Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вампиры. Сказки для взрослых


Марина Ефимова:

Из всей нечистой силы осеннего языческого праздника Хэллоуин я больше всех люблю вампиров. Не за их жутковатую романтичность. И не за их философские претензии, а потому, что они эмигранты, как и я. В нашей передаче участвует почетный профессор Индианского университета Линда Дик - фольклорист и один из главных американских специалистов по вампирам.

Линда Дик:

Сама идея вампиризма пошла от юго-восточных славян. Из тех мест, где нынче находится Румыния. В 80-х годах историк Пол Барбар написал книгу, в которой пытается объяснить зарождение в народной фантазии образа вампира. Он предполагает, что поле долгих войн и особенно после страшных эпидемий, вроде чумы, мертвецов не успевали хоронить и люди видели своими глазами весь процесс разложения трупов. Они не только видели, как у мертвецов росли ногти и волосы или как менялся цвет их кожи, но гораздо более пугающие явления: вроде крови, появляющейся на губах в результате процесса разложения. Идея Барбара, конечно, просто предположение. Не думаю, что вампиры так уж занимали воображение наших предков. Даже и в славянском фольклоре они не самые частые герои. Народные предания о вампирах относят к середине 15 века. Только в 17-18 веках эти предания были подхвачены венгерскими, немецкими, а потом и английскими писателями. На их основе возникла так называемая готическая литература. В готических романах действие всегда происходило в местах, которые были мало известны на Западе, а потому казались особенно глухими и романтичными - Балканский полуостров, Карпатские горы, Пиренеи.

Марина Ефимова:

Эмиграция вампиров из славянских земель началась в викторианскую эпоху - в конце 19 века. И человеком, соблазнившим их перебраться на Запад, был лондонский театральный импресарио Брамс Стокер, который писал в свободное время рассказы о нечистой силе. В 1897 году он создал роман «Дракула», который тут же стал бестселлером, несмотря на проклятие Максима Горького, написавшего в критической статье - пророчески, надо сказать, - что Стокер впустил в мир отвратительный фантом живого мертвеца.

Линда Дик:

Само имя Дракула происходит от слова драк - дьявол. В средние века оно стало прозвищем тирана из Валахии Влада Текеша. Его прозвали так венгерские, немецкие и турецкие войны, сражавшиеся против его армии. В своем знаменитом романе Брам Стокер сделал Вампира венгром, хотя в венгерском фольклоре такой персонаж совершенно не фигурирует.

Марина Ефимова:

Писатель Брам Стокер в своем романе «Дракула» сделал князя графом и переселил его из Валахии в соседнюю Трансильванию, которая стала для западного читателя тем же, чем для русского стала Диканька. С легкой руки Стокера, постепенно, конечно, вампир к тому же стал совершенно западным человеком.

Линда Дик:

Из фольклорного, одутловатого урода в белом саване, у которого открыт только один глаз, вампир превратился в элегантного бледного и темноволосого аристократа, который без труда соблазняет красивых обитательниц старинных замков. И немедленно обращает их в вампиров.

Марина Ефимова:

С тех пор вампиры вообще и граф Дракула в особенности стали любимцами западных читателей, а потом и зрителей. За сто лет, начиная с 1897 года в мире было издано 400 романов и создано примерно 500 кинофильмов. Первый немой фильм о Дракуле «Носферато» был сделан в 1922 году, а на днях в ночь под Хэллоуин на экранах в Америке появятся два новейших голливудских фильма - «Князь тьмы», и «Влад: подлинная история князя Дракулы» - модные сейчас поиски этнических корней. Итак, вампиры. Изящные дамы и господа, вполне современные, как мы с вами, умудренные вечной жизнью и обладающие сверхъестественными способностями. Например, умением совершать молниеносные движения. Как их узнать? Они не любят запах чеснока. В одной из пьес о графе Дракуле на вопрос, почему он не любит запах чеснока, герой отвечает: «Я слишком долго жил в Италии». Вампиры не отражаются в зеркалах. Не выносят солнечного света, они предпочитают знакомиться со своими жертвами на лестницах, словно на полпути между тем и этим миром. И они всегда начинают знакомство со слов «good evening».

Как относится к вампирам американский народ? Об этом репортаж Раи Вайль.

Рая Вайль:

19-летний Мэтью работает с отцом в автомастерской неподалеку от городка Провинстаун, расположенного на самой крайней точке мыса Кейпкод в штате Массачуссетс.

Мэтью:

Я мало что знаю о вурдалаках. Здесь в провинции они не вызывают такого интереса, как в больших городах. Да, я видел фильмы о Дракуле, но это не значит, что он популярен. Может быть в Пенсильвании, но не здесь. Почему в Пенсильвании? Да потому что Пенсильвания - это место где зародилась легенда о графе Дракуле, отсюда все и пошло.

Рая Вайль:

Мой нью-йоркский приятель Ден - радиоинженер, 42 года - сказал, что Мэтью не единственный, кто путает Пенсильванию с Трансильванией, но безусловно вампиры вызывают интерес у большинства американцев.

Ден:

Прежде всего, потому что американцам нравится, когда их пугают. Это щекочет нервы. Ожившие мертвецы, мумии, человеко-волки, творения Франкенштейна, все они популярны. Но образ Дракулы больше других волнует воображение. Интерес к нему подогревается Голливудом. Это кино сделало вампиров тем, чем они являются сегодня в Америке.

Марина Ефимова:

В американском справочнике «Вампиризм от А до Z» приведено в качестве русского названия для вампиров всего одно слово, да и то с ошибкой: «одоротень», вместо оборотень. Только я собралась писать опровержение, как обнаружила, что в словаре Даля оборотень действительно дан как синоним к слову упырь. Оборотни - это призраки, которые выходят из могил, меняют обличие и сосут кровь или просто пугают. Так что оборотни и призраки. В общем, живые мертвецы, такие, что ли, деревенские родственники вампиров. Со всей этой нечистой силой в канун Хэллоуина попытался связаться наш корреспондент Владимир Морозов.

Владимир Морозов:

На интернете масса сайтов, принадлежащих вампирам: «Ассоциация истинных вампиров», «Институт вампирологии», «Анонимные вампиры», «Информационный центр вампиров». На одном сайте пылает адское пламя, по другому каплями сочится кровь, по третьему она течет как дождь с карниза. Но выйти с вампирами на связь оказалось невозможным. Они не оставляют на сайте ни номера телефона, ни адреса электронной почты. Есть лишь номер почтового ящика в анонимном почтовом отделении. Куда дружелюбнее оказались охотники за привидениями, Гоустбастерс. Один из них художник Роберт Шнек, лидер группы «Белая ворона».

Роберт Шнек:

К нам обратился один молодой человек, сказал, что когда он ложится спать, кто-то постоянно толкает его, кто-то садится ему на грудь и мешает дышать. Я провел в его квартире три ночи подряд. На третью ночь он мне сказал, что призрак пришел, но я ничего не вижу. Но цифровой термометр, который я поставил рядом с кроватью, начинает показывать резкое повышение температуры - 4 градуса за 10 минут.

Владимир Морозов:

Роберт признает, что сам он призраков не видел, но их существование доказывают многочисленные свидетельства других людей.

Роберт Шнек:

Наша организация вообще больше интересуется не самим феноменом, а тем как помочь людям справиться с этими странными вещами, которые с ними происходят.

Владимир Морозов:

Советы чисто житейские: вести нормальный образ жизни, меньше пить, как следует высыпаться. В ту ночь я лег на час раньше и назавтра продолжил интернетную охоту за вампирами. Нашел вопросник для проверки, не вампир ли я? Если вы бродите всю ночь, а потом спите весь день... тут я насторожился. Если вы не переносите чеснока... тут я расслабился, так как чеснок обожаю. В тот день при переходе с одного вампирского сайта на другой изображение на экране часто расплывалось и исчезало. Темные силы явно мешали мне. Наконец я нашел телефон вампирского клуба поклонников Дракулы. Однако дежурный по клубу, услышав, что я репортер, а не вампир, просто положил трубку. Когда мне надоело смотреть на мелькающих на экране лысых клыкастых дистрофиков, я находил на сайте симпатичную чернобровую вампиршу с роскошным бюстом. Но и это были сайты только для вампиров, куда меня не пускали. Вечером я снова вышел на охотников за привидениями. На это раз это была охотница. Лора Маллер из Штата Нью-Джерси.

Лора Маллер:

Мой муж Джеф и я основали общество охотников за призраками 2 года назад. Теперь в нем около 150 членов. Мы используем самое современное оборудование - цветовые фотокамеры, видеокамеры для ночных съемок, последние модели звукозаписывающей аппаратуры. Среди членов общества есть врачи, инженеры, механики, юристы, полицейские. Бывало, что на снимках, сделанных на месте преступления, появлялись какие то непонятные изображения. Полицейские поняли, что это призраки, только поработав с нашей фотогалереей призраков. Я заглянул в галерею. Неясные изображения, расплывчатые лица, пятна. На сайте было помещено объявление: «Экскурсии по местам, посещаемым приведениями. Названия экскурсий: Кровавая линия, автобусный маршрут девушки-призрака, Дорога виселицы. Экскурсанты едут в катафалке фирмы Кадиллак. Цена экскурсии 20 долларов. Выезд в 7, 8, 9 и 10 часов вечера из города Вестфилд, штат Нью-Джерси. Те, кто переживет экскурсию, возвращаются туда же. Принимаем кредитные карточки. Спешите. Катафалк вмещает только 8 человек». Под конец я нашел в интернете полезную информацию. Оказывается, что вампиры иногда сами являются ночью к тому, кто их ищет. Сначала я приготовил магнитофон. Но потом трусливо положил возле кровати головку чеснока. Жена заявила, что не переносит запаха. Посмотрел на нее с подозрением. Вроде по ночам она спит. Но кто знает?

Марина Ефимова:

Доктор Шмидт, вот в России, скажем, роман Стокера «Дракула» и вообще вампиризм и вампиры не прижились. Чем вы объясните, что вампиры так очаровали Англию и Америку и до сих пор чаруют?

Доктор Шмидт:

Может быть, потому что мы любим, когда нас пугают тем, во что мы по-настоящему не верим и чего мы по настоящему не боимся. Это все такой шуточный, развлекательный ужас. А настоящих ужасов мы смотреть, не любим.

Марина Ефимова:

Еще характернее кажется доктору Шмидт другой аспект вампиризма.

Доктор Шмидт:

Это, прежде всего, соблазнительная история. Весь вампиризм изящно замешан на эротике. Посмотрите на иллюстрации к романам, на кадры из фильмов. Это всегда зловещий притягательный красавец в черном плаще склоняется над юной невинной красавицей. Или, наоборот, над юным неопытным человеком склоняется женщина-вампир, ставшая синонимом сексуального искушения. Вампиры - атавизм викторианства, который все еще живет в нашей культуре, эстетике и в нашей чувственности. Секс и смерть - комбинация, против которой читателю трудно устоять, во всяком случае в Америке.

Марина Ефимова:

Другим, философским аспектом объясняет жизнь вампиров в западной культуре профессор Линда Диг:

Линда Диг:

Люди всегда думают о смерти. И их всегда волнует, а иногда и обнадеживает тайна смерти, этого перехода в небытие. Тайна, еще не изученая и, возможно, вообще неподвластная науке. Поэтому ни логика, ни ирония не могут победить легенд, связанных со смертью. В частности, легенд о вампирах, о живых мертвецах, которые поддерживают свою жизнь кровью, высосанной из живых людей. Кроме того, эти легенды философичны. Они наводят на мысль о расплате - за вечную жизнь, за вечную любовь. Так что для людей впечатлительных легенды о вампирах все еще остаются страшной, но волнующей загадкой.

Марина Ефимова:

Лучшим, на мой взгляд, культурным экспериментом с вампирами была экранизация «Дракулы», сделанная в 1992 году режиссером Фрэнсисом Копполой, автором «Крестного отца» и «Апокалипсиса», мастером современной трагедии. В его версии, как и у Стокера, вампира убивает не священник, а врач Ван Хельсон - известный ученый. Но убивает только после того, как смиренно признает границы науки и вообще границы человеческого разума. Его ученик Джек Стюарт приходит в отчаяние от того, что не может научно объяснить, почему молодая здоровая девушка каждый день теряет огромное количество крови, несмотря на постоянные переливания - у нее нет никакой болезни. Нет кровотечений, только две подсохших ранки на шее.

« Все это выглядит так, словно кто то пришел, высосал из нее кровь и исчез.

- Ну да. А почему нет? Просто вы не хотите видеть того, чего абсолютно не ожидаете.

- Джек, вы ученый, вы знаете, что в мире множество вещей, которых мы не в состоянии понять: гипноз, галлюцинации, астральные тела. Джентльмены, мы боремся не с болезнью. Эти знаки на шее Люси оставило неизвестное нам существо. Зверь. Монстр».

Марина Ефимова:

В 1897 году английский писатель Брам Стокер сделал вампира джентльменом. А в 1976 году американская романистка Энн Райс сделала его интеллектуалом. Послушаем, как воспринимает эту новую перемену в судьбе вампиров один из собеседников Раи Вайль.

Рая Вайль:

29-летний Питер Грассет считает, что в последнее время заметна тенденция к трансформации образа Дракулы в кино.

Питер Грассет:

Сейчас вампир Дракула наделен человеческими качествами. Он думает как все. Действует как все, даже чувствует как все остальные люди. Он так же страдает и может даже вызывать симпатию. Например, в фильме «Перед закатом». Там все герои симпатичные, им просто нужно немного чужой крови для выживания.

Марина Ефимова:

Делов-то! В 1994 году режиссер Нил Джордан поставил по роману Энн Райс фильм с Брэдом Питом и Томом Крузом. В отличие от нашего корреспондента Володи Морозова, несчастному журналисту из фильма удалось-таки взять у вампира интервью. Правда, он не знал у кого он его берет.

- Вы хотите услышать историю моей жизни?

- Да, я коллекционирую такие истории. И инстинкт подсказывает мне, что ваша будет интересной. Начнем, пожалуй. Какая у вас профессия?

- Я вампир.

- О, буквально! Это значит, что вы меня убьете, выпьете мою кровь и все такое прочее?

- Да, но это случится не скоро. А пока как я должен начать? Как Давид Копперфилд? Я родился, я вырос... или начнем с того момента, как меня поглотила тьма? Это случилось в 1791 году. Мне было 24 - меньше чем вам сейчас. Моя жена умерла от родов. Я хотел только одного - умереть вместе с ней.

Марина Ефимова:

Сегодняшние вампиры, вампиры Энн Райс и Фрэнсиса Копполы способны мучаться угрызениями совести, раскаиваться, сострадать и, главное, способны любить. Более того, все их несчастья проистекают из-за погибшей любви. Но ко всем ипостасям вампиров в конце 20 века прибавилась еще одна - лишнего человека.

Сейчас Дракула стал не страшным, игрушкой, художественным воплощением старинных суеверий. Смешным персонажем осенних маскарадов. Но он все еще неоконченный эксперимент в области сверхъестественных явлений.

XS
SM
MD
LG