Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перл Харбор: Голливуд против истории


Ведущий Иван Толстой


Диктор:

Философы любят повторять слова Ларошфуко, о том, что исторические трагедии в будущем часто возвращаются, но уже в виде фарса. В отношение атаки японцев на Перл Харбор 7 декабря 1941 года это изречение надо понимать буквально. День разгрома тихоокеанского флота, день, когда за два часа, почти не успев оказать никакого сопротивления, погибло две с половиной тысячи американских моряков, день, который президент Рузвельт назвал бесславным, - этот день подновлен и подкрашен Голливудом, обернут в яркую упаковку и продан американской публике в качестве летнего развлечения.

Марина Ефимова:

Так начинает критик журнала «Интертеймент» Крис Нашвети статью о новом голливудском фильме «Перл Харбор». В отличие от настоящего Перл Харбора фильм ни для кого не был неожиданностью. Рассказывает Владимир Морозов.

Владимир Морозов:

Фильм «Перл Харбор» произвел на публику сильное впечатление задолго до выхода на экран. Отрывки из него шли по телевидению. Исполнители главных ролей давали интервью. Будущие зрители с уважением повторяли цифру 135 миллионов долларов. Столько стоила трехчасовая лента. Фильм ждали.

Зритель:

Это очень хороший фильм. Точные детали. Вы помните в сцене в госпитале - донорская кровь в бутылках из под кока колы. Так и было, не хватало пробирок. Мой отец воевал на Тихом океане, и лента напомнила мне рассказы, которые я слышал от отца в детстве.

Владимир Морозов:

Военная эпопея покорила и женские сердца.

Зрительница:

Это великолепный фильм. Видишь, на какие жертвы шли люди, чтобы защитить свободу.

Владимир Морозов:

Сидевшие недалеко от меня дамы - плакали.

Зрительница:

Это отличный фильм. Мне как афроамериканке особенно приятно, что в нем показана история корабельного повара Дори Миллера. Это реальное лицо. Он действительно сбил японский самолет и стал первым негром, который получил морской крест. Фильм очень точно передает обстановку того времени.

Владимир Морозов:

Таким было мнение большинства зрителей, но не всех.

Зритель:

Смехотворный фильм, масса ошибок. Во время Перл Харбора истребителей Мустанг еще не было на вооружении. Нет, я не историк, просто много читал про Перл Харбор. Неприятно видеть исторические неточности.

Владимир Морозов:

Я не помню, чтобы после фильма Спилберга «Спасение рядового Райана» кто-то настаивал на исторических неточностях. Там война настоящая. Она ни на секунду не выглядела красивым зрелищем, а лента «Перл Харбор»?

Зритель:

Драма, сюжет - хороши. Но батальные сцены ни к черту. Война иногда выглядит как забава, как компьютерные игры. Будто фильм для детей сделан.

Владимир Морозов:

На редкость единодушными оказались рецензенты. Обозреватель «Нью-Йорк Таймс» назвал ленту «чисто коммерческой продукцией». Но, как известно, успех фильма у публики зависит не от мнения высоколобых рецензентов. Те же газеты, что ругали фильм, сообщили, что за первые 4 дня показа он собрал более 75 миллионов долларов.

Марина Ефимова:

В фильме два пилота асса, красавцы рыцари и близкие друзья волею судеб связали себя отношениями с одной девушкой - прелестной медсестрой. Эта любовная история, протекающая до, во время и после японской атаки, одним нравится, другим кажется мыльной оперой, но по-настоящему никого не волнует. Большинство дебатов о фильме, а ими заполнены все, без исключения, средства массовой информации, сосредоточились на вопросе об исторической достоверности картины. И дело не только в том, похож или не похож компьютерный, виртуальный вариант атаки, на то, что в самом деле произошло в Перл Харборе, а то, почему это произошло. Профессор Томас Доерти.

Томас Доерти:

В фильме скомкана или упрощена до полной неузнаваемости политическая ситуация момента. Позиция Японии, роль Вашингтона, позиция Рузвельта, ответственность ЦРУ, вина местного командования и так далее. Слава Богу, они хоть не стали разыгрывать безумную теорию о том, что Рузвельт знал о готовящемся нападении японцев, но скрыл эту информацию.

Марина Ефимова:

Но начнем по порядку. В сборнике наиболее знаменитых цитат американских авторов приводится абзац из статьи от 1 декабря 1941 года одного из известных тогда военных специалистов Джона Ван дер Кука.

Диктор:

«Бухта Перл Харбор на Гавайах, одна из наиболее из самых неприступных, если не самая неприступная военно-морская цитадель мира. Главный наш резерв топлива и запасов провизии, главное средоточие военных госпиталей, где могут залечить любую рану, которую способна нанести сталь. Это самый комфортабельный и безопасный приют на всем Тихом океане. Как для людей,так и для кораблей».

Марина Ефимова:

Действительно, 185 военных судов и 400 военных самолетов прятались в тишайшей бухте тишайшего острова Оахо посреди Тихого океана на расстоянии 6 000 километров от всего - как от Азии, так и от Америки. Вспоминает Джек Франклин, тогда - 17-летний техасский мальчишка, удравший из дома и поступивший во флот.

Джек Франклин:

Можете себе представить жизнь семьи, в которой 8 детей во время великой депрессии. Для меня служба на Гавайах была как жизнь в раю до грехопадения. Красивые девушки, цветы, ананасы. К тому же я получал зарплату - 21 доллар в месяц. Для меня в те времена это было целое состояние.

Марина Ефимова:

Для молодых моряков, пилотов и медсестер в жизни, как и в фильме, военная база в Перл Харборе была самым мирным местом на земле. Говорит историк Второй мировой войны Джеф Варура.

Джеф Варура:

Секретная служба получала много предупреждений о возможных военных действиях со стороны Японии. Что она готовится напасть на советский Дальний Восток, что она готовится напасть на американские Филлипины, на Британские Малайские острова. Но не было сигналов, что японцы готовятся напасть на Перл Харбор. Это только сейчас, глядя назад, мы можем сказать, как это они могли не понять, что японцы выбрали Перл Харбор? А тогда это было последнее место, где ожидали нападения японцев.

Марина Ефимова:

«Смирно! - командует в фильме боцман флагманского корабля. На палубе командующий флотом адмирал Киммел». И в короткой сцене мы мельком знакомимся с адмиралом Хазбентом Киммелем, сыгравшим чрезвычайно сомнительную роль в трагедии Перл Харбора. В фильме Киммел не уверен в безопасности бухты, но его пытается разуверить командующий наземными войсками генерал Шорт.

Шорт:

Бухта слишком мелка для торпедных атак. Все, чего нам следует опасаться здесь, это саботажа. Расстояние, адмирал, наш союзник.

И адмирал Киммел отвечает:

Вы, аналитики, все рассчитали теоретически, не правда ли? А на практике враг бьет в то место, которое кажется наиболее безопасным.

Марина Ефимова:

Вот как разоблачает этот киновариант истории Перл Харбора историк Джеф Варура.

Джеф Варура:

В фильме Киммел озабочен проблемой обороны бухты. На самом деле 6 декабря 1941 года за день до нападения журналисты спросили его, не могут ли японцы напасть на Перл Харбор? И он ответил, что японцы никогда не сделают такой глупости. А несколькими неделями раньше он и Шорт получили депешу из министерства обороны, предлагающую немедленно принять все необходимые меры предосторожности, так как война с Японией неизбежна. Тем не менее, Киммел пальцем о палец не ударил. Главный грех Киммела в том, что он не окружил бухту береговыми батареями. А Шорт и корабли, и самолеты, все поставил в один ряд, имея в виду защиту от саботажа. Эти стройные ряды и сделали суда и самолеты в Перл Харборе такими удобными мишенями. К тому же, Киммел и Шорт абсолютно не координировали своих действий из-за внутриведомственных трений.

Марина Ефимова:

Рассказывает историк Стивен Кейлан.

Стивен Кейлан:

В 6.45 утра 7 декабря наши потопили японскую мини-подложку при входе в бухту Перл Харбер. И адмирал Киммел не придал этому никакого значения. В 7.02 дежуривший у радара дневальный заметил японскую эскадрилью на экране и позвал лейтенанта. И тот сделал ошибку, быть может, самую большую в военной истории Америки - не глядя на экран, он сказал дневальному: «Не обращай внимания, это наши Би 17 возвращаются из Калифорнии». В это время японцы были в 150 милях от Перл Харбора.

Марина Ефимова:

Профессор Доерти, эта сцена, кстати, есть в фильме, так что история в нем не до конца искажена.

Томас Доерти:

Вообще-то это не всегда и важно. Голливуд имеет право на некоторое искажение и упрощение истории. Никто не предъявляет к художественному фильму такие требования, какие предъявляются к документальному кино. Однако одно искажение истории в фильме Перл Харбор, кажется мне злостным и непростительным. Это - отношение авторов к тогдашней позиции Японии. В фильме зритель узнает о причинах, побудивших Японию напасть на Перл Харбор только из беседы адмирала Ямомото с японским генералитетом. Из его слов получается, что безжалостные американцы загнали Японию в угол, перекрыв к стране доступ нефти и японцам ничего не остается, как воевать. Я думаю, что создатели Перл Харбора показали Японию так снисходительно исключительно ради того, чтобы завоевать японский рынок. Но история дает нам совершенно другие объяснения нападения на Перл Харбор.

Марина Ефимова:

За 5 месяцев до Перл Харбора, Япония, без всякого на то права, ввела войска в Индокитай. Притом, что она уже контролировала некоторые области на севере Китая. Рассказывает профессор Питтсбургского университета Джим Голдстайн.

Джим Голдстайн:

Кто может остановить нас? - рассуждают японцы. Германия наш союзник, Англия занята войной, остается только Америка, весь флот которой сосредоточен в Перл Харборе.

Марина Ефимова:

В ответ на захват Индокитая американский конгресс принял экономические санкции против Японии. Заморозил все ее деньги в США и объявил эмбарго на нефть. И осенью 41 начались переговоры между США и Японией о выводе японских войск из Индокитая. В разгаре этих переговоров Япония и совершила нападение на Перл Харбор. Надо сказать, что американцы не только не ожидали такого коварства, они не думали, что Япония способна на это в техническом отношении. Вот что вспоминает Джек Франклин.

Джек Франклин:

Мы с детства знали, что японцы - это низкорослые очкарики. Мы смотрели на них сверху вниз. Мы были уверены в их неполноценности, и ни один человек в армии не поверил бы, что они проделают 6 000 километров для того, чтобы напасть на одну из самых мощных военных баз мира.

Марина Ефимова:

Говорит историк Дэниел Мартинес.

Дэниел Мартинес:

Почти не возможно поверить, но в 1941 году никто не заметил, что Япония выросла в мощную военную державу.

Марина Ефимова:

Что касается коварства этого нападения на Перл Харбор, то только один из тогдашних японских пилотов, судя по рассказам его товарищей, возражал против неожиданной атаки на Перл Харбор. Он говорил:

Диктор:

Это было против самурайского кода чести, который гласит: «Если ты пришел сразиться со своим врагом и застал его спящим, разбуди его, дай ему приготовиться и тогда сражайся с ним. Только трус убивает спящего».

Марина Ефимова:

Спящего - в буквальном смысле этого слова. 1117 матросов крейсера Аризона не успели соскочить с коек. Аризона была потоплена в первые 10 минут атаки, потому что японская торпеда попала в ее торпедное отделение. Кстати сказать, в фильме, единственной незабываемой для меня сценой был кадр, когда спасатели пропарывают броню Аризоны, но из-за решетки оттуда никто не может выбраться. Вода немедленно заполняет воздушный колокол и видны только руки, которые беспомощно пожимают спасатели, пока не видят, что это уже руки мертвецов. Ошеломление от неожиданности атаки все еще помнят ее свидетели. Например, бывший радист Джим Степанопулос.

Джим Степанопулос:

Я доел завтрак и в 7.30 пошел в радиорубку, хотя еще было рано. Мы со сменщиком болтали, когда услышали взрыв - один, потом другой. На первый никто не обратил внимания - Перл Харбор всегда был шумным местом. После второго кто-то сказал: «Чего это флот пуляет в воскресенье?». Потом старшина открыл дверь, и мы увидели, что на месте Аризоны стоит черный столб дыма. Тогда кто-то указал на самолеты и закричал: «Немцы!». Но тут мы увидели знак солнца на крыльях. Мы называли этот знак митбол - фрикаделька. Только тогда мы поняли, что нас атаковали японцы.

Марина Ефимова:

В фильме «Перл Харбор», казалось бы, все это есть. И внезапность, и хаос. Его режиссер Майкл Бай - опытный мастер спецэффектов, автор брутальных боевиков «Скала» и «Армагеддон». Однако вот что отмечает историк Стивен Кейлон.

Стивен Кейлон:

Несмотря на дикий шум и правдоподобность картин атаки, авторам не удается вызвать те живые чувства, которые вызывают, скажем, кадры кинохроники. В их спецэффектах есть какая-то стерильность. Они часто показывают госпиталь, поскольку героиня - медсестра. Но и в этих сценах, при всем множестве деталей, мы не чувствуем этой агонии Перл Харбора, когда по двору госпиталя текли розовые ручьи крови, разбавленные морской водой. За два часа - 2400 трупов. За два часа сотни здоровых, загорелых ребят превратились в обгорелые, неопознаваемые куски плоти, которые после атаки собрали в сорок огромных мусорных баков.

Марина Ефимова:

Профессор Доерти, несмотря на то, что и в фильме «Перл Харбор» и в старом японо-американском фильме «Торо-торо-торо» адмирал Киммел изображен с симпатией, все-таки его вина очевидна. Неужели он и генерал лейтенант Шорт не были наказаны? Я понимаю, что Америка не Россия. Сталин, случись Перл Харбор у него, расстрелял бы всех.

Томас Доерти:

До некоторой степени мы тоже нуждаемся в козлах отпущения, поэтому в армии шло судебное разбирательство, и те, чья халатность была обнаружена, претерпели много неприятностей и унижений. Но, вообще говоря, вся Америка понимала, что в катастрофе Перл Харбора не мог быть виноват один человек. Вся страна проспала Перл Харбор.

Марина Ефимова:

В фильме Перл Харбор атака тянется 40 минут. Огромное время. Она и в действительности продолжалась немногим больше - около 2-х часов. Но из-за слишком длинной любовной предыстории авторы этого 3-х часового фильма скомкали сюжет этой атаки. В частности, историю упомянутого уже Дори Миллера, описанную Эваном Томасом в журнале «Ньюсуик».

Диктор:

Реальный Миллер был не повар, как в кино, а посудомойщик на корабле Вест Вирджиния. Во время Второй мировой войны это была единственная должность на военном судне, доступная черному матросу. Но во время атаки не орудийная прислуга, не офицер, а именно Дори Миллер первым бросился к пулемету и начал стрелять по японским самолетам. Точно так, как актер Куба Гудинг в кино, разве что не под музыку.

Томас Доерти:

Неизвестно, сбил ли Миллер самолет, как это показано в фильме. Но это и не столь важно. Важно то, что он начал отстреливаться. В другой сцене фильма военные пытаются убедить Рузвельта, что его идея о немедленном ответном ударе по Токио не выполнима. Тогда президент поднимается со своего инвалидного кресла и встает на ноги, чтобы показать, что все на свете выполнимо. Это абсолютная фантазия. Но когда режиссеру сказали, что Рузвельт не мог этого сделать, режиссер ответил: «А должен был бы». Так что две эти сцены - чистые символы.

Марина Ефимова:

Любопытно, что и сама операция ответного удара по Токио кажется в фильме неправдоподобной. Хотя она действительно была проведена под командой полковника Джеймса Дулитла в феврале 1942 года, через три месяца после атаки на Перл Харбор. И в ней действительно участвовал и вернулся живым летчик ас Джордж Уэлч, ставший приблизительным прототипом героя фильма. Что еще более удивительно, что военные подвиги реального Уэлча в день атаки на Перл Харбор в фильме даже преуменьшены - такими они выглядят неправдоподобными. Вот как описывает реальные действия пилота Джорджа Уэлча в «Перл Харборе» Том Эванс в журнале «Ньюсуик».

Диктор:

«За два часа японцы сделали два налета на Перл Харбор. Большинство американских самолетов было взорвано прямо на земле во время первой атаки. Но в перерыве два американских летчика успели подняться в воздух на своих истребителях - Кэннот Тейлор и Джордж Уэлч. Оба были одеты в смокинги, потому что после большой гулянки накануне спали, не раздеваясь. Тейлору удалось сбить два японских самолета, а Уэлч, проявляя чудеса пилотажа, сбил 16 самолетов. Именно после этого легендарного вылета Уэлчу предложили испытывать новые сверхскоростные военные самолеты, и он стал одним из безвестных героев предкосмической эры».

Марина Ефимова:

К сожалению, в ярком и шумном фильме «Перл Харбор» подвиг Уэлча выглядит таким же надуманным, таким же нереальным, как и все остиальное. Впрочем, не все. У микрофона Александр Генис.

Алекснаднр Генис:

Уступая очевидности, критики произвели «Перл Харбор» от скрещения «Титаника» с лентой Спилберга «Спасая рядового Райана». Авторы картины пытались устоять на новой волне военных фильмов начатой незаурядным «Райаном». Но их работа напрочь лишена того экзистенциального отчаяния, что позволило Спилбергу вывести батальное кино на другой уровень реализма. Переняв пафос «Райана», «Перл Харбор» ограничился симулированными на компьютерах специальными эффектами. Поэтому он и не справился с заявленной сюжетом задачей. Вместо того, чтобы рассказать о человеческом измерении войны, фильм показал чрезвычайно эффектную феерию на батальные темы. Как ни странно, она-то и спасает фильм. Каждый раз, когда появляются самолеты, от экрана нельзя оторваться. Как бы убийственна ни была вся подробно изображенная тут механика смерти, от нее все-таки веет тем жюль-верновским обаянием, которого уже напрочь лишена наша умонепостигаемая технология. Во всяком случае, лучшая сцена фильма - та, где стая изящных японских самолетов на бреющем полете пролетает над американскими мальчишками играющими в бейсбол. Наслаждаясь этой ослепительно снятой картиной, мы забываем, куда и зачем они летят. И в этом редкий знак подлинности, достоверная примета эпохи, увидевшей в самолете свой миф, а в летчике своего кумира.

Марина Ефимова:

Послушаем, как относятся к фильму немногие оставшиеся в живых свидетели атаки на Перл Харбор. Стенли Фрахтер, тогда 18-летний радист, застигнутый, как и все, врасплох, стрелял по самолетам из пистолета и плакал от злости. Теперь ему 78 лет. Мистер Фрахтер, как по-вашему, в фильме «Перл Харбор» победила история или Голливуд?

Стенли Фрахтер:

В основном, Голливуд. Но если иметь в виду, что у нашей страны короткая память, и что историю бесславного дня - 7 декабря 1941 года - не проходят в школах, и поэтому дети о нем не знают. А взрослые забыли, я рад этому напоминанию. За это и только за это я хочу поблагодарить создателей фильма Перл Харбор.

XS
SM
MD
LG