Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Вор"

  • Сергей Юрьенен

Сергей Юрьенен:

Золотая медаль Президента итальянского сената, приз Молодежного жюри и приз ЮНИСЕФ на 54-м Венецианском фестивале, выдвижение на премию Феникса за лучший европейский фильм года - и вот теперь номинация на премию Оскара Американской Киноакадемии за лучший иностранный фильм: в этом выпуске Павел Чухрай. "ВОР". Россия.

(Сцена из фильма)

Олег Ковалов:

Картина невероятно профессиональная в условиях нынешнего разоренного российского кинематографа, где появились идеи о том, что нужно делать числом поболее, ценою по дешевле, это успех настоящего кино.

Сергей Юрьенен:

"Вор" - НТВ-Профит (Россия), Продуксьон ле Пон и Руасси Фильм (Франция). Автор сценария и режиссер картины Павел Чухрай.

Павел Чухрай:

Где-то в 60-х годах мне рассказывали, что был такой вор, который переодевался в военную форму, ходил по квартирам с женщиной и с ребенком, устраивался на жилье, и у него не спрашивали документы, поскольку он был в военной форме, вроде бы армии доверяли в то время...

Сергей Юрьенен:

Оператор-постановщик - Владимир Климов; художник-постановщик - Виктор Петров; композитор -Владимир Дашкевич; звукорежиссер - Юлия Егорова. В главных ролях: Толян - Владимир Машков; Саня 6 лет - Миша Филипчук, Саня 12 лет - Дима Чигарев, Саня 48 лет - Юрий Беляев; Катя, мать Сани - Екатерина Редникова; докторша - Амалия Мордвинова; баба Таня - Лидия Савченко; девочка хромоножка - Аня Штукатурова; бомж - Евгений Попов и другие... Продолжительность 110 минут.

Павел Чухрай:

Мне хотелось рассказать и понять, может быть самому, что представляют из себя люди, которые сегодня руководят нашей страной, люди, которым под 50. Те, кто у власти, те, кто у военной машины, те, кто в политике, бизнесмены - кто эти люди, откуда, из какого детства они пришли, из какой страны, что их сформировало, почему у них такие ошибки, а не иные, почему они так себя ведут в обществе, в политике, в чем их слабость и в чем их сила - вот мне хотелось это понять. Потому что, поняв это, я бы, наверное, понял, почему наша страна идет сегодня таким путем, а не иным. Я себе представлял такой некий образ военного, хотя это мог быть не военный, это мог быть не Громов, это мог быть, условно даже Жириновский, хотя Жириновский слишком одиозная фигура и эксцентрическая для моего героя. Я попытался рассказать о детстве их и своем детстве, потому что, в общем, это мое поколение.

(Сцена из фильма)

Екатерина Редникова: Вы знаете, у меня с родами почему-то было много связано. Во-первых, я пошла в роддом, при мне родилось двое детей - мальчик и девочка, и когда мы снимали сам процесс родов, холод был дикий, грязь ужасная, если вы помните по картине, я прямо в грязи там лежу. Чухрай меня отпаивал виски, я была уже под конец съемок несколько, может быть, даже невменяемая.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Родной, что называется биологический отец - одетый в солдатскую шинель Александр Абдулов - это призрак и упорная мечта. Утрата, отсутствие, страстный поиск бати и готовность принять любой заменитель этой обязательной фигуры, любой ее эрзац - это, можно сказать, психообразующее свойство послевоенного поколения, о котором картина "Вор". Сане шесть лет в предпоследний год сталинской эры, когда - предварительно, за кадром - совершив кражу в общем вагоне, в его жизнь в неотразимой форме капитана танковых войск победоносной армии входит Толян и дает подержать свой ТТ.

(Сцена из фильма)

Олег Ковалов:

Американский зритель отметит такой вечный киноархетип как дружбу мужчины и ребенка, архетип, который в американском кино восходит и к фильму Чаплина "Малыш", и безусловно, к фильму Богдановича "Бумажная луна", в европейском кино это "Похититель велосипедов", в российском кино примеров картин, которые рассказывают о дружбе сурового мужчины и обаятельного непредсказуемого ребенка - пруд пруди, это и "Два Федора", и "Мы - двое мужчин", и масса других картин в период хрущевской оттепели.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Мама и вор, соблазненная и уступающая напору блатной стихии наивная Россия - коротки, красивы, темпераментны сцены любви в тамбуре, а затем в коммуналке, в комнате, где на этажерке не случайно белеет гипсовый Павлик Морозов: предательство родного отца - следующий шаг поколения сирот...

Екатерина Редникова:

Вы знаете, я вообще люблю очень фильмы ретро, и один из моих любимых фильмов "Почтальон всегда звонит дважды". И когда мы снимали этот фильм, я для себя, почему-то у меня прокручивался тогда "Почтальон всегда звонит дважды". Чухрай меня просил посмотреть Фассбиндера фильмы, то же про эту эпоху. Потом, могу сказать, я очень люблю эту эпоху и вообще для меня все, что связано не с нашим временем, а с прошлым, оно такая благодатная почва для того, чтобы просто говорить о чувствах, не соприкасаясь и не связываясь с чем-то конкретным, допустим, что происходит сейчас. Мне это очень нравится, и сценарий мне понравился просто сразу безумно. Мой образ, он в основном о любви, а любовь она все время одна и та же, что тогда, 10 веков назад, сейчас... Семья... С Мишанчиком мне очень повезло, я боялась, честно говоря, я боялась, когда мы начнем снимать, как у нас наладятся отношения с ребенком. Для меня вот это было самое страшное, даже было не так страшно с Володей - возникнет любовь, не возникнет любовь. На экране мне было страшно именно с ребенком, это вообще было первый раз в моей жизни, чтобы я снималась с ребенком, в добавок, что у меня нет своих детей. Но вдруг так получилось, что это так легко, мы с Мишкой буквально где-то за два дня у нас наладились такие с ним хорошие отношения, работать с ним было очень легко, настолько восприимчивый, настолько доверчивый, добрый и ласковый, что это было очень хорошо.

(Сцена из фильма)

Павел Чухрай:

Я долго сомневался и думал, кого мне взять на эту роль, потому что, когда ты пишешь, ты придумываешь себе какой-то характер и в общем очень трудно найти адекватного человека. Но для меня был определяющий момент, когда я пошел в театр и посмотрел его в спектакле "Матросская тишина", где он грандиозно совершенно играет возрастную роль, он играет старого провинциального еврея так, как я никогда в своей жизни не видел, чтобы играли. Может быть, люди, которые рассказывают о Михоэлсе, поскольку я никогда не видел, как играет Михоэлс, может быть, было что-то в этом. Это мое самое сильное театральное впечатление за многие годы. И в общем, я понял, что я не должен сомневаться в данном случае. Я доволен, что так получилось, что это Владимир Машков, которого сейчас, я не знаю кто, окрестил секс-символом, но Бог с ним, это не так важно, и в его актерской судьбе это не самое главное. Я как режиссер, снимающий не первую картину, понимал, что мальчик, у которого в фильме огромная нагрузка психологическая, драматическая, разнообразные вещи он должен уметь делать, в общем, как настоящий, профессиональный, хороший профессиональный актер. Я понимал, что если я не найду такого мальчика, если я ошибусь - то я провалился. Мы искали по школам, по детским садам, потому что это такой переходный возраст - 6, 7, 8 лет нам нужно было мальчика. И нашли мальчишку в школе, не в Москве, а под Москвой, которого, когда привели ко мне, что-то меня заинтересовало в том, как он реагировал. Я его посадил перед собой и попытался просто понять, насколько он включаем в предлагаемые обстоятельства, как он включается в историю, то есть, это самое первое такое актерское качество должно быть. Я ему говорю: Миша, давай представим, что я твой папа, я очень сильно болен и может быть даже умру. Я вижу: у него глаза наполнились слезами. Я ему говорю, взял его за руку и говорю: сынок, вот я не смогу, наверное, дальше тебя растить, ты будешь жить с мамой, а скажи, ты будешь о ней заботиться? Он расплакался и сказал: "Да, буду. И я соберу денежки и тебя похороню" - сказал он мне. И, в общем, все, что мы делали с ним дальше, я просто понимал, что этот парень для меня просто находка. И мы его все обожали на съемках, потому что он очень веселый парень, при всей широте его возможностей драматического актера, он очень веселый, травил нас, совершенно затравил анекдотами всяческими школьными. Причем было интересно: очень быстро взрослел на площадке, как менялся тип этих анекдотов, потому что сначала надо было просто какой-нибудь сказать про какашку или еще про что-нибудь, чтобы вызвать в нем дикий хохот от собственного анекдота. А дальше все это усложнялось и как-то он менялся.

Миша Филипчук:

Рассказывал мне Машков в виде "черного юмора": доктор приходит в больницу, и двое больных, когда их везут разговаривают и говорят: "А доктор вчера во мне забыл очки". А доктор говорит: "А вы не видели мою шубу?"

Сергей Юрьенен:

Номинация на Оскара - Павел Чухрай, "Вор". Лауреат Всероссийского актерского фестиваля "Созвездие" Миша Филипчук из своей картины в отдаленном Подмосковье.

Миша Филипчук:

Все было трудно, потому что это была первая моя картина и съемка. К концу фильма уже полегчало, но там были трудные кадры, поэтому как-то все равно пришлось весь фильм работать на труде.

Олег Ковалов:

То, что делает маленький актер на экране, заставляет вспомнить таких классических детей-актеров, как, скажем, Джекки Куган или Ширли Темпл или Татум О Нил - это уровень невероятно высокий. Из советского кино я бы вспомнил конечно Эрика Пырьева в роли маленького Ивана Грозного в фильме Эйзенштейна, или, скажем, Елену Проклову в фильме "Звонят, откройте дверь".

(Сцена из фильма)

Андрей Плахов:

"Вместе с мальчиком Мишей поэзия входит в венецианскую лагуну - написала ведущий критик Италии Инера Берьярди в газете "Ла република". - Успех "Вора" заставил даже вспомнить по этому поводу первый наш венецианский триумф "Золотого льва", присужденного в 1962-м году "Иванову детству" Тарковского". Но даже самым горячим поклонникам фильма Чухрая не снился в момент его премьеры успех, который снискал "Вор" на протяжении этих полугода. Что западной публике этот сюжет из российской послевоенной жизни с воровством и коммунальным бытом, с маразмом позднего сталинизма? Но Чухрай рассказывает не о политике, не о социальных проблемах, а о человеческих чувствах, а чувства не имеют границ.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Вспрыгнув на коня, лезгин поднимает красное знамя с портретом вождя, а Толян в это время не только обкрадывает доверчивую коммуналку, он готов бросить на ее расправу и Катю с Санькой: лишь обстоятельства вынуждают его увести их к Черному морю...

(Сцена из фильма)

Олег Ковалов:

Картина "Вор", вероятно первый пример тревожного ретро, первая своевременная и злободневная картина, рассказывающая о том времени. "Я родом из детства" - так называется классический фильм, где опять же мальчик берет пример с сильного мужчины, его играет Владимир Высоцкий, мужчина-фронтовик, мальчик с обожанием смотрит на этого сильного, брутального, победительного мужика и ему завидует. В фильме Чухрая "Вор" мальчик смотрит на военную форму главного героя, смотрит на вороненый пистолет, смотрит на оружие, он заворожен этим обликом этого мужика и не понимает, что идеал обманчив, что за этой формой может скрываться прохиндей, что человек с оружием может нести в себе разрушительное чудовищное лагерное блатное начало. Это первая картина, где нет ностальгии по прошлому, ибо коммуналка, где жильцы собираются, поют песни, коллективно отмечают дни рождения, праздники, с походами в цирк, поднимают тосты за товарища Сталина, снята без всякой ностальгии, так, как будто бы человек положил обнаженную руку на горячий кирпич. Мы родом из этих бараков, где властвует сильный, красивый, победительный, обаятельный блатной с его культом насилия. Эта картина могла бы быть очистительным душем для нации.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Номинация на Оскара за лучший иностранный фильм: Павел Чухрай, "Вор", Россия.

(Сцена из фильма)

Хрущевская "оттепель" развенчала отца народов, но Санька хранит триединую святыню - ТТ с пятиугольной звездочкой на рукояти, открытку с генералиссимусом и краденые часики, которые Толян подарил матери, не пережившей аборта. Ватник, черные клеши, подпоясанные ремнем с бляхой "ФЗУ" - роль круглого сироты из ремеслухи пронзительно сыграна светлоглазым Димой Чигаревым. Миша Филипчук оценивает работу старшего партнера.

Миша Филипчук:

Я плачу тогда уже под конец, когда Машков сказал: "Иди к своей Кате и передай привет от меня". Мне кажется, что он правильно сделал, что убил этого Машкова. Во-первых, он был вор, во-вторых, он научил его, а в-третьих, он был просто такой вот, как вор жестокий. Все время как-то относился к нашей маленькой семье нехорошо, потому что он-то был вор, ему главное было где-нибудь пристроиться и научить других воровать, чтобы были подобные ему.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Оскаленный леопард - наколка убитого им Толяна - воскреснет на левом плече героя - полковника в финале. Американский журнал "Призм": картина исследует причины нынешнего культа насилия в России.

Павел Чухрай:

Мне важна была еще некая метафора, которая помогала мне делать эту картину. И была надежда, что какое-то количество зрителей поймут и ее. Потому что вот этот треугольник: женщина - мальчик - и мужчина, вошедший в их дом, все эти ревности, страхи ребенка перед ним, обожание - весь комплекс чувств, которые испытывает мальчик к взрослому нашему герою, у меня было такое ощущение, что это наш народ, мое поколение, которое испытывало все те же чувства к вождю, к тирану. И все, что происходит в конкретной этой драматической истории, в общем, в какой-то зашифрованной форме это то же самое, что происходило между нами и этим Вождем. Точно так же мы его обожали и боялись, точно так же мы его растоптали, в фильме мальчик убивает этого своего бывшего кумира, а мы его растоптали на ХХ-м съезде или как-то еще. И когда ты делаешь картину, есть некое ощущение, которое дает тебе второе дно, которое дает объем этой истории. Вот для меня объем истории был вот в этой метафоре.

(Сцена из фильма)

Олег Ковалов:

В предисловии к "Архипелагу ГУЛАГу" Солженицын писал: "Колыма была полюс лютости этой удивительной страны ГУЛАГ, географией разодранный в архипелаг, но психологией скованный в континент". Уже в предисловии к этой народной эпопее было написано, что беда архипелага была не только в истреблении людей, но в растлении, о том, что лагерная мораль, что психология ГУЛАГа она вошла в сознание целой страны. Сейчас мы это расхлебываем, сейчас, когда мы охаем и ахаем, читая газетные сообщения о криминальных делах и уже даже не удивляемся этому. Сейчас, когда мы видим, слышим телевизионные мерзости о преступлениях и в высших эшелонах власти, и в низших эшелонах власти, нам нужно задуматься и пересмотреть картину "Вор".

Сергей Юрьенен:

Особенность картины - блистательные роли второго плана. Докторша Роза Львовна, наивно-страстная Роза из провинции, в незабываемом исполнении зеленоглазой Амалии Мордвиновой.

(Сцена из фильма)

Во Дворце культуры - комедия Александрова "Весна", в стране - "Дело врачей-космополитов", с которыми бьется мифический батька Толяна. Оставляя в кинозале очередную жертву - докторшу, до супруга которой МГБ еще не добралось, вор уводит Саньку на свое темное дело. О том, как снимался эпизод - Миша Филипчук.

Миша Филипчук:

Что можно вспоминать - лестницу, как мы лазили на нее в Ярославле это было. Главное, Машков говорит, что в верху живет враг, мне врет, чтобы я учился его способностям. Я-то как-то знал, что мы воры, и получалось так. А за кадром, на самом деле, понаставили всяких много коробок, чтобы на всякий случай, если бы кто-то из нас упал, то на коробки, у них, к сожалению, батутов не было. Единственное было страшно, что перчаток не было. Было холодно, ведь зимой как лазить-то?

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

"Вор" и его эстетический контекст. Плахов говорил у нас об итальянском неореализме, Ковалов вспоминает знаменитый фильм Райнера Мария Фассбиндера, где Ханна Шигула играла стадии новейшей истории Германии.

Олег Ковалов:

Мы знаем картину, скажем, Фассбиндера "Замужество Марии Браун", где он показывает судьбу простой немки, которая сначала заключила брак с нацистским офицером, потом у нее был роман с американским солдатом, потом с бизнесменом. И всем было понятно, что судьба Марии Браун - это судьба Германии. Судьба частного человека была метафорной судьбой страны. Первая картина, которая была сделана по-фассбиндеровской модели в нашем кино, это, безусловно, картина Чухрая "Вор". Вероятно, это первая историческая картина, которая объясняет сегодняшний день трезво, четко, эмоционально и точно.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Не знаю, насколько отчетливо в работе Екатерины Редниковой читаются фазы деградации страны под уголовным режимом, но на уровне персонажа эволюция сыграна убедительно.

Екатерина Редникова:

В начале фильма при том, что она уже мама, но она почти девочка, это почти юное создание, мало чего знающее в этой жизни, смотрящая на мир широко раскрытыми глазами. И вот в течении полутора часов, которые идет этот фильм, а на самом деле по жизненному времени там проходит полгода, вот за эти полгода из юной девочки она становится настолько зрелой женщиной, она погибает от этой любви, эта любовь настолько фатальна и разрушает ее. Бывает любовь, которая очень такая легкая, веселая, и человеку хорошо от этого, а бывает любовь, которая разрушает человека, это вот была такая любовь. Мне это было настолько интересно делать, настолько материал меня захватывал, что для меня это было безумно важно и безумно дорого, и я очень рада, что мне удалось вот так соприкоснуться. Вы знаете, в моей жизни как-то так сложилось, что были две самые больших любви, и одна была вот именно такая, а другая... Любовь, которая вымучивает тебя, она тебя углубляет как личность, она дает тебе, допустим актрисе, материал для ролей. То есть, если ты такую любовь не испытал, наверное, ты мало чего понял в этой жизни.

(Сцена из фильма)

Борис Парамонов:

"Вор" вносит важный вклад в разработку русского мифа, мифа безотцовщины и сиротства. Сирота в фильме не Санька, а сама русская земля. Получается не только сиротство, но и безмужность - это главная русская тема на всем протяжении русской истории. То есть, уже не историческая, а мифическая тема. Если же брать чисто эстетический литературный ряд, то эта тема начинается уже в "Слове о полку Игореве" - это тема Ярославны. Русская земля безмужняя, муж-воин, отец-воин погиб, его нет в семье, и мужем, мужчиной, активным мужским началом в русской жизни становится насильник. В данном случае - вор, уголовник, криминал. И вот что самое интересное и значительное в фильме Павла Чухрая: его вор, Толян, как бы и не злодей, это почти что бытовая фигура, это человек, играющий роль мужа и отца, причем играющий как бы и успешно, ни у кого не вызывая сомнений. Трагедия, нехватка, преступления, ставшие бытом, русской повседневностью. Сильнее - это не только повседневность, но и норма, не только сущее, но и должное. Эта тема вводится в фильм в ключевой его сцене, когда Толян, показывая Саньке портрет Сталина и демонстрируя свою татуировку, говорит, что Сталин его отец. И сам он играет роль такого же отца для Саньки, и Санька это в конце концов признает, называет Толяна папкой, и тогда испаряется, исчезает призрак настоящего отца. Скажем, что отцом Толян становится для Саньки не в момент преступления, а в момент страдания, когда его ведут к тюремному "воронку". Но тут дело не в Саньке, а в Толяне, который при второй встрече его и не узнал, и не признал, почему Санька его и убивает. Тем не менее, влечение к нему сыновнее осталось, и это сделано в фильме очень тонко. Все время ожидаешь, что Санька сам станет уголовником, что происходящее только предыстория. Но фильм продолжен искуснее - Санька становится военным, то есть, он идентифицируется с тем образом, который носил Толян. Но в качестве военного, воина, он и сам несет людям смерть, и сам кого-то делает сиротой в какой-нибудь Чечне, где похоже происходит финал фильма. Бродяга им встреченный, не Толян конкретный, но получается, что все Толяны, что это архетип русский, такой же как сирота и безмужняя жена. Русская история продолжается, идет очередной поезд со вдовами и сиротами. И нет конца этой истории...

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

Пересыльная тюрьма, убийство в депо, расстрел на вокзале в Чечне - этот тройной финал картины, крепко связанный в один узел с песней про трех свидетелей не смущает и Олега Ковалова.

Олег Ковалов:

Многие говорят о том, что неправомерно введение чеченской темы в финал фильма, я считаю, что это совершенно точно и закономерно, и надо было это сделать еще сильнее. Ибо, картина рассказывает не о том, как мужчина формирует душу мальчика, то, о чем шла речь в светлых картинах 60-х годов, наподобие фильмов "Два Федора" или "Мы - двое мужчин", не о светлой гармонии, а о растлении. Ибо, мы знаем, выдающийся режиссер Григорий Чухрай снимал светлые картины о чистых душах, которые тянутся друг к другу, а сын, хочет он или не хочет, но он вносит четкие, жесткие коррективы в эти лирические схемы, он снимает гораздо более жесткий, точный, пронзительный и реалистический портрет времени. Потому что мы видим на экране картину растления малолетнего человека, которое, в общем-то, страшнее, чем растление даже физическое. Есть такое понятие в мировой культуре как "роман воспитания", в советской культуре, я бы сказал, появился роман перевоспитания, и в 30-е годы было очень много произведений на тему о том, как перевоспитываются люди уголовного мира под воздействием социалистических идей. В картине "Вор" схема перевернута наоборот: мы видим как вор перевоспитывает мальчика, как вор растлевает мальчика, делая из него ущербное существо, оставляя как самое святое для него это портретик Сталина и пистолет - изображение усатого тирана и оружие убийства. Это те самые мифологемы, с которыми жил советский человек все эти наши годы, и от которых пора отказаться наконец на исходе ХХ-го века, это то, с чем жить больше нельзя, если мы хотим жить дальше.

Миша Филипчук:

Он очень-очень добрый Павел Чухрай. Правда, некоторые на него кричали: вот ты такой медленный, еле делаешь фильм, мы уже опоздали на Оскар. Павел Чухрай эти все крики выдержал, и все-таки мы сняли фильм, и вот уже чего добились - вот стоит позолоченная свеча, какая-то досочка со всякими поздравлениями, и Золотой Овен стоит, правда он из серебра. Получены они были одна в "Созвездии", а другая была получена в Пушкинском театре. "Созвездие" - это фестиваль 97-го года, самую лучшую роль выбирали - и я выиграл.

(Сцена из фильма)

Сергей Юрьенен:

70-я премиальная ночь Оскаров в Лос-Анджелесе 23-го марта будет транслироваться на весь мир. Мише, Кате, Толяну, Павлу Григорьевичу Чухраю - всей съемочной группе российской картины "Вор", номинированной на Оскара по категории лучший иностранный фильм года, Свобода желает успеха в Америке и мире.

(Сцена из фильма)

XS
SM
MD
LG