Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наркотики: Война или перемирие?


Ведущий Иван Толстой


На днях два американских губернатора одновременно выступили с предложением реформ законов, касающихся наркотиков. Один из них, Нью-Йоркский губернатор Джордж Патаки, предложил целый комплекс мер, смягчающих судебное преследование за употребление и даже, в некоторых случаях, за продажу наркотиков. Второй, губернатор Нью-Мексико Гэрри Джонсон, пошел еще дальше. В статье, опубликованной в газете "New York Times", он пишет:

"Если говорить о моральном и физическом здоровье наших граждан, то я не вижу логики в том, какие наркотики мы объявляем законными, а какие нет. Примерно 70 миллионов американцев курит марихуану. Это третий по популярности наркотик в стране, после алкоголя и табака. Если смерть от пьянства дело довольно частое, то смерти от марихуаны чрезвычайно редки. Вообще, по официальным данным, от всех запрещенных наркотиков вместе взятых в год умирает 20 тысяч человек, а от алкоголя и курения, опять же по официальным данным, 450 тысяч человек. Может быть нам опять пора запретить алкоголь? Не соскучились ли мы по Аль Капоне?"

Марина Ефимова:

Похоже, что в истории войны Соединенных Штатов с наркотиками наступил момент, про который Остап Бендер сказал бы : "Лед тронулся, господа присяжные заседатели". Заглянем в эту историю.

В нашей передаче участвует Анита Мартон, старший юрист организации "Legal Action Center", центр по общественному контролю за системой судопроизводства.

Анита Мартон:

Впервые Америка обратила внимание на ситуацию с наркотиками в 60-х годах, когда подростки эксперементировали с марихуаной и героином. И обнаружились сразу две проблемы: одна - проблема здоровья этих самых подростков, а вторая - подскочившая преступность. И правительство решило принять юридические меры.

В Нью-Йорке губернатор Нельсон Рокфеллер провел законы, получившие позже его имя - "Rockefeller Laws". Это были чрезвычайно жесткие законы, направленные не только против тех, кто продавал наркотики, но и против тех, кто их покупал для себя. В Нью-Йорке, если доказано, что человек является владельцем четырех унций кокаина или героина (112 граммов), то по закону ему полагается от пятнадцати лет до пожизненного тюремного заключения. Те же сроки ему грозят в том случае, если доказано, что он продал две унции этих наркотиков. Причем, по рокфеллеровским законам, это "mandatory sentence", принудительный приговор. То есть, если у человека нашли четыре унции наркотика, то судья не может дать ему меньший срок, учитывая обстоятельства дела. Мы считаем, что это слишком жестокое наказание.

Идея была в том, что если мы будем наказывать за наркотики многолетним тюремным заключением, то это всех отпугнет от опасных пристрастий. Однако этот подход доказал свою полнейшую несостоятельность. Все кончилось тем, что юридическая система переполнила тюрьмы людьми, совершившими незначительные преступления или даже проступки, явившиеся результатом их пристрастия к наркотикам.

Марина Ефимова:

В связи со всем сказанным, Нью-Йоркский губернатор Патаки предлагает следующие меры: - уменьшить полагающиеся по закону минимальные сроки заключения с пятнадцати лет до десяти, что дает право апелляции; - по нескольким категориям преступлений отменить "mandatory sentences", в которых, напоминаю, срок тюремного заключения определяется только количеством найденного наркотика; - и предоставить судьям большую свободу в принятии решений, то есть дать им право учитывать все обстоятельства дела.

При этом, для тех, кто совершил преступление с применением насилия, и для тех, кто вовлекал в торговлю наркотиками несовершеннолетних, закон не смягчится, но станет еще строже.

Внесем одно дополнение: законы в большинстве других штатов Америки немногим отличаются от Нью-йоркских. Вот что сказала пресс-секретарь губернатора штата Нью-Мексико Диана Тиндеруотер:

Диана Тиндеруотер:

Еще в нескольких штатах, в частности в Аризоне, в Калифорнии, на Гавайях и у нас, в Нью-Мексико законодатели собираются пересматривать законы о наказании за владение наркотиками. Не за торговлю, а только за владение. Да и многие простые американцы уже начинают сомневаться, почему за выпитую дома бутылку виски мы не грозим человеку тюрьмой, а за выкуренную закрутку марихуаны грозим. Если человек делает это дома, если своим курением он наносит вред только себе, мы не должны объявлять его преступником. Эдак у нас никаких тюрем не хватит.

Марина Ефимова:

В статье самого губернатора Нью-Мексико Гэрри Джонсона, опубликованной в газете "New York Times", даются любопытные цифры:

"В нашей стране 500 тысяч человек сидят за решеткой по обвинению в употреблении или продаже наркотиков. Это больше, чем все заключенные Западной Европы вместе взятые. И каждый их этих заключенных стоит государству по 30 тысяч долларов в год. Это больше, чем средняя зарплата американца. Сумма, потраченная федеральным правительством на войну с наркотиками в 1980 году, составляла 1 миллиард долларов. В 2000 году сумма доросла до 20 миллиардов и почти столько же тратят штаты. При этом, результат обследования, проведенного федеральным правительством, показывает, что наркотики стали дешевле, чище и доступнее, чем когда-либо".

Но, может быть, все эти траты не напрасны? Я беседую об этом со споуксменом Вашингтонского офиса по контролю за национальной политикой в отношении наркотиков Робертом Уинером.

Мистер Уинер, губернатор Джонсон пишет, что в Голландии, где в 1976 году марихуана была декриминализирована, ситуация стала гораздо лучше. И потребление наркотиков меньше и, главное, преступности меньше...

Роберт Уинер:

В Соединненых Штатах наркомания остается проблемой, но она идет на спад, в отличии от Европы, где ситуация ухудшается. Все больше латино-американского кокаина прямиком идет туда. У нас применение наркотиков за последние два года сократилось на 20%, а за последние пятнадцать лет - вдвое.

Марина Ефимова:

Чем же Вы объясняете спад в употреблении наркотиков?

Роберт Уинер:

Усилиями целой армии американцев: спортивных тренеров, священников, учителей. Но больше всего, конечно, сделали родители. Своим вниманием, своими беседами с детьми, они, по-нашим представлениям, на треть снизили число подростков, употребляющих наркотики.

Марина Ефимова:

Губернатор Джонсон и его споксмен Диана Тиндеруотер, категорически не разделяют этого оптимизма.

Диана Тиндеруотер:

30 лет мы ведем войну с наркотиками, говорит наш губернатор, и 30 лет проигрываем ее. Губернатор Джонсон считает, что положение ухудшается, а не улучшается. Рано или поздно мы должны посмотреть в лицо правде: многие американцы употребляют наркотики. Хотим мы этого или не хотим. Губернатор осуждает их за это. Он мечтал бы их остановить, но он считает несправедливым объявлять их за это преступниками. Мы не можем держать за решеткой 600 тысяч человек из которых, кстати сказать, половина сидит за марихуану.

Голос:

"Первый раз я попробовал таблетку "экстези" на первом курсе. Ее действие было потрясающим. И дело не в том, что я сразу принял мысленно несколько решений, которые не мог принять месяцами. Главное в том, что я как-то мгновенно подобрел. И к самому себе, к родителям, и к моей герл-фрэнд Кэрол. "Почему я так критичен по отношению к ней? - думал я - Почему меня раздражает, как она жует жвачку? Что за мелочность?" Мне показалось, что расслабилась какая-то вечно спазматически сжатая часть моего мозга. Я взглянул на Кэрол и почувствовал, что сейчас я могу принять ее всю, со всеми ее слабостями. Это был восторг. На целый день я перестал себя ненавидеть.

Но после двух-трех месяцев действие таблетки изменилось: взлеты теплого чувства снизились, мысли притупились, а отрезвление стало тяжелее и депрессивней"

Марина Ефимова:

Так описывает новый наркотик "экстези" 20-ти летний Мэтью Клэм.

В прошлом году американская таможня конфисковала в аэропортах и на границах Соединеных Штатов больше 9 миллионов этих маленьких белых таблеток, о которых еще в 1997 году никто даже не слышал. По данным Мичиганского университета, 1,5 миллиона школьников с восьмого по двенадцатый класс уже попробовали этот наркотик и полмиллиона употребляют его постоянно. После этого довольно легко усомниться в уверениях представителя Вашингтонского офиса по контролю за наркополитикой в том, что употребление наркотиков снижается. Особенно, если прочесть статью в журнале "US News and World Report", в которой описывается поучительная история наркотика "экстези":

"В 70-х годах присхотерапевты, консультанты по вопросам брака, прописывали "экстези" молодым замужним парам, чтобы возродить ту нежность и теплоту, которую они чувствовали друг к другу до брака. Поэтому таблетку стали называть "hug-drug", то есть "обнимательное лекарство".

Но в 1985 году hug-drug был запрещен указом правительства, так как обследование показало, что в случае неправильного использования или передозировки, это средство может нанести человеку вред. Однако запрещение не остановило распространение таблетки, а только вытеснило ее на черный рынок.

В сентябре 1999 года двое молодых агентов Федерального бюро расследований запросили у прокурора Лос-Анжелеса разрешение прослушать телефон уличного драг-диллера. Разрешение они получили, но вместо поимки мелкого уличного продавца, агенты вышли на главный международный синдикат по экспорту "экстези". Операция по разкрытию этого синдиката получила кодовое название "Красный прибой" и помогла обнаружить очередное наступление противника в войне с наркотиками.

Новые наркодиллеры, в основном это израильтяне и россияне, доставляют "экстези" американскому потребителю, как правило, подросткам младше двадцати лет. Изготовляют эти таблетки в маленьких плавучих лабораториях на баржах в Голландии и Польше, так что по-началу их было чрезвычайно трудно обнаружить. Да и транспортировка этого наркотика была оригинальной и поначалу неуловимой. Иногда их отправляли пакетом "Federal Express", а иногда доставляли нанятые для этого дела евреи-хасиды, бледные молодые люди заучившегося вида, чьи аккуратные белые рубашки, очки и портфели, набитые книгами не вызывали подозрения даже у многоопытных таможенников.

После запрещения "экстези", руководитель операции "Красный прибой", "мы стали самыми большими ее потребителями" .

Марина Ефимова:

В нашей передаче участвует Джордж Рикарти, засвидетельствовавший в свое время потенциальную опасность "экстези" или MDMA, как называют ее врачи.

Джордж Рикарти:

"Экстези", как показали наши опыты, парализует те клетки в мозгу, которые вырабатывают серотонин, вещество, влияющее на некоторые очень важные функции человеческого организма: на познавательные способности, настроение и аппетит.

Марина Ефимова:

В журнале "US News" написано, тем не менее, что Вы заинтересовались действием таблетки.

Джордж Рикарти:

Мы должны действовать очень осторожно. История полна примерами, когда ученые обнаруживали, что какое-то вещество или растение производят интереснейшее действие непосредственно на человеческий мозг или на нервную систему. Но путь от наблюдения до понимания и от понимания до использования - это очень, очень, очень долгий путь.

Марина Ефимова:

Доктор Рикарти, вы - врач. Вы знаете, что от начала времен человек использовал средства, имеющие наркотические свойства. Для релаксации, для того, чтобы отвлечься, успокоиться, забыться. В Америке, практически, запрещено курение. Очень ограничена, в связи с вождением автомобиля, выпивка. А марихуана, третий по популярности наркотик после алкоголя и табака, запрещена под угрозой тяжелейших наказаний. Не может ли это быть какой-то психологической расплатой? Стрессами, неврастениями...

Джордж Рикарти:

Я врач-невропатолог. Я полностью согласен с тем, что человек, по природе своей, нуждается в отвлечении, утешении, релаксации, в успокоении нервов. Но мы должны искать всего этого в отдыхе, в путешествии, в спорте, искусстве, в общении с другими людьми, в мечтах наконец! Но не в тех химических соединениях, которые разрушают наш мозг.

Марина Ефимова:

Сегодня потребление "экстези" в Соединенных штатах растет не по дням, а по часам. Этот наркотик не дорог - таблетка стоит от 7 до 50 долларов и покупают эти таблетки все более юные потребители.

За время дискуссии нью-йоркского губернатора Патаки, предложившего смягчить законы против наркоманов и наркодиллеров, раздался только один официальный голос, предлагающий радикальные меры, а именно - частичную легализацию и декриминилизацию легких наркотиков. Это, правда, если не считать такого же предложения, сделанного президентом Джимми Картером в 1977 году. Сегодня этот одинокий голос принадлежит губернатору Нью-Мексико, Гэрри Джонсону. Его пресс-секретарь, Диана Тиндеруотер, объясняет, чем губернатор мотивирует свое предложение.

Диана Тиндеруотер:

Прежде всего я должна пояснить позицию губернатора Джонсона. Губернатор против употребления наркотиков. Он также против чрезмерного употребления алкоголя и он осведомлен о вреде курения. Но при этом он не считает, что запрещение этих наркотически действующих средств принесет пользу.

Тут надо отметить разницу между легализацией и декриминализацией наркотика. Декриминализация подразумевает, что при появлении наркотика закон отварачивается и смотрит в другую сторону. Ну, скажем, если у вас обнаружат одну унцию марихуаны, вы заплатите штраф в сто долларов. Именно такую декриминализацию мы надеемся провести в нашем штате Нью-Мексико в самое ближайщее время. Вторым шагом, по-мнению губернатора Джонсона, должна стать легализация марихуаны. Из собранной губернатором информации становится ясно, что 80% всех неприятностей, которое наше общество терпит от наркотиков, вызвано запретом на них.

Марина Ефимова:

Видит ли губернатор принципиальное сходство между "сухим законом" 20-х годов, когда в Америке был запрещен алкоголь, и нынешним тотальным запрещением наркотиков?

Диана Тиндеруотер:

Да. И та и другая меры не выполнили своей роли, то есть не уберегли американцев от употребления алкоголя и наркотиков. Они просто передали оба этих продукта в руки преступников. И губернатор считает, что если легализовать марихуану, если ввести на нее определенные ограничения и обложить налогом, то тогда из наркобизнеса исчезнет самый опасный его элемент - преступный. После отмены "сухого закона" исчезли "бутлеггеры", после легализации марихуаны исчезнет большая часть наркотических картелей.

Марина Ефимова:

Обратимся к Вашингтону. Мистер Уинер, как центр по контролю за национальной политикой в отношении наркотиков и Вы лично относитесь к идее легализации марихуаны?

Роберт Уинер:

- Что за чушь! Губернатор Джонсон признался, что сам в юности употреблял наркотики, кокаин в частности, и теперь он предлагает сделать их доступными для других? Я не думаю, что американские родители согласятся с тем, чтобы их дети могли пойти в аптеку и купить марихуаны. Они не захотят, чтобы их дети ставили на себе эксперименты.

Марина Ефимова:

- Значит, Вы не находите сходства между последствиями "сухого закона" в Америке, который родил мафию, и последствиями запрета на наркотики?

Роберт Уинер:

- Нет не нахожу. В Америке 15 миллионов алкоголиков и 5 миллионов наркоманов. Если вы хотите довести число наркоманов до числа алкоголиков, тогда легализуйте наркотики. Эта идея ужасна и неминуемо приведет к катастрофе.

Марина Ефимова:

- Если два высокопоставленных официальных лица находятся по вопросу о наркотиках на двух диаметрально противоположных позициях, то можно себе представить путаницу во мнениях простых граждан. Тут еще нужно добавить, что 95% всех заключенных по делам, связанным с наркотиками, составляют афроамериканцы и латиноамериканцы. Это, кстати сказать, не обязательно означает, что белые употребляют меньше наркотиков. Но их реже ловят с поличным. Репортаж из Нью-Йорка ведет Владимир Морозов.

Владимир Морозов:

- Мой знакомый, переехавший в Нью-Йорк из Москвы, недоумевал: "Почему американцы предпочитают наркотики алкоголю? Водка не запрещена, намного дешевле наркотиков и магазины открыты с утра до ночи".

Я задал тоже вопрос нескольким жителям Нью-Йорка. Двадцатилетний Пит работает ночным сторожем. Я вычислил его по сладковатому запаху марихуаны, который шел от его сигареты.

Пит:

- Здесь такая жизнь. С нами, афроамериканцами, несправедливо обращаются, и наркотики - возможность от всего этого уйти. Власти сами завозят в страну наркотики. Они хотят, чтобы мы торговали зельем и убивали друг друга, поэтому полиция так мягко с нами обходится. Иногда тебя ловят с наркотиками и отпускают. Им наплевать. А если марихуану легализуют, то правительство введет налоги на продажу, значит цена повысится. Тогда марихуану вообще не купишь, и это станет опасно для здоровья, потому что ты не знаешь, какого яду они туда положили.

Владимир Морозов:

- Пит - явный ненавистник правительства. А что скажет его представитель, блюститель закона? Крейк, ныне пенсионер, всю жизнь прослужил полицейским.

Крейк:

- Им надо занять позицию, какую заняла бы Россия. Я думаю, там применили бы куда более жесткие меры.

Владимир Морозов:

- Дональд Макдона, балетный критик, автор книги о Баланчине. Что он думает о возможной легализации наркотиков?

Дональд Макдона:

- Я не вижу, чтобы к этому шло. Только одна, и не самая большая, политическая партия поддерживает такую идею - либерторианцы. Да, власти борются с наркотиками, но в страну привозят все больше этого товара. Лучше бы направить усилия на другое: легализовать наркотики и помещать наркоманов в больницы, а не в тюрьму.

Марина Ефимова:

- Именно в этом заключается одна из главных идей нового законопроекта, предложенного губернатором Нью-Йорка Патаки. Судьям будет дана возможность, в случае нарушений закона, не связанных с насилием, отправлять мелких наркодиллеров, которые и сами являются наркоманами, не в тюрьму, а в специальные реабилитационные центры для прохождения там курса лечения. В некоторых штатах это уже делается.

Однако, есть американцы, которые подходят к проблеме наркотиков не с медицинской и не с юридической, а с философской и этической точки зрения. Среди них Томас Зас, в прошлом профессор психиатрии университета штата Нью-Йорк, а сейчас известный критик войны с куревом, войны с алкоголем и войны с наркотиками. Он пишет:

"Если бы сто лет назад американской правительство посмело указывать своим гражданам, что им есть, пить, курить и нюхать, то это сочли бы нарушением американской конституции.

Если бы пятдесят лет назад Америка попыталась диктовать другим странам, что им выращивать и чего не выращивать на своих полях - это назвали бы колониализмом.

Если бы в бедах общества кто-нибудь вздумал обвинить ведьм, евреев или душевнобольных - это назвали бы поисками козлов отпущения.

Сейчас поиски виноватых называются контролем над наркотиками и приветствуются миллионами граждан, как дома, так и за рубежом. Потому что это делается именем науки и ради сохранения здоровья. Иными словами, мы заменили расовое, религиозное и военное принуждение и колониализм, которые в современном мире признаны не благородными, принуждением и колониализмом научным, медицинским и терапевтическим, которые наоборот признаны благородными. С моей же точки зрения, это служение идолам медицины и науки ничем, в принципе, не отличается от служения религиозным, социальным или этическим идолам. И в этом смысле война с наркотиками стоит в одном ряду с крестовыми походами, инквизицией или революционным террором"

Но кто же в реальности решится на такую меру? Кто возьмет на себя смелость легализовать наркотики? Ведь, чтобы убить себя водкой, надо пить 30 лет, а наркотик может убить мгновенно...

- Мисс Мартон, ваша организация является контролем общественности за судебной системой. Как вы относитесь к идее легализации марихуаны?

Анита Мартон:

- Наша организация занимается только реальными, существующими тенденциями и процессами, происходящими в судебной системе, и мы не видим никаких признаков того, что легализация (любая, даже частичная) может произойти в Америке в ближайшее время. Самое большее, что пока произошло, это легализация использования марихуаны для медицинских целей, да и то лишь в нескольких штатах. Дискуссия, конечно, все время идет на тему легализации, но сколько людей за нее, столько же и против, и наша организация в этой дискуссии не берет ничью сторону. Однако сейчас уже целый хор голосов кричит о том, что наша судебная система, связанная с делами о наркотиках, несправедлива и, в общем, давление идет такое, что откладывать реформы стало невозможно - у законодателей нет другого выбора.

Марина Ефимова:

Лед тронулся, господа присяжные-заседатели...

XS
SM
MD
LG