Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Академический проект": с директором издательства Игорем Немировским беседует Иван Толстой


В преддверии Московской Международной Книжной Ярмарки мы поведем разговор о книгах. Наш гость - Игорь Немировский, кандидат филологических наук, пушкинист и, что нам в данном случае важнее, директор петербургского издательства "Академический проект". Игорь, неужели можно соединить книгу ученую и доходную?

Игорь Немировский:

Можно. Это связано, прежде всего, с тем, что книга должна быть востребована. Что касается прибыли, это, вообще говоря, особый вопрос. Выжить, во всяком случае, можно. Потому что хорошая, умная книга востребована. Для того, чтобы ее купили она и должна соответствовать этим вашим двум критериям - быть хорошей и быть умной. Если такие книги издавать, то можно даже получать и некоторую прибыль.

Иван Толстой:

Читая всевозможную критику о состоянии культуры в России, встречаешь два полярных мнения. С одной стороны - засилье ужаса, с другой стороны - книги никто и не покупает. Имеется в виду нищенское состояние покупательского рынка. Вот каким образом, прошли вы какой-то тропкой, чтобы удовлетворить и себя и читателей?

Игорь Немировский:

Конечно, мы прошли уже тот период становления книжного рынка, когда брали более ли менее все, когда каждое новое имя вызывало читательский интерес. Сейчас публика более прагматична. Действительно, публика бедна. Но в то же время публика учится. Публика находится в состоянии постоянного желания повысить свой профессионализм. Или приобрести некую интеллектуальную специальность, которая в перспективе может дать кусок хлеба. Поэтому публика, все-таки, покупает книги. Да и вообще, по общерусской привычке покупать и читать книги. В особенности, молодежь покупает книги, чтобы учиться. Поэтому книга - современная, хорошая, умная книга - должна быть еще и очень точно нацелена, в соответствующий сектор прагматически настроенный. Она должна иметь интеллектуальное применение. Это третий критерий, для того, чтобы книгоиздание себя чувствовало на плаву. Хорошая, умная и правильно сориентированная книга должна быть.

Иван Толстой:

Сколько лет существует издательство "Академический проект" вот в таком состоянии, в каком сейчас его можно наблюдать?

Игорь Немировский:

Сейчас мы издаем в год около 60-ти книг, и в таком состоянии мы существуем, может быть, года три. А вообще, мы существуем 8 лет - с октября 1993 года. 19 октября (это совершенно случайное обстоятельство), была подписана в печать первая наша книга. Это был первый том "Летописи жизни и творчества Федора Михайловича Достоевского". Так мы скромно с тех пор считаем, что 19 октября это день нашего рождения.

Иван Толстой:

Вы тогда находились в Пушкинском доме, правда?

Игорь Немировский:

Да, мы находились в Институте русской литературы, в Пушкинском доме, который дал нам первое пристанище, был нашим крестным отцом. И вообще, во всех отношениях, мы себя ощущали до недавнего времени как издательство Пушкинского дома. Не формально, но фактически, потому, что издавали литературу, которая в этих стенах создавалась. Сейчас мы значительно более широкий пласт литературы издаем. Но издания Пушкинского дома - в том числе. И в планах нашего издательства - оставаться в рамках пушкинодомской традиции.

Иван Толстой:

Что стало с вашей академической карьерой?

Игорь Немировский:

Не о карьере нужно говорить, а о некоей экзистенции в рамках науки. Я - сотрудник Пушкинского Дома. Я стараюсь, чтобы мое сотрудничество в отделе пушкиноведения не имело формального характера. Я в год, может, 2-3 статьи печатаю. И я бы очень хотел, и все для этого делаю, чтобы в ближайший год у меня вышла книга, посвященная лирике Пушкина 20-х годов. Не знаю, можно ли это отнести к моей академической карьере.

Иван Толстой:

Игорь, вы ведь некоторое время прожили за границей. Что это было?

Игорь Немировский:

Твердо за границей я прожил год. Именно безвыездно. Это была попытка найти работу в американских университетах. Я пробовал себя в нескольких университетах в 90-91 годах. Так складывались в то время мои семейные обстоятельства, что я был вынужден искать работу в Америке. Сразу скажу, что такой профессиональной работы, на которую я рассчитывал, я не нашел. Но такой общеэмигрантский путь, который я нисколько не подвергаю сумлению, путь, по которому прошли многие достойнейшие люди, мне, почему-то не показался... Может быть, мне не хватило энерции жизни, которая часто толкает людей на этот путь. Просто я не захотел. В 90-м году уехал, а в 91-м году вернулся. Попал под самый путч. Оказался в Москве как раз, когда путч происходил. 21 августа присутствовал у Белого дома, когда вместо красного флага взвился триколор. Ревел как бык, когда Борис Николаевич назвал нас "дорогими россиянами". И, как-то мне показалось, что в тот момент моя жизнь определилась. Я потом много раз отказывался от этого своего состояния, говорил, что гори оно все огнем, но все-таки возвращался к нему. Так что этот момент очень многое в моей жизни определил.

Иван Толстой:

Что произошло за эти 10 лет? Какой смысл этих прожитых лет для вас?

Игорь Немировский:

Самый главный смысл прожитых лет для человека то, что он их прожил и не умер. Это главный смысл. Он же - итог. Если же под смыслом жизни считать то, что нас переживет, то, наверное, это издательство "Академический проект", многое из того, что издано. Среди главного - это сохранение серии "Библиотека поэта", которая возродилась в рамках нашего издательства. Многое из того, что или вообще бы не было издано, или было бы издано в каком-нибудь ином виде, или много позже. Мне, например, приятно, что замечательные книги Вадима Эразмовича Вацуро, недавно ушедшего, одного из лучших пушкинистов, издавались именно в нашем издательстве. В годы, когда его книжки выходили не так часто, как должны были выходить, как это было необходимо в науке и в культуре, они все-таки выходили в нашем издательстве. Это, прямо вам скажу, предмет моей профессиональной гордости.

Самая ответственная, сладостная наша линия - это "Библиотека поэта", которая сохранилась профессионально и организационно от лучших времен. Когда-то, в библиотеку поэта входили Дмитрий Сергеевич Лихачев покойный, покойный Юрий Михайлович Лотман, покойный Вадим Эразмович Вацуро. Хотя эти люди ушли, остались другие, не менее замечательные. Остался Александр Васильевич Лавров, Александр Семенович Кушнер, Константин Маркович Азадовский, Игорь Николаевич Сухих. Просто не хочу никого обидеть. Остался Михаил Леонович Гаспаров, член нашей редколегии. Четыре, а в некоторые годы, удачные, и пять книг издаем. В этом году выйдет большой том поэзии Аполлона Григорьева, подготовленный Борисом Федоровичем Егоровым. Удачей прошедшего года мы считаем большой том Мережковского, подготовленный Ксенией Андреевной Кумпан. Очень ждем на будущий год двухтомного собрания сочинений Андрея Белого, который сейчас готовится Александром Васильевичем Лавровым и американским профессором Джоном Мальмстадом. То есть каждое такое издание - это явление, это событие, это, не скажу, что уж такое море рецензий, но это всегда отклики, приятные или даже не приятные, но все равно важные для издательства. И конечно, главное из того, что делает издательство.

Из таких, тоже важных проектов мы продолжаем издание полного собрания сочинений Даниила Хармса. Вышло три тома. В настоящее время готовится 4-й том, который включит многое неопубликованное. И в такой же недалекой перспективе издание записных книжек не то, что неопубликованных ранее, а даже не вполне прочитанных ранее записных книжек Даниила Хармса, которые хранились в архиве Лидии Друскиной. Сейчас они прочитаны, подготовлены к печати Валерием Николаевичем Сажиным и мы надеемся, что начало следующего года мы ознаменуем этим замечательным изданием. Я много от него жду. В числе того, что тоже важно, мне кажется, для культуры, это издание второго тома философско-эссеистического дневника Якова Друзкина, одного из чинарей, думаю, что не нужно его представлять вашей аудитории. Условное название, покрывающее некую предметную область - это "Пушкинская библиотека". В этой серии много вышло книг. Она, как легко видно из названия этой серии, стала выходить в предверии пушкниского юбилея. Там вышли классические книжки: Павел Елисеевич Щеголев "Дуэль и смерть Пушкина" с новым аппаратом, вышла "Утаенная любовь Пушкина" с новым аппаратом, вышло вновь подготовленное сотрудниками отдела пушкиноведения двухтомное издание "Пушкин в воспоминаниях современников", вышел с новым аппаратом "Пушкинский Петербург" Бориса Викторовича Томашевского, и вышло два тома Пыпина - "Общественное движение при Александре первом" и "Религиозное движение". Обе книжки подготовлены молодым питерским историком Павлом Ильиным и к обеим книгам написал предисловие патриарх декабристской историографии Алексей Николаевич Цамутали. Был том "14 декабря в воспоминаниях очевидцев". Тоже, я считаю, в каком-то смысле эпохальная книга, важнейшая в этой серии, потому, что она не переиздание, она заново составлена.

Иван Толстой:

Игорь, а журнал ваш, "Новая русская книга"?

Игорь Немировский:

Этому журналу уже 2 года, он прошел период нелегкого становления. Нелегкого - потому, что для любого издания, которое себя позиционирует на нынешнем интеллектуальном рынке, просто заявка на хорошее и умное - это мало. Нужно сориентироватся правильно и попать в некую рыночную десятку. Кажется, что сейчас мы уже нашли своего читателя. Кажется, что этот читатель не только петербуржец и москвич, что мы, все-таки достучались и до провинциального читателя, что не сразу произошло. Наконец пошли заказы и заявки из провинциальных библиотек, куда мы бесплатно, по возможности, рассылали наш журнал. Я очень хотел бы, чтобы наш журнал хотя бы провинциальные крупнейшие библиотеки покрывал. А что касается его содержания и структуры, то установка прежняя и единственная: быть журналом-экспертом, который без гнева и пристрастия дает оценку, как правило, довольно специальным сочинениям. Конечно, у нас рецензируются и художественные произведения, имеющие, как правило, замах на некоторую общественную значимость. Мы стараемся такие произведения рецензировать. Я помню, например, что первый номер нашего журнала открывался двусторонней рецензией на двухтомник Максима Соколова "Поэтические воззрения". Когда она вышла, был 99-й год, это, конечно, была книга с большим общественным замахом. И сейчас у нас тоже рецензируются книги, но основной акцент делается на рецензирование специальных сочинений по истории, философии, культурологии, но с уклоном в русскую культуру. Юмористику специально мы обозреваем. Проблема - с рецензентами сложно. Сложно найти специальных рецензентов.

Иван Толстой:

Вопрос экономический: как вы поставили свое дело? Вы привлекли изначальный капитал, вы внесли свой рубль, свой доллар? Как вообще дело пошло? Оно доходное, как я понимаю, раз и магазин есть, и целая структура.

Игорь Немировский:

Бесспорно, само существование дела и некоторый его рост, говорит о том, что оно доходно. Но, все-таки, основу наших финансовых поступлений, составляют не поступления от продажи книг на свободном рынке. Основу нашей финансовой деятельности составляют разнообразные фондирования. Мы работаем со всеми доступными нам фондами. Прежде всего, с фондом Сороса, с Институтом Открытое Общества - мы участники мегапроэкта "Пушкинская библиотека", и, можно сказать, подавляюще большинство, если не все книги, надеюсь, так и будет впредь, у нас покупало Открытое Общество для того, чтобы рассылать наши книги по всем российским библиотекам. Это основа была, и надеюсь, что так и останется. Дальше - Российский Фонд Гуманитарных Исследований, муниципальная программа книгоиздания поддерживает нас, федеральная программа книгоиздания поддерживает нас. И также оказиональные фонды и российские, и зарубежные. То есть, те фонды, которые не направлены именно на поддержку российского книгоиздания, все-таки по некоторым проектам с нами сотрудничают. Еще могу назвать большую программу "Пушкин" французского Министерства иностранных дел, которое поддерживает наши переводные издания, программу "Транслэйшен прожект" - это программа Института Открытое Общество.

Иван Толстой:

То есть серия "Западная русистика"?

Игорь Немировский:

Нет, тут нет единого источника фондирования, тут как получится. То есть значительная часть нашего финансирования не вполне рыночная. Это свидетельство, не скажу нестабильности, а некоего особого пути экономического, по которому идет наше издательство. Я не уверен, что это такой уж оригинальный путь. Я думаю, что большая часть западных издательств нашего профиля идут по такому же пути. Я думаю, что некоторое ощущение неуверенности основано на том, что этот путь, он для стабильного общества хорош. Чем стабильнее будет наше общество, тем стабильнее будет существование таких издательств, как наше.

Иван Толстой:

И поскольку ваше издательство уже идет по такому пути, осталось только пожелать обществу быть стабильным.

Игорь Немировский:

Это очень хорошее пожелание, присоединяюсь к нему от всей души.

XS
SM
MD
LG