Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

УЧАСТНИКИ РАЗГОВОРА: С. А. Коломийченко (патологоанатом); Ю. Аввакумов (историк христианства); В. Бейлис (этнограф, африканист); Л. Мартинес (французский эссеист).

В этом разговоре нет ни капли декадентского привкуса или душка. Мысль поговорить об усопших родилась у меня в ходе частной беседы с патологоанатомом, которая более 30-ти лет работала в анатомическом театре. Меня заинтересовало, как относится к своей работе человек, которому чуть ли не ежедневно приходится, не фигурально говоря, смотреть в лицо смерти. В конце концов я решил сделать этот частный разговор публичным. О своей профессии, можно даже сказать, призвании, говорит киевский патологоанатом Сусанна Алексеевна Коломийченко.

Давать какое-то академическое определение патанотомии скучно. Патанатомия - это анатомия больного организма. А слово патологический происходит от греческого "патос", что означает страдание, болезнь. Материал о структурных изменениях при болезни патологоанатом получает с помощю вскрытия трупов, но это не самый главный метод. На вскрытии врач устанавливает диагноз, но не всегда возможно установить точно те или иные изменения в организме. А основной метод - это метод прижизненного исследования ткани.

Вам чаще приходилось работать с живыми, но больными людьми или с телами умерших?

Дело в том, что патологоанатом обязан работать с умершими. Более надёжный метод - это метод прижизненного исследования материала, так называемой биопсии, которая используется с целью диагностики, ранней диагностики. Вскрытие - это метод, который появился достаточно поздно, где то в 16 - 18 веках, когда накопилось достаточно данных благодаря вскрытиям. До этого по религиозным соображениям вскрытия трупов запрещались. Кстати, у нас в России первые вскрытия, несмотря на сопротивление духовенства, начали проводиться уже с 1706 года, когда по указанию Петра были организованы медицинские госпитальные школы.

У каждой науки своя родословная и, конечно, свои отцы-основатели. Можно ли говорить о месте и времени рождения патологической анатомии?

Это где-то Средние века. А уже прочное положение в медицине патанотомия заняла в 19-ом столетии, когда ее развитию способствовали успехи естественных наук, использование в научных исследованиях микроскопа, открытитие учеными, и в частности немецкими учеными, клеточного строения организмов. Известный ученый Рудольф Вирхов считал, что материальным субстратом болезни являются клетки. Но бурного развития патанотомия достигла в 20-м веке.

Ваш отец был крупнейшим украинским медиком, академиком. Он хотел, чтобы вы пошли по его стопам?

Он хотел, чтобы я пошла по его стопам, и даже после окончания медицинского института я была на курсах специализации по отоларингологии у него на кафедре. А по окончании этих курсов у него появилась такая мысль: он считал, что тот клиницист грамотен, кто тщательно и досконально изучил патологическую анатомию. И в связи с этим я поступила в аспирантуру на кафедру патанотомии Киевского медицинского института, но я тогда не думала задерживаться там долго, но так получилось, что я на всю жизнь осталась патологоанатомом.

Вам с самого начала нравилась работа в анатомическом театре или всё-таки пришлось привыкать?

Непосредственная работа в анатомическом театре не такая долгая. Ну, ты приходишь на вскрытие, а вся дальнейшая работа заключается в исследованиях с помощю микроскопа и других методов. Так что вскрытие - это только один момент, может, и не совсем приятный момент, но без него патанотомия не может жить.

В Советском Союзе, бывшем Советском Союзе, идеология как-то влияла на работу анатома? Всё-таки у умерших был разный статус в жизни...

Идеология в какой то степени влияла и на науку. Вы знаете, что любой учебник, который мы открывали и по патанотомии, и по другим дисциплинам, начинался с учения Маркса, Ленина - это один аспект. А второй - это то, что в Союзе существовали специальные поликлиники, специальные больницы, в которые могли попасть только особые люди. Патанотомии это в какой-то степени тоже касалось. Вот, например, когда умирал высокопоставленный чин, то вскрытие, обычно, производились при закрытых дверях и не каждый мог присутствовать на этом вскрытии: приглашалось начальство, не разглашались диагнозы, которые ставились. Так что, это влияло.

Ваша работа была чревата какими то неприятностями?

Ну, у меня были неприятные моменты, когда, совершенно неожиданно, мне приходилось вскрывать знакомых и достаточно близко знакомых людей. Так складывались обстоятельства, что больше некому было это делать, и после этого на долгое время я не могла войти в секционный зал.

Ваша работа, работа патологоанатома, она чревата для здоровья?

Конечно. Но для этого существуют всякие меры предосторожности. При некоторых инфекционных, тяжелых инфекционных заболеваниях, особо опасных инфекциях, используются специальные костюмы, которые патологоанатом надевает и только в них производит вскрытие.

А какая инфекция самая опасная для патологоанатома?

Трудно сказать. Любая инфекция, если есть какое-то повреждение кожи у патологоанатома, может проникнуть и вызвать такое же заболевание у вскрывающего. Или же какие-то инфекционные заболевания, в частности, чума.

Грубую работу, так сказать, грубую работу выполняет прозектор. Среди них есть, были мастера своего дела?

Да, были мастера своего дела и не только в плане выполнения прозекторской работы, а и в плане научном, в плане чтения лекций. У нас был такой известный (ну, это родная сестра патанотомии по-сути - судебная экспертиза), был известный профессор Сапожников, который читал лекции, как актер, и студенты всегда с большим удовольствием слушали его лекции.

Ваша работа или, даже можно сказать, Ваше призвание не противоречит Вашим религиозным убеждениям?

Нет, оно не противоречит. Я по своим убеждениям человек верующий, но в какой степени? Я стараюсь соблюдать библейские заповеди. В раннем детстве я была крещена двоюродной бабушкой. В доме у нас к религии относились всегда с уважением, хотя церковь посещали довольно редко. На Пасху красились яйца, на Рождество готовилась кутья, и собирались близкие люди, хотя в те времена это преследовалось. У нас был в Киевском медицинском институте - это достаточно известный профессор Пиров - он был очень религиозным человеком и тем не менее он был анатомом, не патологоанатомом, а анатомом, и всегда работал с трупами и говорил, что к трупу надо относиться и разговаривать с ним на "Вы".

Отличается ли работа патологоанатома на Западе от Вашей работы в Киеве?

Отличается. Отличается тем, что на Западе как-то больше занимаются вопросами общей патологии. У нас в России и в Советском Союзе в свое время тоже такая общая дисциплина была, общая патология. Но она потом разделилась на патологическую анатомию и патологическую физиологию.На Западе преподают больше вопросы общей патологии, а в плане практической работы, то здесь совершенно иные условия, совершенно другое оснащение, например, вскрытия у нас производятся в совершенно ужасных условиях, в секционном зале всегда ужасный запах, обмундирование патологоанатома тоже не соответствующее, а на Западе используются специальные костюмы, одноразовые. Ну, инструментарий обрабатывается соответствующим образом. А у нас это все производится в очень тяжелых условиях. Вот раньше требовалось вскрывать любого умершего, и по закону нельзя было не произвести вскрытия, особенно умерших в больнице людей. В последнее время это несколько ослабилось, и у нас по просьбе родственников разрешается сейчас получить тело умершего без вскрытия.

Дома, вернувшись с работы, в кругу семьи вы рассказывали о своей работе?

Нет, вы знаете, о своей работе в плане исследования, допустим, прижизненно взятых тканей, биопсии, я рассказывала, а о вскрытиях... может быть, первое время, когда была увлечена всем этим, какие-то интересные случаи рассказывала, но больше всё-таки о прижизненном исследованиии тканей.

Ваш отец был медиком, и вы продолжили семейную традицию. Ну, а Ваши дети, внуки?

В какой-то степени дочка начинала, хоть я ее отговаривала от этого. Я не хотела, чтобы они были патологоанатомами - это трудная профессия. Особенно, для меня по крайней мере, сложен и тяжел был момент вскрытия, хотя я старалась как-то отгородиться от всего и считать, что это только материал, органы, которые нужно посмотреть и определить, какие произошли в них изменения. Я отговаривала своих детей, в частности, дочку, но тем не менее она не послушала, она человек достаточно упрямый и выбрала себе эту профессию.

Какая история из вашей патологоанатомической жизни запомнилась Вам больше всего?

Ну, первое время, когда я только начала работать, меня все потрясало. Потому что я ничго ещё не знала. А потом никаких таких потрясений не было.

И еще один взгляд на тело усопшего. Говорит историк христианства Юрий Аввакумов.

Отношение христианства к телам умерших определяется одним из самых главных, если не самым главным пунктом христианского вероучения, а именно, верой в телесное воскресение Иисуса Христа и его телесное вознесение. Это воскресение Иисуса Христа служит, согласно церковному учению, залогом нашего собственного телесного воскресения. Все верующие во Христа воскреснут, согласно христианской вере, телесно. Основы такой веры были заложены апостолом Павлом, если позволите, я процитирую его "Первое послание к коринфянам": Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо как смерть через человека, т а к через человека и воскресение мёртвых." Однако эта вера у апостола Павла неоднозначна. С одной стороны, он проповедует телесное воскресение, а с другой, пишет, что плоть и кровь не могут наследовать царствие Божее. Так, например, он пишет: "...при воскресении мёртвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное." Вот эта древняя христианская вера, которая была воспринята ортодоксальным церковным учением, то есть вера, что тела верующих во Христа воскреснут, но воскреснут каким-то совершенно особым образом, духовным образом, станут преображенными, вот эта вера и определяет отношение к телу любого человека. Любого умершего человека. Тело любого человека может воскреснуть, преобразиться в Судный день, значит оно должно быть сохранено, согласно церковному вероучению. Отсюда и отрицательное отношение церкви ко всякому разрушению тела умершего, например, к кремации. Конечно, такая вера по сути дела мифологична, и можно найти массу параллелей такой вере в истории других религий. Всё, что связано со смертью человека, с его посмертным существованием, с отношением к телам умерших, это всё в известной степени определенные мифологемы.

В Африке, Черной Африке, тело умершего окутано легендами и тайнами. Какими? Рассказывает этнограф-африканист Виктор Бейлис.

Умершие являются как бы членами живого сообщества. Человек, умирая, умирает не полностью. Да, тело его уходит под землю, его хоронят, так же как хоронят его и в других частях земного шара, правда, чаще всего завернутым в циновку. Но жизнь этого тела продолжается под землей. Если человек живой роет слишком глубоко колодец, например, то ворчат умершие женщины, говорят, что песок сыплется им в пищу, которую они приготовляют. Когда человек умирает, он переходит сначала в разряд живых покойников, и живет человек до тех пор, пока кто- нибудь помнит еще его имя. Говорят, что поколений пять. Что касается тела, то можно заметить, что в Нигерии у йоруба, существует обряд двойных похорон: хоронят второй раз голову человека. Оказывается, что у человека не только две души, но и две головы.

Одна даётся ему от природы, а другую он еще до рождения как бы выбирает сам, в мастерской у одного из богов. И вот эту вторую голову, обычно, через год после смерти хоронят. Ну, хоронят, естественно, чучело, но на чучеле есть отметки, насечки, которые есть на теле этого человека, и по этим насечкам люди узнают, кого именно хоронят.

Что делают с телом усопшего до погребения?

Во первых, когда человек умирает и это понятно, то его смерть пытаются всячески отсрочить всякими песнопениями и просят его подождать, пока соберутся все родственники. Когда человек умер, то его обряжают, умывают и готовят тело, как готовят человека к празднику, к инициации, потому что понятно, что человек переходит в какой-то другой мир, в какое-то другое пространство, понятно, что человека будут встречать его умершие родственники, так что к покойнику обращаются с просьбами передать что-то умершим родственникам, ему дают деньги на дорогу, на переправу через реку и так далее. А хоронят его в циновке, зарывают в землю, причем чаще всего в землю рядом с домом, где он жил. И его родственники буквально каждый день ходят по его могиле.

Доктор Бейлис, существует ли своя, пусть доморощенная, патологоанатомия в Африке?

Патологоанатомические как бы вскрытия бывали, но они производились в очень редких случаях, когда подозревалось, что умерший является ведуном или опастным колдуном. Тогда вскрытие производилось по просьбе семьи умершего, которые хотели удостовериться, был ли он действительно ведуном, и если нет, то таким образом снять подозрения с него и снять с себя обвинения, потому что ведовство - это наследственное качество. В трупа ведуна находились какие-то патологии, какие-то пузыри, заполненные сморщенными шкурками, ногтями, кроме того, пузырь, найденный в теле такого покойника, мог с шумом лопнуть и из этого пузыря исходило такое лиловое свечение.

Возможны ли в Африке, Черной Африке, такие явления как пирамиды или мавзолей Ленина?

Я знаю, что когда умер тиран и диктатор Ганы Кваме Нкрума, который умер, впрочем, в изгнании, в соседней стране, так вот, после смерти его сочли уже не очень опасным и разрешили перевезти тело на родину, в деревню, где жила его мать, так вот мать очень сетовала, что такой известный человек не удостоился почётных похорон, и говорила, что она слышала, что в Москве есть мовзолей, в котором покоится тело Ленина и с её точки зрения Кваме Нкрума заслужил нечто подобное. Но интересно также и другое: люди богатые пытаются как можно дольше хранить труп. Для этого иногда строят целые электростанции, потому что не надеятся на то, что национальная электрокомпания будет обеспечивать постоянно электричество, а электричество нужно для холодильника, в котором хранится труп.

Устраиваются богатейшие похороны, причем они оттягиваются, чтобы могли приехать знакомые и родственники из других стран. Для них устраивается колоссальное угощение и тратятся колоссальные деньги - на то, чтобы сохранить труп и устроить пиршество. Я считаю, что политическая обстановка и перемены в

Африке могут привести к такому состоянию, когда ка-кой-нибудь очередной диктатор будет набальзамирован и захоронен в мавзолее.

Традиции каннибализма как-то влияют на отношение к телу усопшего?

Чаще это мнимое явление в Африке или достаточно редкое, потому что каннибализм и прежде был очень выборочным - относился только к военным действиям, кстати говоря, в каннибализме африканцы обвиняли скорее европейцев, рассказывали о том, что есть англичане которые охотятся за африканцами в целях каннибализма. О каннибализме говорят как о черте ведунов. А на похоронные обряды это не влияет.

В древние времена жрецы, шаманы гадали по внутренностям животных. Можно ли их считать патологоанатомами?

Можно говорить о тех, опять-таки ведунах, которые, превращаясь в муравьёв, вползают в ноздри своих родственников и путешествуют по внутренностям. Можно ли говорить об интересе к патологоанатомии, если женщину, родившую какое то уродство, или близнецов, проводят по соседним деревням и она поднимает свою набедренную повязку и показывает анатомический источник этой ужасной патологии?

Об отношении к телу усопшего в северной Африке я попросил рассказать выходца из Алжира, французского эссеиста Луи Мартинеса. Я рассчитывал на этнографиескую справку, но оказалось, что эта тема может быть источником чуть ли не поэтического вдохновения.

Из далёкого алжирского прошлого мне вспоминается почему-то смерть и похороны 42-го, 43-го, 44-го года. Это грустная пора, когда в Тунисе, во Франции, в Италии, в Германии наши ребята ложились в песок или в снег, в чужую промокшую глину.

Пришла смерть. Вдова взаперти в комнате, где стоя будет принимать гостей. В доме распоряжается видавшая виды родственница. Чья-то старательная рука выбрила и одела мертвеца, крепко завязала ему челюсть, сунула ему в пальцы крест или четки, положила в тарелку с водой оливковую ветку с вербного воскресенья. К вечеру зашел озабоченный священник. Он без вздоха окропил лежащего. Зной, шум, свет, мухи. Родные, дети держутся поодаль от одинокого пловца, вокруг которого реет прохлада. Имя его бесшумно переходит в третье лицо. Родные приблизятся к ним лишь к выносу. По меткому замечанию Монтескье, климат самый мощный властелин.

У мусульман, так же как и у евреев, причитания были обязательны. В арабских деревнях родные женщины или наёмные плакальщицы выли и царапали щеки. У евреев после омовения тела старший в роду, будь то жена или мать, обращался в последний раз на "ты" к усопшему. И задавал ему безответные вопросы:

- А зачем ты умер? Выходи-ка, скажи, зачем ты умер? Не хватало у тебя костюмов, брюк? Не хватало у тебя субботней вкусной запеканки с потрохами? Денег у тебя не хватало? Сыновей тебе не хватало? А зачем ты умер?

У тех и у других тщательно избегались прикосновения к трупу. Мужчины не брились, не мылись, не стригли ногтей. А у мусульман за контакт с неживым телом полагается не обычное, а великое омовение, включающее голову, половые органы, руки, ноги. У всех по этому случаю готовилось специальное угощение: пресное, постное, сладкое. Во многих еврейских домах и во многих христианских даже соль выбрасывалась, в знак того, что жизнь на время потеряла вкус.

XS
SM
MD
LG