается спор о том, запрещать или не запрещать смертную казнь, всплывает выражение "жестокое и необычное наказание". Теоретически, повешение не считалось жестоким и необычным наказанием. Другое дело, практика. "В бедных городках, - пишет Фредерик Дриммер в книге "Пока не умрет", - казни часто проводились не профессиональными палачами, чьи зловещие фигуры появлялись там в редких торжественных случаях, а местными шерифами. В результате их неумелости, несчастный сукин сын мог мотаться в петле, хрипя и дергаясь минут 20, а иногда, наоборот, петля почти отрывала ему голову и он заливал кровью первый ряд зрителей". В 1855 году новый губернатор Нью-Йорка Дэвид Хилл заявил, что повешение - это отголосок темных веков и что современная наука позволяет сделать смертную казнь более гуманной.

Эбен Моглин: Подобно французскому порыву гуманизации смертной казни 150 лет назад, в Америке конца 19-го века был свой порыв, в результате которого появился электрический стул. На этот раз вдохновителем новшества был Томас Эдисон и его электрификация Америки. Мы электрифицировали улицы, учреждения, кухни и смертную казнь. В 20-х - 30-х годах пресса представляла этот способ казни как самый гуманный из всех возможных.

Марина Ефимова: 6 августа 1890 года. 4 часа утра. Все улицы вокруг тюрьмы городка Оборна, штат Нью-Йорк, все балконы, окна и крыши окрестных домов, платформы железнодорожной станции, ветви деревьев покрыты людьми, которые жаждут не увидеть - видеть они ничего не могут - но засвидетельствовать первую казнь на электрическом стуле.

Диктор: Приговоренный, 30-ти летний бродяга Бил Кемлер, гордился своей исторической ролью. "Я умру, как человек, - говорил он другим смертникам". Перед казнью к нему зашел начальник тюрьмы, зеленый от беспокойства. Кемлер похлопал его по плечу: "Я не подкачаю, начальник, - сказал он, - если вы не подкачаете".

Марина Ефимова: Начальство подкачало. Бедный Кемлер оказался подопытной свинкой. Электроды были подключены только к его голове. И когда включили ток, электрошок только парализовал его, но не убил.

Диктор: Безжизненное тело Кемлера сняли со стула и положили рядом на пол. Два врача склонились над ним и объявили его мертвым. И вдруг, лицо Кемлера густо покраснело, из груди вырвался хрип, изо рта пошла пена и он забился в конвульсиях. Два свидетеля упали в обморок, прокурор в ужасе выбежал из помещения. Дрожащими руками тюремщики снова посадили Кемлера в кресло, привязали, и снова пустили ток. Запахло паленым мясом, и от головы Кемлера пошел дым.

Марина Ефимова: Словом, лучше не досказывать эту страшную сцену. После первой пробы электрического стула был вызван для консультации великий изобретатель Томас Эдиссон, который сказал, что электроды надо привязывать к рукам, а не к голове. И, после еще нескольких неудач, электрический стул научился убивать мгновенно.

Эбен Моглин: Но сейчас развитие технологий и моднейших идей гуманности привело Америку к новому методу казни, который представляет собой гротескное подобие медицинской процедуры - инъекцию смертельной дозы отравляющего вещества.

Диктор: В 1972 году Джеймса Ричардсона, неграмотного рабочего-южанина, афро-американца приговорили к смертной казни по обвинению в убийстве собственных детей. Он сидел в камере смертников, когда грянуло решение Верховного суда, принятого в связи с делом 1972 года Форман против штата Джорджия. В решении, ставшим историческим, было сказано, что в США слишком часто присяжные и судьи приговаривают обвиняемых к смертной казни произвольно и несуразно и что такая практика неконституционна. Суды всполошились. Все смертные приговоры были заморожены и Джеймс Ричардсон оказался между небом и землей.

Марина Ефимова: Противники смертной казни ликовали. В решении Верховного суда сказано: "Смертная казнь, в том виде, в каком она сейчас существует, в принципе, не может эффективно служить судебной системе и является тем, что мы называем жестоким и необычным наказанием". Многие решили, что в 1972-м году Верховный суд вообще признал высшую меру наказания неконституционной. Так ли это? В нашей передаче участвует сотрудник института "Интерпрайс" профессор Уолтер Бернс.

Уолтер Бернс: В 1972 году Верховный суд признал неконституционной не саму смертную казнь, а только те методы, которые в то время принимались юридической системой для принятия высшей меры наказания. Имелось в виду, что система судит белых по одним стандартам, а черных по другим. Верховный суд потребовал выработки дополнительных правил и условий, которые бы гарантировали абсолютное равенство всех американских граждан перед законом. Но при этом, Верховный суд всегда поддерживал существование высшей меры наказания.

Марина Ефимова: 4 года законодатели, особенно в южных штатах, вырабатывали новые стандарты судебного разбирательства, одинаковые для белых и для черных. За это время не было вынесено ни одного смертного приговора. И вот как это отразилось на судьбе одного заключенного - Джеймса Ричардсона.

Диктор: Ричардсон, которого собирались казнить за убийство его семерых детей, был человеком неграмотным, но глубоко верующим. И он сказал себе: "Горько умирать за преступление, которого не совершал, но если меня казнят, я встречусь с детьми". В тюрьме Ричардсон выучился читать и писать, получил аттестат зрелости и стал баптистским священником. А через 3 года молодой юрист-энтузиаст нашел ряд документов, снимающих подозрение с Джеймса и получил признание бывшей соседки Ричардсонов, что это она отравила еду, которую съели дети.

Марина Ефимова: Профессор Бернс, тогда, в 1972 году вы были согласны с решением Верховного суда о несправедливом присуждении смертной казни? Скажем, я помню, что в Виржинии, белым полагалась смертная казнь за пять видов преступления, а черным за 70.

Уолтер Бернс: Да, но этот спор продолжается до сих пор. В США 12 процентов населения - афро-американцы. А из числа приговоренных к смертной казни 25 или 50 процентов афро-американцев. Критики говорят, что это непропорционально много. Но непропорционально чему? Проценту населения? Да. Но не числу совершенных преступлений. В США большинство преднамеренных убийств, караемых смертной казнью, совершается афро-американцами. И это печальный, но факт. И закон тут мало чем может помочь, поскольку все возможные меры для гарантированного равенства перед законом уже приняты.

Марина Ефимова: Спор о смертной казни касается, естественно, не только непропорционального числа приговоренных к смерти афро-американцев, но и вообще допустимости смертной казни в современном обществе. В 1974 году был введен даже специальный пункт - смертная казнь за угон самолета. При этом, во многих европейских странах смертная казнь уже давно отменена. В Нидерландах и Португалии в 1870-м, в Норвегии, Швеции, Дании - в начале 20-го века, в Финляндии, Швейцарии, Исландии - в 40-х годах, в Англии - в 1965-м, в Канаде - в 1976-м, во Франции в 1981-м.

Уолтер Бернс: Любопытно, что в Англии и во Франции смертная казнь была отменена не в результате общего голосования, а решением их парламентов. Смертную казнь отменяет не народ, а протесты интеллектуалов. В пьесе Шекспира "Макбет" главный персонаж совершает тяжелейшее преступление. Он убивает короля, подсылает наемных убийц, которые убивают детей. Как Шекспир наказывает за это своего героя? Он наказывает его смертью. Почему? Потому что Шекспир знал, что заплатить за такие преступления можно только ценой собственной жизни. Смерть Макбета - отмщение за содеянное.

Марина Ефимова: Но многие интеллектуалы как раз и добиваются, чтобы закон обеспечивал не эмоциональный, а чисто юридический, объективный подход к наказанию. Тем более к высшей мере наказания. Они особенно боятся того, чтобы наказание не стало отмщением.

Уолтер Бернс: Это потому что в большинстве своем они люди безнравственные. Интеллектуалы, не народ. Американские интеллектуалы, английские, французские. Ужасные преступления не вызывают в них гнева. Многие задаются вопросом: почему?

Марина Ефимова: Судя по делу Герри Гилмара, интеллектуалы в лице Нормана Мейлера и Лоуренса Шиллера считают, что часть вины за преступление всегда лежит на обществе, на государстве, на системе правосудия. Гилмар, посаженный впервые лет в 19 за ограбление, провел в тюрьме 12 лет. В книге Нормана Мейлера "Песнь палача" и в фильме, который сделан чрезвычайно близко к реальности, адвокат отвечает журналистам на вопрос, почему Гилмар, уже выпущенный на свободу, получивший помощь родных, нашедший женщину, которая его полюбила, почему он совершил эти два бессмысленных убийства?

Адвокат: Тюрьма - жесткая система, полностью контролирующая жизнь заключенного. 12 лет Гилмар получал указания, когда ложиться, когда вставать, когда есть. Такая жизнь прямо противоположна свободной жизни в системе рыночной экономики. И вот однажды его выпустили и сказали: ты свободен, волшебный день. Теперь ты сам ищи работу, сам распоряжайся своим временем, своими деньгами. То есть, делай все то, что тебе не давали делать 12 лет. Что может случиться в таком случае? Провал гарантирован!

Марина Ефимова: Все в этом объяснении убедительно и ясно, кроме одного: почему неграмотный, убитый горем, несправедливо осужденный Джеймс Ричардсон в подобной ситуации стал священником, а Герри Гилмар - убийцей? Профессор Бернс, а как американцы делятся на тех, кто за, и тех, кто против смертной казни? Республиканцы и демократы, либералы и консерваторы, интеллектуалы и простой народ, религиозные люди и атеисты?

Уолтер Бернс: Религиозные люди, как правило, за смертную казнь, потому что обычно они люди нравственные, а у нравственных людей преднамеренное убийство и подобные ужасные преступления вызывают гнев. Гнев и справедливость идут рука об руку. И я думаю, что если в стране преступление Герри Гилмара и таких, как он, не вызывает гнев, то в такой стране не очень хочется жить.

Марина Ефимова: Послушаем, что говорит народ. С ним беседует Рая Вайль.

Манекенщица Рита 25 лет: Смертная казнь попросту бессмысленна. Если до сих пор смертный приговор вызывает споры, значит что-то не так с самой концепцией смертного приговора.

Рая Вайль: С Ритой согласен 40-летний художник Уэйт.

Уэйт: Смертная казнь не должна существовать нигде в мире. Это варварская форма взаимоотношений между людьми. Убить человека независимо оттого, что он сделал, - это значит самому совершить преступление. Что отличает нас тогда от убийцы?

Рая Вайль: Однако студента Николаса простые ответы не устраивают.

Николас: Это очень трудный вопрос. Разумом я всегда был против смертной казни. С другой стороны, моя сестра и близкий друг погибли во время атаки террористов 11 сентября. И я хочу видеть тех, кто в этом повинен на электрическом стуле. Может, я и беспринципный, но сейчас я не против смертной казни.

Рая Вайль: 60-ти летний парикмахер Майкл говорит, что события последнего года сильно повлияли и на его отношение к смертному приговору.

Майкл: Это страшно - смертная казнь. Даже произносить эти слова страшно. Но иногда это необходимо. Око за око. И преступники должны это знать. А то, что получается? Либо их досрочно выпускают за примерное поведение, и они снова совершают убийства, либо мы платим за их пожизненные заключения. А они книжки там пишут о своих преступлениях. И даже получают признание. Нужно убивать тех, кто убивает. Это будет только справедливо.

Марина Ефимова: В спорах за и против смертной казни много различных аспектов. Один из них - вопрос о том, что дороже: содержать преступника в тюрьме всю его жизнь или казнить. Казалось бы - содержать. Но теперь уже выяснилось, что приведение в исполнение смертной казни со всеми апелляциями и процедурами стоит налогоплательщикам примерно три миллиона долларов. Что может оказаться дороже содержания в тюрьме. Другой вопрос: нагоняет ил страх наличие смертной казни на потенциальных преступников? До сих пор никакая статистика не может этого выяснить. Многих отвращает от смертной казни возможность ошибки. Вот что говорит профессор Моглин.

Эбен Моглин: Я лично против применения смертной казни в США. Во всех частях страны и во всех без исключения случаях. Я понимаю тех людей, а в Америке их большинство, которые считают, что наказанием за преднамеренное и жестокое убийство или за совершение теракта должна быть смертная казнь. Но я абсолютно уверен, что если смертная казнь в принципе включена в юридическую практику, то неизбежно, рано или поздно, будет казнен невинный человек. Я могу себе представить, что худо-бедно общество может искупить свою ошибку, если какой-то человек был без вины, по ошибке, осужден на тюремный срок. Но как общество может искупить ошибку, которая стоила невинному человеку жизни?

Марина Ефимова: В нашей передаче участвует Дэвид Эллиот - сотрудник Национальной коалиции за отмену смертной казни. С ним беседует Владимир Морозов.

Дэвид Эллиот: С 1976 года к смертной казни приговорены более 700 человек. За то же время этот приговор был снят с 99 человек. Они оказались невиновными. Последний из них - Хуан Малиндес, которого приговорил суд штата Флорида. В архивах совсем в другом деле нашлось записанное на пленку признание настоящего убийцы. Провели повторное следствие и Малиндеса освободили. А ведь он провел в ожидании смертной казни 17 лет.

Марина Ефимова: Насколько одних американцев пугает возможность засудить невинного, настолько других пугает число уголовных преступников-рецидивистов, избежавших наказаний или вышедших на свободу после короткого тюремного срока. Особенно сейчас, когда газеты сообщили, что статистика убийств снова резко пошла вверх. Вот, что говорит об этом профессор Бернс.

Уолтер Бернс: Из великих политических философов прошлого никто не сомневался в необходимости смертной казни. Эммануил Кант настаивал на ее включении в юридическую систему наказаний. Основатели США Томас Джефферсон, Джордж Вашингтон, Джеймс Мэдиссон, Джеймс Уилсон написали Конституцию, которая предусматривает смертную казнь. Все эти люди ни по своему интеллектуальному уровню, ни по своим нравственным устоям не уступали нынешним противникам смертной казни. Что было делать с нацистами, которые бежали от суда и прятались от возмездия в разных странах. Если мы нашли такого преступника, как Адольф Эйхман, что с ним делать? Отдать его на обследование психиатрам, которые придумают гуманный способ излечения его от изуверства?

Марина Ефимова: "К вопросу смертной казни невозможно подходить с чисто научной или чисто рациональной точки зрения, - говорится в постановлении Верховного суда 1976 года. - Отчасти смертная казнь - это выражение нравственного возмущения общества особо бесчеловечными и жестокими преступлениями. Эта судебная функция - смертная казнь - может многих отталкивать, но она необходима в упорядоченном обществе, где от граждан требуют, чтобы они полагались на карающую силу закона, а не самообслуживание для обеспечения своей безопасности. Инстинкт возмездия - неотъемлемая часть человеческой природы. И введение этого инстинкта в русло судебной системы есть единственная возможность не выпустить этот инстинкт на волю. Если человек не уверен в том, что за него отомстит закон, он начнем мстить сам".

XS
SM
MD
LG