Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологический дом

  • Виржини Куллудон



Виржини Куллудон:

В Сибири суровый климат. Отопительный сезон длится около семи месяцев. С другой стороны, в Сибири много солнечных дней и высокий уровень солнечной энергии. Летом часто бывают засухи. Особенности климата приводят к определенному образу жизни, с сильными различиями между зимой и летом. В проекте любого дома, тем более в Сибири, важно предусматривать существенную разницу летнего и зимнего периодов года.

В новосибирском Академгородке развивается удивительный проект экологического дома. В основе проекта лежит желание восстановить нарушенную человеком природную среду. Как это сделать? Ответ на этот вопрос - комплексный, но можно его описать и в двух словах: экологическое жилье. В это понятие входит и дом, и дворовые постройки, и приусадебный участок с био-ботанической площадкой, садом-огородом, системой накопления воды, и местом отдыха. Изобретатель экологического дома - Игорь Огородников, физик, сибиряк, который любит Сибирь и не собирается отсюда уезжать.

Игорь Огородников, инициатор программы ЭКОДОМ:

Мне уже больше 50-ти лет. Я здесь закончил физмат школу в середине 60-х годов Лаврентьев, который организовывал Академгородок, стал отыскивать людей, которые интересуются физикой, математикой, сделали специализированную школу, до этого не было в России таких вещей. Я ее закончил, закончил университет и здесь всю жизнь работал. И я сейчас профессионально занимаюсь физикой. Я не преподаю, я исследователь, научный сотрудник. Я занимаюсь теорией солитонов, из всей физики спектр достаточно широкий был, но меня интересует теория солитонов, теория самоорганизации. Я теоретик. Это отдельная тема, не менее интересная для меня. На самом деле это одна из областей физики, в которой решается вопрос, откуда собственно экосистема взялась, вообще жизнь откуда взялась. В неживой природе есть процессы самоорганизации, которые очень похожи на то, что происходит в живых системах. И вот, собственно, первопричина - откуда это все берется и есть причина моего интереса в физике.

Виржини Куллудон:

В этой передаче Игорь Огородников описывает свой проект и в то же время отвечает скептикам, жителям больших городов, которые устали от бетонных домов и загрязненной окружающей среды, но альтернативы этому не видят. Сначала немножко истории. Как это все началось? Откуда взялась эта идея об экологическом доме?



Игорь Огородников:

"Экодом" - это случайный совершенно процесс для меня. В 84-85-м году, несколько студентов, которые заканчивали университет, всех их отдали ко мне в группу. И они все были бездомные эти студенты-аспиранты. Мне пришлось решать вопрос, как их поселить хотя бы в общежитии. Не смог, нет, не было общежития в этот период. Тогда пришла такая мысль - давайте дом построим и поселим этих аспирантов, пусть живут там, а дом чтобы принадлежал лаборатории. Такое общежитие самостоятельное. Тут же подскочили, поехали в соседнюю деревню, потому что земли нигде нет, нужно было какую-то в близлежащей деревне купить дом или место. Когда я посмотрел, в чем люди живут, я сам родился в маленьком доме, но не помню, на тот момент все забылось, привык к квартирам, считал, что в порядке, нормально. Но когда мы посмотрели, как устроены дома, у меня волосы дыбом встали. То есть, настолько примитивно, мне показалось это пещерным веком. А до этого не сталкивался, с этой точки зрения никогда на дом не смотрел. Дом и дом, стоит коробка, люди живут, копошатся. Не задумывался, чтобы домом заняться. И когда нам это сильно все не понравилось, было мне тогда около сорока, я позвонил всем своим друзьям из разных институтов, говорю: мужики, надо придумать дом нормальный. Бред какой-то жить в 20-м веке, конец 20-го века, в пещерных домах жить. Стали этот вопрос изучать и придумали дом. Чтобы он не зависел от электричества, не зависел от канализации, не зависел от начальников, от коммунальных служб. 6:02

Виржини Куллудон:

Экологический дом - нужен ли он? Моя коллега Мария Персанова задавала вопрос москвичам. Нужен ли экодом, и как его строить?

Опрос:

- Обязательно, а как? Конечно! Только, где возмут такой стройматериал для того, чтобы построить такой экологически чистый материал? Сейчас практически, ничего чистого нет. Я думаю, что это невозможно. Леса много, которым отравляемся.

Игорь Огородников:

Я буду от первого лица говорить, потому что - то, что я буду говорить, не все с этим согласны. Хотя то, что мы создали, это не мои усилия, это огромное количество людей. В той картотеке, которую я вел, там больше семи тысяч человек, довольно много, которые сделали конкретную технологию, которые публиковали статьи на эту тему. То есть сформировалось понятие так, что сейчас по экологически энергоэффективным домам понятие "Экодом" уже стало общепринятым в России. Другого термина к этому объекту уже не применяют. А раньше, когда мы начинали, это был "естественный дом", "биоклиматический дом", много было всяких называний. А сейчас этот термин внесен. "Экодом" - это не дом, который не тратит энергии или нагрузку на среду меньше обеспечивает, а "экодом" это тот дом, который за счет деятельности человека увеличивает биологический ресурс. По сути, если как физику рассуждать, то дом и прилегающий участок на этой территории, включая дом, за счет деятельности человека коэффициент солнечной энергии выше, чем в естественной среде. За счет чего живет вся экосистема, за счет чего она развивается? Только за счет того, что она умеет преобразовывать солнечную энергию в живое вещество. Вот в живой природе за счет того, что там конкуренция многих процессов, эффективность, скажем, единица, а человек за счет того, что у него мозги есть, может так организовать, что коэффициент преобразования будет больше единицы. Вот, собственно, что такое "Экодом". 2:55

Опрос:

- нужно, нужно, нужно, конечно. Я все хочу, все, что чисто, все вкусно, чтоб экологически чисто было и продукты, и все прочее

- Мне кажется, это невозможно, идилля.

- Нет нельзя! Почему? Потому, что не умею. Не умеете? Конечно. Это целый комплекс, понимаете? Даже если захочу, не получится.

Виржини Куллудон:

Скептики есть, особенно в больших городах. Но Игорь Огородников продолжает описывать свой проект. Нет, говорит он, это не утопия. Нужно хотеть, и учиться.

Игорь Огородников:

В течение месяца семинары были ежедневные, собирались, водку пили, просто разговаривали без водки, обсуждали. То есть придумали дом за месяц. Когда придумали, как-то его надо после этого воплощать, строить, мы тогда стали заниматься выяснять - а из чего строить. Мы его придумали быстро, принципы, "Экодом". Тогда он, правда, так не назывался, мы вообще не знали, что в мире этим занимаются. Но я в принципе к строительству не имею никакого отношения. Поэтому стали ездить по заводам, где какой кирпич делают, где что, какие материалы, дерево, не дерево, как вообще построить. Тут еще в большую депрессию впал, я оптимист, но когда увидел, что такое производство строительных материалов, это еще повергло меня в очередную пессимистическую позицию. И тогда стали придумывать не только, что такое дом, а еще и какой материал нужно использовать, чтобы этот дом был с теми характеристиками. Все это потом и развилось в программу 13-летнюю. Мы стали отбирать имеющиеся технологии, традиционно, исторически используемые и для того, чтобы этот дом стал нормальным, мы стали заниматься технологиями производства строительных материалов из местного сырья. С тем, чтобы удовлетворялись принципы - минимальное количество энергии расходовалось, чтобы это был натуральный материал. Нужно, чтобы после того, как дом закончит цикл своего существования, через 100-150 лет, чтобы он мог здесь же быть утилизирован. Дом должен стать как бы ненагрузочным для природы. Он должен быть естественным продолжением природных процессов, только в нем чуть-чуть должен поучаствовать человек. Но и у дома тоже свой жизненный цикл есть. Конечно, то, что сделано в виде замков из камня имеет тысячелетний цикл, а вот то, что для человеческой жизни это, как правило, из более простых материалов и когда заканчивается цикл дома, он должен не остаться грудой, которая мешает природным процессам, а должен утилизироваться прямо здесь биологическими методами. Вот такие принципы. Эти принципы на самом деле уже очень давно известны. Человечество всегда такие дома и строит, если правильно. Просто много ошибок делает.

Опрос - Нужен ли экологический дом?

- Обязательно! Я считаю, что для этого должны быть прежде всего сами материалы чистые, делать детали из чистых материалов.

- Экологически чистые - это из дерева.

- Дерево дишит - всегда свежий воздух. Это приятно

Виржини Куллудон:

Я обратилась к Сергею Фоминых, биологу, который сам построил экологический дом, больше 15-и лет назад. Дом находится в поселке Кольцово, под Новосибирским Академгородком.

Этот дом сделан из особых материалов?

Сергей Фоминых:

Пожалуй нет. Тогда, когда начал строить дом в 85-м году, я предполагал, что обычные материалы могут быть использованы в таком доме. Это бетон, железобетон, монолитный железобетон и теплоизоляция из минеральной воды и пенопласт. Обычные материалы. Тогда не было других вариантов.

Виктория Жбанкова, врач:

Самое главное, я думаю, что человек, несмотря на свою занятость, на свои проблемы семейные, рабочие, должен все-таки задумываться над тем, что он живет. Жизнь на земле дана один раз. Каждый день, начинается новый день, и он должен чувствовать свою причастность к этому, он должен просто изначально любить свою жизнь. Потому что любить себя, свою жизнь, это не плохо, это прекрасно. Если человек любит себя, уважает себя, то те же самые чувства будут передаваться на все окружающее, на людей и на весь мир, который вокруг него. Если человек будет хотеть видеть и чувствовать все прекрасное вокруг, то он несомненно будет что-то делать такое. Даже своими мыслями уже будет улучшать тот мир, который вокруг него.

Виржини Куллудон:

Значит надо начинать с самого себя?

Виктория Жбанкова:

Да, со своих мыслей. Правильно говорят, что плохие мысли их не нужно сеять, они как сорняки, они рождаются, а вот хорошие мысли, добрые, их нужно культивировать.

Виржини Куллудон:

Вам кажется, что эти люди, которые строят экодома, они действительно это делают из уважения к самому себе?

Виктория Жбанкова:

Безусловно. В первую очередь они, возможно, думают о себе, своих близких, о своих родных, о своих коллегах. Но в дальнейшем, я думаю, в целом они думают о всех людях. Потому что, улучшая в лучшую сторону свой быт, улучшается все. Если человек живет в нормальном экологически чистом доме и осознает это, что этот дом дает ему действительно силы, помогает ему восстанавливаться, быть здоровым, в то же время он ничего не забирает от природы, и не загрязняет ее, это уже прекрасно. Это уже человек чувствует себя причастным ко всему в этой жизни.

Опрос:

- Но если дерево выросло в экологическом районе, то пожалуйста, но если оно выросло где-нибудь в Челябинском, или где-нибудь под Чернобылем, я не согласен в таком доме жить. Дерево будет также заражено радиоактивным материалом. Не все дерево полезно для человека. Если, например, дом построить из осины, человек там умрет. Надо строить из сосны, или кедра, или березы.

Виктория Жбанкова:

Человек, который населяет нашу планету, так же как и все остальные растения и животные, к сожалению, в какое-то время действительно почувствовал себя выше и более уверено, чем все остальные. С одной стороны, это было хорошо, но, с другой стороны, мы прекрасно знаем, что это повлекло за собой не очень такие хорошо последствия и не в очень хорошем положении оказался сам человек. Именно, просто живя в этом мире, делая, казалось бы, все лучшее и лучшее для подобных себе, стало ухудшаться само положение вокруг. То есть это вред стал наноситься окружающему миру, экологии. И в конечном итоге получилась такая замкнутая цепочка. Человек влияет на мир не совсем хорошо, мир влияет на человека. Получилась такая дисгармония. Никто сейчас не будет отрицать, ни ученые, ни просто люди, которые не задумываются глубоко над этим, что все в мире взаимосвязано. Мы влияем друг на друга своими мыслями, своими эмоциями. Мир окружающий влияет на нас. Мы же, в свою очередь, также влияем на мир. То есть это не переделать, это изначально так заложено самой природой.



Виржини Куллудон:

Экологический дом - это, в первую очередь, дом, который требует минимального потребления энергии, в котором преимущественно используются альтернативные источники энергии: солнце, биогаз, ветер. Но "Экодом" - это тоже дом, в котором перерабатывают все органические отходы.

Опрос:

- Более рационально площадь использовать и подвалы должны быть чисты и мусора не должно быть. Материалы, по-видимому, такие надо использовать, чтобы людей не травить, достроительство внутри... Я дома купила фильтр и из-под крана не пью, только через фильтр. Да, было бы хорошо, если фильтры везде были.

Виржини Куллудон:

Какова площадь этого дома?

Сергей Фоминых:

Я строил тогда, я обычный человек, у меня не было больших средств, я занял у родственников, сам что-то заработал, и этот дом по площади семь метров на десять метров. Он на трех уровнях находится, третий уровень как раз продолжаем строить.

Виржини Куллудон:

Здесь внутри у вас происходит вторичная переработка?

Сергей Фоминых:

Утилизация отходов, конечно же я об этом думал, когда строил этот дом. К энергоэффективному и экологичному дому я стремился, хотя тогда еще не был знаком с "экодомовцами" и параллельно у меня шло. И когда у меня появилась эта идея и дошло дело до септика, до туалета, я взял за основу немецкий вариант. Есть книга, переведенная на русский язык, там простые варианты, и я просто взял традиционно предлагаемый немецкими учеными вариант изготовления переработки отходов. У меня трехкамерный септик и фильтрующий колодец, который фильтрует грунт. Крыша запланирована изначально была, что будет жилой, и только сейчас я за нее взялся через 16 лет. Не было необходимости, поэтому так получилось, что я все еще дом строю, достраиваю дом, хотя живу в нем больше десяти лет. Я подключен к холодной воде и к электричеству из вне, а горячую воду и септик у меня автономные. Отопление тоже внутреннее. Я отапливаю свой дом сам. Не топлю углем, потому что это не экологично, а топлю дровами, самый дешевый вариант. Хотя, конечно же, хотелось бы и от них отказаться.

Виржини Куллудон:

А здесь я вижу у вас огород.

Сергей Фоминых:

Это тоже одна из фантастических идей, которую мы видим. Это как бы парник при входе в дом. У нас все-таки холодно и в парнике мы в прошлом году выращивали хорошие арбузы. Когда солнце - здесь жарко. На зиму эти стекла убираются вниз. Это вариант летне-весенне-осенний. А зимний вариант другой.

Виржини Куллудон:

Скептики считают утопией строительство экологических домов. Однако в Сибири дело развивается. Мы продолжаем разговор с Игорем Огородниковым, изобретателем экологического дома, директором акционерного общества и ассоциации «Экодом». Обсуждаем проект с Викторией Жбанковой, врачом, а также с Сергеем Фоминых, который построил экологический дом и, конечно, с потенциальными обитателями, скептиками, которые согласились ответить на вопросы моей коллеги Марии Персановой: нужен ли экологический дом и, если да, как его нужно строить?

Опрос:

- На самом деле, мне кажется, что это без разницы. Когда-то, жили все в деревянных домах, раньше. Все равно все болели, и лучше не стало.

- Думаю, что нет, не нужно. Я не вижу смысла, абсолютно. Тем более, как Вы сказали, в Сибири?

Виржини Куллудон:

Сколько таких домов в Сибири?

Игорь Огородников:

В Сибири 256. Очень много солнца, значительно больше чем в Европе. Когда вам холодно, что вы делаете? А если сильно холодно, сколько свитеров вы надеваете? Два свитера надеваете. Так вот Сибирь отличается от Европы, что тут надо надеть две шубы. А тогда он внутри ничем не будет отличаться от Европы, тогда количество энергии, необходимое для поддержания жизненного цикла, выше крыши того, что мы получаем от солнца. Только нужно решить вопросы аккумуляции энергии и простые очень способы преобразования энергии в нужную нам. А нам что нужно - горячая вода, нам нужно тепло в доме, и телевизор посмотреть. То есть, технологические решения все есть, вопрос просто - правильная ориентация инвестиций, а инвестиции зависят от политики стимулирующей. А стимулирующая политика зависит от того, будет ли первый человек в каждой иерархической группе считать эту задачу своей, то есть включит ли он ее в приоритеты. Так вот эта задача главная. Поэтому я не воюю с администрацией. Пытаемся искать всяческие подходы, взаимопонимание. Никто нас не выгоняет, а если даже выгоняет в дверь, мы в окошко бы влезли. Но нас никто не выгоняет, все принимают эту идею.

Виржини Куллудон:

Началось строительство третьего поколения экологических домов. Со временем и умением пользоваться техникой они, естественно, становились экологическими. Как именно развивался процесс?

Игорь Огородников:

В первом доме была биологическая переработка. Во втором доме сделали систему очистки воды. А вот сейчас сделан последний дом, он еще не достроен, в нем уже есть солнечные батареи, зимний сад, переработка органики, автономная система. В последнем доме сейчас делан подвал, в нем есть аккумулятор тепла, в нем стоит биотуалет, в котором перерабатываются органические отходы. Этот дом ориентирован на юг с тем, что бы быть хорошим аккумулятором тепла. В нем есть система преобразования солнечной энергии в тепло. Есть водогрейная установка солнечная. В ней есть зимний сад. То есть это полный набор уже. Хотя, я считаю, что этот дом совсем не то еще, что мы уже понимаем. Не хватает простоты. Он простой для человека, который его создал, а чтобы его сделать тиражируемым, он должен быть простой для всех. И вот эти задачи призвана решить дом-лаборатория.

Виржини Куллудон:

Другие дома, которые после этого строились, они сделаны по-другому?

Сергей Фоминых:

Да, теперь я бы хотел построить дом с другими утеплителями. И из газобетона тоже, который мы начали производить, он более экологичный. Но я лично стремлюсь сделать теплый дом, потому что главная проблема, мне кажется, в Сибири это сохранить то, что мы имеем, сделать очень теплый дом. Я предполагаю использовать солому в качестве утеплителя. Соломенный дом или каркасный дом соломенный, варианты есть. Я такой человек, который не останавливается на достигнутом. Я хочу построить еще один дом, может быть не последний, насколько хватит сил.

Виржини Куллудон:

Крыша этого дома очень оригинальная. Это основной элемент отопления.

Сергей Фоминых:

Цилиндрический эллипсоид. Крыша оригинальная, многие об этом говорят. Сравнивают этот дом почему-то с подводной лодкой. Потому что есть круглые окна типа иллюминаторов и есть круглая крыша, которая похожа на что-то такое выплывающее из воды. Этот дом, круглую крышу я сам придумал такого типа. Я стремился к крыше, которая бы имела максимально полезную площадь и минимальное количество ограждающих конструкций. Поэтому такой. В идеале был бы шар, но шар это некрасиво, поэтому эллипсоид.

Опрос:

- Вы знаете, я живу в таких условиях, что я бы не хотела на эту тему говорить. Дом железнобетонный, панельный. Поэтому я бы хотела хотя бы в кирпичном доме жить, я уже не говорю о таких вещах. Поэтому, нет настроения, простите.

Виктория Жбанкова:

Конечно же, человек, который хоть раз в жизни пожил в своем доме, он очень остро чувствует, что такое другой дом, так скажем, перенаселенный. Это, конечно, очень тяжело, когда возвращаешься домой с работы, понятно усталым, подходишь к этому дому и когда уже кажется, что вот-вот ты будешь дома, расслабишься, будешь отдыхать, тебя как будто что-то не пускает в него. Ты видишь огромный дом, с огромным количеством святящихся окон и представляешь, какое огромное количество людей там находится со своим с судьбами, со своими мыслями, положительными и отрицательными эмоциями. Это становится просто страшно, невозможно. Получается, что ты вместо того, чтобы отдохнуть, ты попадаешь как в муравейник куда-то. Ты не можешь там уединиться, ты не можешь уединиться для своих мыслей, для восстановления своих сил, своей энергии, которые завтра будут просто необходимы опять же для контакта с людьми, для жизни, для помощи людям. Это, так скажем, не очень приятно.

Виржини Куллудон:

Удобно здесь жить?

Сергей Фоминых:

По этому поводу надо поговорить со Светланой, моей женой, которая часто ругает этот дом. Особенно когда у нее нет настроения, она может сказать такого по поводу этого дома, в котором живет. У нее правильно, я считаю, претензии к этому дому связаны с тем, что кухня, в которой мы еще не были, находится в нижнем этаже, и нет отдельного окна из кухни. То есть смотреть хозяйке некуда из кухни, только на то, что ты делаешь. Получается, что действительно мужчина строил дом и не посоветовался с женщиной и построил такой дом, который мы имеем. Это есть.

Виржини Куллудон:

Можно построить "экодом" с нормальной кухней, с окнами?

Сергей Фоминых:

Конечно можно было построить дом с нормальной кухней и с нормальными окнами. Просто я тогда стремился к чему-то более мужскому, чем женскому. Сейчас я понимаю эту проблему. Жить не холодно. Все-таки он теплый по сравнению с другими домами. Я его бросал на три-четыре дня зимой в холода и он не перемораживался, он терпел такую потерю. Он конечно, не такой теплый, какой мне хотелось бы дальше. Ему необходимо раз день отапливать в холодное время года, раз в день топить печку.

Виржини Куллудон:

С горячей водой у вас нет проблем?

Сергей Фоминых:

Горячая вода у меня сделана. Ее приходится немножко экономить. Это вторая проблема моей Светланы - необходимость экономии горячей воды. Но она к этому привыкла и относится к этому нормально. То есть экономия теперь ее не смущает. Ну а так у меня есть ванная комната и ванна есть и можно даже принять ванну иногда, но не больше одного раза в сутки. Получается так, что горячей воды хватает только на раз в сутки на ванну.

Виржини Куллудон:

Теплый пол у вас.

Сергей Фоминых:

Да, в моем доме теплый пол и в нижнем этаже, на котором мы сейчас находимся и на верхнем этаже. Я сразу, когда делал дом, замонолитил туда трубки, по которым циркулирует горячая вода, когда необходимо. У меня есть нагреватель и автоматы, которые поддерживают температуру при помощи электричества. Я держу температуру необходимую в доме, когда прохладно на улице, не будешь же топить печь, я протапливаю дом электричеством.

Виржини Куллудон:

Все-таки электричество нужно, самостоятельность полная невозможна?

Сергей Фоминых:

Можно обойтись и без электричества, но тогда придется топить печь, и я выбираю то, что мне более комфортно - я выбираю электричество. Мы находимся в небольшой ванне, которая совмещенная с сауной. То есть здесь можно просто принимать ванну, душ или раскладывается полог и получается уже сауна, в которой можно греться, лежать, массаж делать. Здесь сухая сауна, я делал финский вариант. Это туалет, это вентиляция, которая включается сразу. 75 квадратных метров всего отапливаемой площади. Я сделаю еще мансарду, потому что Светлане тесно. У нас комната для дочери и нам вдвоем одна комната. Тесновато, нужно еще.

Виржини Куллудон:

Вы создали какой-то клуб, встречаетесь между собой?

Сергей Фоминых:

Мы знаем друг друга, без клуба, дружеские встречи. Конечно, поддерживаем отношения. Следующий дом я стимулируюсь строить благодаря Огородникову и идеи строительства экопоселка. То есть я буду строить скорее только там следующий дом. Потому что мне интереснее работать с людьми, которые близки мне. Это тоже важно. И там решаются на другом уровне вопросы, связанные с экопоселоком. Дом сам построить это мало, нужно же инфраструктуру экопоселка, это важно. Все это работает.

Игорь Огородников:

Мы, когда это все дело поняли, поняли, что нужно решать три задачи основных. Первая задача - это сделать сам объект, дом изобрести. Мы его сделали, уже давно сделали. Просто нет средств, чтобы быстро, эффективно воплотить. Практически все есть. Есть несколько домов уже, четыре. Они все в Новосибирске. Второе направление - это сделать так, чтобы эта тематика вошла в приоритеты для принимающих решение, начиная от главы администрации района, кончая Путиным. Вся эта цепочка. Это вторая главная задача, которую мы решаем. И третья задача - это кадры. То есть нужна молодежь, с пожилым возрастам невозможно работать по понятным причинам. Так как подготовка кадров связана с обычным образованием, это и просвещение, то, чем занимаются ребята в "Экоклубе", более широким кругом вопросов занимаются, но в этом направлении нам по пути.

Виржини Куллудон:

Парадоксально, но одна из ключевых проблем проекта экодома - не столько в их создании, сколько в социальном устройстве подобного жилья. Строить годами технически многообразный дом и жить в нем в одиночестве довольно тяжело. Как избежать социальной изоляции?

Игорь Огородников:

Существует движение социальной направленности, когда люди хотят организовать экодеревни, экологические, с социальных позиций организовать жизнь. Это, так скажем, решение в основном социальное с экологическими корнями. И мы этим тоже занимаемся. Тот экопоселок, который у нас есть, вторая программа, мы этим занимаемся. Но для нас это фрагмент. Для нас главным является создание для всех для них реального дома, чтобы он был доступен и отвечал тем требованиям, которые предъявляет экосистема к такому объекту, мы с научной точки зрения движемся. А вторая задача - из-за того, что эти графики так бурно растут, и из-за того, что большая группа населения уже вкладывает деньги туда, мы считаем, что это один, единственный, не побоюсь так поставить акцент, из путей, когда мы реально можем изменить экологическую обстановку в целом. 1:28

Виржини Куллудон:

А почему вы выбрали именно этот поселок?

Сергей Фоминых:

Случайно. Я был распределен в институт биологии, который здесь находится рядом и жил в Кольцово сначала. Но загорелся идеей строительства дома и искал место поближе. Пришлось это место выбирать, хотя меня оно не очень устраивает. Но так как лес рядом, оно для меня подходящее, я стал строить здесь. Хотя сама деревня меня не устраивает, нет близких людей, которые также бы думали как и я. Вот эта проблема, которая выплывает на первый план. Я здесь одинок как бы. Окраина города или люди, которые тоже строят экодома - это другой уровень. У меня здесь нет знакомых таких, которые тем же самым жили. Потому что не было таких людей, которые бы построили такие дома как и я. А сейчас появляется такая возможность. Экопоселок это и есть другой уровень уже. Окраина города тоже решает многие проблемы.

Виржини Куллудон:

Проект экодома развивается почти пятнадцать лет. Меняется ли при этом, политический так сказать, контекст - взаимоотношения с местными властями? С большим миром за пределами региона?

Игорь Огородников:

У нас есть программы района, легитимные, принятые как положено. Мы создали попечительский совет, который возглавил мэр Новосибирска, а Новосибирск не самый маленький город в России, как известно. В попечительский совет вошли от администраций, от областной администрации, от мэрии, несколько академиков вошло, директора институтов сибирского отделения, вошли три ректора вузов. Можно было пригласить и больше, то есть сейчас после 13-ти лет уже никто не смеется над нашей идеей, все готовы в ней принимать участие. Показатель, что мэр стал председателем этого попечительского совета. Это произошло в июне месяце этого года, вышло постановление соответствующее. Пять программ сейчас у нас приняли. Ни одного изменения, которое внес бы попечительский совет, не было. То, что мы разработали, со всем согласились. Согласились сконцентрировать усилия, денег мало и их трудно добывать, сделать дом-лабораторию, как прототип, для того, чтобы отработать уже разработанные технологии - это первая задача. И в этом году, мэр так сказал: давайте, ребята, неужели мы не сделаем эту маленькую задачку все вместе. Так он среагировал. Конструктивно первый раз на этом уровне. Я думаю, что и на следующих уровнях будут конструктивно решать. Просто выйти на следующий уровень без мэра под мышкой невозможно. Нужно с мэром выходить на следующий уровень, потом с главой администрации на Драчевского, с Драчевским на Путина. Другого пути нет. Вот я еще раз повторю, что саморазвивающийся процесс будет только тогда, когда он войдет в приоритеты первых лиц, они посчитают, что это важно на всех уровнях. И самое главное, чтобы на это реагировал человек конкретный, без человека этого не будет. То есть, как только государство отказалось решать жилищную проблему, население почесало затылок и стало само строить. Так вот под эту тенденцию мы свой дом и делаем. Чтобы она соответствовала возможностям, габаритам, масштабам. И этот график очень резко идет вверх, 12% прирост. Скажем, про этих южных тигров говорят, страны развивающиеся, когда там темпы роста экономики 5-7%, считается тиграми востока, то есть бурно развивающимися экономиками. Так вот внутри российской экономики это более, чем тигр. Потому что темп роста 12%.

Вторая задача - создаем международный строительный отряд. Из штата Огайо к нам приезжала группа строителей-студентов, мы просто просматривали как это организовать, на будущий год мы будем делать строительный отряд человек 30 и они уже практически будут строить поселок. Этот поселок, сделаем генеральный план, это пять километров от Академгородка, строится уже несколько домов. И задача как раз отработать механизм кооперации людей, чтобы стоимость дома была меньше рыночной. Если мы эту задачу решим, тогда можно мне идти на пенсию. Тогда можно заниматься снова своими солитонами. Задача сделает саморазвивающимся процесс. 8:29

Виржини Куллудон:

Развитие проекта такого рода во многом зависит от мировоззрения человека-подвижника, от его веры в свои силы, от желания развивать свое дело несмотря ни на что.

Игорь Огородников:

Моя мысль - при помощи "Экодома" попытаться изменить философию организации города. Вот социальные процессы в 9-этажках - это никто друг друга не знает и пишут на стенках. Наверное во Франции также. А вот другой способ, когда они в разных, здесь же в городе, но решают общую проблему или организованно с помощью таких объектов как "Экодом", мы имеем шанс попытаться сформировать новое социальное отношение. Оно само сформируется, его нельзя сформировать, его нельзя приказать. Так вот Экодом", с моей точки зрения, это не догма, я только надеюсь, что он может сыграть роль ориентации на экологическое благополучие за счет деятельности вот этой большой группы населения. Вот если говорить о философии. А теперь, что касается практической реализации, как мы это видим. Я вижу только через консолидацию уже имеющихся разработок на примере одного дома конкретного.

Виктория Жбанкова:

Человек по своей природе все-таки уникальное такое творение, и очень бы хотелось, чтобы он не чувствовал себя венцом природы, а чувствовал себя неотъемлемой ее частью. Человек - это прекрасное произведение, и человек достоин жить хорошо, пользоваться натуральными продуктами питания, жить в просторных светлых, экологически чистых жилищах, одеваться в красивую модную одежду из натуральных тканей. И было бы прекрасно, если бы все это действительно так и было. Может быть мои слова несколько звучат утопически, но, я думаю, что я не одна этого желаю и верю в это. Если это будут желать многие люди, то, я думаю, в ближайшее время так и будет.

Игорь Огородников продолжает:

Тогда стали понимать, что - то, что человек разрушил окружающую среду, только массовый человек может, все вместе восстановить ее и можем. Но никакие призывы об экологических катастрофах не будут вдохновлять. То есть нельзя ориентироваться на сознание, нужно ориентироваться на эгоизм человека. Эгоизм - это инстинкт выживания по большому счету. Так вот нужно, чтобы человек решал себе задачу, собственную шкурную задачу конкретной семьи. При этом, чтобы он просто не портил, а если может, то улучшал. И при этом не надо его призывать к светлому будущему, он должен сегодняшнюю задачу себе решить и хорошо. А уже наша задача, всех тех, кто занимается "Экодомом", сделать так, чтобы ему дешевле, проще сделать было "Экодом", чем что-то другое. Вот если этого мы добьемся, тогда можно будет говорить о каких-то изменениях в экосистеме и нормальном восстановлении природной среды за счет деятельности человека.

Экологический дом. Завершает выпуск - Виктория Жбанкова:

Люди творят, думают, и не просто творят, но уже и воплощают свои великолепные творения. Вы сказали, что уже создано 250 таких домов и все они совершенствуются. То есть люди не останавливаются на том, что они создали нечто очень интересное и необходимое. Они сами живут в таких домах, но они хотят, чтобы как можно больше людей жило в таких жилищах. Ведь очень немаловажен вопрос возможности приобретения, чтобы это было поставлено на конвейер, чтобы это было доступно большему количеству людей. Как это доступно сейчас жить в панельных домах, чтобы это было доступно иметь свои такие прекрасные экологические домики. У меня самые добрые чувства и самые добрые пожелания к этим людям, к этим разработчикам, к этим ученым.

Контактная информация:

Ассоциация «Экодом» - Россия, Новосибирск, 630090, Проспект Строителей, 13, оф. 427, тел. (3832) - 43-19-77

E-mail: igoro@mail.nsk.ru

Дополнительная информация о программе «Экодом»

В 1989 году творческая группа ученых, архитекторов и инженеров Новосибирского научного центра объединилась для разработки и строительства экологического жилья. В 1990 году эта группа учредила фирму ЭКОДОМ. Ее деятельность составляют проектные и конструкторские работы по созданию автономного энергоэффективного жилья и сопутствующие действия, необходимые для формирования устойчивых экопоселений.

ЭКОДОМ сотрудничает со многими организациями и координирует их работу по экологическому домостроению. С 1993 года ЭКОДОМ является коллективным членом Международного Социально-экологического Союза (МСоЭС). В 1997 году предложенная им программа "Экопоселения XXI" века на 6-ой конференции МСоЭС была утверждена как программа этой организации.

Фирма является одним из учредителей некоммерческих организаций "Сибирский экологический фонд" (1992г.) и "Ассоциация устойчивого развития населенных пунктов" (1995г.), ориентированных на природоохранную, образовательную деятельность и на распространение опыта экологического домостроения в Сибирском регионе.

Государственный архив Новосибирской области включил фирму в свой реестр как предприятие, подлежащее учету и решающее серьезные государственные задачи.

Вся деятельность фирмы ЭКОДОМ ведется в соответствие с идеями Римского клуба, материалами Международной комиссии по окружающей среде и развитию под председательством г-жи Харлем Брундтланд, программными документами конференции ООН в Рио-де-Жанейро (1992г.), «Повестки дня Хабитат» (1996г.) и характеризуется следующими результатами:

- Проект Экодом рассмотрен на слушаниях в верхней палате Федерального Собрания России и рекомендован Правительству Российской Федерации для включения его в соответствующие программы (1995г.).
- Предприятие включено в программу "Свой дом" в качестве одного из участников-исполнителей (1996г.);
- ЭКОДОМ является основным исполнителем проекта "Развитие энергоэффективного экологического домостроения в Сибири" в программе сотрудничества Госстроя России с Центром ООН по населенным пунктам (Хабитат) (проектный документ №FS-RUS-97-SO3, 1997-1999гг.).
- Построено 3 индивидуальных жилых дома с элементами экологических инженерных систем.
- В 1997 году администрацией Новосибирского пригородного района выделен земельный участок площадью 24,7 га для строительства пилотного жилого экопоселка.
- На сессии Совета депутатов этого же района принята программа развития экологического домостроения в Новосибирском пригородном районе
- Госстроем России проект "Экодом" был представлен на выставке ЭКСПО-93 (Южная Корея).
- Получены первые премии за проекты экодома на Всероссийском (1996г.) и Региональном Сибирском (1997г.) конкурсах, Международной выставке "Сибирские ярмарки" (1993г.).
- По проблемам экологического домостроения проведено 16 научно-практических конференций, в том числе 6 международных.
- Накоплен значительный объем информации об экологическом строительстве и создана библиотека.

Миссия Центра ООН по населенным пунктам (Хабитат) в 1997 году подтвердила квалификацию сотрудников фирмы и их способность выполнить проект о развитии экологического домостроения в Сибири в программе сотрудничества Госстроя России и Центра Хабитат.

Книга:

И.А. Огородников, О.Н. Макарова, Е.С. Дубынина, Экодом в Сибири, Экологическая библиотека ИСАР-Сибирь, Новосибирск, 2001.

XS
SM
MD
LG