Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продленная молодость, или история пенсии в Америке


Автор программы Марина Ефимова

Самым печальным последствием недавнего падения финансового рынка и банкротства лидирующих корпораций было то, что у сотен тысяч служащих этих корпораций и у миллионов вкладчиков растаяли пенсионные деньги. Главный материал одного из последних номеров журнала "Тайм" называется "Удастся ли вам когда-нибудь выйти на пенсию?". На обложке этого номера кокетливая старуха на роликовых коньках обслуживает веселого, хулиганистого вида подростка у раздаточного окошка кафе "Мак Дональдс". Авторы статьи пишут:

Диктор: Растаявшие пенсии вынудили многих сегодняшних пенсионеров вернуться на работу, а завтрашних прийти к решению остаться на работе. Эта волна возврата столкнется со следующим поколением работников - с бэби-бумерс. Каждый день в Америке 10 000 представителей этого поколения справляют свое пятидесятилетие. Поздние родители, они все еще выплачивают долги университетам, где учились их сыновья и дочери. Дети здоровых и крепких американцев, они все еще помогают своим престарелым родителям, чьи медицинские расходы растут не по дням, а по часам. Государственную премию по старости им дадут уже не в 65 лет, как нынешним старикам, а только в 67. Спрашивается: когда они смогут уйти на покой и смогут ли вообще? Или мы вернемся к исторической норме начала века, когда американец работал до тех пор, пока не падал замертво.

Марина Ефимова: Горечь этой общей картины немного преувеличена. Дело в том, что доход, скажем так, типичного американца пенсионного возраста, складывается из нескольких составляющих. Государственная пенсия по старости, так называемая "соушиал секьюрити пеншн", которая дается всем, без исключения, начиная с определенного возраста, рабочая пенсия, которую он получает от фирмы, если проработал в ней определенное число лет, и собственные сбережения, включая недвижимость, наследство и так далее. Типичный американец заранее подстилает себе соломку там, где ему предстоит упасть. Об этом - один из директоров ассоциации американских пенсионеров Джон Сотер.

Джон Сотер: Большинство американцев решают уходить на покой только тогда, когда общая сумма их накоплений и их пенсии может обеспечить им уровень жизни близкий к тому, который они вели, когда работали. Но сейчас, после падения рынка и после того, как обанкротились огромные компании, очень многие американцы пенсионного возраста вынуждены оставаться на работе. То есть, они могут уйти на покой и получать от государства пенсию по старости. Но тогда их уровень жизни будет заметно ниже того, на который он рассчитывали. В действительно трагической ситуации находятся те американцы, которые уже были на пенсии, когда произошло падение рынка. И которые, по разным причинам, не могут вернуться на работу. Причем, особенно болезненно это переживают люди, которые прежде были хорошо обеспечены, потому что их уровень жизни заметно снизился, и им уже не найти выхода из положения. Тем не менее, я не думаю, что вернется диккенсовское время домов для бедных. Государственная пенсия по старости обеспечивает людей предметами первой необходимости, так что их бедность может быть вполне достойной. Если, конечно, ситуация не ухудшится.

Марина Ефимова: Вот в диккенсовские времена мы и заглянем. Или в почти диккенсовские. "В 1880 году, - пишет в книге "Эволюция пенсии в Америке" экономист Дора Коста, - 96 процентов 60-ти летних американцев работало. Работало также 90 процентов 65-ти летних и 81 процент 70-летних. Но уже в 1940 году только 22 процента 70-тилетних оставались на рынке труда". Что случилось в этот период? Рассказывает руководитель исследовательского центра по проблемам пенсий при университете Пен Стэйт Юнивесити Гэрри Розенблюм.

Гэрри Розенблюм: В США издавна были государственные пенсии и частные. Государственные, или штатные пенсии, существовали с 1915 года. Но их давали только государственным служащим и престарелым солдатам-ветеранам, причем, только одиноким и немощным. Были и частные пенсионные фонды, но очень немного. Например, некоторые компании платили пенсии особенно уважаемым бывшим служащим. Кстати сказать, первой начала платить пенсии кредитная компания "Американ Экспресс" в 1875 году. Идея государственных пенсий для всех долго не находила отклика в обществе. Страна была беднее, жизнь короче, люди работали, сколько могли. Среди большинства американцев получать деньги от государства считалось унизительным. Это значило, что ты сам не можешь себя обеспечить. Поэтому люди с чувством собственного достоинства, даже самые бедные, на свои последние беспомощные годы копили и откладывали всю жизнь и рассчитывали только на свои сбережения и на поддержку семьи.

Марина Ефимова: Это отношение к государственной пенсии, как к подачке, осталось, надо сказать, в США вплоть до 70-х годов 20 века. Я помню фильм "Белая мама", где Бэтт Дэвис играла гордую старуху, которая предпочла стать бездомной, но только не получать унизительное пособие от государства. Но, вернемся к началу 20 века. Никто не получал никаких пенсий, все работали, пока не падали замертво, и мало кому это казалось неправильным до одного, малозначительного, на первый взгляд, события 1905 года, описанного Уильямом Гребнером в книге "История пенсии".

Диктор: Англичанин, оксфордский профессор Уильям Ослер был одним из самых известных врачей своего времени. 14 лет его триумфальной карьеры прошли в Америке, где он был главным врачом знаменитой университетской больницы в Балтиморе. 22 октября 1905 года доктор Ослер произнес перед выпускниками университета речь, в которой сказал следующее: "Я собираюсь смело коснуться деликатного вопроса возраста. Очень серьезная беда ваших молодых университетов заключается в том, что основной контингент профессоров - люди пожилые, и изменить ситуацию может только эпидемия. Однако способность человека на творческий подвиг резко снижается после 40 лет. Загляните в историю свершений во всех областях человеческой деятельности. Если отнять от них достижения людей старше 40 лет - ничего не изменится. Мы все равно окажемся там же, где находимся сейчас. Эффективная, живительная работа, радикально меняющая жизнь проводится людьми в щедром возрасте от 25 до 40 лет. После 40 лет человек не теряет способности к творчеству, энергии и даже способности принимать решения, но его мозг уже не столь эластичен и восприимчив. Начиная же с 60 лет человек практически бесполезен. И, если бы в этом возрасте люди переставали работать, то это принесло бы бессчетные выгоды коммерческой, политической и профессиональной жизни. Оставаясь же на своих рабочих, особенно, руководящих постах, они бессознательно и безнаказанно приносят столь же бессчетные беды".

Марина Ефимова: Речь напечатали все газеты, и Америка взорвалась. Одни возмутились негуманностью идеи. Другие испугались за свои рабочие места. Третьи начали скрывать свой возраст. Четвертые - придумывать повод для увольнения своих престарелых работников. Политики открещивались от возможного обвинения в сочувствии идеям Ослера. Сентатор Дипью, например, в беседе с журналистами привел примеры достижений людей после 40 лет: Франклин, Гатторн, Линкольн, Вебстер, Гладстон, Дизраэли. Президент Мичиганского университета Джеймс Энжел заметил, что африканские племена веками убивали стариков, но их цивилизация не сильно продвинулась вперед. В газете "Вашингтон Таймс" писали: "Доктор Ослер объявил, что в 40 лет человек становится старым, а в 60 бесполезным. А в каком возрасте человек становится сукиным сыном? И, кстати, сколько лет самому доктору Ослеру?".

Речь Ослера пресса снова вспомнила в марте 1907 года, когда в почтовом департаменте Вашингтона 40 престарелых работниц, в основном, вдовы ветеранов Гражданской войны, без всякого предупреждения получили желтые листочки, объявляющие об их увольнении. Это было первое применение жестокой практики, вдохновленной доктором Ослером. Возмущение работников департамента столь жестоким поступком администрации было таким сильным, что пришлось вызвать полицию. Пенсия появилась через 30 лет после событий в почтовом департаменте.

Гэрри Розенблюм: Государственная пенсия по старости или "соушл секьюрити пеншн" была введена только во время Великой Депрессии в 1935 году, и причин было две. Не дать обнищавшим старикам пойти по миру, а главное, освободить на рынке труда место для молодых. Дать старикам пенсию, чтобы они могли уйти с работы.

Марина Ефимова: Система пенсий - одна из сложнейших социальных систем Америки. Количество связанных с ней законов и правил огромно и прибавляется с каждым десятилетием. Особенно продуктивным, в этом смысле, было десятилетие с конца 40-х до конца 50-х.

Герри Розенблюм: Было принято множество законодательных мер. Например, в самом конце 40-х годов суд постановил, что профсоюзы имеют право выторговывать пенсии у фирм, в то время как раньше это было дело доброй воли фирмы - платить или не платить пенсию сотруднику. Среди экономистов споров об этом было много. Но победило мнение о том, что нанимателям выгодно платить пенсии по некоторым причинам. Это существенно снижало их налоги. Это, по мнению большинства экономистов, увеличивало заинтересованность работников, а также давало самой фирме козырь в конкурентной борьбе. Большую роль сыграли страховые компании и банки, которым было проще и выгоднее иметь дело с одной огромной корпорацией, чем с сотнями тысяч мелких пенсионных контрактов. Конечно, за всем этим стояла идея переложить часть забот о пенсиях на плечи частного бизнеса, и облегчить ношу государства.

Марина Ефимова: Тем не менее, государственная пенсионная ноша стала слишком тяжела Америке. Ведь пенсию по старости получают все. Она берется из специальных пенсионных налогов, которые платит каждый работающий американец. До поры до времени, суммы этих налогов хватало на пенсии. То есть, работающих было больше, чем пенсионеров. Но потом возникли проблемы. Об одной из них рассказывает доктор Дора Коста - автор книги "Эволюция пенсий в Америке".

Дора Коста: Одна из причин нынешних трудностей в том, что с конца 50-х годов началась растрата этого фонда. Увеличили пенсии и пособия, начала стремительно расти стоимость медицинского обслуживания стариков, появились бесконечные бенефиты. Все это делалось, в основном, по политическим соображениям, но без бухгалтерского расчета. Например, старикам давали бесплатно не только кондиционеры, костыли или, скажем, лечебную обувь, но микроволновые печи, мягкие кресла и тренировочные стационарные велосипеды. Так что сейчас все накопленные суммы съедены. Одно поколение ограбило другое. И с этим ничего не поделаешь.

Марина Ефимова: Главным в перечне этих причин является, конечно, непомерный рост цен на медицинское обслуживание стариков. Особенно на лекарства. Сегодняшним пенсионерам их медицинская страховка Медикер стоимость лекарств уже не оплачивает. Другой причиной неприятностей с пенсиями стали бэби-бумерс. В 2010-2012 году они начнут выходить на пенсию. А платить налоги в это время будут люди, родившиеся в 70-х-80-х годах, когда в Америке была очень низкая рождаемость. Так что, начиная с 2010 года и в течение 20-ти, по крайней мере, лет, Америке грозит серьезный кризис пенсионной системы. Об этом - директор ассоциации пенсионеров Джон Сотер.

Джон Сотер: Все страны платят своим старикам государственные пенсии. Во всяком случае, все цивилизованные страны. И все сейчас подходят к тем же проблемам, что и мы. Во-первых, увеличивается продолжительность жизни, во-вторых, к пенсионному возрасту подходит многочисленное поколение, рожденное после Второй Мировой Войны. Поэтому, хотим мы этого или не хотим, у нас будут ухудшения в этой сфере. Это может быть увеличение налога на пенсию, уменьшение размера самой пенсии, увеличение возраста, после которого люди могут получить государственную пенсию или комбинация всех этих мер.

Марина Ефимова: Адвокатом одной из этих мер является профессор Стэнфорда Михаил Бернштам.

Михаил Бернштам: Когда был назначен пенсионный возраст 65 лет, а это было в 1935 году, в 65 лет человек был стариком и работать уже не мог. С тех пор здоровье резко улучшилось, средняя продолжительность жизни увеличилась, и люди начинают приходить к выводу, совершенно, на мой взгляд правильному, что в этой ситуации для большинства работающих надо продлить не возраст работы, они могут работать сколько они хотят, никто их не заставляет физически работать, но продлить срок, с которого люди могут получать пенсию. То есть, говоря неэкономическим языком, с какого возраста считать человека стариком? Было время, когда и 40-летняя женщина считалась старухой. А сейчас, в 65 лет ни мужчины, ни, тем более, женщины не являются старыми, неработоспособными и поэтому было бы вполне резонно продлить этот возраст до 70-ти лет. За исключением определенного состояния здоровья - для инвалидов и для больных другие условия. Как минимум 70, а может даже и больше.

Марина Ефимова: Работать после 65 лет для одних проклятье, для других удовольствие, для третьих - необходимость. Поэтому все вздохнули с облегчением, когда год назад пенсионеры в Америке получили разрешение на работу без всяких ограничений заработка. Но идея получать пенсии с 70 или, даже, после 70 лет, кажется мне немного орвелловской. Экономист Кеннет Болдинг написал однажды в статье "Перспективы экономического процветания": "Идею преодоления барьера старости можно прокомментировать одной фразой - кто захочет работать ассенизатором 500 лет?" Ведь даже Луи Армстронгу и Бингу Кросби захотелось, наконец, отменить все свои концерты и отправиться вдвоем на рыбалку.

До этого мы говорили о том, как государство справляется или не справляется со своей долей пенсий. А как несут свою пенсионную ношу фирмы? Об этом - директор ассоциации пенсионеров Джон Сотер.

Джон Сотер: За последние 20 лет в пенсионной системе Америки произошли радикальные перемены. Вместо определенной суммы, которую фирма платила своему работнику, когда он выходил на пенсию, стала повсеместно использоваться, так называемая, форма 401-К. Что она значит? Работник откладывает в свой пенсионный фонд определенную сумму, а фирма добавляет равную сумму от себя. Этот фонд человек сам вкладывает в рынок и, соответственно, его деньги подвержены всем колебаниям рынка. Фирма уже не несет за них никакой ответственности. Такая форма пенсий требует от человека гораздо большей осведомленности и сообразительности в финансовых вопросах, чем раньше. Тем не менее, даже после падения рынка и катастрофической ситуации с пенсиями сотрудников "Энрона" и других обанкротившихся фирм, я не думаю, что эта форма потеряет свою популярность. Во-первых, это гораздо выгоднее фирмам. А во-вторых, многие американцы предпочитают сами контролировать свои деньги, даже после того, что многие из них потеряли, по крайней мере, половину своих сбережений. Так что я не предвижу изменений.

Марина Ефимова: Послушаем самих американцев. С ними на углу Бродвея и Канал стрит в Нью-Йорке беседовал наш корреспондент Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Пожилой лотошник Рой торгует бижутерией и сувенирами.

Рой: Мне 59 лет. На пенсию пойду в 62. Когда-то работал в телефонной компании "Эй-Ти-Эн-Ти", так что она будет платить мне пенсию долларов 800. Получу пенсию по старости 1000. Выйдет 1800 долларов в месяц. Для Нью-Йорка, конечно, маловато, придется подрабатывать и экономить.

Владимир Морозов: А ваши родители получали нормальную пенсию?

Рой: Нет, они едва сводили концы с концами. Итальянские эмигранты. Отец был рабочим на консервной фабрике - там пенсию не платили. Мать - домохозяйка. Оба получали пенсию по старости, какие-то крохи. Но мы, дети, помогали им.

Владимир Морозов: На том же тротуаре, но более широким ассортиментом торгует Джин.

Джин: Мне 31 год. Мы с мужем стараемся откладывать на старость. Газеты пишут, что правительство уже потратило часть пенсионного фонда, и мы не знаем, останутся ли там деньги, когда пойдут на пенсию люди нашего возраста.

Владимир Морозов: У вас нет богатых родителей?

Джин: Отец умер, мать работает три дня в неделю секретаршей в благотворительной организации. А там маленькая зарплата и пенсия будет крохотная. В месяц, вместе с государственной пенсией по старости, получится где-то 1000 с небольшим.

Владимир Морозов: В сувенирах, не спеша, роется статная дама. На вопрос, сколько ей лет она не отвечает, но по виду хорошо за 70.

Дама: Я на пенсии 11 лет. Проработала учительницей 37 лет и у меня очень хорошая пенсия. Мне повезло - у нас, учителей, сильный профсоюз.

Владимир Морозов: Откуда приехали в Америку ваши родители?

Дама: Оба были эмигрантами из Польши. Работали на швейной фабрике. Пенсия маленькая, но они умели экономить на черный день. Так что мне не пришлось им помогать.

Владимир Морозов: А думает ли о пенсии этот молодой афро-американец, который подметает улицу?

Афро-американец: Сейчас нет, какая пенсия? Я только что вышел из тюрьмы. Работаю на некоммерческую организацию, которая помогает получить профессию. Отучусь, найду приличную работу, тогда и буду зарабатывать на пенсию.

Владимир Морозов: Изящная мулатка работает текстовиком в рекламной компании.

Мне 35 лет, у меня есть пенсионный план 401 от моей фирмы. Но я стараюсь не думать, что там осталось при нынешнем-то рынке. Родители на пенсии, у них полный достаток. Отец был электриком, мать домохозяйка. Компания платит отцу небольшую пенсию, плюс у них две пенсии по старости. Кроме того, отец служил в авиации и получает пенсию от правительства.

Владимир Морозов: Но так повезло не всем.

Голос: Мне 52 года, работаю в приемной больницы. На пенсию еще не скоро. Придется на всем экономить. Зарплата у меня маленькая. Я получаю чистыми 900 долларов в месяц.

Марина Ефимова: Тут возникает вопрос. Если человек получает многотысячную пенсию с места работы, имеет солидные сбережения, наследство, зачем ему еще давать скромную государственную пенсию по старости? Он ее и не заметит. Государственная пенсия никогда не имела в виду обогатить человека, она была создана, чтобы помочь ему выжить. Так не лучше ли отдать ее низкооплачиваемому работнику, чтобы его пенсия стала чуть больше прожиточного минимума? На этот вопрос отвечает специалист по государственным пенсиям профессор Лэрри Кэплан.

Лэрри Кэплан: Нет, нет, нет. Вы можете быть хоть миллионером, но в конце каждого месяца вы все равно будете получать свой чек от системы "соушл секьюрити". Потому что каждый человек, который проработал 10 лет и платил свои пенсионные налоги, имеет право на эту пенсию. А на тот случай, если вы получаете такую маленькую пенсию, что оказываетесь ниже уровня бедности, существуют дополнительные пособия. Они называются "Эс-Эс-Ай" - саплементал секьюрити инком.

Марина Ефимова: Профессор Коста.

Дора Коста: Проблема в том, что у нас существует традиционная система выплаты пенсий, и нет оснований полагать, что эта система в обозримом будущем станет щедрее. Поэтому люди, не ожидающие солидных пенсий, должны жить скромнее и работать дольше. И тогда за годы работы они накопят себе на старость прожиточный минимум.

Марина Ефимова: Почти через век после того, как уход стариков на покой был признан важным инструментом экономической политики, - пишет Гребнер в книге "История пенсии", - мы готовимся от этого инструмента отказаться. Тогда мы верили, что уход стариков омолодит бюрократию, удешевит менеджмент и вдохнет новую энергию в экономику. Теперь мы верим в то, что омолодятся пенсионеры и что хромающая экономика поднимется на плечах старой гвардии. Это почти зеркальное отражение радикальной идеи, сформулированной в 1905 году, - новый миф занимает место старого мифа.

XS
SM
MD
LG