Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рецепт счастья


Ведущий Иван Толстой


Сегодняшнюю беседу мы посвятим теме, которая ближе всего философам, поэтам и бродячим проповедникам - счастью. Однако, чтобы не уподобляться столь сомнительной с точки зрения здравомыслия категории населения, обсуждать эту зыбкую материю мы будем, оставаясь по эту сторону от метафизических спекуляций.

В этом нам поможет новая, так называемая «позитивная» психология, которая отличается от старой тем, что она впервые вплотную занялась этой темой.

В старом Китае императорские врачи получали гонорар, пока их пациент был здоров, и лишались довольствия, когда он себя чувствовал плохо. Мы привыкли к другому обращению. Западная медицина всегда стремилась вылечить болезнь, а не сохранить здоровье, в том числе - душевное. Поэтому вопрос о счастье и не стоял перед наукой. Она молчаливо исходила из того, что «счастье - отсутствие несчастья» и лечила психические заболевания, не занимаясь тем, что волнует нормальных людей - поисками ответа на вопрос: как быть счастливым?

В последние годы, однако, эта ситуация кардинально меняется. О том, как «позитивная» психология берется за проблему счастья, нам согласился подробно рассказать крупнейший специалист в такого рода исследованиях профессор психологии Принстонского университета Даниэл Кенемэн.

Беседу с ним для вас записал Владимир Морозов.

Владимир Морозов:

Доктор Кенемэн, что такое «позитивная психология»?

Даниэл Кенемэн:

Среди психологов не так много людей, которые интересуются исследованиями в области счастья. Большинство занимается депрессией. На ее изучение всегда было проще получить средства. Если ученый собирался изучать факторы, которые помогают человеку получать больше удовольствия от работы, от еды, от жизни вообще, то на него смотрели, в лучшем случае, как на чудака. Сейчас положение начинает меняться. В частности, благодаря нынешнему президенту Американской психологической ассоциации Мартину Сэлигману. Это мой коллега, профессор Пенсильванского университета. Около 10 лет назад он, Ричард Дэвидсон из Университета штата Висконсин и ряд других ученых стали лидерами движения «позитивная психология». Его участники изучают факторы, которые делают нас счастливее.

Владимир Морозов:

Что такое счастье с точки зрения физиологии? Можно ли наблюдать счастье объективно, экспериментально, скажем, следя за электрической деятельностью мозга?

Даниэл Кенемэн:

Да, это возможно. У каждого человека есть, так сказать, «счастливая» часть мозга и «несчастливая». Счастьем заведует участок, находящийся в левой предлобной части мозга. Несчастьем - симметричный участок в правой части. Например, курильщика на день лишают сигарет, а потом сообщают ему, что через пару минут дадут покурить. В этот момент левая счастливая часть мозга показывает бешеную электрическую активность. Таким же образом неприятное известие или ожидание неприятных событий активизирует правую часть. Измеряя электрическую активность в этих участках мозга, можно, не видя человека перед собой, сказать, в каком настроении он находится: в хорошем, или в плохом.

Владимир Морозов:

Если состояние счастья фиксируют приборы, то можно ли вызвать его искусственно, создать таблетки счастья?

Даниэл Кенемэн:

Есть много путей улучшить настроение человека, повлиять, так сказать, на поверхностный слой его личности. Это лекарства, наркотики. Но улучшат ли они жизнь человека, его мировосприятие? Эти факторы лежат глубже и важнее для счастья и хорошего настроения. Конечно, можно создать специальные таблетки счастья, которые будут кардинально менять наше настроение. Но применение таких таблеток - большой риск. Если достижение хорошего настроения с помощью таблеток уведет человека из реального мира, если он не сможет после этого нормально работать, общаться с семьей и людьми вообще, то это очень опасно. Есть много лекарств, которые смягчают депрессию, уменьшают состояние тревоги: prosac, xanex, celexa и другие. Их все чаще используют врачи. Но люди начинают принимать слишком много таких лекарств, причем, часто в тех случаях, когда лекарства не нужны.

Владимир Морозов:

Я читал у Дейла Карнеги, что улучшить настроение можно просто сокращая мышцы лица, которые вызывают улыбку...

Даниэл Кенемэн:

Я думаю, что Дейл Карнеги был прав. Это проверено экспериментально. Когда вы чувствуете себя хорошо, соответствующий участок мозга посылает сигнал мышцам, которые растягивают ваш рот в улыбке. И наоборот, когда вам не до улыбок, вы можете искусственным образом сокращать «улыбательные» мышцы лица, тогда мышцы посылают сигнал мозгу и ваше настроение несколько улучшается, вы чувствуете себя счастливее. Но это, опять таки, поверхностный слой личности. На более глубокие перемены влияет целый ряд факторов: в частности, характер отношений в семье, на работе, насколько тесны и широки ваши связи с людьми вообще, насколько разнообразны интересы и так далее.

Владимир Морозов:

В чем эволюционная роль счастья? Счастливы ли животные?

Даниэл Кенемэн:

«Счастье» - трудное слово, трудное понятие. «Настроение» - термин куда более понятный и легкий. Если говорить о настроении, то животные, почти как и люди, бывают и в хорошем и в плохом настроении. Они могут расслабиться, а могут испытывать тревогу и раздражение. Тут нашли широкое поле деятельности психологи, которые работают с животными. Собаки, кошки, некоторые другие млекопитающие иногда выглядят совсем как люди. Когда они не голодны, когда они в хорошем настроении, не испуганы, они ласковее, они более склонны к игре.

Владимир Морозов:

Почему периоды счастья так мимолетны, а состояния противоположные тянуться бесконечно?

Даниэл Кенемэн:

Я не думаю, что все с вами согласятся. Многие люди довольны большую часть времени. Опросы показывают, что около 80 процентов американцев считают себя счастливыми. Во время опроса я не измерял электрическую активность их мозга, но я не могу говорить, что они несчастны, если они сами утверждают обратное. Представление о том, будто бы ощущение счастья длится короче, чем другие состояния, неверно. Оно основано на том, что люди к хорошему привыкают быстрее, чем к плохому.

Владимир Морозов:

Зависит ли уровень счастья той или иной нации от ее богатства, степени свободы, традиций? От климата, от истории?

Даниэл Кенемэн:

Зависит от всего этого. У многих вызывает беспокойство тот факт, что за последние 10-12 лет в России и Восточной Европе резко упал уровень довольства жизнью. Однако неверно считать, будто бы в богатых странах люди более счастливы. Конечно, и для страны и для отдельного человека лучше быть богатым, чем бедным. Но опросы показывают, что деньги сами по себе не очень заметно влияют на уровень нашего счастья. Впрочем, тут речь идет о так называемом среднем классе. Ниже определенного уровня человеку трудно получать удовольствие от жизни. Если ему не хватает еды и элементарной одежды, то не приходится ожидать от него хорошего настроения. Зато разница в уровне счастья между богатыми странами и очень богатыми невелика.

Владимир Морозов:

Чехов говорил, что человек создан для счастья, как птица для полета. Вы согласны?

Даниэл Кенемэн:

Человек создан для счастья? Я не думаю. Я с этим не согласен. Извините.

Александр Генис:

Ну а теперь, во второй части передачи, попробуем, наконец, оправдать ее название - ответить на вопрос: как быть счастливым?

В сущности, он единственный по-настоящему важный. Другое дело, что его редко задаем напрямую, в лоб, предпочитая интересоваться более частными проблемами разумной политики, надежных инвестиций, правильной диеты, верной дружбы и пылкой любви. Но все это лишь средство для достижения главной и единственной цели человеческой жизни - счастья.

Одни игнорируют этот вопрос, суеверно боясь сглазить. Другие уверены, что счастье - результат арифметического сложения: сумма тем больше, чем значительнее каждое слагаемое. Третьи, самые несчастные, вообще не верят в то, что эта затея - жизнь - может хорошо кончиться.

В последний разряд чаще всего попадают великие мыслители, которые видят в человеке существо, измученное мышлением, обманутое случаем, задавленное бременем долга и ужасом перед смертью. Во всяком случае, так говорил Кант:

Диктор:

«Захочет ли какой-либо здравомыслящий человек, проживший достаточно долгое время и размышляющий о значении человеческого существования, снова заняться этой скучной жизненной игрой не то, что на прежних условиях, но вообще на каких бы то ни было?»

Александр Генис:

Однако никаким, даже самым великим авторитетам, еще не удалось отучить человека не только жить, но и стремиться к счастью. Американцы даже написали об этом в своем основополагающем документе - Декларации независимости, которая открывается великой и загадочной фразой о «праве каждого на стремление к счастью».

Я не случайно употребил слово - загадочная. Тут ощущается явная недоговоренность, очевидная туманность формулировки, которую американцы за последние два века так и не захотели расшифровать. В главном документе страны сознательно не постулирована некая общая национальная цель, ибо она сама по себе уже подавляет личность. Америка же стоит на том, что государство - теория, абстракция - не вмешивается в жизнь конкретного, уникального человека.

«Право на поиски счастья» - фундамент той реальной свободы человека, который может жить так, как он хочет. Трактовка счастья - сугубо личное дело. И тут неопределенность Декларации независимости кажется философской, возвышенной, даже поэтической. Она исключает насилие над волей, отвергает любую установленную иерархию ценностей. Отцы-основатели остановились в восхищении перед личностью, чтобы сказать: «Неисповедимы пути человеческие».

Однако, наше более прагматичное поколение, как мы уже говорили в первой части передачи, не удовлетворившись поэтической многозначительностью предков, решило, наконец, найти конкретный ответ на сакраментальный вопрос «как быть счастливым?»

Как всегда, сделано это было с американским размахом, и с американским же прагматизмом. Группа психологов «проекта Гранта» (названный так по организации, финансировавшей исследование) поставила грандиозный эксперимент, чтобы выяснить на практике, как каждому из нас прийти к желанному результату - счастливой старости, ощущению удачно прожитой жизни.

Впрочем, ученые из осторожности все-таки заменили расплывчатые понятия «счастье» наукообразным эвфемизмом - «абсолютное эмоциональное здоровье». Те, кто удовлетворяют этому критерию, должны прийти к промежуточному финишу - 85-летнему возрасту, - сохранив способность «Работать, Любить и Играть».

Каждое из этих слов пишется с прописной буквы потому, что толковать эти понятия надо расширительно. Скажем, любить не только жену, но и мороженое, играть не только в карты, но и с детьми, работать не только в конторе, но и в саду.

Вряд ли все согласятся на такое приземленное определение счастья, но вряд ли кто-нибудь и откажется от подобной перспективы.

Так, заранее договорившись, какую жизнь считать удачной, ученые начали свой уникальный эксперимент, который растянулся на полвека.

Диктор:

В 40-х годах психологи отобрали группу выпускников Гарвардского университета, состоящую из 173 здоровых, полноценных, белых мужчин.

Ученые сознательно выбирали тех, кто должен был испытывать в жизни минимальное социальное давление. Такие факторы, как расовая или половая дискриминация, были сразу исключены. Диплом одного из самых престижных в стране университетов обеспечивал всем членам группы привилегированные условия. То есть, все подопытные начинали взрослую жизнь в идеальной ситуации, а значит их успех или не успех зависел, прежде всего, от них самих.

Каждые пять лет ученые, несколько поколений психологов, работавших в проекте Гранта, обследовали эту группу, пока полвека спустя, в печати не появились результаты этого опыта.

Александр Генис:

Надо сразу сказать, что ученые интересовались исключительно практической стороной эксперимента. Их методика основывалась на статистике. Никакой теоретической базы они под свои исследования не подводили. Наоборот, результаты эксперимента должны подтвердить или опровергнуть существующие психологические теории. Проект Гранта представляет только факты, объяснить которые далеко не всегда возможно.

Однако ведь и нас интересует не теория, а практика: рекомендации в искусстве счастливой жизни, которые веками искали философы, поэты, политики, пророки и шарлатаны.

Диктор:

Первые же выводы ученых были одновременно и неожиданными и банальными. Многие факторы, которые считались определяющими для достижения этого самого «эмоционального здоровья», оказались отнюдь не так важны на самом деле. Так, например, уровень «счастья» мало зависит от успешности карьеры или размеров благосостояния.

Александр Генис:

Здесь мы сталкиваемся с возможностью экспериментального подтверждения вечного трюизма: не в деньгах счастье.

Диктор:

Другое открытие состоит в том, что трудное детство - разведенные родители, сиротство, ранние психологические травмы - не играют особой роли в старости. А ведь до сих пор считалось, что детство жестко детерминирует сознание взрослого человека. Но психологи проекта доказали, что человек - существо с огромным запасом приспособляемости: за пятьдесят лет любые детские горести растворяются.

Александр Генис:

Еще одно очко в пользу банальности: время лечит.

Диктор:

Менее понятен другой вывод исследователей. Важнейшим положительным фактором оказалась близость к брату или сестре в юности. Те, кто поддерживал хорошие отношения с родственниками, получили запас моральной стойкости в зрелом возрасте. Зато, как ни странно, успехи в учебе, в сердечных делах, обаяние - все это совсем не так важно, как кажется в молодости.

Александр Генис:

Но главный результат проекта можно свести к одному выводу: счастье зависит от способности правильно реагировать на эмоциональные кризисы, неизбежные в жизни каждого. Самые неудачные члены группы - те, кто стал алкоголиком, наркоманом, приобрел хронические болезни или просто умер до 65 лет - не смогли преодолеть депрессию, вызванную эмоциональными стрессами.

Из этого факта ученые постарались извлечь практическую пользу: выяснить, какие психологические установки помогают человеку бороться с ударами судьбы. По сути, речь идет о том, какая жизненная философия приносит успех.

Итак, рецепт счастья - в умении встречать беду: никогда не впадать в озлобленность, не винить других, не накапливать примеры несправедливости судьбы, не симулировать бодрость, но и не превращаться в нытика, досаждающего всем жалобами на жизнь. Нельзя относиться к неприятностям пассивно. Стремление к их преодолению само по себе содержит противоядия от депрессии.

Реакция взрослого человека на конфликт, на трудную ситуацию всегда должна быть осмысленной и взвешенной. Нельзя поддаваться первому импульсу.

Короче говоря, путь к счастью - в прагматическом и реалистическом отношении к миру. Секрет успеха в настойчивости, организаторских способностях, надежности, постоянстве. Эти качества важнее для эмоционального здоровья, чем творческие способности, умение нравиться людям, профессиональные достижения.

Нельзя сказать, что выводы проекта Гранта открывают нам что-то принципиально новое. Важно то, что результаты эти получены экспериментальным путем. Это - опыт практического изучения этических принципов, известных человеку с древности.

Дело в том, что в этом очерке жизненной философии можно без труда узнать античную этику стоицизма. Все психологические приоритеты, перечисленные американскими психологами, укладываются в четырехчленную формулу счастья у стоиков: здравый смысл, чувство справедливости, мужество и самоконтроль.

Конечно, это сходство не случайно. Школа стоиков существовала пять веков - всю зрелую античность. Ее философы заложили основы морали, которые перешли по наследству всей западной цивилизации. Проект Гранта просто еще раз доказал, что набор нравственных ценностей, характерных для западного человека, не так уж сильно изменился со времен Сенеки.

Фундаментальные принципы стоицизма сохранились до наших дней, слившись с ценностями среднего класса Нового времени.

Главное тут, заложенное в античности стремление к мере, то искусство «золотой середины», которое заповедовал нам отец поэзии и учитель счастья великий римский поэт Гораций:

Диктор:

Правильнее жить ты, Лициний, будешь,
Пролагая путь не в открытом море,
Где опасен вихрь, и не слишком близко
К скалам прибрежным.


Выбрав золотой середины меру,
Мудрый избежит обветшалой кровли,
Избежит дворцов, что рождают в людях
Черную зависть.


Ветер гнет сильней вековые сосны,
Падать тяжелей высочайшим башням,
Молнии удар поражает чаще
Горные выси.


В горестях надежд, опасений в счастье
Не теряет муж с закаленным сердцем.
И приводит к нам и уводит зимы
Тот же Юпитер.


Плохо пусть сейчас - не всегда так будет.
Не всегда и Феб напрягает лук свой:
Час придет - и звонкой струной он будит
Сонную Музу.


Бедами стеснен, ты не падай духом,
Мужественным будь. Но умей убавить,
Если вдруг крепчать стал попутный ветер,
Парус упругий.

XS
SM
MD
LG