Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проект Блэерская ведьма


Ведущий Иван Толстой


Марина Ефимова:

Месяца за полтора до начала студенческих каникул, в университетских городках на досках объявлений появились отпечатанные на домашнем принтере листовки, сообщающие о любительском фильме, снятом ребятами из студенческой фольклорной экспедиции, которые отправились по следам легенды о Блеерской ведьме и пропали без следа. Фильм, говорилось в листовках, вот-вот появится на рынке, но его надо ловить, потому что он будет идти всего в нескольких кинотеатрах. О подробностях читайте в интернете веб сайт такой-то. Так суперскромно заявлял о себе фильм, сделанный двумя молодыми безизвестными флоридскими режиссерами Майерком и Санчезом. Этот фильм, снятый на медные деньги, за 40 тысяч долларов, уже заработал 100 миллионов долларов и ведущие кинокритики Америки называют его инстант классик.

Но вернемся на несколько месяцев назад, когда о фильме можно было узнать только из интернета. На веб сайте коротко сообщалась история фильма. Хроника событий:

Диктор:

20 октября 1994 года. Три студента колледжа Монтгомери - Хэзард Донахью, Джошуа Леонард и Майкл Уильямс - появились в городке Беркетсхилл и побеседовали с местными жителями, помнившими легенду о Блеерской ведьме.

Марина Ефимова:

21 октября того же, 1994 года те же три студента спросили у двух местных рыбаков дорогу на Кофенрок. Рыбаки объяснили, что это место находится всего в получасе от городка и к нему ведет лесная дорога. Студенты вошли в лес Блекхиллфорест и больше их никто никогда не видел.

Диктор:

6 ноября 1994 года. Поиски студентов продолжались 10 дней с привлечением местных жителей, штатной полиции, собак-ищеек и даже военных вертолетов. Они оказались безрезультатными.

16 октября 1995 года. Под фундаментом полуразвалившегося хуторского дома в лесу Блекхиллсфорест был обнаружен рюкзак с 16-ти миллиметровой любительской кинокамерой, несколькими отснятыми кинолентами и дневником с надписью "Хэзард Донахью".

Диктор:

Это Блэркитсвилл, бывший Блэер, маленький, тихий мэрилендский городок. Я стою на старом кладбище. Здесь в начале века было похоронено невероятно много детей. Никто в городке не рассказал ничего необычного про то время, во всяком случае, не рассказал нам. Но легенда дает кое-какие детали. Например, про неожиданное появление в деревне камней, сложенных горками. Горки камней.

Марина Ефимова:

Так, с журналистской завлекательностью начинает Хэзард Донахью свой любительский фильм. Следом идут разговоры с местными жителями. У магазина полный человек лет 40 говорит со смехом:

Диктор:

Моя бабушка меня пугала в детстве: "Будешь озорничать, за тобой придет Блэерская ведьма".

Марина Ефимова:

Другой вспоминает:

Диктор:

Старухи болтали, что когда несколько мужчин пошли на нее облавой, то их потом нашли мертвыми и привязанными к деревьям в очень странных позах. И какой-то ученый потом якобы говорил, что это, кажется, в древней Скандинавии был такой знак, обозначающий человека на костре.

Марина Ефимова:

Потом на улице молодая женщина, тоже толстушка с замызганной двухлетней девочкой на руках рассказывает, что, по преданию, ведьма убивала детей. Брала их по двое, одного ставила в угол носом, а другого в это время убивала. Когда женщина рассказывает про детей, ее девочка начинает вдруг капризничать. Закрывает матери рот своими грязными лапками и сердито повторяет: "Нет, нет, нет". Вообще дети часто так делают, когда не хотят, чтобы мать разговаривала с чужими. Последние собеседники студентов - два рыбака. Молодой с энтузиазмом расспрашивает их про экспедицию, а старый неохотно объясняет дорогу и говорит, качая головой: "Ну, вы, ребята, ничего-то вас не учит". После этого мы остаемся в лесу с тремя юными следопытами и все время словно бы стоим, сидим или бежим рядом со снимающим.

Впечатления нашего коллеги Александра Гениса.

Александр Генис:

Кто слышал про Бабу Ягу, не узнает ничего нового из фильма "Проект Блэерская ведьма". Конечно, не содержание послужило причной успеха, из-за которого все лето выстраивались бешеные очереди сперва в немногие кинотеатры, решившиеся показать дебютантскую ленту учеников флоридской киношколы. Признание фильму принес не сюжет, а прием - дешевый, общедоступный. Бедность. Картина выполена в квазидокументальном стиле. Другими словами, она ничем не отличается от тех фильмов, которыми мучат друзей и близких владельцы домашних видеокамер. Тут все не в фокусе: дикие ракурсы, изображение дергается, как паралитик, скучные панорамы, пустые разговоры, бесконечные паузы. Изрядную часть фильма зритель вынужден просто смотреть на черный экран. Постепенно эта вопиющая кустарщина добивается нашего доверия. Из дурного произведения искусства лента становится свидетелем необъяснимой трагедии. Страх нагнетают не новые ужасы - магические кучи камней, сплетенные из веток фигуры, стоны и крики, а монотонность неумелой съемки, бесстрастно отражающей все, что почти случайно попало в камеру. Примитивная линейность композиции, бедность психологических характеристик, убожество диалога, отсутствие специальных, или каких-либо других эффектов, именно сумма этих дефектов производит сногсшибающее впечателение сырой реальности. А это уже серьезно. Ибо сегодня нет товара дефицитнее. Измученные мириадом образов, мы готовы платить любую цену за ощущение подлинной, невыдуманной действительности. Не меньше девственной природы, нам не хватает экологически чистой реальности.

Марина Ефимова:

Собственно говоря, непонятно, как и когда они заблудились. В кадр только попало, как все они указывают в разные стороны. Майкл начинает упрекать Хэзард, что она плохо подготовила экспедицию, потому что карта абсолютно не соответствует реальности. Хэзард оправдывается, они все больше спорят, в их разговорах начинает мелькать мат - верный признак нервозности. Один Джошуа пока весел.

- Это все же Соединенные Штаты Америки,- говорит он. - Завтра нас хватятся.

Им ничего не остается, как переночевать в лесу. Мы видим при неверном свете фонариков палатку, ночной лес, ничего особенного, кроме разве слабого детского плача, не то шопота, не то послышалось.

Идея фильма "Проект Блэерская ведьма" пришла в голову Дэниелу Майерку и Эдуарду Санчезу - двум студентам киноинститута во Флориде - в 92-м году. Только в 96-м они начали устраивать пробы актерам, от которых требовалось не больше не меньше, как симпровизировать все диалоги и самим снять весь фильм любительскими камерами в национальном лесу близ Беркетсвилла. По бедности и по замыслу ни о каких кинозвездах речи не было. На роли студентов выбрали 24-х летнюю Хэзард Донахью, актрису из Филадельфии, игравшую в любительских фильмах, 24-х летнего Джошуа Леонарда, подрабатывающего фотографией, и 26-и летнего Майкла Уильямса. Их имена и достались героям фильма.

- В лесу режиссеров мы не видели, - рассказал корреспондентам "Ньюсуика" Джошуа Леонард. - Но иногда утром я находил в своем рюкзаке записку: "Вы не доверяете Хэзард, возьмите контроль в свои руки". Я начинал нападать на Хэзард, она не понимала, в чем дело, отбивалась, нервничала. Такие записки получал каждый, со строгим предписанием не делиться информацией с остальными. А пополнения запасов провизии не получали. Кроме того, мы мало с собой взяли теплой одежды, потому что все тащили на себе. Короче, к концу съемок мы были озябшие, голодные, невыспавшиеся, взвинченные до предела. Но так все и было задумано.

Я беседую с профессором кинофакультета Брандайс Юниверсити Томасом Доерти.

Томас Доерти:

Оба актера прекрасно ведут свои, я бы сказал, характерные роли. Но актриса Хэзард Донахью показала просто звездный класс. Именно ее игра дает трагическую ноту всему фильму. Магнетическая актриса.

Марина Ефимова:

Профессор Доерти, а что вы можете сказать про режиссерскую работу?

Томас Доерти:

Я думаю, что фильм сделан очень профессионально: длина ленты, актерские работы, вся стратегия фильма. Хитрость заключается в том, что вы абсолютно отождествляете себя с тремя студентами, героями фильма. Вы вместе с ними бредете по лесу, как сами делали это тысячу раз. Вы, как и они, отчетливо понимаете, что заблудились и совершенно не знаете, куда идти. И как они, вы начинаете чувствовать досаду, потом растерянность, потом страх, потом отчаяние. Фильм сделан очень умно.

Марина Ефимова:

На следующее утро герои обнаруживают вокруг палатки камни, сложенные маленькими кучками. Хэзард впадает в панику. После припирательств, взаимообвинений и примирения они бредут дальше и выходят на поляну со сложенным из веток изображением горящего человека. Джаш не выдерживает напряжения и начинает плакать. Хэзард снимает его своей камерой. Майк кричит, чтобы она прекратила это истязание, вырывает у нее камеру и снимает ее саму на грани истерики. Еще одна ночь в лесу. На утро Хэзард и Майк обнаруживают, что Джаш пропал. Ну и в связи со всем сказанным, что дал жанру триллера фильм "Проект Блэерская ведьма"?

Диктор:

Я преподаю в киношколе и должна сказать, что фильм, в сущности, студенческая работа. Нельзя сказать, что типичная, гораздо лучше, чем типичная, но все-таки ученическая. Длина ее должна была быть минут 20, не больше. Режиссеры сделали фильм умно, но до создания настоящего страха им далеко. Самое главное новшество этого фильма не имеет отношения к страху и ужасу, а имеет отношение к рекламе. Продюсер и авторы использовали абсолютно ранее не реализованное преимущество независимого кинематографа. Вот эта детективная сторона фильма действительно уникальна.

Марина Ефимова:

Итак, в случае с "Проектом Блэерская ведьма" грань между кинорекламой и кионфильмом исчезла, как исчезли в лесу три студента. Вся история про ведьму, вся легенда, все детали были придуманы: и газетные вырезки, и дневник Хэзард, и полицейские отчеты - все. Вот что рассказал в беседе с нашим корреспондентом Владимиром Морозовым специалист по киномаркетингу Крейк Конрой.

Крейк Конрой:

Большинство американских фильмов рекламируется таким образом: во-первых, через газеты, во-вторых, занятые в фильме кинозвезды выступают по телевидению в популярных вечерних передачах и рассказывают о своей работе над этой лентой. И, в-третьих, массированная телевизионная реклама, которая стоит миллионы долларов. В фильме "Проект Блэерская ведьма" не было звезд, так что некому было выступать по телевидению. И у продюссеров не было миллионов долларов для рекламы. Вместо этого в дело пошли уникальные приемы: был мастерски использован интернет. На специальном сайте постоянно появлялись все новые материалы, которые подогревали интерес к фильму. Публику, например, убедили, что речь идет не о художественном фильме, а о реальном происшествии. На интернет постоянно поступала информация о поисках пропавших. Появлялись новые подробности, включались все новые люди, выступали очевидцы и участники поисков. Публика обсуждала происшествие. Эта история сама по себе произведение искусства. Многие люди поверили, что речь идет о документальном фильме, который действительно снимали и не закончили пропавшие студенты. Это своеобразная революция в маркетинге. Оказалось, что можно не тратить миллионы долларов на телевизионную рекламу и все равно добиться успеха.

Владимир Морозов:

А допустима ли такая дезинформация будущего зрителя? Насколько это законно?

Крейк Конрой:

Я думаю, это вполне законно. Нас с вами ловко и изящно разыграли. Теперь любой бизнес будет изощряться в использовании интернета, чтобы добиться успеха.

Марина Ефимова:

В этом нет никакого сомнения. Потому что фильм, на который было затрачено, по одним сведениям 60, а по другим 40 тысяч долларов, уже заработал 100 миллионов. Без звезд, без музыки, без спецэффектов. Реакция зрителей на фильм иногда диаметрально противоположна и, судя по всему, сильно зависит от возраста, от зрительского опыта и, даже, от национальности. Например, наш корреспондент Владимир Морозов пошел смотреть фильм с женой американкой. Оба ушли с середины - он от скуки, она от страха. Правда, обозреватель бульварной газеты "Нью-Йорк Пост" хвастливо пишет: "Вот по всей стране зрителей на фильме о Блэерской ведьме тошнит от страха, но, если авторы думали напугать своей трясущейся камерой твердокаменных нью-йоркцев, то просчитались". Послушаем твердокаменных нью-йоркцев. С ними беседует Рая Вайль:

РаЯ Вайль:

У кинотеатра "Анжелика", который находится на границе Сохо и Гринвич вилледжа, я беседую с молодой парой, только что посмотревшей этот фильм.

"Это очень страшно, - говорит 20-летняя Ева, - даже если знаешь, что все происходящее на экране фикция. Тут главное в том, что герои этого не знают. Их реакция неподдельная. Одни в лесу, голодные, преследуемые сверхестественными силами, они напуганы до смерти. Пугает не то, что ты видишь на экране, а то чего, ты не видишь. Это психологический страх".

"Если это триллер, то пожалуй, самый оригинальный из всех, что я видел, - говорит спутник Евы, 25-летний компьютерщик Стенли Уейст. Нет отрубленных конечностей, нет крови, нет музыки, обычно предупреждающей об опасности. Просто кто-то намеренно пугает героев, ведет опасные игры с их разумом и с нашим заодно. Этот фильм не так прост, как кажется. Он исследует психологическую природу страха, все его стадии. От простого испуга, до панического ужаса".

Марина Ефимова:

38-летний Дан Колобрейз - режиссер. Снимает первый свой фильм. Чем отличается "Проект Блэерская ведьма" от других триллеров?

Дан Колобрейз:

Прежде всего тем, что его едва ли можно назвать фильмом вообще. Это любительское видео, снятое за копейки. Второе - здесь нет актерской игры. Эти подростки действительно отправились снимать документальный фильм о ведьмах. Все очень реалистично. Представьте себя на их месте. И вы от страха начали бы сходить с ума. Страшны не сцены насилия, а ожидание того, что должно произойти. Вот оно, за углом, притаилось, ждет момента. От зловещих звуков стынет кровь в жилах. Люди узнают: сейчас совершится убийство.

Марина Ефимова:

Итак, на следующее утро, Майк и Хэзард обнаруживают, что Джаш изчез. Пока они зовут и ищут его, Хэзард видит у входа в палатку маленькую вязанку хвороста. Она развязывает ее, и мы видим в тряпочке крошечный кровавый комочек. Хэзард что-то бормочет истерически, отмывает дрожащие руки в ручье и скрывет случившееся от Майка. Ночью, поставив на грудь камеру снявшую только ее глаза и голубую шапочку она записывает свою маленькую исповедь.

Диктор:

Я так раскаиваюсь за все, что случилось. Потому что во всем виновата я. Это был мой проект. Это из-за меня мы сейчас тут, в этом лесу, голодные, холодные, преследуемые. До чего же я была наивна. Мама и папа, простите меня. Мне так страшно. Мы умрем тут.

Марина Ефимова:

Посреди ночи Майк и Хэзард вдруг слышат крик Джаша, который зовет их на помощь. Майк, словно обезумев, срывается с места и светя фонариком бежит по лесу. Хэзард едва поспевает за ним, волоча за собой камеру. И камера снимает землю, ветки, потом вздергивается, и мы видим полуразрушенный дом. Глухие крики идут оттуда, и мы понимаем: фильм выходит на финишную прямую. Вверх по лестнице, вниз по лестнице, Мак, подожди меня, да быстрее ты, я бегу. Мы видим мечущиеся полутемные стены, балки, спуск в подвал. Наконец, Хэзард догоняет Майка. Его неподвижная фигура мелькает на экране. Крик обрывается, и мы слышим звук падающей камеры. Все. Фильм окончен. И только выйдя из зала, я вспоминаю, что увидела в последнем, снятом Хэзард кадре - Майк неподвижно стоит в углу носом к стенке.

"Сага о Блэерской ведьме может быть выдуманной, - пишет обозреватель журнала "Ньюсуик" Джон Леланд. - Но ее тайна еще долго будет смущать самоуверенный покой Голливуда".

XS
SM
MD
LG