Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто, как и зачем открыл Америку


Ведущий Иван Толстой


Александр Генис:

Пять столетий каравеллы Колумба считали залогом прогресса. 500 лет открытия Америки было отправной точкой того нового времени, в котором мы живем. Половину второго тысячелетия Колумб спокойно и достойно представлял все лучшее для западного человека. Славный мореплаватель был олицетворением воли и предприимчивости. Благодаря нему западная цивилизация добилась своего самого наглядного успеха - прибавления к Старому Свету Нового. Произошло, в сущности, удвоение мира, подвиг, доступный скорее божеству, нежели человеку.12 октября 1492 года Христофор Колумб занес в судовой журнал слова ставшие историческими:

«В два часа по полуночи показалась земля в двух лигах от кораблей. Убавили паруса и легли в дрейф до следующего дня. В пятницу 12 октября достигли одного островка, который на языке индейцев назывался Гуанахани. Высадившись на берег, увидели очень зеленые деревья и много воды и различные плоды. Остров этот отличается чрезвычайным изобилием. На берегу есть много гаваней, равных которым нет в христианских странах. Множество больших, хороших рек - прямо чудо какое-то. Есть здесь пальмы 6 или 8 видов, и любо глядеть на них, столь многообразна их красота, как, впрочем, и иных деревьев, плодов и трав. На острове есть сосновые чащи на диво. И там имеются обширнейшие поля, годные для поселения, а также мед и множество разных птиц, и всевозможные плоды. И в земле немало металлов, и людей там без счета. Край это поистине желанный, и, раз увидев его, покинуть его невозможно уже никогда».

Колумб известил европейцев об открытом им Новом свете такими взволнованными словами, что отзвук произведенного им фурора слышался пять веков. Однако в дни самого пышного юбилея - пятисотлетия открытия Амеркики - памятник великому первооткрывателю впервые зашатался. Нет, бронзовых и мраморных Колумбов никто не сносил, но кое-где их пачкали краской и нелестными надписями. Далеко не все сегодня в Америке радуются тому, что ее открыли. В последние годы все чаще в стране задавался сакраментальный вопрос: чего праздновать-то? Раньше Колумба окружала только добрая слава. Теперь на него завели дело. Колумб предстал перед судом потомков. Во-первых, выяснилось, что говорить об открытии Америки - оскорбительная нелепость. Индейцев - аборигенов Нового света - никто не открывал. В теперешних исправленных учебниках истории все колумбово предприятие называется осторожно: первым контактом между Старым и Новым светом. Во-вторых, недруги Колумба спрашивают: к чему хорошему привели эти самые контакты? Индейцы в Америку Колумба не звали и правильно делали - ведь что произошло: европейцы занесли микробы, начались жуткие эпидемии, индейские племена подверглись истреблению, на целый континент обрушились экологические беды. Короче, обвинительное заключение по делу первооткрывателя Колумба уже зачитано, и подсудимый ждет приговора, приговора, прямо скажем, сурового, но несправедливого. Как сказал один из общественных обвинителей: «Гитлер по сравнению с Колумбом - мелкий уголовник». Другой призвал всех честных американцев задуть свечи на именинном пироге этого пирата. Но суета вокруг Христофора Колумба все-таки не может испортить государственного праздника Америки, названного в его честь. В конце концов, нельзя закрыть уже открытую Америку, и сейчас осуждать великие географические открытия 15 века поздновато. Что же касается репутации самого Колумба, то и с ней, надо полагать, все обойдется. Никакого нового компромата на Колумба не нашли, а обвинять его в дурных последствиях прогресса, вроде смога и автомобильных пробок, нечестно - закон обратной силы не имеет. Однако все же нельзя сказать, что политкорректная чехарда с Колумбом прошла вовсе бесследно. Указывая на важнейшие сдвиги в современном сознании, дело Колумба, которого пытались разжаловать из первооткрывателей в пираты, стоит в том же ряду что и повсеместное стремление к переоценке главных исторических персонажей - вроде Чингисхана, Ленина или Мао Цзедуна. Мы живем в эпоху, когда рухнуло представление об универсальной, одной на всех, правде. Модная ныне теория плюрализма культур гласит: истин, в том числе и исторических, много, они разные, часто непримиримые. Представление о плюрализме культур вводит в историю понятие относительности. Это радикальный переворот, вроде того, что произвел Эйнштейн в физике. История от него теряет свой целеустремленный характер. Помнится, в том, старом советском учебнике истории, по которому я учился в школе, все события неизбежно вели к Октябрьской Революции. В наше осторожное время такой взгляд уже невозможен. На руинах утопической идеологии с ориентиром на конечный идеал рождается иное, более реалистическое мышление. Оно учит тому, что одна система ценностей имеет смысл только в контексте других. Нет больше абсолютных авторитетов, нет бесспорных истин, как нет у истории одной, универсальной цели. Раньше считали, что Колумб открыл Америку, чтобы приобщить варваров к достижениям европейской цивилизации. Теперь все мы куда осторожнее относимся к той столбовой дороге прогресса, которую благодаря Колумбу пять веков назад вступил и Новый Свет.

Во всем западном полушарии 12 октября стал днем памяти Колумба. В США это официальный праздник. Повсюду устраивают парады, проходят праздничные шествия, играют школьные оркестры. Однако, для 14 миллионов американцев скандинавского происхождения праздник в честь открытия Нового света называется иначе - день Лейфа Эриксона. Историки утверждают, что этот отважный викинг опередил Колумба почти на пять веков. Впервые мы об этом узнали из нормандских саг. Вот знаменитый отрывок из так называемого рассказа о гренландцах, где обычным для этих произведений сухим и точным языком повествуется об исторических событиях.

«Лейф и его спутники взошли на корабль. Всего их было 35 человек. Среди них был один немец, которого звали Тюркир. Они снарядили корабль, и когда все было готово, вышли в море и достигли земли. Они решили обосноваться там на зиму и соорудили большие дома. В реке и в озере было много такой крупной красной рыбы, какой они прежде не видывали. В этой благословенной стране, по их мнению, не надо заготавливать на зиму корм для скота. Зимой там не бывает морозов и трава остается почти такой же зеленой, как и летом. День и ночь не так различаются своей продолжительностью, как в Гренландии или в Исландии».

Желая исследовать новые владения, Лейф послал свою экспедицию вглубь материка - она вернулась без его любимца немца Тюркира. То, что с ним произошло дальше, сага рассказывает с такой непосредственной поэзией, что даже самые скептичные ученые не решаются опровергнуть истинность происшедшего. Рихард Хениг, крупнейший историк географических исследований, так комментирует эту часть рассказа:

Рихард Хениг:

«Она производит настолько чистосердечное впечатление, что либо автором прекрасного отрывка мог быть только по настоящему крупный поэт, либо в нем описано подлинное происшествие».

«Лейф вскоре заметил, что его бывший воспитатель вел себя как-то странно. Он спросил его: «Почему ты так поздно возвращаешься, отец мой? И зачем ты отделился от остальных?» В ответ Тюркер только говорил по-немецки, вращал глазами и гримасничал. Никто не понимал его слов. Через некоторое время он начал говорить по-скандинавски и рассказал: «Я не намного опередил своих спутников, но мне удалось сделать одно новое открытие. Я обнаружил лозы и грозди винограда». «Правда ли это, отец мой?» - спросил Лейф. «Конечно, правда, - сказал тот. - Ведь я вырос в местности, изобилующей виноградниками». Когда пришла весна, они приготовились к отплытию. Лейф дал этой стране имя, соответствующее ее особенностям, и назвал ее виноградной землей - Виндланд».

«Дикий виноград, - продолжает свой комментарий Хениг, -до сих пор водится в Новой Англии, правда вкус у него далеко не лучший, но викинги не были большими знатоками вина и уж точно, в отличие от уроженца рейнской долины Туркира, никогда не видели виноградной лозы».

С конца 18 века историки пытались поместить Винланд на карту Америки. В конце концов, они пришли к соглашению, что викинги высадились примерно там же, где и пилигримы с корабля Мэйфлауер, то есть в нынешнем штате Массачуссетс, неподалеку от тех мест, где стоит теперь Бостон. В честь этого события 29 октября 1887 года бостонцы открыли в своем городе памятник Лейфу-счастливчику, сыну Эрика Рыжего, первому истинному предшественнику Колумба. Ученые установили, что корабли Лейфа пристали к берегу континента в октябре 1000 года. Точная дата не известна, но американские потомки викингов решили отмечать праздник 9 октября. Конечно, дату выбрали в пику Колумбу на три дня раньше.

Как бы условна не была вся эта хронология, нынешний октябрь можно считать юбилейным для викингов, их потомков и поклонников. Эта круглая дата - тысячелетие открытия Америки соблазняет нас к упражнению в сослагательной истории. Что бы было, если бы не испанцы, а викинги приобщили бы Новый свет к Старому. Об этом наш корреспондент Владимир Морозов беседует с американским певцом и драматургом Рольфом Кристиансенем, посвятившим свою жизнь прославлению экспедиции Лейфа Эриксона.

(Песня).

Рольф Кристиансен:

Это норс - древний скандинавский язык. С этой песни я начинаю исполнение пьесы для одного актера, которую сам и написал. Она называется «Лейф Эриксон, викинг и путешественник». Там не только история, там юмор, песни, байки. Выступаю с этой пьесой по всей Америке. В зале народ от 4 лет до 80-ти. После спектакля мне обычно задают разные вопросы. Например, спрашивают, почему день Лейфа Эриксона отмечают 9 октября, ведь дата его прибытия в Новый свет точно не известна. Дело в том, что 9 октября 1825 года в Америку в нью-йоркскую бухту прибыл первый корабль норвежских эмигрантов «Ресторейшн». Поэтому Конгресс США назвал эту дату днем Лейфа Эриксона. Меня спрашивают, кто же все таки открыл Америку - Колумб или Эриксон? Мы, скандинавские американцы, не считаем, что Лейф Эриксон открыл Америку. Он был первым европейцем, нога которого ступила на американский континент. Мы не хотим споров и сравнений. Мы просто хотим, чтобы эта небольшая часть истории скандинавов был изложена более честно и полно.

Владимир Морозов:

Скажите, была бы Америка другой, если бы ее освоение началось с викингов?

Рольф Кристиансен:

Ну, во-первых, в Америке было бы заметное скандинавское влияние, которое ощутимо на британских островах. Мне думается, великий американский демократический эксперимент мог бы начаться несколько раньше. Многое в британских законах пришло от скандинавов, например, идея суда присяжных. У викингов не было централизованного правительства. Совет из 12 наиболее уважаемых людей собирался раз или два в год. Если голоса этих 12-ти разделялись поровну, то на этот случай избирался специальный, всеми признаваемый арбитр. При решении сложных вопросов было много дискуссий и переговоров. Гораздо больше, чем в европейских странах, где в те времена король или император просто приказывали, что вон тому человеку надо отсечь голову, а этого помиловать. Несмотря на то, что европейцы написали немало выдающихся трудов по теоретической демократии, практика демократии в значительной степени пришла от скандинавов.

Александр Генис:

Как бы велики ни были географические достижения викингов, сами они так не считали. Рихард Хениг в своей монографии «Неведомые земли», которую мы уже цитировали, объясняет этот парадокс следующим образом: «Тот факт, что сами норманны не придали особого значения своему открытию новой части света по ту сторону океана, объясняется тенденцией считать все вновь обнаруженные территории частями Европы. Ведь протяженность этого материка на северо-восток тогда не была известна».

Еще важнее, что феноменальное открытие викингов было преждевременным. Путешествие Лейфа-счастливчика в Новый свет можно сравнить с героической высадкой американцев на Луне, которая не повела за собой освоение новой территории. Это соображение позволяет поклонникам Колумба, а их больше всего в тех местах, где живут американцы итальянского и испанского происхождения, защитить приоритет Колумба. Об этом наш корреспондент Владимир Морозов беседует с пресс-секретарем Колумбовского фонда, историком и бизнесменом Максом ди Фабио.

Владимир Морозов:

Мистер ди Фабио, так кто же все-таки открыл Америку: испанцы под предводительством итальянца Христофора Колумба или викинг Лейф Эриксон?

Макс ди Фабио:

Спор о том, кто по настоящему открыл Америку идет с незапамятных времен. Если Колумб открыл Америку и не первым, то он по крайней мере первым провел пресс-конференцию о своем прибытии в Новый свет. То есть открыл Америку для всех. А Лейф Эриксон скрыл свое открытие от общественности. Об этом стало известно много лет спустя. Поэтому у нас, итальянских американцев, просто нет другого выхода, как объявить Колумба настоящим открывателем Америки.

Владимир Морозов:

Ну а если бы Лейф Эриксон все-таки провел бы пресс-конференцию? Как, по-вашему, могло бы пойти развитие Нового света, в частности, как сложилась бы судьба индейцев, если бы европейцы начали колонизацию на 500 лет раньше Колумба?

Макс ди Фабио:

Этого никто не знает, и гадать трудно. Мы знаем, что произошло. Испанцы под предводительством Колумба искали морские пути в Азию. Но им повезло - они открыли в Америке золото. В Центральной и Южной Америке они перемешались с местным индейским населением и положили начало расе людей, которых мы сегодня называем латинос или хиспаникс. А переселенцы из Англии и вообще из Европы стали заселять северо-американский континент. Они перебирались сюда с женами и детьми и сохранились как выходцы из Европы. Индейцы, судя по тому, что мы знаем о Лейфе Эриксоне и о жестоких нравах викингов, с индейцами при викингах было бы то же самое.

Владимир Морозов:

А что вы думаете о личности Колумба? Последнее время историки никак не могут договориться, кем его считать - великим человеком или злодеем.

Макс ди Фабио:

Это исторический ревизионизм в его самых худших проявлениях. Колумб был поистине великим человеком, он смотрел в будущее. Теперь пошла мода пересматривать все прежние ценности, выставлять западную культуру порочной и жестокой. Да, в ходе освоения Нового Света было много жестокости, американские индейцы умирали от болезней - белые просто уничтожали их. Но если положить на одну чашу весов эти бесспорно отрицательные явления, а на другую великое открытие Колумба, то оно, конечно же, перевесит. Я хочу сказать русскоязычным слушателям вашего радио, чтобы они не обращали внимания на пропаганду против Колумба. Возьмите книги, почитайте, и вы сами узнаете правду. А вас, господин Морозов, я приглашаю 12 октября на 5 авеню в Нью-йорк, где состоится 57-й ежегодный парад, посвященный дню Колумба и организованный нашим Фондом Колумба. Обычно в параде участвуют 50 000 человек, а зрителей четверть миллиона. Парад этого года возглавляет Ден Марина - знаменитый капитан футбольной команды «Майами Долфинс». В прошлые годы во главе шествия шли такие всемирно известные люди как Лючано Паваротти, Софи Лорен, великий бейсболист Джо Ди Маджо, Фрэнк Синатра и многие другие.

Александр Генис:

Спор о том, кто открыл Америку, спор о том, как должен называться день Колумба, обещает быть бесконечным. Чтобы не вмешиваться в эту историческую распрю, президент Рейган, например, в день праздника выпускал два отдельных послания - одно в честь Колумба, одно в честь Лейфа Эриксона. Но там, где преобладают выходцы из Скандинавии, например, в штате Миннессота, вопрос об открытии Америки категорически решается в пользу Эриксона. В главном городе Миннессоты стоят сразу два памятника - Колумбу и Лейфу. Смотрят они, естественно в разные стороны. Нью-Йорк с его давними романскими традициями решил спор в пользу Колумба. Не зря центром Нью-Йорка считается площадь Коламбус Серкл. Как легко догадаться, ее украшает памятник великому мореплавателю. В обычные дни в спешке и суете я не задираю головы, чтобы полюбоваться на Колумба. В канун праздника, названного его именем, я остановился, чтобы наконец толком рассмотреть мореплавателя. Честно скажу, Колумб мне не понравился - щуплый какой-то, нахохлился на своей колонне - сразу видно, как ему там неудобно и одиноко. Такие памятники, выполненные в манере убогого реализма, Эрнст Неизвестный с оскорбительным пренебрежением называл «человек в штанах». И правильно. Чего-чего, а реализма ни в самом Колумбе, ни в его предприятии не было и близко. С точки зрения здравого смысла плавание Колумба смысла не имело. Ему самому открытие Нового Света на пользу не пошло: ни особых барышей оно не принесло, ни прижизненной славы. Да и посмертной обделили - каково бы ему было узнать, что открытый им континент называется почему-то Америкой. Впрочем, если бы Колумб знал о всех неприятных последствиях открытия Нового Света, вряд ли это его остановило бы. Смысл, который он вкладывал в дело своей жизни, нельзя назвать здравым. Потому мне не нравится наш нью-йоркский памятник Колумбу, что скульптор не сумел изобразить того священного безумия, которое толкает человека к осуществлению сумасшедших идей, вроде мысли плыть на Запад, чтобы попасть на Восток. Короче говоря, это памятник человеку, а не его подвигу. А надо бы - наоборот. Занятно, что как раз такой монумент уже существует. Правда только в проекте. В 1929 году Панамериканское Сообщество наций объявило международный конкурс на маяк-памятник Христофору Колумбу, который предполагали построить близ Санто-Доминго на острове Гаити. Так вот, там наделал шуму проект советских архитекторов Бунина, Варенцова и Крутикова. Не то, что человека в штанах, даже тени Колумба у них не было. Вместо этого юные функционалисты задумали построить два соединенные между собой шара - большой и маленький. Нижний шар символизировал землю. А верхний, висящий в небе на огромной высоте - первую планету, которую достиг человек. Причем тут Колумб? А при том, что он открыл Новый свет. А теперь, говорили авторы, новые миры следует искать в космосе. Это и значит идти по пути Колумба. Однако ни этот, ни другие проекты осуществлены не были: начался экономический кризис, потом война, потом гигантомания из моды вышла. Ну, а сейчас весь это прогрессорский задор и подавно кажется инфантильным, наивным, если не опасным увлечением. Священное безумие сегодня не в чести. В нашу постиндустриальную, постутопическую эпоху осторожность и здравый смысл ценятся гораздо выше бешеного энтузиазма, чем бы он ни был вызван. Все это хорошо. Если не хорошо, то во всяком случае понятно, но как бы тут не перестараться: история, как женщина, насилия над собой не терпит. Но и скромных не балует. Наверное, в любви к прогрессу, как и во всякой другой любви, побеждает золотая середина. Не все выигрывают у фортуны, но тем, кто не садится за ее стол, и надеяться не на что. Как бы иллюстрируя эту максиму, когда американские астрономы решили запустить широкомасштабную, долгосрочную, стомиллионную программу по установлению контактов с внеземными цивилизациями, приурочили ее именно ко дню Колумба, и это значит, что нас по-прежнему сжигает раж викингов и пыл Колумба, если мы готовы тратиться на открытие новых миров, когда никто не знает, как и со старым-то управиться.

XS
SM
MD
LG