Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Здорово, Кострома!

  • Игорь Мартынов

... вот какой цигель-цигель!... к нам грядет реконкиста!... година решительных гонок... обнуляется родина, двигаясь к новой звезде... вот-вот забеги кончатся бегами... вставай, стена бетонная!... опять дистанция погромного размера, а там и мартовские гниды... так что лови, майн-херц, прощальные моменты... как знать, может быть это есть наш последний международный старт?! и флаги в гости больше никогда... лично мне будет жаль бразильянского, зелень и золото - пускай ничем они себя не проявили в зимних видах...

...я веду репортаж, как и надо вести в эти смутные дни: с гостиничным видом на Волгу во льду... из остылой Костромы... пока норд-ост сифонит по фрамугам... пока эта чудь, эта лыжная репортерша шведка Катрин Меттельсон, урожденная Козлоффских, во фьорды занесенная еще при Двенадцатом Карле, но все еще на связи с нами - она чуть прикорнула на спаренных тахтах, изнежена дискурсами о мазях, о креплениях, о палках - должна ли длина доставать до подмышек, и не пора ли пушечным салом обработать наши главные орудия... только слышно как выше этажом буянят западофилы, этруски, слависты, монгол-шуданы, другие номинанты завтрашних забегов...

"А почему опять такая судьбоносность?" - спросила иностранка, кутаясь в четверо пледов, свиснутых у квелой кастелянши - Зачем, зачем ты культивируешь предчувствие беды?"

"А потому, Катрин - отвечал я, сокращая прослойку на два пледа, - что так у нас принято... обстоятельства места... именно отсюда, из костромских болот, пошла одна история, на триста лет, дело было так: несколько белополяков - спецназовцев постучали в помещение. Лесоруб Иван Леонидович Сусанин с печи, откинув полушубок, прямо глянул на незваных гостей.

- Чего надо?

- Чья то деревня? - спросил пан, допустим, Менжинский.

- Бояр Романовых вотчина.

- Домнино?

- Нет, не Домнино, а Деревищи.

Спецназ переглянулся, в недоумении.

- Але же брешешь, пся кровь! Веди нас к Романову!

Сусанин вышел в сени нагнулся к кадке с крошевом шепнул:

- Здесь ты?

- Здесь, Иван Леонидович! - отвечал оттуда внук Володя.

- Вставай, Вова, на лыжню и дуй в Домнино! Скажи боярыне, чтобы укрыла царя в Кострому, а я пока за него жизнь положу, промедление смерти подобно...

И положил, и устроил форс-мажор. За что спасенные Романовы патриоту земли такой русской памятник: вылитый царь Михаил Федорович Романов весь из бронзы, живой-загорелый, бровь соболем, грудь в орденах и подпись на постаменте - Иван Сусанин. А что? Экономичный подход. Пусть без вариантов, зато конвеерным, удешевленным способом. В принципе царь или его аналог может стать на Руси памятником любому гражданину, даже женщине - здесь нет ни одной персональной судьбы, все судьбы в единую слиты... Но главное в здешних памятниках - низ. Ибо тех кто стоит ротация повышена. Костромскому монументу основа удалась вполне - тот мужчина с протянутой рукой, который после революции занял царское место, оказался в Костроме превыше жилищного сектора. Надо думать, и грядущему вождю вполне глянется видеть сверху все.

А ведь могло пойти другим попутным вектором - не дранг нах остен, а гоу вест. Сейчас в шенгены бы без виз. Могло, вот посмотри, Катрин, на аккуратные, до сих пор вполне младые ногти - никакого антикора, да потому что единственное во мне неотечественного производства, досталось от польской прабабки, мнишек - не мнишек, та прямо с мазурки бежала сюда, зачем-то на волжские откосы, и не то чтобы пошла на грозу, а всего лишь за путейцем - он семафорил безотказно, она же пепел стряхивала на пол и исполняла Шопена за неимением рояля по нотам в голове, чтобы никто не слышал... Теперь допустим - привел Сусанин куда просили, подростка-Романова отправляют в Краковский университет, учить астрономию с Коперником... передовые бояре и генералы сажают в Кремль просвещенного польского королевича Владислава. Шуйскому, ясное дело, отсекают мозг, чтоб не интриговал. Образуется русско-польско-литовско-шведский союз нерушимый, как и мечтал Лжедмитрий Первый. Излишне рубить окна - мы уже в Европе, кредитуем сами... всюду вхожи даже не доставая из широких штанин... никакой войны, никаких вакуумных чисток - если только на Венере чужие... прабабка играет на реальном рояле... Сусанину поставлен памятник в виде Сусанина.

Но так не выходит. Опять коченеют ренессансы. Демократический паяльник отморожен. У бизнесмена в боку гангрена. Парашют не раскрылся. Милитаристы в овчинке, под прикрытием инея, сокращают занемешую конверсию. И на нордический аттракцион кивают либералы, с обреченным обглечением: "Куда нам с нашей оттепелью против отморозков!" Так в зародыше завершаются потуги включить нейтральное европейское время, не скованное снегом и дождем. Так из генетических щелей выползает крестьянин, брюсов календарь, месяцеслов землепашца и садовода, менструальный цикл геи - она одна шестая мать нам, не попрешь... и тянет единться в кучу, залезть в берлогу... наследственная шерсть шепчет - не дергайся, уймись, вона пельмени поспели, зубчик в сметане, попка в уксусе...

Однако, дорогая шведская моя! Дай спичку мне! Нет в нас отчаянья и страха тоже нет! Есть закаленность и привычка - пусть все летит под откос, но ведь согласно расписанию! Уже не дети, и апокалипсис в малиновых трусах не подкрадется незаметно, знаем мы его периодичность, конец света вполне обустроен, центрально отоплен, консьержка у лифта спросит - вы к кому - и мы назовем пароль... маршрут знаком с закрытыми глазами, потому что это бег по кругу, по хорошо прокатанной лыжне...

Надо ли говорить - когда под новый год наш главный тренер объявил большую гонку, когда кликнул мастеров узкой колеи со всех и всяческих четырех сторон... надо ли говорить, что нет лучшей точки для такого дела, для такого переломного рывка... сюда-сюда! здесь подвиг первого колена, патриотический пупок, верховный гринвич наших песочных хронометров... Конечно, Кострома! Конечно, "Сусанинская лыжня"! Суть трассы совсем не в том, чтобы добраться до точки героизма - этот путь уже проходили - но надо бы еще добраться до финиша обратно. Претенденты со всего мира готовы на старт-внимание... Ээри Минтюранта в суоми на выпуск... Херр фон Капутин, с жестяным барабаном от паха... И неистовый легионер французского поцелуя, прокуратор под сенью обширного Жерара... И королевич Шириносский, гонец от Речи Посполитой... И весь в эппле, в макинтоше Явный, Яркий, Ясный, местами звездно-полосатый, местами в зелень... И некто мелкий по поручению лучей восходящего солнца... И твердый в бедрах как китайская стенка пограничный пес Алый... Все хороши... не одну олимпиаду отмахали... а главное - назад дороги нет.

Когда замыкая кавалькаду, наш репортерский "Хаммер" пересек Волгу, за нами мост закрыли, говорят, на реконструкцию: пока Москва не заплатит за все, за ремонт, за климат, за утраченные химеры. Костромской ОМОН прикатил валуны, встал с калашниковыми. Слега припадая на "О", круглолицый старлей сказал "ПОКАТАЙТЕСЬ НАПОСЛЕД!" и отдал честь участникам забега левой рукой - то ли левша, то ли раненый в правую, то ли из неведомых, секретных побуждений.

Здорово, Кострома! - Здоровенько...

Путника, рассчитывающего на святость и нетронутость, ждет полномасштабный облом: он у Костромы не первый. До него побывали, погостили, справили этнографическую нужду... Не обошлось без Никиты Михалкова, со всем сибирским цирюльником, а это еще какой фактор... Снимали здесь, в Макарьевском женском монастыре остался знак: перечеркнутая в кругу монашка. Значит: монашек не снимать! Юнекер-массовка базировалась в химическом училище, ходили строем, под руководством культового актера Меньшикова - так и зашли в драмтеатр, в юнкерской форме - билетерша впустила, немного смутясь - что-то не припомню такой формы! - потому что нет такой армии - весело отвечал культовый актер. Съемки оказали на Кострому обширное влияние... Глава местной администрации Коробов теперь называет себя кровным потомком Ивана Сусанина, и частично разделяет его лавры. Областная дума срезала костромичкам возрастной ценз для замужества до пятнадцати лет - действительно, по женской линии оплодотворение племен меря и мыря дало продукт с круглыми глазами, короткой ходовой частью на каблуках и в таких мини, которых нет. Но при внешней открытости, нельзя сказать, что попраны традиции: точный путь куда бы то ни было здесь показывать не принято. На вопрос, как пройти в центр, дают ответ уклончивый: "В Костроме центра нет - потому что нет Кремля".

Между тем, с помощью самовольного обхода центр обнаружен - центр досуга и развлечения "Старый двор". Это целый квартал бегущих фонарей. По периметру: ночной клуб, казино, ресторация, отель, во дворе стальная дверь с мелкой, но уверенной надписью: "Школа моделей". О том, что в школе моделируют не самолетики и не амфибии, догадались по людям у дверей. Они выглядели курящими, в писцах до пят и с рельефной ротовой полостью...но и в этом деле Кострома опережает - так, в ресторации "Старый двор" мы наткнулись на утренник, устроенный детям тех курящих женщин... Дети не старше десяти цедили у стойки скотч, делали ставки на прямую трансляцию с Дерби, смолили самокрутки мэри джейн, и расходились в ватеклозеты слипшись парами, причем ладно бы разнополыми... "Вам кого?" - спросила одна у скандинавки, загнав Катрин со всеми ее шведскими семьями в гуманитарный тупик... Пожалуй, костромская лолита оконфузила б любого Гумберта, бежал бы он к тургеневским, легальным образцам! А ведь историк предупреждал, Костомаро: на Руси всякая женщина, не женившись в 12-13 лет автоматически попадала в старые девы... "Что есть жена? Святым обложница покоище змиино, ногами играющи, дела убивающи - безисцельная злоба, купница бесовская". Пить алкоголь полагалось полным горлом, а не прихлебывать, как куры. Наш посол в вашей Швеции обессмертил себя в 1608 году - погиб смертью храбрых, прямо за столом от овердозы крепкого вина. Вот она Россия, которую потеряли... оторвались от корней в столице, ханжески живем, брачуемся к тридцати, юбки наращиваем, перешли с вискаря на овсянку, тренажеры, солярии, трусливо зачехляем даже при легком фелацио - а страна-то живет былинная, полной грудью, молодо-зелено, наотмашь, без ограничителей и тормозов. Стране подавай такого же резкого, поджарого, силового, верхом на Урагане 124-М... А ты говоришь - Глинка...

Мужаясь, мы вступили в отель с целью поселения, чем вызвали снутри переполох.

- Жить? - переспросил ключник в камуфляже. - Прямо здесь?!

И делся, скрипя красной узкой половицей куда-то в недра, откуда прибежал другой камуфляж, но покрупнее, со связкой мобильных телефонов на руке, как бананов. Недоверчиво косясь на желтый с коронами шарфик Катрин, впустил для осмотра в люкс - пурпурные шторы, на стене где живопись эрогенной школы, где ковер с вышивкой на ту же тему... были и пластилиновые копии "Весны священной" - дело рук детской изостудии имени "Против СПИДа...

Наконец ключевой момент... Камуфляж распахивает парчовые занавески -

- Наша изюминка!

Там глубокий альков, с двумя игриво раздвинутыми лежачими местами. Камуфляж, рванув настенный рычаг, приводит в движение какой-то механизм... койки со скрежетом идут на сближение... образуя в сумме цельное ложе...

- Вернуть на исходные позиции?

- Ни в коем случае! Берем как есть! - останавливаем мы механизированный осмотр.

По поводу профиля заведения сомнений нет. И действительно, до 17-го здесь был главный в Костроме бордель. Таковым и возродился. Не растеряв ни манер, ни атрибутов.

Входят без стука. "Вино заказывали?". Шато де Тиньи, белое, юг Франции, но сказано по-русски. Даже для юга странноватый вкус... что-то из школьных лет, в подъезде - "золотая осень" рубль шестнадцать, "аромат садов" рубль тридцать две, Горын рыдает, Дизя бьется с курсантами, я стою на карнизе восьмого этажа, выбирая траекторию поизящней. И вот- двадцать лет спустя встреча с суицидальным напитком... Из аннотации: "Разлито на личных виноградниках Жерара Депардье... Этот букет - лучшая роль актера... Своим вином актер не преследовал коммерческих целей - а только лишь свести русскую глубинку с высшим пилотажем французского виноделия... Месье Депардье желает Костроме здоровья и шлет пети бизу всем на-на"...

Надо отдать должное: два бокала высшего пилотажа дотла нейтрализуют интеллект, зато приводят в действие другие древние устройства... Швед русский снова колет рубит режет... Полтава одна на двоих... инициатива переходила из одних рук в другие... и в момент кульминации койки стали самопроизвольно разъезжаться, как льдины... символично, два мира - две судьбы...

- А как тебя занесло к этим Карлам? - спросил я, когда многое полегло на поле брани, практически все.

- Согласно семейным легендам - на монгольфьере. Мой шведский предок летал над этой территорией.

- Шпион?

- Разведчик. Была вынужденная посадка, после столкновения с журавлиным клином. Упавший швед встретил внизу недостающее звено своей жизни, заштопал шар и умыкнул русскую.

Я, подверстав польскую прабабку, вывел формулу:

- Заметь! Инициатива в обоих случаях исходила не от русских. Мы ждали, за нами пришли. Варяги, греки, а то и хором. Все что можем - одним показать дорогу, другим нет. По настроению.

Она отслоила эротический ковер, и обнаружила вырезанное на стене, с ятями: "КАТЮШУ БОГЪ ПРОСТИТЪ"

- Твоя, кстати, тезка, Катрин... Тоже ждала, в стационаре.

- И дождалась! - сказала она, сложив ладони под подбородком - Эго те абсолюто!.. Я отпускаю все твои грехи, Катюша...- и врубила рычаг, объединяющий ложе.

...Милая, завтра главные заезды - значит. пора бы рассказать тебе всю правду о лыжах, почему он есть типично русский спорт - безрадостный, неигровой и нелюдимый... мы в нем добились наилучших результатов - Сметанина, Куклин, Замятин... Лыжный труд под стать героям первым пятилеток - они как трактор или ткацкий стан, обязаны двигаться ровно, без авантюрных скачков и пессимистических пауз... Тренер Николай Иваныч учил меня: Игорь, никогда не води жалом по сторонам - смотри только в лыжню - каждый твой шаг должен быть штамп, похож на предыдущий - никаких фантазий, сынок! Новаторы нам не нужны! Лыжи - как вращение земли, как смена дня и ночи, это дело решеное, и не нуждаются в твоем творчестве!..

А не слушал я Николая Ивановича, а слушал птичек, снимал варежки, там, на петле, куда не видно тренерам, и трогал снег... и задолго до норвежцев стал применять коньковый, более разумный шаг... за что был изгнан с большой лыжни, оставшись на смехотворном втором разряде... С таким даже в заградотряды не возьмут... не то что штурмовать линию Маннергейма... и на вопрос "Игорь, а что тебе лично нравится в лыжах?" я отвечая без запинки: "Попасть в мазь"... это чуждо, не по-нашенски. Скажи еще, что тебе нравились бегущие в трениках комсомолки и в приказном порядке гаркнуть им "Лыжню!"

В русских лыжах главное не красота, не цель, даже не средство передвижения, потому что страна большая, но передвигаться-то некуда, везде одно и то же... В русских лыжах главное - занять зимующий организм... лучше когда организм идет по проторенному, как по крестном ходу, под контролем, далеко не отрываясь от источника власти и питания.

Кстати, о лыжной еде. Любой олимпийский врач подскажет, что лучше перед стартом пожевать кореньев, хлебнуть отвара, закинуться простейшей кашкой - если потянет на деликатес, то можно позволить щепотку кураги. И никаких излишеств, типа мяса, рыбы, йогурта... Лыжная диета вполне не выходит за рамки подножного корма - не все еще коренья на Руси подъели, не всю обглодали кору... значит, русскому лыжнику даром не нужны ни пищевая промышленность, ни гуманитарное бедро...

Да и амуниция не столь важна. Ботинки можно выпускать только сорок пятого размера, чтоб охватить все категории - а что, в носок засунуть ватку, и вперед. Переводить на лыжи пластик считаю глупостью, в лесу живя... Зато палки лучше из металлов, могут в случае отражения стать штык-ножом, гарпуном, дротиком...

В целом, русские лыжи сродственны прочим видам жизнедеятельности на данной территории: монотонны, бессмысленны и вполне выражают образцовый, по здешним меркам, способ прохождения трассы от повивальной бабки до похоронного бюро.

Однако, вставай, не спи кудрявая! Утро красит! Лыжня зовет! Путь пролег от деревни Сусанино - через место подвига - финиш в Домнино. Кострома еще ни видала таких алле-парадов!.. сибирский цирюльник отдыхает!..

Претенденты уходят с интервалами... Под первым номером, чтоб соблюсти историческую справедливость, шляхтичи - бывшие братья-славяне...Они уже не те романтики, они идут по картам североатлантического образца, им доверили сборку лыжных креплений, к ним теперь только по визам, и на клич "гей-славяне" они реагируют отстранено "мы - кельты"...

За ними выступают объединенные германцы - этим стесняться нечего, хорошая мускульная сила, очки из лобового стекла "Брабуса", шапочка связана из золотой электропроводки "Мессершмитта", в аккуратных наушниках звучат Бетховен, Вагнер, "Пудис" - под любой участок... они обеспечили занятость многим нашим резидентам и вправе рассчитывать на конечную победу своих питомцев! Техника бега раскатистая, без сбоев, с гарантией на восемнадцать зим... опять же - язык учить не придется, хендэ хох всегда в уме, а так же - дизе дизе унд дизе! Абфюрен унд шиссен аллес!

Вослед выступают романцы... Озорные, жовиальные, в прозрачных тулупах и петушиных перьях, все как один под номером "69", с баллонами божоле и парфюма за спиной... пьют и пахнут... демонстрируют палки в выгодном ракурсе, позируют первой встречной... будет весело, но недолго... пока есть виды на царские долги...

Североамериканцы поют гуд-бай Америка, слова Кормильцева, музыка Бутусова... имеют право - в метрополии полный марафет, Билл Гейтс допаивает триумфальную микросхему, которая снимет все вопросы... лучшие парни уже лежат в анабиозе, тренируясь к экспедиции на Марс - решено топливо с Земли взять только туда, обратно что-нибудь добыть на Марсе... правильно, если нет трудностей, надо их создавать, чтобы не расслабляться... отчего ж не поделиться оптимизмом, не впрыснуть энергии заблудшей северной стране?

Стартовали азиаты, австралопитеки, финно-угоры, англо-саксы, мальгаши, шумеры, аджарцы... и наконец побежали наши... Собственно, мы со шведской репортершей догадались по запаху портянок - поскольку наши стартовали угрюмо, молча и как водится в маск - халатах, слившись с родимой природой... и только фоторобот Ивана Сусанина на спинах выдавал в них патриотов...

Не имея особого интереса к ходу гонок, мы с Катрин сразу перебрались в финал... финиширующих встречали шумно, кого китайскими петардами, кого колокольным звоном... К вечеру пришли все - результаты сообщать я не вправе, поскольку судейская комиссия еще измеряет секунды...

Одно известно точно: наши, сусанинцы, так и не пришли. За ними были посланы вертолеты, собаки, специалисты МЧС. Все тщетно. Как сгинули... Как канули...

Но ты, Катрин, не бери в голову. Это у нас сплошь и рядом бывает... такая Кострома... такая трасса...

Вот только не спрашивайте нас - "Как пройти?". Мы все равно не ответим. Не потому, что не знаем. А потому что лучше вам туда не ходить.

XS
SM
MD
LG