Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Латинизация Америки


Автор программы Марина Ефимова

Диктор: В мексиканском пограничном городке Техуана контрабандисты ездят на огромных Понтиаках. Они запихивают трех человек в багажник, четвертого за приборную доску и так пытаются провести их в США через таможенные кордоны на мостах через Рио-Гранде. В Колексико мексиканцы переплывают пограничный канал, по которому химический завод спускает токсичные отходы и сточные воды, в уверенности, что пограничники не прыгнут за ними в этот поток. В Нагалисе под пограничной стеной прорыли тоннель на глубине двух метров и по нему проводники, их называют в Мексике "койотами", проводят людей через границу до Сасабы, откуда им надо пешком пройти 60 километров по пустыне. При этом "койоты" всегда лгут клиентам, обещая переход в несколько часов, в то время, как реально, он занимает несколько дней. Обессиливших, заболевших, подвернувших ногу, "койоты" не ждут, они просто бросают их в пустыне. Каждый год при переходе границы с США гибнет 360-400 человек.

Марина Ефимова: Так описывает ситуацию американский пограничник, чья команда вылавливает по 500 перебежчиков еженощно только в одном пограничном городке Нейко. Со всей же 2000-мильной границы их возвращают ежесуточно 4600. Тем не менее, легально и нелегально, под землей и через отравленные потоки, в фургонах и багажниках, пешком, вброд, рискуя жизнью или за огромные взятки, в США проникает столько латиноамериканцев, что по количеству они сравнялись с черным населением. А через два года они станут самым многочисленным национальным меньшинством США. Америка - страна эмигрантов. Но не до такой же степени! Претерпевала ли Америка такие нашествия в столь короткое время? В нашей передаче участвует старший научный сотрудник института "Интерпрайс", специалист по Латинской Америке Марк Фалкоф.

Марк Фалкоф: Нет, в последние 10 лет число эмигрантов побило все рекорды.

Марина Ефимова: Какое различие вы видите между этой волной эмиграции и европейскими?

Марк Фалкоф: В принципе, почти все эмигранты приезжали в Америку с идеей поправить свое финансовое положение и вернуться домой. Но так почти никогда не получалось. Подавляющее большинство оставалось здесь навсегда. Другое дело - нынешняя волна. Особенно, мексиканцы. Они из соседней страны. При современных средствах коммуникации они не теряют ни связи с родными, ни возможность ездить на родину. Вот они-то, действительно, осуществляют на деле эту идею - заработать и уехать назад. Они - транзитники.

Марина Ефимова: Наше собственное небольшое расследование провела Рая Вайль.

Рая Вайль: В Джерси Сити, где я живу, есть районы, в которых забываешь, что ты в Америке. Все другое - язык, еда, музыка. В Даун Тауне живут, в основном, латинос. В маленьком продуктовом магазине, рядом с хозяйкой крутится девочка лет 5-6-ти. Спрашиваю:

- Это ваша дочка?

Улыбается, всем видом показывает, что не понимает.

- Нон компренде, - говорит.

Напротив прачечной - две женщины. Одна - средних лет, другая - постарше.

Мэриен Лопез: Меня зовут Мэриен Лопез, мои родители из Пуэрто-Рико, - говорит та, что помоложе. - А я родилась и выросла здесь, в Джерси Сити. Так что я принадлежу двум культурам, свободно говорю на двух языках. Для меня не проблема жить в испанском районе.

Рая Вайль: Вторую женщину, на вид ей лет 60, зовут Кармен Оливи Ортис. Она тоже из Пуэрто-Рико. В Америку приехала 15 лет назад с дочкой, которая сейчас здесь закончила колледж.

Кармен Оливи Ортис: Я скучаю по своей стране, очень люблю Пуэрто-Рико. Еще несколько лет поработаю здесь, скоплю денег и возвращаюсь назад. Дочку я вырастила, ну а мне здесь делать нечего. Я по-английски плохо говорю. Только в испаноязычных районах и могу жить.

Марина Ефимова: Какое влияние оказывает латинская эмиграция на жизнь Америки? Не считая, конечно, того, что мексиканский соус салса стал популярнее кетчупа, а певица Сельма Хаек популярнее Мадонны. Об этом - профессор общественных наук Техасского университета Родольфо де ла Гарза.

Родольфо де ла Гарза: Первый эффект этой эмиграции - просто эффект присутствия. Дело в том, что в соответствии с американской Конституцией, каждый избирательный округ выдвигает тем больше кандидатов в Конгресс, чем больше население этого округа. При этом гражданство не учитывается. Только число жителей. Соответственно сейчас, штаты, в которых население выросло за счет латиноамериканцев, получили больше мест в Конгрессе, а те штаты, куда эта эмиграция не дошла - меньше.

Марина Ефимова: Мистер Фалкоф?

Марк Фалкоф: Перепись 1990 года и нынешняя, 2000 года показала одну чрезвычайно существенную разницу. Как правило, большинство эмигрантов всегда прибывают сюда бедными. Но, в отличие от других, эти за 10 лет пребывания в стране, в массе своей, как были, так и остались бедными. Не получили гражданства, не купили дома. Среди подростков самое большое число бросивших школу. И тому подобное. Все это свидетельствует о снижении качества эмиграции и представляет серьезные проблемы для полиции, судов, жилищных управлений и для отделов образования.

Марина Ефимова: Ни одна из последних волн эмиграции не возбуждала столько страхов и протестов в Америке, как волна латинос. Эту оппозицию представляет в нашей передаче Джек Мартин - сотрудник вашингтонской общественной организации "Федерация по проведению реформ в эмиграционной политике".

Джек Мартин: Мы видим три проблемы, связанные с эмиграцией из стран Латинской Америки. Первая - численность. Они заметно увеличили население США, которое и так растет с опасной скоростью. У нас годовой прирост населения 1,3 процента. Это больше, чем в Китае. Нам надо думать о стабилизации роста населения.

Марина Ефимова: Позволю себе перебить на минуту Джека Мартина, чтобы привести цифры из агитационной листовки другой влиятельной общественной организации "Американ Эмигрэйшн контрол", авторы которой пишут, что две трети прироста населения США обеспечивают эмигранты. Вернемся к Мартину.

Джек Мартин: Вторая проблема в том, что почти половина эмигрантов-латинос пребывает в страну или остается в ней нелегально. Это представляет огромные трудности для страны, в которой правит закон.

Марина Ефимова: Перепись 2000 года обнаружила, сообщает листовка, что в Америке живет сейчас 11 миллионов нелегальных эмигрантов. По данным профессора экономики Джорджа Боржеса, эмигранты отнимают работу у американцев, родившихся в Америке на сумму в 130 миллиардов долларов в год.

Джек Мартин: Третья проблема состоит в том, что эмигранты-латинос, в массе, недостаточно образованы и не обладают профессиональными навыками, чтобы заработать на жизнь. Их бедность увеличивает разрыв между доходами богатых и малоимущих в США. Из-за этого происходит перераспределение социальной и государственной помощи, которой лишаются наши собственные граждане. Ведь на социальную помощь в нашей стране может претендовать любой человек, который легально прожил здесь 5 лет. Так что латиноамериканцы - дорогостоящая эмиграция.

Марина Ефимова: "400 000 иностранцев, ни дня не работавших в Америке, получают сейчас разные типы государственной социальной помощи, - сообщает листовка организации "Контроль за эмиграцией в Америку". -Эмигранты получают пособие по бедности велфер в два раза чаще, чем урожденные американцы. Эмигранты привозят в страну своих пожилых родственников, используя Америку в качестве поставщика даровых пенсий для жителей стран третьего мира. Английский язык вынужден отступить настолько, что водительские права, избирательные бюллетени и даже церемонии по получению гражданства теперь предлагаются на дюжине иностранных языков". Я думаю, что эта листовка имеет в виду не только эмигрантов-латинос, особенно в том, что касается снабжения пособиями пожилых родственников. А вот что действительно свойственно исключительно эмиграции из Латинской Америки, это то, что они все католики. В то время как ведущая ветвь христианства в США - протестантизм. В нашей передаче участвует специалист по истории американского католицизма доктор Кристофер Шеннон. Как адаптирует американская католическая церковь вновь прибывших?

Кристофер Шеннон: Среди католических церквей Америки самые старые были как раз латиноамериканские. Их много. Не забудьте, что испанцы пришли в Америку первыми. Теперь эти церкви не вмещают всех вновь прибывших. Так что они переполняют и традиционно англоязычные церкви. На днях я был в Нью-Йорке, в Бруклине, и хотел пойти к мессе. Но в двух церквах, которые я нашел, служба шла на испанском языке. Церковь сейчас является частью политического лобби в Конгрессе. Епископы настаивают на том, чтобы социальное обеспечение распространялось и на нелегальных эмигрантов. Они оказывают давление и на президента Буша, который настроен более антиэмигрантски, чем политики демократы.

Марина Ефимова: Но церковь призвана проводить в жизнь общечеловеческие ценности и принципы. А Джордж Буш - американский президент. Его долг, в первую очередь, заботится о своем народе.

Кристофер Шеннон: Да, я должен признать, что церкви легко говорить, легко быть хорошей. Она ни за что не платит, и ничего не теряет, а только приобретает моральный авторитет.

Марина Ефимова: Мистер Фалкоф, как по вашему нужно решать проблему, которая возникает в стране, когда 15 процентов населения - люди другого языка, другой культуры, и при этом не хотят адаптироваться?

Марк Фалкоф: А я вовсе не уверен, что это проблема. Эмигранты-латинос выполняют те работы, от которых американцы отказываются. И это делается к обоюдной выгоде. Второй положительный аспект этого нашествия это то, что сами латинос, которые зарабатывают деньги в Америке, как правило, инвестируют их в своих странах. В Мексике, в частности, около 8 миллиардов долларов в год. Это улучшает экономику и, соответственно, политическую стабильность наших соседей. Для нас это чрезвычайно важно.

Марина Ефимова: А культурный аспект?

Марк Фалкоф: С одной стороны, мы не можем заставить людей переменить свою культуру. С другой стороны, трудно найти на свете что-нибудь мощнее и въедливее, чем американская массовая культура. Вряд ли кому-либо удастся ее пересилить. То же самое и с языком. В большинстве вновь прибывших семей уже через год-два дети говорят с родителями по-испански, а друг с другом по-английски. Похоже, что те латиноамериканцы, которые осели в США, будут адаптироваться медленнее, чем все предыдущие волны эмиграции. Но создаст ли это в будущем новые проблемы и трудности, пока не ясно.

Марина Ефимова: Граница с Мексикой, город Лорредо, старый мост через Рио-Гранде. 6.30 утра.

Диктор: Первыми пробегают стайки школьников с постоянными пропусками. Это американцы. Они живут в мексиканской части города - там дешевле, а в школу ходят на американскую сторону, используя фальшивые адреса друзей или родственников, поскольку ходить в школу нужно по месту жительства. Всего же за день мосты через Рио-Гранде пересечет туда и обратно, на работу и с работы, по законным делам и по противозаконным 800 000 человек.

Марина Ефимова: Лорредо, международный коммерческий банк. 7 утра.

Диктор: Банки в пограничных с Мексикой городках открываются в 7 утра, закрываются в 7 вечера, и работают 7 дней в неделю. Это серьезный показатель растущей экономики. Вице-президент банка в Лоредо Джеральд Швебель полу-мексиканец полу-немец. "Годовой бюджет нашего банка - 6 миллиардов долларов. И если вас интересует торговля, граница с Мексикой - живая лаборатория будущего".

Марина Ефимова: Лорредо, большой торговый мост. 7.30 утра.

Диктор: Таможенник Роберто Фуентас открывает шлагбаум. "Этому мосту, - поясняет он, - 13 месяцев. Он - один из пяти грузовых мостов через Рио-Гранде. И все перегружены. Таможенники не успевают проверять весь транспорт на предмет контрабанды. Поэтому выбирают наугад. По пяти мостам через Рио-Гранде ежедневно въезжает из Мексики в США несколько миллионов баррелей сырой нефти, 432 тонны перца, 238 тысяч электролампочек, 160 новых "Фольксвагенов", 16 000 тостеров и на 58 миллионов долларов запчастей".

Марина Ефимова: Этим бумом пограничные с Мексикой города обязаны договору о свободной торговле НАФТА, принятому в начале 90-х годов по инициативе президента Клинтона. Благодаря этому договору только в двух городах Эль Пасо и Хуаресе возникло за каких-то 7 лет 400 фабрик и заводов. Строительство идет по типу - вчера пустыня, сегодня город. Не хватает жилищ, питьевой воды, канализационных систем, очистительных сооружений. Рабочие вынуждены добираться до места работы часами.

Диктор: Пограничные города чрезвычайно проблематичны. Скажем, в Мексике это самые процветающие районы. При этом они все еще чрезвычайно бедны по сравнению с их двойниками по ту сторону границы, по ту сторону реки Рио-Гранде. Договор НАФТА явился и причиной их экономического расцвета, и причиной массы новых проблем. Во-первых, это - загрязнение воздуха и воды, вызвавшее целую цепь эпидемий, начиная с дизентерии и кончая астмой. Во-вторых, неуправляемая активизация грузового транспорта. Многие жители считают НАФТА проклятием этих мест. Словом, вопрос спорный.

Марина Ефимова: Особенно спорным является этот вопрос, когда речь идете о самом доходном товаре, прибывающем в США из Латинской Америки, - о наркотиках.

Диктор: Служебной собаке явно не нравится запах старого "Бьюика" 1987 года на пограничном пункте 35-го шоссе. В машине молодой водитель мексиканец с беременной женой и двумя детьми. Пограничник берет огромный охотничий нож и взрезает шину, от которой не отходит собака. Внутри - 20 килограммов марихуаны плотно упакованной в пластик, обмазанный тавотом, чтобы уничтожить запах. В тот же день в аэропорту в Лоредо наложили арест на 100 килограммов марихуаны.

Марина Ефимова: Ежегодные доходы от наркобизнеса на границе с Мексикой оцениваются в 30 миллиардов долларов. В недавнем серьезном и интересном фильме "Трафик", поставленном режисером Содесбергом о борьбе с мексиканскими нарколордами, есть одна поучительная сцена. После того, как несколько детективов и полицейских, рискуя жизнью, заполучают главного свидетеля, которого они охраняют как зеницу ока, чтобы представить на суд присяжных, этот свидетель говорит им:

Диктор: Послушайте ребята, вы напрасно рискуете своими жизнями и моей. Во-первых, потому, что в Мексике система правосудия рыночная, во-вторых, в распоряжении мексиканских картелей нелимитированный бюджет, а в-третьих, ваша работа все равно пойдет псу под хвост благодаря договору НАФТА. Еще каких-нибудь пару лет и весь транспорт пойдет через границу с Мексикой также свободно, как у нас через границы штатов. Так что ваше правительство уже давно проиграло эту войну.

Марина Ефимова: Через несколько минут после этого разговора свидетеля убивают и суд оправдывает крупного наркодиллера, контролирующего целый сектор американского рынка. Такими же безнадежными кажутся попытки остановить контрабанду людей. В "Тайме", в статье "Новый фронтир", об этой проблеме пишет Питер Кейт.

Диктор: Томас Ромеро уже сам не работает проводником. Он нанимает других. Каждый перебежчик платит ему по 700-800 долларов за доставку в нужное место в США. За время с октября 2000-го до марта 2001-го года пограничный патруль поймал и вернул в Мексику почти 57 000 человек. Опытные койоты, вроде Ромеро, переправляют за один раз по 100 человек. Половина попадется, остальные будут доставлены по назначению. Даже при том, что он должен платить 10 процентов от своего дохода мексиканской полиции и военным, Ромеро в удачную неделю зарабатывает по несколько тысяч долларов.

Марина Ефимова: После всего сказанного можно подумать, что поток эмигрантов идет только из Мексики в США. Но есть в Мексике городок и, кажется, уже не один, в котором американское население растет быстрее, чем местное. Об этом городке репортаж Владимира Морозова.

Владимир Морозов: Сан Филиппе находится на берегу моря Картеса в 200 километрах от американской границы. Недавно это была рыбацкая деревушка. Она разрослась благодаря американским пенсионерам, число которых перевалило за 9 000.

Барбара (бывший бухгалтер): Тут спокойно и красиво. Я не знаю испанского, но здесь много мексиканцев, которые говорят по-английски. Мне 67, но здесь я не боюсь жить одна, не боюсь ходить по магазинам. Мексиканцы у нас, в Лос-Анджелесе, изо все сил борются за существование в новой стране. Они жестче, они могут вас обворовать. А здешние мексиканцы милые, улыбчивые люди.

Брюс (бывший инженер): В 1985 году мы с женой начали погоню за солнцем. А к старости решили найти тихое место. Тут такой огромный выбор овощей и фруктов, они гораздо свежее, чем в Лос-Анджелесе. Пока их туда довезут! На американских прилавках 25 процентов овощей и фруктов из Мексики.

Владимир Морозов: Да, в Сан Филиппе во многие дома еще не провели электричество. Но холодильники работают на природном газе, а телевизоры - от солнечных батарей. Ведь пасмурных дней здесь почти не бывает. Американские пенсионеры признают, что в этом раю есть и минусы.

Фрида (бывший парикмахер): Мексиканцы не очень заботятся о чистоте. Выбрасывают мусор прямо из окон машин. И летом жара под 40 градусов. Мы с мужем с мая из бассейна не вылезаем.

Владимир Морозов: За свой двухэтажный дом с окнами на море Барбара заплатила меньше 100 000 долларов. В Америке дом бы стоил больше полумиллиона и был бы пенсионерке не по карману. Намного дешевле здесь услуги врача, продукты и многое другое. Стоит только пересечь мексиканскую границу, как скромная пенсия вырастет раза в 4, а то и в 5. Приятно на старости лет побыть богатым человеком.

Марина Ефимова: Профессор Де ла Гарза, как вся эта сложная ситуация, все это переплетение проблем может отразиться на отношениях США и Мексики?

Родольфо Де ла Гарза: В данный момент, мы имеем лучшие отношения с Мексикой, чем когда-либо в истории. Нельзя, конечно, открыть границу с Мексикой, но стоит уничтожить понятие "нелегальный эмигрант". Возьмите случай с Западной Германией, которая адаптировала Восточную после развала СССР. Не исключено, что нам нужно обдумать и такой вариант.

Марина Ефимова: Но обе Германии это, все-таки, одна нация с общим языком, с общей историей, а тут все разное?

Родольфо Де ла Гарза: Да, это прибавляет трудностей. Но не делает задачу невыполнимой.

Марина Ефимова: И, собственно говоря, эта идея уже начала приводиться в исполнение.

Родольфо Де ла Гарза: Президент Буш и Президент Фокс обсуждают сейчас новый тип рабочей визы для мексиканцев. Это даст возможность тем из них, кто действительно приезжает только на заработки, свободно ездить взад-вперед и не перевозить сюда семьи. Моделью для такого решения является немецкий вариант. Я не знаю, будет ли этот вариант прият, и если да, то сработает ли он, но обсуждается пока именно эта мера.

Марина Ефимова: К выборам 2004 года латинос будут представлять в Америке три с половиной миллиона голосов.

Родольфо Де ла Гарза: Пока большинство из них не торопятся стать гражданами США, а те, кто становятся, чаще всего не голосуют на выборах. Тем не менее, политики прекрасно знают, что если их партия будет игнорировать нужды и интересы этих новых американцев, то те объединяться и, образно говоря, встанут на другую чашу весов. Все политики видят в них потенциальную силу.

Марина Ефимова: Недавно президент Буш произнес свою еженедельную речь по радио на испанском языке. В прошлом месяце он устроил прием на 200 человек на южной лужайке Белого Дома с мексиканской едой и танцами под музыку Мариаччи. В приветственном слове он назвал Белый Дом "Каса Бланка". Не исключено, что в один прекрасный день появится новое государство, которое будет называться Соединенные Штаты Америк.

XS
SM
MD
LG