Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Песня жадности


Автор программы Марина Ефимова

В 1985 году в Америке прошел, нашумев, фильм "Уолл-стрит". Главным персонажем фильма был талантливый, смелый, бессовестный и безжалостный делец Гордон Гекко. Главной линией были запутанные подробности его финансовых операций. И это был единственный фильм в моей жизни, на котором я уснула. Но через несколько лет я пересмотрела этот фильм со жгучим интересом. Потому что безжалостный делец Гордон Гекко в этом фильме произнес формулу, ставшую девизом многих американских корпораций на 15 лет вперед.

Диктор: Жадность - это хорошо. Жадность - действенна и, помяните мои слова, леди и джентльмены, жадность спасет не только вашу фирму, но и другую хромающую корпорацию, которая называется США.

Марина Ефимова: Фильм "Уолл-стрит", в общем и целом, отметил момент возникновения новой эпохи в корпоративной Америке. До этого момента огромные американские корпорации называли в шутку "социалистическими республиками". За низкую производительность, за ленивую расслабленность рабочего режима. Для служащих это часто была синекура. Компанию "Дженерал моторс" прозвали "Дженерас моторс". Дженерас значит щедрый. Но в мире конкуренции социалистическим структурам долго не удержаться. О том, что случилось с такими корпорациями, рассказывает старший научный сотрудник института "Американ интерпрайс", в прошлом финансовый советник президента Рейгана экономист Питер Уиллисон.

Питер Уиллисон: В 1980-х годах была просто эпидемия захвата компаний хищниками рынка. Они перекупали контрольный пакет акций и потом делали с компаниями, что хотели. В частности, дробили их и продавали по частям просто потому, что в таком раздробленном виде компании дороже стоили. Очень скоро директора компаний поняли, что все дело в недостаточно энергичном среднем звене - менеджменте компаний. Начался процесс привлечения талантливых, агрессивных менеджеров-исполнителей, благодаря которым эффективность и конкурентоспособность корпораций взлетела до небес за последние 20 лет. Но теперь директорам нужно было следить, чтобы менеджеры не зарвались и не заврались в своем стремлении к профиту. И именно это будет предметом урегулирования в следующие несколько лет.

Марина Ефимова: Не уследили директора Си-И-О, сокращение от Корпоратив Экзекютив. Ведущие менеджеры корпораций, энергичные, талантливые, обученные в американских школах бизнеса, и вдохновленные формулой Гордона Гекка, завели свои корпорации в темные леса изобретательных финансовых махинаций, которые окончились катастрофой и для корпораций, и для миллионов держателей акций.

Диктор: Когда менеджеры компании "Энрон", запутавшись в бесчисленных сделках, начали терять прибыль, они, чтобы не выйти из конкурентной борьбы стали путем фиктивных финансовых операций создавать видимость доходов. В конце концов, все это выплыло наружу. Но перед тем как цена акций "Энрона" упала, менеджеры компании успели продать свои акции, и тем спасли свои личные миллионы долларов, оставив тысячи рядовых сотрудников и сотни тысяч вкладчиков банкротами.

Марина Ефимова: Также фиктивно преувеличила свои тающие доходы компания "Уорлд Ком". Она заняла сама у себя в долг три с половиной миллиарда долларов. Год назад ее акция стоила 64 доллара, сейчас 83 цента. Компания увольняет 17 000 служащих.

Диктор: Бухгалтерская корпорация "Артур Андерсен", которая теоретически должна была быть независимым контролером "Энрона", а на самом деле, была их консультантом, получала гонорар 52 миллиона долларов в год и поэтому помогала менеджерам "Энрона" в их нелегальных финансовых манипуляциях. При начале расследования компания уничтожила все компрометирующие ее документы.

Марина Ефимова: После разыгравшегося скандала с "Энроном" брокерская корпорация "Мериэл Линч" сама на себя донесла. Она искусственно вздувала цены своих интернетных акций и обманывала вкладчиков. Компания заплатит штраф в полтора миллиарда долларов.

Диктор: За день до резкого падения акций компании "Имклон" ведущая популярного телешоу срочно продала свою долю этих акций, выиграв, таким образом, 220 миллионов долларов. Следователи имеют основание полагать, что Си-И-О фирмы поделился со своей приятельницей внутренней информацией, недоступной простым инвесторам. Оба находятся под следствием.

Марина Ефимова: Добавьте к этому скандалы подобного рода вокруг корпораций "Ксеркос", "Глобал Кроссинг", "Адельфинг", "Ти-Ай-Си-О" - и вы получите далеко не полную панораму гигантского финансового скандала Америки. Вот, как его оценивает экономист из института "Интерпрайс" Питер Уиллисон.

Питер Уиллисон: Я считаю, что мы имеем дело с исключениями из правила. У нас в Америке тысячи и тысячи, так называемых, "паблик компаниз", то есть компаний и корпораций, чьи акции открыто продаются на рынке. И среди них, естественно, обнаружилось некоторое количество таких, которые руководились жуликами. У нас существует система, которая способна, во-первых, наказать виновных, а во-вторых, в будущем, довести возможность таких злоупотреблений до минимума. Работу менеджеров контролирует совет директоров. Этот совет, представляющий интересы миллионов владельцев акций, должен быть в курсе всех дел и всех финансовых операций менеджмента. В случае злоупотребления совет директоров несет ответственность наряду с менеджерами. Поэтому, будьте уверены, что после всех нынешних скандалов бдительность директоров подскочит, и они добьются того, чтобы менеджеры не подтасовывали цифры, а говорили правду.

Марина Ефимова: Другие экономисты считают все случившееся верхушкой айсберга, симптомом общего состояния финансового рынка и поэтому, требуют не только наказания виновных, но и неких общих мер. Такого мнения придерживается Лори Мартенс - президент "Международного института этики в бизнесе", с которой беседует наш корреспондент Владимир Морозов.

Лори Мартенс: Наш институт добивается перемен в законодательстве США. Государство должно гораздо жестче контролировать свободный рынок. В частности, необходимо в корне изменить систему компенсации крупных руководителей частного бизнеса. Нынешняя система фондовых опций подталкивает менеджеров к жульничеству.

Владимир Морозов: Что такое эта система фондовых опций?

Лори Мартенс: Это порядок, при котором крупным руководителям разрешают покупать большое количество акций их собственной компании по фиксированной цене. Любое повышение стоимости этих акций на рынке дает возможность продать их и заработать многие миллионы долларов. Считается, что такая система побуждает руководителей работать эффективнее. Но часто это приводит еще и к незаконному сокрытию убытков компании, чтобы искусственно повысить цену ее акций. Надеюсь, что сейчас общественное мнение заставит Конгресс принять соответствующий закон. Наш институт полностью поддерживает обсуждаемые сейчас в Конгрессе меры, призванные изменить положение и с пенсионными фондами. Кроме того, надо строже наказывать жуликов. Например, в случае, когда махинации руководителей компании "Энрон" лишили служащих пенсионного фонда. Это все равно, как зайти в чужой дом и обворовать его. Я думаю, что эти люди должны пойти в тюрьму.

Марина Ефимова: В качестве третейского судьи призовем профессора Стэндфордского университета Михаила Бернштама. Михаил Семенович, сторонники свободного рынка говорят, что нынешний каскад скандалов - неприятное, но естественное исключение. Сторонники правительственного регулирования рынка утверждают, что эти скандалы - симптом общего состояния корпоративного мира, в котором победила жадность.

Михаил Бернштам: Это ни то, и ни другое. Это симптом экономического развития. Что произошло в конце 20 века? Произошла колоссальная инженерно-технологическо-менеджериально-организационная революция. Развились пенсионные фонды, развились взаимные фонды, появились миллионы мелких инвесторов, которые оказываются держателями акций различных компаний. Это новые процессы жизни корпораций, где возникают проблемы. Это одна сторона дела. Вторая сторона дела - что усложнилась очень сильно бухгалтерская процедура. Потому что эти компании дают очень быструю отдачу, но не отдачу на физический капитал. Физического капитала у них не много - здания, станки мало что значат. Это, в основном, люди, знания, место на рынке. И из-за этого изменились сами формы бухгалтерского учета, и многие оказались к этому не готовы и не приспособлены. А из-за этого произошли где-то ошибки, а где-то злоупотребления. Бухгалтерский учет - это наука, и эта наука должна развиться. И она разовьется, и не будет отставать от жизни. А пока она отстает.

Марина Ефимова: И законы будут какие-то новые введены?

Михаил Бернштам: Будут законы, все будет новое. То есть, на самом деле, с точки зрения исторического долгосрочного развития экономики - это пустяки. Даже если таких компаний очень, очень много. Я согласен с теми, которые говорят, что злоупотреблений очень много и ошибок очень много. Их гораздо больше, чем сообщает пресса. Но, при этом из рецессии давно американская экономика вышла, в этом квартале вообще 6 процентов роста. Это колоссальный рост. Безработица падает. То есть, американская экономика, на самом деле, в великолепном состоянии.

Марина Ефимова: Знаете ли вы, что еще в 1850 году во многих штатах Америки банки были запрещены законом? До такой степени американцам казалась подозрительной сама идея кредита и вообще одалживания денег. Вот, что пишет экономист Чарльз Моррис в своем бестселлере "Деньги, риск и жадность".

Диктор: Слово кредит происходит от латинского кредеро - доверять. Без кредита, без банковской системы в стране невозможно сделать ничего крупномасштабного. Финансовая система Америки молода. Только в начале 20 века она приобрела формы, более ли менее напоминавшие нынешние. И, кстати сказать, финансист Джей Гулд, чье имя в американской истории является синонимом жадности и хищничества, в большой степени помог сформировать эту систему. Правда, только благодаря тому, что другой гигант, банкир Джей Пи Морган не дал довести эту систему до полного произвола, введя де факто основные правила инвестирования и первые гарантии его относительной безопасности.

Марина Ефимова: В статье под названием "Жадность работает, но с опозданием", опубликованной в "Нью-Йорк Таймс" под рубрикой "Уроки Энрона", Чарльз Моррис предлагает не бороться с жадностью, но оседлать ее. "Менеджеры "Энрона", - пишет он, - при всех их финансовых преступлениях и стратегических ошибках все же помогли спустить с поводка энергетику и навсегда дискредитировать принцип раздачи энергии. Что когда-нибудь в будущем превратит эту крайне неэффективную индустрию в конкурентоспособную. Победа рынка в индустрии связи открыла бескрайние возможности интернета, где мы тоже конечно проходим через период дикого Запада. Можно найти немало пользы и в хищниках, скупавших и распродававших по частям весьма дееспособные предприятия. Все они помогли покончить со сговором старых приятелей, господствовавших в верхнем эшелоне корпорации, - университетских друзей, родственников, соотечественников и людей одного круга. Новые менеджеры побороли систему, которая не соответствовала нынешней международной конкуренции, и создали поджарую, злобную, в высшей степени конкурентоспособную машину, которая доминировала в индустриальном мире в течение 90-х годов. Наша задача - не уничтожать такую породу менеджеров, а держать ее в узде". Примерно ту же мысль проводит и экономист Питер Уиллисон.

Питер Уиллисон: Первое, чего мы должны бояться, - это законов, принятых в состоянии паники. А здесь, как на Капитолийском холме, настроение довольно паническое, и все хотят что-нибудь предпринять. Что угодно, лишь бы что-то сделать. Сейчас существует уже несколько законопроектов, и самый решительный из них представлен банковской комиссией Конгресса. Этот законопроект предполагает создать новое учреждение, которое так опутает частный бизнес ограничениями и запретами, что они лягут тяжким грузом на всю экономику.

Марина Ефимова: Одно не понятно: если мы в принципе смиримся с наличием жуликов в сфере бизнеса, то каким образом там будут существовать люди честные? Поначалу корпоративные менеджеры дали возможность миллионам мелких инвесторов вкладывать деньги в свои компании, удваивать их, утраивать, удесятерять, а потом разорили их или своим безрассудством, или воровством. Что думают о сложившейся ситуации сами эти мелкие инвесторы? Об этом репортаж Раи Вайль.

Рая Вайль: 60-летний Энтони - владелец небольшого итальянского ресторана в Манхэттене.

Энтони: Конечно, биржа - это игра. Но если бы там не было обмана, не было бы этих страшных потерь. А тех, кто пользовался доверием вкладчиков к своей выгоде и на чужом горе сколотил себе капитал, я бы ставил к стенке и расстреливал.

Рая Вайль: В городке Хобокен, где живут в основном молодые профессионалы, так называемые яппи, беседую с тремя молодыми людьми. 35-летний Джон занимается рекламой для телеканала "Дом и сад".

Джон: Не надо путать жадность с преследованием собственных интересов. Ничего плохого нет в желании много и быстро заработать. Мы не ленивы, работаем много, по 12 часов в день. Мы вкладываем все свое время и энергию, чтобы жить лучше.

Рая Вайль: Адам - врач. Он говорит, что жадность не зависит от страны, в которой человек живет. Джон не согласен.

Джон: Степень жадности зависит от культуры страны. Если культура поощряет жадность, воспевает ее, то она оказывает влияние и на своих граждан.

Марина Ефимова: В оправдание мелких американских инвесторов нужно сказать, что в последние годы они могли положить свои сбережения в банк только под очень низкий процент, часто не покрывающий инфляцию. И у них не было другого выхода, как пуститься в опасное плавание. Вложить свои маленькие деньги в финансовый рынок. Мистер Уиллисон, разумно ли было допускать туда миллионы невежественных в финансовом отношении людей, которые рисковали последними деньгами, сбереженными на черный день, своими пенсиями?

Питер Уиллисон: Система Америки не рассчитана на то, чтобы запрещать, чтобы останавливать какую бы то ни было инициативу. У нас существуют игорные дома, где люди проигрывают свои последние деньги, у нас есть лотерея и у нас есть финансовый рынок, где люди вольны покупать или не покупать акции. Но в Америке есть много способов держать деньги в относительно безопасном месте. Например, инвестиционные фонды, которыми руководят финансовые эксперты и которые чрезвычайно осторожно обращаются со своими вложениями. Или долговременные банковские вклады. Сейчас вообще огромное количество американцев потеряло деньги - как профаны, так и эксперты. И нынешний урок многих, надеюсь, дисциплинирует в будущем. Однако всегда будут существовать игроки, которые надеются на удачу. Вложи деньги в "Энрон", "Уолд Ком", чьи акции стремительно растут, и глазом не моргнешь, как станешь миллионером. Как по мановению волшебной палочки. Но финансовый мир еще раз показал нам, что чудес не бывает. Словом, то, что случилось - здоровое явление. Очень жаль людей, которые потеряли все свои сбережения, но даже после этого мы не начнем останавливать ни их, ни тех, кто едет в Лас-Вегас. Это не в правилах Америки.

Марина Ефимова: Профессор Бернштам, что вы посоветуете нам, мелкой рыбешке.

Михаил Бернштам: Достойным ответом на него ответил один из героев писателя Бабеля. Там сказано: "Если не умеешь пить водку - не пей". Те, кто не умеет играть в азартные, игры пусть не играет. Я не умею, я не играю. В азартные игры выиграть невозможно. На рынке играть не надо. Надо вкладывать деньги в стабильные долгосрочные индексы и не трогать. Все те, кто играет на рынке, либо рискуют чужими деньгами, и тогда это жулики и негодяи, либо рискуют своими деньгами, и тогда это не очень умные люди. Это то же самое, что играть в лотерею. Если люди купили на последние деньги лотерейные билеты и ничего не выиграли, пусть обижаются только сами на себя.

Марина Ефимова: И все же, если от нас требуют персональной ответственности, то почему же не потребовать с корпораций корпоративной ответственности? Ведь корпоративные скандалы не только разорили сотни тысяч людей, но главное, пошатнули доверие ко всей американской финансовой системе. Когда-то французский аристократ и путешественник де Токвиль отметил в своей знаменитой статье об Америке, что любовь к богатству заложена в самой природе американца. "Но важная особенность, - пишет де Токвиль, - заключается в том, что эта любовь к деньгам дисциплинирует их жизнь". Этот урок предков был забыт и "Энроном", и "Андерсеном", и всеми прочими оскандалившимися корпорациями. Вот, что возражает на это специалист по этике бизнеса, но сторонник законодательных мер Лори Мартенс.

Лори Мартенс: Я думаю, мы идеализируем прошлое. Подделка отчетности или, как сейчас говорят, творческий подход к бухгалтерским книгам, существовали всегда. Во время краха биржи в 1929 году было невероятное количество различных видов жульничества, в больших масштабах, чем теперь. Лет 15 назад были разоблачены руководители сети сберегательных банков "Сейвингс энд Лоунс", их президенты и менеджеры присваивали себе крупные суммы, на которые строили роскошные дома, покупали дорогие автомобили. В начале 90-х годов был крупный скандал по поводу утечки секретной банковской информации. За это угодили в тюрьму известные, богатейшие финансисты Айвен Баесски и Майкл Милкен. Такие скандалы случались и 10, и 20, и 50 лет назад.

Марина Ефимова: Дело не в частных случаях и скандалах, а в той тенденции, которая господствует в стране. Великий экономист Адам Смит написал в своем капитальном труде о богатстве и бедности народов:

Диктор: В 18 веке из всей Европы только в Англии арендатор уверенно строил ферму, устраивал ирригацию и вообще улучшал землю, принадлежащую не ему. Потому что английский фермер мог положиться на то, что чувство чести помещика не позволит ему порвать контракт, согнать арендатора с земли или поднять цену аренды. Эти обычаи столь благоприятные для свободного фермерства больше содействовали нынешнему величию Англии, чем все ее хваленое торговое законодательство.

Марина Ефимова: Финансовой системе Америки всего 150 лет, и она так круто меняется после каждого нового порыва жадности, что за ней не поспевают законы. И не будут поспевать. Именно поэтому глава федерального резервного банка Ален Гринспен предупредил нынешних выпускников нью-йоркской школы бизнеса.

Ален Гринспен: Я хочу еще раз подчеркнуть, что рыночная экономика требует системы твердых правил, законов о контрактах, законов о банкротстве, свода законов о правах акционеров и множества других. Но не законы, не правила не могут заменить человеческую порядочность. Практически во всех финансовых операциях мы полагаемся на слово тех, с кем имеем дело. Если этого доверия нет, то ни деньги, ни услуги, ни товары, не смогут обмениваться эффективно.

Марина Ефимова: Президент Буш в речи о состоянии экономики, произнесенной 9 июля, дал понять, что правительство США поставило перед собой труднейшую задачу - исправление нравов.

Джордж Буш: В данный момент главная экономическая потребность Америки - высокие этические стандарты, галоп биржи конца 1990-х годов породил беззаконие и злоупотребления, и сейчас наша задача с помощью действенного законодательства и повышения этических требований привести Америку к новой эпохе - эпохе корпоративной честности и неподкупности.

Марина Ефимова: Надеюсь, вся история с корпоративным скандалом послужит уроком и простым американцам. Не сейте денежки на поле чудес.

XS
SM
MD
LG