Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Санаторное лечение


Ольга Беклемищева: Сегодня, в преддверии отпускного сезона, мы поговорим о курортах и санаториях. "Курорт" - слово, составленное, как бутерброд, из двух немецких слов:"kur" - местность и "ort" - лечение. А санаторий - это лечебное учреждение, ЛПУ в Минздравовской аббревиатуре. То есть не всякий санаторий - курорт, и не всякий курорт - санаторий. В последнее десятилетие из-за изменений в материальном положении многие россияне уже не ездят на курорты. Но сейчас, когда положение стало потихонечку исправляться, я думаю, будет полезно вспомнить, что же может дать человеку правильно организованное санаторно-курортное лечение.

Сегодня у нас в гостях академик Российской Академии медицинских наук, директор Научного Центра восстановительной медицины и курортологии Минздрава России и заведующий кафедрой восстановительной медицины и физиотерапии Московской медицинской Академии имени Сеченова Александр Николаевич Разумов, который, я надеюсь, ответит на мои и ваши вопросы достаточно подробно. Из студии в Нью-Йорке в нашем разговоре примет участие наш постоянный медицинский эксперт - профессор Даниил Борисович Голубев.

И я начинаю. Мой первый вопрос к Александру Николаевичу Разумову. Александр Николаевич, насколько я помню, курортное дело в России началось еще при Петре Первом?

Александр Разумов: Да, правильно, при Петре Первом в Карелии был организован первый курорт. И далее курортное дело развивалось в Санкт-Петербурге, также на Кавказских Минеральных водах. И этот процесс в результате полезности своей все время расширялся. И сегодня Россия, пожалуй, единственное государство в мире, которое изобилует курортными местностями, где располагается сеть профилированных санаторно-курортных учреждений, как вы назвали, лечебно-профилактических учреждений Министерства здравоохранения Российской Федерации. Надо сказать, что система санаторно-курортного лечения доказала свою полезность по многим направлениям. Прежде всего это оздоровление детей и работающих - чем традиционно занималась санаторно-курортная сфера. Далее, что наиболее известно во всем мире, - это долечивание больных. Эта система имеет много правопреемников, которая разработана в России, в СССР. Сегодня надо сказать, что многие социально-экономические факторы снизили объем санаторно-курортной помощи. Но следует отметить другое, что возрос уровень сервисных услуг, возрастает подготовка медицинских кадров и кадров, которые заняты в сфере обслуживания. Это новый положительный эффект, его надо отметить.

Ольга Беклемищева: И, наверное, нам нужно на нем остановиться поподробнее. Потому что наши слушатели, которые имеют возможность задавать свои вопросы или отвечать на мои в интернете, на сайте нашей радиостанции, судя по всему, питаются воспоминаниями о прежних временах. Потому что предполагают, что в основном в санаториях лечат одиночество. Но, насколько я понимаю, это не так. Что можно вылечить в санатории?

Александр Разумов: В санатории можно пройти курсы долечивания при заболеваниях опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой системы, дыхательной, пищеварительной. В последнее время в результате исследований, которые проведены институтами, которые занимаются вопросами курортной медицины, добавлено еще долечивание при нарушениях мозгового кровообращения - это большой шаг.

Ольга Беклемищева: После инсульта?

Александр Разумов: После инсульта, да. Это очень большой шаг, я считаю, в медицине курортной. И сегодня эти нозологии финансируются из бюджета Фонда социального страхования.

Ольга Беклемищева: А в каком порядке это финансирование происходит? То есть как люди могут получить себе бесплатную путевку в санаторий?

Александр Разумов: Все лица, или пациенты, так их назовем, с перечисленными нозологиями, они могут получить направление на санаторно-курортное лечение у себя в поликлинике. И с этим направлением они приезжают в санаторий профилированный...

Ольга Беклемищева: То есть ничего не изменилось с советских времен?

Александр Разумов: Ничего не изменилось. Единственное, что изменилось, ранее у нас были специализированные курортные поликлиники, но в виду тех преобразований, которые произошли, всем известные, курортных поликлиник осталось раз-два, которые можно перечесть на пальцах. Это в основном Сочи, это Кавказские Минеральные воды. И мы сегодня, как головное учреждение, Министерство Российской Федерации, занимаемся этой проблемой. Мы по-новому посмотрели на подготовку и переподготовку кадров, работающих в сфере восстановительной медицины, куда входит курортная медицина и медицинская реабилитация, физиотерапия и ЛФК.

Ольга Беклемищева: Я знаю, что вы были одним из инициаторов того, чтобы восстановительная медицина получила такой статус особой науки внутри всего спектра медицинских наук.

Александр Разумов: Да, это было так. История восстановительной медицины относится уже, можно сказать, к прошедшему столетию. В 1993 году была на базе Московской медицинской Академии имени Сеченова открыта первая в России, в СНГ кафедра восстановительной медицины. Я бы хотел заметить, что кафедра восстановительной медицины и вообще восстановительная медицина - это не просто медицинская реабилитация. Потому что реабилитация - "rehabilitation medical", а это "reception medical", то есть это ближе к курорту, к оздоровлению. Что дала восстановительная медицина? Она дала возможность не декларативно, а поступательно, с помощью методологий и технологий объединить первичную профилактику и вторичную профилактику. Потому что когда мы говорим о восстановительной медицине, мы подразумеваем, что человек здоровый, он имеет у себя только функциональные отклонения. И с помощью природных лечебных факторов, физических факторов, то есть физиотерапии, можно делать коррекцию, усиливать резервы человека - и человек возвращается в популяцию здоровых. Это очень важный момент. И эти основные положения мы презентовали в 1993 году на Европейской сессии ВОЗ в Копенгагене. И это было действительно новым для наших коллег из таких стран, как Дания, Швеция, Норвегия, где эти процессы давно развиваются.

Ольга Беклемищева: Александр Николаевич, вы можете шикарно вспоминать: "Когда я в прошлом веке открывал восстановительную медицину:"

Александр Разумов: Я хочу сказать, что в этом веке тоже произошли очень серьезные поступательные движения. Потому что в 1997 году была открыта научная специальность 140051 "восстановительная медицина", и она вследствие реструктуризации высшей школы впитала в себя или включила в себя следующие направления, которые имеют по применению технологий, методологий близкий характер, как и везде интеграция идет. Это прежде всего курортология, физиотерапия, спортивная медицина и ЛФК. Это дало возможность многим коллегам, которые ранее были оторваны от научного сообщества, применить себя и себя развивать.

В этом столетии произошли следующие поступательные движения. В 2003 году приказом Министерства здравоохранения была введена медицинская специальность. Сегодня подготовлен стандарт образовательный, который позволит многим нашим коллегам, которые работают в сфере оздоровления, в сфере курортной медицины, в сфере применения нетрадиционных методов, реализовать себя на практике и получить образование. Это серьезный шаг. Далее, с точки зрения структурирования этого направления в службу, надо отметить, что вышел еще ряд основополагающих документов, где есть положение о Центрах восстановительной медицины и реабилитации. То есть вот эта первичная и вторичная профилактика, она на деле и организационно уже есть.

Ольга Беклемищева: И сейчас я хочу спросить профессора Голубева. А как в Америке, есть ли там санаторно-курортное лечение? И если есть, то в чем оно заключается?

Даниил Голубев: Санаторно-курортное лечение в Америке никак не организовано. Нет такого понятия, нет курса курортологии в медицинских вузах, нет такой категории врачебных назначений. По существу, нет и санаториев, в том смысле, как это по крайней мере было в бывшем Советском Союзе. Это не значит, что в Америке нет курортных мест и нельзя вкусить их прелестей. Но все это не имеет никакого отношения к врачебной тактике лечения того или иного заболевания. Врач не предписывает и не выписывает никакого курортного лечения - у него для этого нет ни желания, ни полномочий. В лучшем случае он может ответить на какой-то вопрос пациента вроде: а не стоит ли мне попробовать грязелечение. Впрочем, в ответ на такой вопрос доктор может пожать плечами. Из всего сказанного не следует, что все пациенты в Америке недолечены или что никто не посещает курортных мест. Долечивание происходит в рамках реабилитации, широко использующей самые разнообразные физиотерапевтические приемы, методы лечебной физкультуры и тому подобное. Посещение же курортных мест осуществляется индивидуально, на основе личной инициативы, на свои собственные средства, в рамках туризма и практически без всякого медицинского контроля. В курортных зонах есть отели или так называемые оздоровительные центры, в которых можно снять номер и пользоваться платными бальнеологическими или какими-то иными процедурами. Но медицинский контроль здесь ограничен только оказанием помощи при несчастных случаях. Назвать такие учреждения санаториями в привычном для европейцев смысле нельзя, как и получить сюда какую-то путевку или медицинское назначение от лечащего врача. Врачи - выходцы из бывшего СССР и СНГ - довольно широко в своих частных медицинских офисах или оздоровительных центрах используют привычные для русскоязычных пациентов термины и понятия, и объявляют: "у нас саакские грязи" или "мы лечим как в Трускавце или как в Кисловодске". Желающие же получить полноценное курортное лечение едут в Карловы Вары, в Словакию, на озеро Балатон или на российские курорты - такое тоже имеет место. Наиболее известные американские курортные зоны расположены во Флориде, в Калифорнии, в Ньюпорте, в Саратога-Спрингсе, Атлантик-Сити, Сенто-Гостини и ряде других мест. Вот так я бы кратко ответил на вопрос о санаторно-курортном лечении и его организации в США.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Даниил Борисович.

Судя по всему, Россия, может быть, еще и Германия, - в уникальном положении, это те страны, которые давно занимаются изучением лечебных факторов местности. И как обстоит дело в Германии, я попросила выяснить нашего корреспондента в Берлине Юрия Векслера.

Юрий Векслер: В сегодняшней Германии используют для охраны здоровья своих граждан модель медицинского страхования. Работодатели платят взносы в больничные кассы за своих работников, а свободные художники - сами за себя. Когда человек заболевает, то все, или почти все, расходы по лечению перенимают кассы. Неотъемлемой частью системы немецкого здравоохранения является курортное лечение. Мой собеседник на эту тему - врач-уролог Валерий Рошанков, проработавший по специальности 17 лет в СССР, а затем еще 20 лет в одной из клиник Берлина.

Валерий Рошанков: В Советском Союзе я не помню, чтобы мы вообще из больниц кого-то направляли на курорт. Здесь это происходит так, что после операции практически к больному подходят и спрашивают, хотел бы он поехать после больницы на курорт. Если больной соглашается, то тогда договариваются непосредственно с курортом. Все это оплачивается врачебной кассой. И больной должен поехать на курорт в течение четырех недель после выписки. Онкологические больные имеют право повторить такое лечение еще два раза. Время пребывания на этом курорте - это, так сказать, не в счет отпуска. Это считается, что они остаются, по-русски говоря, на больничном листе.

Юрий Векслер: Даже и дорогу оплачивают?

Валерий Рошанков: Дорога тоже оплачивается.

Юрий Векслер: Валерий Моисеевич, и вот такой вопрос: курорты специализированы по типам заболеваний?

Валерий Рошанков: Да. Урологические больницы направляют только туда больных, где есть обязательно уролог, а иногда и небольшое урологическое отделение. Точно так же как больные после инфаркта, естественно, направляются только туда, где есть кардиологическое отделение.

Юрий Векслер: Могут ли направить больного на курорт в другую страну, например, в Израиль?

Валерий Рошанков: Скажем так, большинству больных, например с нейродермитами, касса оплачивает это, потому что кассе это принципиально тоже выгодно, потому что они добиваются хороших результатов там. Собственно, не столько врачи, сколько сам необычный климат на Мертвом море. Но в основном, конечно, лечение проходит на курортах Германии.

Юрий Векслер: В заключение один курьез на тему о том, насколько выбор курорта индивидуальное, почти интимное дело. В Германии, спустя много лет после объединения страны, жители бывшей ГДР по-прежнему предпочитают ездить на, так сказать, свои курорты, а западные немцы - на свои.

Ольга Беклемищева: Я думаю, что и в России многие предпочитают ездить в давно знакомые и любимые санатории Крыма или Железноводска, Кисловодска.

Александр Николаевич, вот вы начали уже говорить о том, что сейчас современная курортология сделала шаг вперед в России и занялась именно непосредственно долечиванием после такого тяжелого состояния, как инсульт. Я в одном из сайтов санаториев, которые специализируются именно на таком долечивании, прочитала, что они принимают больных только в случае, если их направляют непосредственно из больницы, где их выхаживали после инсульта.

Александр Разумов: Где лечили, да.

Ольга Беклемищева: А если человек заедет, условно говоря, домой, то он уже не может получить путевку. Так ли это?

Александр Разумов: Вы знаете, это отчасти так. Вот я услышал наших коллег, которые выступали из Германии, из Америки. Хочу сказать, что в России имеется очень большой опыт... в России, СССР, опять в России, применения санаторно-курортных методов лечения, и сложилась своеобразная система. Ранее, конечно, все эти затраты на себя брало государство. Сегодня, как и в Германии, у нас активно развивается добровольное медицинское страхование. И многие компании, которые страхуют и корпоративно, и индивидуально, имеют право по договоренности с тем или иным санаторием направить туда своего пациента или больного - и эффекты прекрасные. Дело в том, что у нас не все люди могут это сделать.

Ольга Беклемищева: В том-то и дело. Есть еще очень большое количество людей, которые работают на таких предприятиях, где очень маленькие деньги.

Александр Разумов: Да. Поэтому часть функций на себя все-таки по-прежнему берет государство. И надо сказать, что 1,5 миллиарда рублей - это мало, но все-таки они выделены на долечивание по многим нозологиям. Хотелось бы прокомментировать моего коллегу из Германии, что он сказал, что он не помнит таких случаев. Пожалуйста, у нас есть такие случаи, когда пациента с больничной койки направляют на долечивание в тот или иной санаторий. В частности, после определенного курса по лечению сахарного диабета направляются на бальнеологические курорты, на Кавказские Минеральные воды, где люди нормально лечатся. Точно так же направляются на долечивание после перенесенного инфаркта миокарда.

Ольга Беклемищева: Но это именно те пациенты, которые поставили этот вопрос, или врач им сам предлагает?

Александр Разумов: Врач направляет. И эта система работает, и слава Богу, я бы сказал, чтобы она работала дольше. И мы делаем все, чтобы убедить и правительство, и Фонд социального страхования, чтобы объем этих средств все время увеличивался. И этим обеспокоена и Государственная Дума. Это большой социальный вопрос. И надо сказать, что я уверен даже, что Россия сохранит за собой ведущее место в санаторно-курортном долечивании больных. У нас активно начинает развиваться и расширяться за счет новых технологий и медицинская реабилитация лиц, пострадавших на производстве, от несчастных случаев, от воздействия неблагоприятных факторов окружающей среды. Дело в том, что объять все необъятное сегодня, естественно, нельзя. Надо выстроить в соответствии с новыми социально-экономическими условиями в стране и новую отчасти, измененную систему оказания медицинских услуг, как в оздоровлении, так в долечивании, так и в медицинской реабилитации. И нет сегодня никаких противоречий между американской системой или немецкой, или итальянской, которые мы знаем, и другими. Та же Венгрия, которая занимается бальнеолечением, та же Чехия. Вот Карловы Вары, Карловы Вары. Да, у нас просто Фонд социального страхования не оплачивает Карловы Вары. Но этим активно занимаются сегодня страховые компании, туристические компании, которые договариваются, и очень много наших пациентов, которые имеют достаточно уверенный уровень социальный, лечатся на курортах Германии, мы это знаем, и в клиниках. Но есть случаи, когда и к нам приезжают, правильно мой коллега сказал из Америки, на наши курорты. И сегодня наша задача состоит в том, чтобы, подняв уровень именно сервисных услуг, потому что в медицинских услугах нет никаких проблем, это приятно, что они на достаточно высоком уровне, чтобы пациенты, приезжающие из других стран, имели возможность лечиться у нас.

Есть еще один пример по поводу Израиля. Многие граждане наши, которые уехали в Израиль, их тянет, правильно вы сказали. Вопрос другой, что сегодня... вы сказали об использовании крымских курортов, но надо понимать, что это уже другая страна. И, к сожалению, в виду отсутствия преемственности во многих методиках лечения стандартных, ну, не очень используются пока крымские курорты.

Ольга Беклемищева: Не очень используются со стороны российских врачей в качестве тех, которые могут быть рекомендованы?

Александр Разумов: Да-да.

Ольга Беклемищева: Или крымские курорты настолько видоизменили свою методологию, что они уже не соответствуют принятым правилам?

Александр Разумов: Я бы так категорично не говорил, но есть определенное разночтение.

Ольга Беклемищева: То есть вы, как Научный центр Минздрава, Крым не рекомендуете?

Александр Разумов: Рекомендую.

Ольга Беклемищева: Просто призываете их работать в едином методическом пространстве?

Александр Разумов: Абсолютно. Если многие институты еще, которые были филиалами нашего Центра многие, в Ялте институт был, в тех же Саках - детская курортология, у нас какие-то еще существуют совместные работы, понимание еще есть на старом багаже, то с точки зрения систем здравоохранения - у нас разные подходы.

Ольга Беклемищева: Ну, наверное, жаль, но жизнь расставит все по своим местам.

Александр Разумов: А ничего не сделаешь.

Ольга Беклемищева: А еще один социальный вопрос, который я вам хотела задать до того, как мы перейдем к обсуждению собственно медицинских проблем, это санаторно-курортное обслуживание пенсионеров. Я охотно верю, что люди, которые имеют достаточный социальный уровень, могут отдыхать в Карловых Варах, и это им полезно, но вот пенсионеры, они не застрахованы в Фонде социального страхования, они имеют маленькую пенсию. Может быть, Пенсионный фонд имеет право им как-то помогать санаторно-курортным лечением, или органы соцобеспечения?

Александр Разумов: Здесь хочется отметить следующее, что в виду сокращения бюджета Фонда социального страхования, вы правы, более ущербно в оказании санаторно-курортных услуг, конечно, пострадали пенсионеры.

Ольга Беклемищева: Но у них есть возможность получить льготную путевку в санаторий или нет?

Александр Разумов: Я могу сказать, что это затруднительно. И я, к сожалению, не владею такими моментами, может ли Пенсионный фонд. В свете реформы, которая сегодня производится, если будет компенсация, они...

Ольга Беклемищева: А сейчас с новостями о безлекарственном лечении гипертонии вас познакомит Дмитрий Морозов.

Дмитрий Морозов: В мире сотни миллионов людей имеют высокое кровяное давление, или гипертонию. Врачи рекомендуют применять лекарственные средства для снижения давления, но у одной трети людей можно понизить давление до нормальных величин методами физиотерапии или правильным поведением, в зависимости от ситуации. Для этой категории людей причиной гипертонии является вовсе не нарушение работы сердечно-сосудистой системы, а иные факторы, которые способствуют повышению артериального давления в качестве защитной реакции. Это и избыточное переутомление, недосыпание, физическое и умственное перенапряжение в работе, недостаток свежего воздуха в помещении, неправильное питание и еще много мелких бытовых факторов, относящихся к работе в зоне вредных производств. Доктор Эбони Бовуар и ее коллеги из Школы медицины Джона Хопкинса в Балтиморе проанализировали 232 статьи за последние 30 лет, содержащие рекомендации по борьбе с гипертонией. И выяснили, что те, кто участвовал в программах по обучению тактике поведения при гипертонии, имели лучшие показатели своего давления, чем те, кто просто придерживался рекомендаций своего врача. Также в Университете Джона Хопкинса провели большой эксперимент и доказали, что победа над гипертонией своими силами и без лекарств - реальность для определенных групп больных. В ходе этого эксперимента проходили лечение 810 больных, которые усилили занятия спортом, уменьшили потребление соли, понизили количество потребляемых жиров и увеличили прием диетического кальция, употребляли дополнительное количество фруктов и овощей каждый день. Участники лечебного эксперимента значительно снизили свое кровяное давление, а 35 процентов из них добились нормального давления 120 на 80. Таким образом, медики доказали, что возможно полное излечение от гипертонии без каких-либо медицинских препаратов, если болезнь не носит хронического или тяжелого характера.

А самарские медики предложили необычный способ лечения мягкой формы гипертонии. В Самарском государственном университете задумались о том, что физические упражнения, очень полезные для снижения артериального давления, недоступны многим пациентам из-за сопутствующей патологии сердца. Для того чтобы обеспечить пациентам физическую нагрузку без нагрузки на сердце, остроумные медики решили использовать центрифугу, которая применяется для испытания космонавтов, слегка ее усовершенствовав. Больного кладут на горизонтальную платформу центрифуги короткого радиуса действия головой в центр и ногами наружу, фиксируют, прикрепляют к ногам тренажер. Через 1-2 минуты после начала вращения человек начинает делать незначительные упражнения ногами. В результате усиливается приток артериальной крови к ногам, растет количество функционирующих капилляров, а также увеличивается депонирование крови и уменьшается нагрузка на сердце. Подобная процедура в сочетании с диетическим питанием оказались способны значительно увеличить сроки ремиссии гипертонической болезни и, возможно, остановить процесс перехода гипертензии к хронической гипертонии, которая трудноизлечима.

Ольга Беклемищева: Александр Николаевич, наверное, это иллюстрация к тому, что можно делать не медикаментозными методами. Относятся ли эти методы к санаторным или нет?

Александр Разумов: Отчасти да. После лекционного выступления нашего коллеги я хочу сказать, что для нас это не ново. И сегодня имеется у нас тема с Кардиологическим центром, которым руководит академик Чазов, и мы применяем такие методы для снятия гипертензии нелекарственно, и имеем обнадеживающие эффекты. Надо сказать, что сбалансированное питание, физическая активность, регламентация режима труда и отдыха, они учитываются курортной медициной. И у нас сегодня есть такое понятие, которое... вот несколько лет назад оплачивалось даже на курорте, - это синдром хронической усталости, где у людей действительно были проявления и со стороны сердечно-сосудистой системы в виде кратковременной гипертонии так называемой. Но нужно учитывать другое, что для того, чтобы использовать нетрадиционные методы, а также регламентацию правильную режима труда и отдыха, необходимо, к сожалению, в нашей стране, на наш взгляд, формировать культуру здоровья. Она недостаточно сегодня обеспечена информационно, методически и философски.

Ольга Беклемищева: Я думаю, наша передача тоже вольет свою скромную лепту в повышение этой культуры.

Александр Разумов: Несомненно.

Ольга Беклемищева: И у нас сейчас уже слушатель на линии. Это Михаил Юрьевич из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Меня интересует такой вопрос. Существуют ли бальнеологические курорты для онкологических больных. В частности, рак простаты у меня.

Александр Разумов: Конечно, существуют. И мы услышали нашего коллегу из Германии, который рекомендовал курортное лечение для урологических больных.

Ольга Беклемищева: А в России?

Александр Разумов: В России существует, конечно. Это в районе Кавказских Минеральных вод, на КавМинводах существует, такие процедуры отпускаются таким больным, как ни парадоксально, в Усть-Качке, это в Пермской области, курорт очень известный. Существуют санатории, имеющие специализированные отделения урологические, и в Сочи, и в Подмосковье, на Сестрорецком курорте, в Санкт-Петербурге, под Ленинградом, или на прилегающем к Ленинграду. Так что все это есть. И вы можете, так сказать, получить консультации или в отделах санаторно-курортных департаментов или комитетов здравоохранения. Если вы желаете получить более подробную консультативную помощь, вы можете позвонить по телефону 252-18-83 в Российский Научный Центр восстановительной медицины и курортологии, и получите всеобъемлющую информацию.

Ольга Беклемищева: Я думаю, Михаил Юрьевич, у вас осталось чувство удовлетворения таким развернутым ответом.

И мы возвращаемся к восстановительному лечению. Вот последняя статья, Александр Николаевич, которую я нашла в интернете, за вашей подписью, она была посвящена действию радоновых ванн при долечивании инфарктов. И я как раз для себя подумала: а что же все-таки действует, что является таким действующим началом при бальнеолечении? Ведь, в принципе, понятно, если чистый, лечебный воздух, день подышишь... При том объеме воздухообмена, который у нас существует, понятно, что просто чисто механически можно какие-то вредные вещества, накопившиеся на стенках бронхов, на альвеолах, выкинуть. А что происходит, когда человек погружается в ванну, тем более в радоновую? Радон же инертный газ. Он вроде бы не должен всасываться. Почему это помогает?

Александр Разумов: Прежде всего исследованиями наших ученых, нашего Центра было доказано и внедрено лечение радоном в малых дозах. Проблема малых доз, она давно дискутируется не только...

Ольга Беклемищева: В гомеопатии.

Александр Разумов: ... не только в бальнеологии, не только в курортной медицине. Много исследований проведено в Америке, и доказана полезность радона даже в жилых помещениях в малых дозах. Значит, в ваннах при воздействии радона происходит не только воздействие на кожу, но и на внутренние органы. Считаю, что это сопровождается распадом белков, прежде всего в воспалительных очагах, изменяется состояние сердечно-сосудистой системы, увеличивается частота сердечных сокращений, сердечный выброс. После кратковременного спазма сосудов наступает их расширение, чем достигается этот эффект. И сегодня ближайшее Подмосковье, другие регионы, где имеются наши институты, это прежде всего Пятигорский государственный институт курортологии, это Томский институт курортологии и физиотерапии, Сочинский институт курортологии и медицинской реабилитации, Башкирский институт восстановительной медицины и курортологии, все применяют технологии радонового лечения. Полезность их доказана. Люди относятся к ним очень положительно. И надо сказать, что они активно применяются и в урологии в виде свечей. И надо отметить, что единственная лаборатория в Российской Федерации и в СНГ, которая имеет сертификат на подготовку радона для лечения, находится в нашем Центре.

Ольга Беклемищева: А его надо как-то специально готовить?

Александр Разумов: Да, есть технологии, но я бы не хотел на этом останавливаться. Кому интересно - можно, в общем-то, получить любую информацию.

Ольга Беклемищева: И у нас следующий слушатель на линии. Это Георгий из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Года полтора назад я перенес, по-видимому, микроинсульт, но на работу я продолжал ходить. Были затруднения в речи. И через полтора месяца он как бы сам почти прошел. Но вот сейчас, в последнюю неделю я почти не выхожу на улицу и даже не езжу на велосипеде, хотя у меня было третье место в своей возрастной категории года два назад в нашем клубе. Значит, или это был микроинсульт, или спазм сосудов головного мозга, я имею в виду. Куда бы вы мне порекомендовали, в какой санаторий?

Ольга Беклемищева: Георгий, я очень хотела бы подчеркнуть, что по радио лечить невозможно, и диагностировать, к сожалению, тоже очень трудно. Я попрошу академика Разумова ответить, но, естественно, это будет самый общий ответ.

Александр Разумов: Конечно, Георгий, сказать, что у вас было, заочно трудно. Но учитывая то, что я понял, что вы спортсмен, у вас достаточно резервной возможности организма, которая помогла компенсировать те или иные функциональные, отмечаю, не патологические изменения, потому что произошла обратимость этих процессов. Если бы это было не функциональное, а клиническое нарушение, то остались бы в органах и тканях морфологические необратимые изменения. В этом и есть разница между восстановлением и долечиванием. И поэтому куда вам обратиться? Вы можете обратиться у себя в Санкт-Петербурге - санаторий "Белые ночи", пожалуйста. Сестрорецкий курорт рядом. Если вы хотите полечиться в других регионах, это курорты Северного Кавказа, КавМинводы, курорты Башкирии - очень хорошая вещь, та же Усть-Качка, санаторий "Приокские дали" в ближайшем Подмосковье, на границе живописнейшего места Московской и Рязанской областей, и ряд других санаториев.

Ольга Беклемищева: На самом деле, Александр Николаевич является одним из отцов-основателей такого всероссийского с международным участием даже, по-моему, конгресса "Здравница", соответствующий год. И поэтому он наверняка, наблюдая парад санаториев и курортов, которые собираются на эту "Здравницу", может делать свои выводы и поделиться с нашими слушателями.

Александр Разумов: Да.

Ольга Беклемищева: И у нас снова звонок. Это Валентина Ивановна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, при камнях в желчном пузыре возможно ли поехать в какой-либо санаторий? Но дело в том, что моя приятельница была в Трускавце, и после этого попала на операционный стол. Вот куда рекомендуют поехать, и возможно ли при таком заболевании - камнях в желчном пузыре - поехать куда-то, попить водичку, как говорится, подлечиться?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Валентина Ивановна.

Александр Разумов: Валентина Ивановна, конечно, можно поехать, конечно, нужно, но при одном условии. В отличие от наших коллег, которые нам говорили, что в Америке это не развито, в России нужно проконсультироваться у своего врача, который вас ведет, который знает вашу историю болезни, знает, как у вас протекает этот процесс. И, конечно же, многие сегодня пользуются приемом, конечно, специальной питьевой воды, которая способствует выведению камней из желчного пузыря, из почек. Конечно, можно использовать и всем известный в СССР, в России курорт Трускавец. Можно использовать Карловы Вары. Но можно использовать и курорты - это Железноводск, Пятигорск, бальнеологические курорты, где были открыты давным-давно воды специальные, которые способствуют тоже выведению из организма песка и камней. Надо понимать, что это все должно быть под контролем. Потому что, как вы сказали, как было у вашей приятельницы, что камень имеет способность под воздействием принятой минеральной воды к миграции. Конечно, нужно быть готовым, что нужно или можно будет оказаться в клинике.

Ольга Беклемищева: И у нас опять слушатель на линии. Это Светлана Ромуальдовна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Хотела дать небольшую справку. В течение последних нескольких лет пенсионер, особенно инвалид, мог раз в три года получить бесплатную путевку с бесплатным проездом. Сейчас, когда собираются все субсидии заменить деньгами, а денег выделяется, по предварительным данным, 1 тысяча рублей в месяц, то можете себе представить, это и на лекарства, и на транспорт, и на санаторно-курортное лечение и так далее. Самая дешевая путевка на курорт стоит 14 тысяч. Можете делать выводы.

Ольга Беклемищева: Спасибо за комментарий, Светлана Ромуальдовна. Ну, мы не можем изменить того положения, которое сложилось, находясь на том месте, где мы находимся. Насколько мне известно, академик Разумов достаточно регулярно и энергично выступает и на коллегии Минздрава, и на других подобного рода мероприятиях, пытаясь как-то расширить...

Александр Разумов: И в Думе.

Ольга Беклемищева: ... количество людей, которые могут пользоваться льготным лечением. Ну, в данном случае не он принимает решение.

А возвращаясь к собственно лечению, вот вы задели, с помощью нашего слушателя, очень интересный вопрос о минеральных водах. Дело в том, что сейчас очень много появляется в продаже различных минеральных вод. И вот, конечно, мучают сомнения, нужно ли ехать на курорт, можно ли ее пить как столовую воду, будет ли польза, не будет ли вреда. Что можно сказать по поводу употребления бутулированной минеральной воды, той, которая продается в магазинах? Имеет ли она оздоравливающий эффект?

Александр Разумов: Значит, вся вода отечественная, которая представлена на российском рынке, она прошла бальнеологические испытания, имеет заключение наших институтов. То, что касается Центрального региона России, это заключение выдается... у нас есть специальный центр, который занимается сертификацией природных лечебных вод. То, что касается... и эти воды, они известны давно нашим гражданам. Это "Славяновская вода", это "Нарзаны".

Ольга Беклемищева: "Ессентуки", "Боржоми".

Александр Разумов: "Боржоми" - это уже не наша вода, извините.

Ольга Беклемищева: Ах, да.

Александр Разумов: Грузинская, так будем говорить. То, что касается российских вод, да, они достаточно полноценны для лечения. Единственное, я бы хотел предупредить, что применение минеральных вод должно тоже всегда согласовываться с лечащим врачом.

Ольга Беклемищева: А какие есть опасности, если не согласовывать?

Александр Разумов: Все воды влияют на обменные процессы, усиливают водно-солевой обмен или снижают, кальце-натриевый индекс, что особенно при гипертонической болезни, при заболевании почек, солевой обмен - здесь могут быть всякие комбинации. Особенно для тех людей, которые применяют параллельно медикаменты. А так лечебный эффект вод замечательный, доказано. Много таких серьезных исследований и рекомендаций при применении различной комбинации минеральных вод при лечении сахарного диабета. И показаны достаточно эффективные результаты.

Ольга Беклемищева: Замечательно. Я вообще вспоминаю русскую литературу XIX века, когда герои регулярно ездили на воды, возникает такое ощущение, что то ли тогда минеральные воды больше помогали, то ли просто они меньше, по сравнению с нами, лечились лекарствами. Как вы считаете?

Александр Разумов: Вопрос, конечно, риторический или исторический. Говорили, князья и дворяне ездили на воды, но они ездили в Ливадию - туда уже не поедешь тоже, потому что это Крым, насколько я географию понимаю.

Ольга Беклемищева: Ну, Печорин ездил в Пятигорск.

Александр Разумов: И я думаю, что полезность лечения водой всегда сопровождалась образованностью людей. Если посмотреть историю, и дворяне, которые ездили на воды, - это было все организовано. Вот совсем недавно был юбилей, 200-летние Кавказских Минеральный вод, и была инсценировка, красиво показано, как культурно было все организовано. И я уже говорил, и сейчас повторяю, необходимо формировать у народа культуру здоровья всеми средствами, в том числе и сегодняшними, которыми мы с вами занимаемся.

Я бы хотел по поводу "Здравницы", пользуясь случаем, сказать. Да, "Здравница" - это единственное мероприятие, которое проводят по постановлению правительства Российской Федерации, которое интегрировало курортологов в пространстве не только российских, СНГ - само собой, участвует Италия, участвует международная Ассоциация "Фимтэк" по водолечению, климатолечению. Участвуют французы, участвует Тайвань, участвуют японцы. Это серьезная международная интеграция, которая, по моему мнению, не только способствует реализации как бы таких путевок своих, а которая способствует интеграции ученых, практиков, которые заняты использованием природных лечебных факторов, в единое понимание, в единое, как бы стандартизированное пространство международное. Это очень важно. И в этом году наша "Здравница" проводится в Санкт-Петербурге, с учетом того, что там первые курорты организовывались Петром Первым, о чем мы говорили. И активное участие в этом движении принимает губернатор сегодняшний Санкт-Петербурга Валентина Ивановна Матвиенко. Форум пройдет в Таврическом дворце. Это знаковое явление.

Ольга Беклемищева: Может быть, тогда больше денег выделят на путевки. И это будет полезное мероприятие еще и для пациентов, а не только с целью научной интеграции.

А у меня есть тоже практический вопрос, который, я считаю, многих должен волновать. Вот на самом деле сейчас сократились сроки, на которые люди приобретают путевки, ну, по разным обстоятельствам, в основном, конечно, по материальным. Если раньше путевка была на 21-24 дня, то сейчас это две недели, и даже меньше. Вот у меня вопрос. Можно ли уложить вот в эти две недели достаточное количество лечебных мероприятий, чтобы достичь того эффекта, который желателен? Или все-таки надо как-то напрячься и купить путевку на подольше?

Александр Разумов: Знаете, дело в том, что в 1999 году были обновлены все нормативные документы, работы Минздрава, нашего Центра, Фонда социального страхования, показания и противопоказания к санаторно-курортному лечению. И надо сказать, что сроки по долечиванию, они четко определены - 12 дней и 24 дня. Все, о чем вы говорите - 5 дней, 8 дней, это люди едут оздоравливаться, это не лечение. И эффекта достичь... Есть курсы определенные, которые...

Ольга Беклемищева: Которые либо 14, либо 24 дня.

Александр Разумов: Нет. Либо 12, либо 24.

Ольга Беклемищева: Хорошо.

И у нас слушатель на линии. Это Антонина из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: У меня вопрос к уважаемому профессору. Будьте любезны, вот сахарный диабет в курортных условиях поддается ли какому-то сдвигу в лучшую сторону? Какие можно получить результаты за короткий срок, вот 12-24 дня? И какими методами это там достигается?

Ольга Беклемищева: Александр Николаевич, вы как раз начали отвечать. Вот вам случай ответить подробнее.

Александр Разумов: Я могу сказать, что, да, наработаны такие технологии, когда после проведенного курса лечения в эндокринологической клинике пациент может быть направлен на санаторно-курортное долечивание с применением минеральных вод. Если вы хотите конкретно получить консультацию, звоните по телефону 252-18-83 - профессор Елена Арнольдовна Турова, которая конкретно разработала эту методологию.

Ольга Беклемищева: То есть в вашем Центре?

Александр Разумов: Так точно.

Ольга Беклемищева: Это государственный центр, так что, я думаю, что вам следует воспользоваться.

Александр Разумов: Консультация бесплатная.

Ольга Беклемищева: Возвращаясь к вопросу о сроках и длительности, еще такой сопутствующий вопрос. Дело в том, что когда-то я читала, что на самом деле эффективнее и физиологичнее отдыхать не сразу 24 дня раз в году, а два раза по две недели через полгода. Вот вы считаете, как на самом деле правильно отдыхать для восстановления?

Александр Разумов: Если отдыхать, а не долечиваться, ну, тогда правильно - лучше разбивать этот отпуск на два периода по 12 дней, и с точки зрения акклиматизации, и реадаптации, особенно когда человек попадает в другие климатические условия, временные пояса. Потому что здесь биоритмы влияют. Но сегодня, я думаю, что не каждый гражданин Российской Федерации может себе позволить два раза отдыхать для оздоровления. Но это желательно бы делать, особенно...

Ольга Беклемищева: Физиологично.

Александр Разумов: Да, физиологически. Единственное, могу сказать, что такие программы у нас с детьми идут.

Ольга Беклемищева: В смысле в зимние каникулы и в летние каникулы?

Александр Разумов: Да-да.

Ольга Беклемищева: А вот именно, собственно говоря, на летний отдых, он как-то сочетается... вот эти средства, выделяемые на летний отдых детей, с их оздоровлением? Я имею в виду именно санаторно-курортное оздоровление, а не просто физкультуру в пионерлагере.

Александр Разумов: Да-да. Я сказал, что именно на санаторно-курортное оздоровление 11,6 миллиарда рублей все-таки осталось. И этих средств, конечно, недостаточно, но государство порядка, по данным первого заместителя председателя Фонда Винника Виталия Викторовича, способствует компенсации до 46 процентов от востребованного.

Ольга Беклемищева: Прошу прощения, что значит от востребованного? Что, есть заявки какие-то?

Александр Разумов: Да. Ну, нельзя за эти средства всех детей оздоровить, но 46 процентов - да.

Ольга Беклемищева: Это любимая фраза всех министров финансов всех времен и народов, что никаких денег не хватит на исполнение всех медицинских назначений. Но, по-моему, они не правы. Надо же как-то находить возможности.

Александр Разумов: Я думаю, что социальная реформа, которую сейчас производят, она вызовет не только негативные явления, но и позитивные. Подождем. Я думаю, что да.

Ольга Беклемищева: Потихоньку наладится.

Ну что ж, вы слушали программу "Ваше здоровье". Нам пора завершать наш разговор. И чтобы подытожить, я обращаю внимание на последние слова академика Разумова. Отдыхать все-таки, если есть возможность, лучше, сочетая отдых с санаторно-курортным лечением, два раза в год.

Всего доброго. Постарайтесь не болеть.

XS
SM
MD
LG