Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вверх по лестнице, ведущей вниз. Рассказ о Нью-йоркских пожарных


Ведущий Иван Толстой


Марина Ефимова:

Среди фотодокументов событий 11 сентября есть два снимка, сделанных на лестнице какой-то из башен Торгового Центра. Один снимок сделан, видимо, после первого взрыва. Люди довольно спокойно спускаются вниз, а навстречу им, вверх, бежит пожарный. Второй снимок сделан уже во время паники. Фотографу не удается навести фокус. Поэтому мы видим смазанные фигуры людей, которые мчатся в беспорядке вниз, к спасению. И такую же смазанную, не в фокусе, фигуру пожарного, который мчится мимо них наверх. Так комментирует эти снимки, участник нашей передачи, представитель пожарного управления Марк Борнг.

Марк Борнг:

Есть уже множество свидетельств спасшихся служащих Торгового Центра о пожарных и полицейских, которые помогали спускаться инвалидам, пожилым людям и тем, кто ослабел от усталости, от пыли, от дыма. Они выводили их из здания, передавали медикам и снова поднимались наверх, чтобы помочь следующем человеку. Этих историй столько, что было бы несправедливо рассказать какую-то одну. Пожарные, оставшиеся в живых, рассказывали мне, что самые опытные из них очень быстро поняли, что пожар в здании не остановить и поэтому их задача одна: эвакуировать людей из обеих башен. Трагедия в том, что им не хватило на это времени.

Марина Ефимова:

Мы, русские читатели, узнали и полюбили нью-йоркских пожарных еще в 70-х годах, когда зачитывались замечательной книгой нью-йоркского пожарного из Бронкса Дениса Смита «Репортаж с пожарной машины номер 82».

Диктор:

На углу собралась толпа вокруг лежащего на мостовой 10 летнего мальчика, которого задела машина. Его нога лежала в неестественном положении, словно на рисунке карикатуриста. Мальчик не плакал, только дрожал от боли. Я снял куртку, свернул ее и положил ребенку под голову. Джерри проверил, нет ли у него других повреждений. «Держись сынок, - сказал он, - скорую уже вызвали. Тебя как зовут?» Я только взял в рот сигарету, как услышал крик шефа: «Денис, Билл!» Мы бросились на зов. Капитан поддерживал за плечи человека с окровавленным лицом. Это был водитель машины сбившей мальчика. Капитану как-то удалось отбить его у местных парней, которые его избивали. Мы окружили капитана, отвели окровавленного человека в пожарную машину и оставили под охраной Била. Не успели справиться с этой проблемой, как появилась мать мальчика. Истошно крича, она рвалась к сыну, чтобы поднять его и унести домой. Мы пытались объяснить ей, что его нельзя трогать. Но она не понимала по-английски. К счастью, те же парни, которые избивали водителя, теперь взялись успокаивать мать. Джерри все то время говорил с мальчиком. Джерри вообще незаменим в случаях с детьми. Наконец, прибыла скорая. Когда мальчика перекладывали на носилки, он закричал от боли, но Джерри взял его за руку: «Все, Джозеф, еще несколько минут и больно больше не будет. А завтра у тебя будет белый гипс и все твои друзья будут на нем расписываться». Мальчик кивал и крепко держал Джерри за руку. Медсестра потрепала его по голове: «Ну и ночь», - сказала она. Наконец, мы вернулись к своей машине. Капитан вынул журнал и записал: оказание первой помощи гражданскому лицу. 35 минут. Один житель Бронкса, мексиканец, признался мне когда-то, что в эмиграционном управлении ему сказали: что бы не случилось, вызывай пожарных. Просто дерни за ручку в красном ящике на углу улицы, и они сразу приедут.

Марина Ефимова:

Мистер Борнг, а знают эту книгу в Америке? Вы читали ее?

Марк Борнг:

Конечно, читал. Денис Смит был нью-йоркским пожарным, и когда он написал свою книгу в 70-х годах, ее все читали. Не только в Америке, но и во всем мире, как я теперь вижу. Эта книга была честным свидетельством о работе пожарных в Бронксе. Об их дружбе, об их мужестве и о том риске, которому они каждый день подвергают свои жизни. И о том, почему человек может захотеть стать пожарным. Все это и до сих пор актуально.

Марина Ефимова:

Правда, красных ящиков на нью-йоркских углах больше нет, и теперь по любому поводу вызывают не пожарных, а полицейских. Но многое осталось прежним. В книге Смита и вот теперь в отчетах о действиях пожарных 11 сентября везде упоминаются одни и те же группы пожарных. Например: Энжен компани, то есть, как я понимаю насосная команда, Ледер компани - лестничная команда, Как они распределяют обязанности во время пожара?

Марк Борнг:

Все эти команды есть в каждом пожарном отделении. Дело пожарных из Энжен компани подключить шланги к гидрантам, затащить их наверх и бороться с огнем внутри здания. Пожарные из Ледер компани обеспечивают им подходы. Они устанавливают лестницы, разбирают в случае надобности крыши, стены и так далее. Именно они помогают людям выбираться из горящего здания.

Кроме того, каждая пожарная служба имеет специализированные спасательные команды. Одни натренированы вытаскивать людей из горящих автобусов и автомобилей, другие - из под разрушенных городских зданий, третьи команды работают в тех особых случаях, когда горят химические вещества.

Марина Ефимова:

Из пожарных, погибших под развалинами торгового центра элитные спецкоманды потеряли 75 человек. Самых искусных, самых опытных пожарных, умевших работать под водой, тушить пожары на химических заводах и выводить людей из пылающих зданий.

Марина Ефимова:

Мистер Борнг, все эти пожарные были профессионалами или добровольцами?

Марк Борнг:

Нью-йоркская пожарная служба в основном состоит из пожарников профессионалов, находящихся на зарплате. Однако, в каждой части есть еще и запас - добровольцы. Вообще же по стране почти 80 процентов всех пожарных отделений работают на добровольных началах.

Марина Ефимова:

И пожарные добровольцы зарабатывают на жизнь другими профессиями?

Марк Борнг:

О, да! Среди них есть юристы, врачи, инженеры, строительные рабочие, механики. Да все профессии. Каждая пожарная часть, это маленький кусочек Америки во всем ее разнообразии. Но надо сказать, что если человек начинает служить пожарником добровольцем в молодости, то чаще всего он вскоре меняет профессию и становится профессионалом.

Марина Ефимова:

А есть ли добровольцев какие-то привилегии, бенефиты?

Марк Борнг:

Это везде по-разному. В некоторых пожарных отделениях добровольцам платят небольшую почасовую оплату в те дни, когда их вызвали на пожар. В других частях они получают только медицинскую страховку и гарантию компенсации, если с ними произойдет несчастный случай. Если же пожарный погибает при исполнении своих обязанностей, то его семье полагается немедленная финансовая помощь. Вне зависимости от того, был ли этот пожарный профессионалом или добровольцем. Кроме того, в большинстве штатов, детям погибших пожарных оплачивается высшее образование в любом штатном университете.

Марина Ефимова:

Сколько лет в среднем работает пожарный?

Марк Борнг:

У нас множество пожарных, у которых стаж 25 - 35, а то и 40 лет. Это удивительно, что в такой опасной профессии люди работают так долго. И особенно, кстати, в Нью-Йорке. Там особенно большое число пожарных с 20-25 летним стажем работы. Опыт играет в этой профессии огромную роль. И опытный пожарный понимает, какой огромной ценностью он обладает. Он знает, как побороть огонь и выжить. Поэтому многие жизненно важные знания пожарные приобретают не в академии, а друг от друга. Старые учат молодых.

Марина Ефимова:

Года два назад на американских экранах впервые появился полнометражный художественный фильм о пожарных под названием «Обратная тяга». Как художественное произведение этот фильм ничего собой не представляет. Но тем, кто, как я, испытывает благоговейный трепет перед профессией и вообще перед характером труда пожарного, смотреть фильм интересно и поучительно. Там проступает мистика этой поразительной профессии. Разгадка таланта пожарного. Вот что там говорит старый пожарный молодому про огонь.

Диктор:

Это живое существо, Брайан. Оно дышит, оно ест и оно ненавидит. Вот смотри, почему огонь пополз с пола на дверь и потом разлился по потолку? Не только потому, что он подчиняется законам термодинамики, но и потому что он так хочет. Чтобы его победить, нужно научиться думать как он.

Марина Ефимова:

Многие пожарные, оказавшиеся на лестницах ВТЦ в роковой день 11 сентября, вовремя поняли язык своего старого врага - огня.

Диктор:

7 пожарных из Ледер компани, неся по 40 килограммов оборудования, бежали вверх по лестнице Б северной башни. Люди уже спускались со всех этажей. Капитан Джонас решил, что самолет врезался этаже на 80-м и вел своих людей туда, чтобы по возможности задержать огонь и не дать ему проникнуть на лестницу. Каждые 8-10 этажей они отдыхали. Когда они были на 27 этаже, здание встряхнуло - это рухнула соседняя башня. Капитан Джонас вдруг остановил свой отряд. Верите мне? - спросил он. Все кивнули. Это здание вот-вот рухнет. Бегите вниз. На площадке 15 этаж они увидели немолодую женщину Джозефин Харрис. Он спустилась с 73 этажа и теперь без сил сидела в углу площадки. Бил Батлер велел ей уцепиться за его шею и пошел с ней вниз. Люди обегали их и скрывались из виду. Но пожарные не могли бросить Била и шли в его темпе. Каждые два этажа они менялись, но на 4 этаже миссис Харрис упала. Капитан Джонас побежал за стулом. Не нашел и вернулся на площадку. Тогда Том Палко перекинул женщину через плечо и так побежал вниз. Теперь они были на лестнице одни и спускались цепочкой. Вдруг Нэт, шедший последним, закричал: Ветер! Ложись! Это он услышал гул идущего сверху потока воздуха. И в этот момент башня рухнула. Они помнят только грохот и пыль. Их всех разметало по лестнице от 4 до 3 этажа. Через несколько минут капитан Джонас понял, что он жив. Билли! - закричал он. - Томми! Нет, они все оказались живы: в синяках, ссадинах, но невредимы. И собрались вместе, все шестеро. Вдруг из пыльного марева, как в фильме ужасов, появилась фигура. Джозефин Харрис. Они попытались спуститься, но все, что находилось под ними, все 2 этажа представляли собой груду развалин. Связь наладилась только через полчаса. «Мы в северной башне, лестница Б, третий этаж» - закричал он. И услышал, как на другом конце связи человек спрашивает у другого: а где северная башня? «Ну, мы пропали, - сказал Джонас остальным. - Они не знают, где северная башня». В этот момент он думал, что обвалился только верх. И лишь когда завеса пыли поредела, они увидели над собой небо. Иди они чуть быстрее или чуть медленней, они все бы погибли. Через три дня миссис Джозефин Харрис нанесла визит в пожарное депо Ледер компани на Канал стрит, чтобы поблагодарить за спасение. «Наоборот, Джозефин, - сказал ей Мет Комарвский, - это вы нас спасли. Вы шли вниз с идеально рассчитаной скоростью». И они подарили своей спасительнице форменную куртку с надписью «Джозефин - нашему ангелу-хранителю».

Марина Ефимова:

К сожалению, историй с таким хорошим концом немного. В бруклинском депо номер 1 из 27 человек осталось живых 12. В манхэттенском депо номер 22 из команды в 12 человек живыми вернулись 3. Депо на 51 стрит потеряло 10 человек. Ледер компани 118 закрыли, поскольку она потеряла весь свой основной состав. Даже капеллан пожарного управления, католический священник, отец Майкл Джадж был убит обломком бетона в тот момент, когда он причащал умирающего. Фотоснимок в журнале «US News» запечатлел тот момент, когда засыпанные пылью пожарные и полицейские несут священника по развалинам на стуле. Каждый 33 пожарный города Нью-Йорка погиб 11 сентября. Мистер Борнг, общее число жертв в Торговом Центре и число погибших пожарных возбудили разговоры о том, что были какие-то просчеты в организации эвакуации из здания. Что вы об этом думаете?

Марк Борнг:

Сейчас трудно сказать, были ли допущены пожарным управлением какие-то ошибки во время катастрофы или применительно к обстоятельствам они действовали правильно. Я думаю, что на изучение и расследование этой катастрофы уйдут годы. Одно можно сказать точно. В большинстве своем пожарные сразу начали эвакуировать людей. Конечно, там были какие-то противоречивые указания из-за недостатка информации, но дело в том, что никто, ни один пожарный, находящийся там на месте, не мог предвидеть что башня рухнет в несколько минут. Пожарные, явившиеся на место катастрофы, первыми были уверены, что произошла авария, что какой-то маленький частный самолет врезался в башню Всемирного торгового Центра, потеряв управление. В этом случае нижняя часть здания должна была бы устоять, и снаружи было бы опаснее, чем внутри, на нижних этажах. Только после второго взрыва они поняли, что их атакуют. И тогда пожарные переменили тактику и командовали всем немедленно бежать из обоих зданий. Если бы не это реше, ние жертв было бы гораздо больше.

Марина Ефимова:

Со своей стороны, некоторые шефы пожарных отделений считают, что после трагедии в Всемирном Торговом Центре правила работы пожарных должны быть пересмотрены. В газете «Нью-Йорк Таймс» приведены высказывания Сальваторе Кассано - шефа оперативного отдела пожарного правления:

«Испокон века нашим девизом было бороться с любым пожаром. Но пожарные - не солдаты, они не могут работать в условиях войны. В наших решениях мы должны учитывать риск, которому подвергаются жизни пожарных, и не посылать их в здания, которые обречены. В Нью-Йорке в самом страшном пожаре, на 23 стрит в 66 году погибло 12 пожарных. Сейчас мы потеряли 342 - каждого 30-го пожарного в городе. И даже похоронить их не можем - пока опознано только 50 тел».

Марина Ефимова:

Мистер Борнг, эта статья в «Нью-Йорк Таймс» предсказывает, что многие пожарные после событий 11 сентября уйдут в отставку.

Марк Борнг:

Трудно сказать. Одни наверняка уйдут, другие наверняка останутся. Многие ветераны заявили, что останутся, во всяком случае, до того времени, пока не восстановят свои отделения, так ужасно пострадавшие от потерь. Пока к нам приходят не заявления об увольнении, а наоборот, письма от отставных пожарных, готовых вернуться на любую должность, на любую работу. И огромное число заявлений от молодежи. Пожарные всегда относятся к своей команде, как к семье. И это не сентиментальность, а жизненная необходимость. Более того, солидарность пожарных существует по всей стране. Именно поэтому среди пожарных реакция на то, что произошло в Нью-Йорке, была такой острой. В Нью-Йорке сейчас все пожарные называют друг друга братьями.

Марина Ефимова:

И это подтверждает разговор, который записал наш корреспондент Владимир Морозов на нью-йоркской улице вскоре после катастрофы.

Владимир Морозов:

Эту группу пожарных я встретил в нижнем Манхэттене через три дня после катастрофы. Они сидели на ступеньках дома на перекрестке улиц Дуэйн и Черч.

- Ждем машину, отвезет нас в гостиницу, - объяснил мне один из них, Филипп Алабара. - Мы из штата Род Айленд, помогаем нью-йоркским пожарным. Ищем людей в развалинах. Мы тут с первого дня, с 11 сентября. Два дня рылись впустую, но сегодня я откопал одного покойника, почти целого. Редкие случаи при таких катастрофах. Теперь надеюсь, что там еще можно найти и живых людей.

Какой-то доброволец раздавал пожарным воду и кока колу. Лица у пожарных были серые, то ли от усталости, то ли о цементной пыли. Развалины ВТЦ находились метрах в трехстах от нас. Оттуда все еще тянуло дымом.

- Филипп, - раздраженно возразил другой пожарный, - живых-то еще никто не нашел.

- Большинство останков такие, что просто не понять - человек это или что. Вот наши ребята и бесятся, - объяснил мне Филипп. Сегодня двое плакали. Молодые еще. А я 15 лет в пожарных и верю в счастливый случай. Под обломками могло образоваться что-то вроде пещер. Бог даст, повезет, найдем кого-нибудь живого.

Марина Ефимова:

Сейчас по всему городу у ворот пожарных депо к стенам прикреплены фотографии погибших. И кто-нибудь из пожарных непременно дежурит около них, словно в почетном карауле. У одного из таких депо побывала Рая Вайль.

Рая Вайль:

У пожарного отделения, расположенного в нескольких кварталах от нашего Федерального здания, установлены телекамеры. Здесь погибло 12 человек. Репортеры ждут интервью. Пожилой мужчина в форме лейтенанта просит всех разойтись: «Интервью не будет. Мы не в состоянии сейчас говорить».

- Могу только сказать, как проходят наши дни. Каждый день мы идем на похороны, потом на работу, снова на похороны и снова на работу. Вот такая у нас сейчас жизнь у всех. Много семей обездоленных осталось. Много детей отцов потеряли.

Все 11 тысяч нью-йоркских пожарных в разное время участвовали в спасательных работах на развалинах Всемирного торгового Центра и еще сотни и сотни добровольцев. Среди них Джон Келли - бывший пожарный с 30-летним стажем.

- Многие друзья погибли во время взрыва. Вот вчера снова был на похоронах. Сына моего старого друга. Он совсем молодым погиб. Он из 4-гопожарного отделения. Они там 8 человек потеряли. И останков до сих пор найти не могут. Пустые гробы хороним. Это трагедия, которая затронула всех, живущих в Нью-Йорке.

В Музее истории нью-йоркского пожарного управления в эти дни много посетителей. Книга отзывов переполнена соболезнованиями туристов. Один из них норвежец. Тоже, в прошлом, пожарный.

- Я знаю, что значит быть членом команды, - говорит он, - когда каждый зависит от другого. Это такой вид коллегиальности, которого вы ни в одной другой профессии не найдете. Когда я узнал, что 11 сентября погибло 350 пожарных, я не мог удержаться, плакал как ребенок - столько людей в один день. Столько молодых жизней, просто невероятно.

Марина Ефимова:

Не знаю, способна ли любовь и благодарность помочь в горе, но ясно, что сейчас Нью-Йорк сделал пожарных своими героями. Сама фигура пожарного в его экзотической форме и шлеме стала символической и исторической. Вот, что рассказывает в своем репортаже с улиц Нью-Йорка Владимир Морозов.

Владимир Морозов:

В эти дни погибших еще называли пропавшими без вести. На пощади Юнион среди деревьев и кустов светились самодельные алтари, состоящие из тысяч разнокалиберных свечек, портретов пропавших и написанных от руки молитв. При мне на площади разгорелся громкий спор между пацифистами и сторонниками жестких мер против террористов. Один из пацифистов уже готов был пустить в ход кулаки. И вдруг люди вокруг стали громко аплодировать. Спорщики и мы, стоявшие рядом тесной стеной болельщики, обернулись и увидели что недалеко от нас через толпу пробираются несколько пожарных в форме.

- Нам очень повезло, наше отделение не потеряло ни одного человека, - говорит пожарный 7-го депо Майкл Козак. Нам позвонили не первым, и до нас на место прибыли другие команды. Теперь стыдно за свою удачу. Вы же знаете, в первые дни после катастрофы каждого пожраного за бога почитали. А кого мы спасли? Копаемся в руинах. Я до сих пор не могу прийти в себя из-за того, что случилось.

От этого пожарного отделения на улице Дуэйн всего кварталов 10 до зоны бедствия. Так получилось, что раньше туда вызвали моих соседей из 205 отделения, которое находится в Бруклине на другой стороне реки Ист Ривер. Сегодня перед его воротами сложены венки и висят портреты 7 пожарных. Ближайшие церкви собирают пожертвования в пользу семей погибших.

- Я хочу только добавить, что сейчас американские пожарные получают огромную поддержку со всего мира. И из Европы, и из России, и из Азии. Это соболезнования, письма с благодарностями за мужество, песни, стихи. Дети присылают рисунки и любимые игрушки. Организации переводят денежные пожертвования в фонд помощи семьям пожарных. И хочу воспользоваться случаем и поблагодарить за эту поддержку. От имени всех пожарных Америки.

Марина Ефимова:

Денис Смит заканчивает свою книгу о нью-йоркских пожарных эпизодом поражения в схватке с огнем.

Диктор:

Когда я тащил к машине шланг, я увидел, что Джерри бережно несет от дома маленький сверток.

- Что это? - спросил я.

- Девочка, - сказал Джерри. - Лет двух.

- А искусственное дыхание пробовал?

- Джерри покачал головой: у нее все лицо обгорело. Бедная птаха.

Я посмотрел на него. Глаза у него были почти закрыты, но я видел, что они мокрые. Я бы хотел, чтобы моя жена, моя мать, вообще каждый, кто постоянно спрашивает меня, почему я делаю то, что я делаю, увидел бы эти несчастные глаза. Потому что в них и заключается причина.

XS
SM
MD
LG