Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мигрень


Ольга Беклемищева: Мы будет говорить о мигрени и головной боли напряжения. Мигрень, пожалуй, наиболее древняя болезнь, известная современная человечеству. Во всяком случае, первым из европейцев ее описал Аретей Каппадокийский, современник Иисуса Христа, и назвал он ее "гетерокрания" - "другая, чужая голова". Потом гетерокрания превратилась в гемикранию, а потом атрофировалась до мигрени. Но содержание - пульсирующая головная боль - не изменилось. И именно пульсирующий характер боли и отличает мигрень от другой, часто встречающейся патологии - головной боли напряжения.

Мигренью страдают, по разным оценкам, до 10 процентов населения, а головную боль испытывает время от времени практически все население Земли.

А вот появилось ли сейчас что-то новое в лечении этих массовых недугов, расскажут нам наши сегодняшние гости - профессор Андрей Данилов, директор "Нейроклиники", доктор медицинских наук, врач-невролог, и профессор Евгений Шапошников, доктор медицинских наук, врач нейро-терапевт из Института повышения квалификации врачей, академик Российской Академии естественных наук. По телефону из Америки в нашей программе примет участие наш постоянный медицинский эксперт - профессор Даниил Борисович Голубев.

А свой первый вопрос я задам профессору Данилову. В чем причина мигрени, на взгляд невролога?

Андрей Данилов: Ну, на сегодняшний день предлагается следующий механизм развития мигрени. Сама боль, возникающая во время приступа, как вы правильно сказали, пульсирующая по своему характеру, возникает вследствие выраженного расширения сосудов головы и определенных воспалительных реакций вокруг этих сосудов. Именно с этим связан сам приступ боли. Но очень важными в этом заболевании являются механизмы и причины, собственно, почему появляются эти приступы, что приводит к тому, что расширяются эти сосуды и возникают эти реакции. Вот здесь очень много различных версий. И всю историю, сколько мы знаем, велись попытки и разговоры разобраться в этом. На сегодняшний день тоже нет какой-то однозначной ясности, почему эти приступы повторяются и возникают у одних, и никогда не бывают у других. Одна роль отводится генетике, безусловно, есть предрасположенность. Если оба родителя страдают мигренью, у ребенка вероятность мигрени в 70 процентов и так далее. Другая версия заключается в том, что что-то с мозгом не в порядке, есть какая-то дисгармония в регуляции. А ведь мозг отвечает у нас за регуляцию всего, в том числе и сосудов головы.

Так или иначе, выделен ряд факторов, которые могут спровоцировать приступ. Среди этих факторов могут быть и бессонница, и избыточный сон, голодание, прием каких-то специфических продуктов, очень часто эмоциональный стресс, а иногда и все вместе. Поэтому сказать сегодня однозначно, что есть некая конкретная причина того, почему возникают такие приступы, к сожалению, мы не можем. Но мы на сегодняшний день можем найти и помочь...

Ольга Беклемищева: Об этом мы еще поговорим.

А вот на взгляд психотерапевта, профессор Шапошников, как вам кажется, в чем причина мигреней? Чем отличаются люди, которые страдают мигренью, от тех, которые ею никогда не страдают?

Евгений Шапошников: Они существенно отличаются. И это показывает разговор с ними, углубление в их предыдущую жизнь, на нашем языке это называется "анамнезом". И это тестирование психологическое, и такое клинико-психологическое проникновение в их душу, если можно так выразиться, показывает, что эти люди со скрытой или явной тревожностью. Они обычно бывают эмоционально лабильны, со склонностью к таким резким эмоциональным реакциям, они очень чувствительны к внешним раздражающим факторам - резкий свет, резкий звук, которые иногда, помимо того, что коллега указал, могут спровоцировать головную боль и приступ мигрени. И как правильно было передо мной сказано, вот такие черты характера, такая патологическая предиспозиция, она может передаваться по наследству, и чаще по женской линии.

Ольга Беклемищева: Я читала о том, что люди, которые страдают мигренью, они более честолюбивы, но в то же время и более неуверенны в себе. То есть им постоянно не хватает какой-то поддержки, убежденности в том, что они молодцы. Так ли это?

Евгений Шапошников: Да, такое прослеживается. То есть это люди активные, они стараются быть на виду, стремятся к какому-то успеху или же к положительному результату, а это требует напряжения, в том числе и психологического, что, в свою очередь, способствует, наряду с другими многочисленными факторами риска, возникновению этих приступов.

Ольга Беклемищева: Известный психолог Юрий Левченко изложил мне свой взгляд на причины и лечение мигреней.

Юлий Левченко: Люди, подверженные мигрени, это те люди, которые, прежде всего, не могут справляться со своей эмоциональной сферой. Что такое неразвитость эмоциональной сферы? Он все время думает о плохом, он подвержен стрессам каких-то внешних факторов: напряжение в работе, приходится одновременно подписывать документы, отвечать на вопросы, отвечать за других людей. И часто у него не получается. И тогда завышенные его ожидания, невозможность управлять своими эмоциями - вызывают стресс, который и провоцирует эту мигрень.

Как мы развиваем свой интеллект, память и многие другие качества свои, вплоть до того, что учимся плавать, так и нужно развивать свою эмоциональную сферу. А вы посещайте театры, ходите на выставки, выходите на природу, просто радуйтесь этой жизни - и у вас тогда эмоциональная сфера просто расширится, и вы будете воспринимать этот мир шире, вы посмотрите на мир другими глазами, что очень важно для тех людей, которые подвержены мигреням.

Для того чтобы вылечить мигрень, кардинально человеку меняться не нужно. Не надо менять ни убеждений, ничего другого не надо менять. Просто, наверное, нужно чему-то другому еще и научиться, вдобавок к тому, что он знает и умеет. Ну, прежде всего он должен посмотреть на мир другими глазами. Иногда ведь нельзя бороться с тем, с чем невозможно бороться - с дождем, с ветряными мельницами. Иногда нужно ставить те цели, которые можно решить. Это не значит, что человек не должен преодолевать что-то, но он должен определять возможности свои. И если что-то не получилось, ну, что ж, мир не рухнул.

Ольга Беклемищева: Ну вот, мир не рухнул. Как вы думаете, профессор Шапошников, можно сделать такую общую рекомендацию людям: не принимайте все близко к сердцу - и мигрени не будет?

Евгений Шапошников: Рекомендации-то легче всего давать. Только примут ли их эти люди, у которых уже генетически или в процессе воспитания сформировалась установка на активность, на успех. И страх, неудачи, страх каких-то отрицательных результатов, и эмоциональное расщепление, они и являются психосоматической базой для возникновения приступов, когда еще и другие факторы одновременно обрушиваются на человека.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Профессор Данилов, а вы встречали пациента, у которого не было бы психологических проблем, а, тем не менее, мигрень была? Вот вы чистый невролог...

Андрей Данилов: Я думаю, что, в принципе, таких людей нет, у которых нет психологических проблем. Они есть у всех. Это часть жизни. И мы живем эмоциями, они могут быть разными. Другое дело, что действительно эти пациенты, страдающие мигренью, имеют свой своеобразный психологический портрет, о котором мы говорили. Но в утешение, может быть, этим страдающим людям я могу сказать, что мигренью страдали Толстой, Достоевский, Цезарь, Наполеон, Фрейд. То есть это люди, которые ставят высокие цели, к ним стремятся, и каким-то образом вот эта головная боль, тяжелая мигрень - некая расплата за амбиции.

Ольга Беклемищева: Так получается, что за все надо платить?

Андрей Данилов: Да.

Ольга Беклемищева: Это как-то неправильно. Я имею в виду, что цели ставит наша психика, а болит голова.

Андрей Данилов: Вы считаете, что можно получить бесплатно?

Ольга Беклемищева: Нет, я не о том, что получить можно бесплатно, но просто как-то...

Андрей Данилов: Мигрень, по определенным представлениям тех же психологов, относят к психосоматическим заболеваниям. Да, есть генетика, да, есть сложный, как говорится, патогенез заболевания, но мигрень возникает на фоне определенных психологических ситуаций, тревожных расстройств, депрессивных и так далее. Поэтому я бы не стал отрывать психологические факторы от вообще заболеваний, в частности от мигрени.

Ольга Беклемищева: И сейчас я хочу спросить Даниила Борисовича Голубева. Считается, что в среднем мигренью страдают 10 процентов населения. Таковы ли эти цифры в Америке? И вообще, насколько широко там распространена мигрень?

Даниил Голубев: Очень широко распространена. И этот процент во всех руководствах описывается как 10-20 процентов. То есть до 20 процентов населения США - это миллионы людей - страдают той или иной формой мигрени.

И принимая во внимание все, что сказали мои многоуважаемые коллеги о патогенезе и причинах заболевания, я хотел бы подчеркнуть, что американские врачи плюс ко всему этому особо выделяют генетический компонент. Тем более что сотрудниками Миланского института Сан-Рафаэль - генетиком Георгио Казари и нейрологом Робертом Маркони - сравнительно недавно открыт ген мигрени. То есть определенная генная структура, которой отводится роль регуляции и, соответственно, в мутантном состоянии дезорганизации входа и выхода ионов натрия и калия в нервные клетки. И вот если такой ген мутантный, он передается по наследству, то и возникает вот та нарушенная динамика входа и выхода ионов, которая и стимулирует приступ мигрени.

И второй момент, который очень активно поддерживается и учитывается американскими врачами - это гормональный элемент у женщин. Ведь женщины, как известно, в три раза чаще болеют мигренью, чем мужчины. И, в частности, хронический эндометриоз является очень часто провокатором возникновения мигрени. И отсюда терапия, которая включает в себя воздействие вот на этот очаг, и учет генетического фактора.

А так, мигрени много, и борются с ней активно, но не всегда успешно. Это большое, серьезное бедствие.

При возникновениии острых приступов мигрени чаще всего назначается аспирин или ацетоаминофен (таленол) в сочетании с каким либо антихолинэргическим (например, скополамином) или антигистаминовым (меклизином или прометазином) средством.

Если эта комбинация лекарств не помогает, назначается эрготамин.

В случаях, когда приступы мигрени наступают чаще, чем один раз в месяц, американские врачи широко пользуются агонистами серотонинового рецептора 5-НЕ-1 - различными триптанами. Наиболее часто и с большей эффективностью применяется при мигрени суматриптан - "Имитрекс".

Назову ещё один широко рекламируемый в настоящее время препарат - "Релфакс", но его можно рекомендоывать только молодым и соматически здоровым людям, поскольку он вызывает серьёзные побочные реакции со стороны сердечно-сосудистой системы.

Широко применяются в США гомеопатические средства лечения мигрени, которые врачи аллопаты, как правило, не комментируют и не оценивают".

Ольга Беклемищева: Спасибо, профессор.

На самом деле, может быть, этот ген мигрени - одновременно и ген гениальности.

Но я начала разговор с таких общих подходов потому, что к нам на сайт написали очень многие по поводу мигреней. И большинство из них жаловались именно на то, что их не устраивают те таблетки, которые им прописывают, они им не помогают. И, очевидно, имеет смысл поговорить о немедикаментозных методах лечения мигрени в первую очередь - о психотерапевтических, о других методах, о которых мои гости знают гораздо лучше меня.

И вот для того, чтобы начать этот разговор, я просто хотела бы зачитать одно письмо. Это Виктор Дубровский нам пишет. "Мигренью страдает моя жена, что означает, что страдаю и я от невозможности ей помочь. Много раз она пробовала лечиться, однако лечение шло методом проб и ошибок. Вот попробуем то - не помогло, попробуем это. К сожалению, ничего не помогало. И теперь жена просто не верит в возможность избавления от болей. Хотя многие врачи говорили, что с возрастом мигрень пройдет сама по себе, к сожалению, этого не произошло. Есть ли сегодня методы объективной диагностики? И есть ли эффективные лекарства?".

Профессор Данилов, неужели сейчас по-прежнему лекарства подбираются методом поиска?

Андрей Данилов: Хорошее письмо, и повод поговорить об этом. Смотрите, какие существуют цифры. 80 процентов пациентов, которые страдают теми или иными болями, вообще никогда не обращаются к врачу. 80 процентов! Половина из них не обращается потому, что не верят просто врачам, в то, что они могут им помочь. Вторая половина занимается самолечением. Что это значит? Они идут в аптеку, и главный для них консультант и врач - это провизор. Есть там от головы, от живота, от чего угодно. К чему это приводит? Другая цифра. Ежегодно 200 тысяч госпитализаций по поводу осложнений в результате самолечения, и 20 тысяч летальных исходов. Я говорю сейчас только о самолечении по поводу головной боли.

Ольга Беклемищева: Это по России такие цифры?

Андрей Данилов: В мире. Слава богу, не в России. Но все равно впечатляющие цифры. О чем это говорит? О том, что у человека болит голова, он сам ставит себе диагноз в большинстве случаев и сам принимает решение, что ему делать. Один идет в аптеку, другой пользуется советом соседа, мамы, бабушки и так далее. Потом появляются такие письма: "Лечилась методом проб и ошибок". А каким методом проб и ошибок?

Понимаете, сегодня в той же Америке взяли все исследования по применению тех или иных препаратов при мигрени. И посмотрели, где действительно, достоверно, научно доказана эффективность того или иного препарата. И в результате этого анализа были разработаны специальные группы лекарств, про которые на сегодняшний день можно сказать: вот эти лекарства - достоверно, научно доказана их эффективность, здесь было мало исследований, эффект был, но таких исследований немного, а вот здесь совсем мало.

Мы говорим, допустим, нелекарственные методы, психотерапия. Да не нужно доказывать, что она эффективна. Просто этим нужно заниматься профессионально. Другое дело, препараты медицинские, фармакологические средства. Там нужно доказывать, сравнивать их и научно обосновывать их эффект. Потому что кому-то психотерапия может помочь, кому-то - нет. Но если мы назначаем пациенту препарат, то мы рассчитываем в конкретном проценте случаев или в определенном каком-то числовом выражении на конкретный результат.

Поэтому пробовать лечить себя путем метода проб и ошибок, я бы не рекомендовал. И сегодняшний грамотный подход, первый - это разговор со специалистом. Самое важное - сообщить пациенту, какого рода у него головная боль. И если это мигрень, обосновать и убедить больного, как ему действовать в тех или иных ситуациях, что ему делать, какие лекарства хороши, какие не хороши, какие имеются показания, противопоказания, как это связано с гормонами и так далее.

Ольга Беклемищева: Ну, это вы описываете идеальную ситуацию. А вот вы мне ответьте на конкретный вопрос. Можно ли все-таки вылечить мигрень окончательно?

Андрей Данилов: Отвечаю. Полностью избавить человека от приступов мигрени невозможно на сегодняшний день. Что можно сделать? В значительной степени сократить число приступов и в значительной степени повлиять на интенсивность самих приступов.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Евгений Александрович, наш коллега профессор Данилов, он врач новой формации, лечит по американским протоколам, как я понимаю. Ну, это, вообще-то, уже протокол, признанный в международной практике. Есть ли какие-то особенности у русской школы?

Евгений Шапошников: Я не знаю, есть ли сейчас так называемая русская школа, потому что многие образованные русские и российские врачи, уже избавившись от "железного занавеса", активно изучают иностранный опыт, европейский, американский, японский и других развитых стран. И на основании этой информации строят какие-то свои индивидуальные, творческие подходы к лечению этого сложного заболевания, при котором чаще всего помогают комплексные методы, конечно. Какое-то одно лекарство может в лучшем случае только приглушить приступ или немножечко даже в какой-то степени предупредить, если правильно сделать разметку по времени применения этого лекарства. Ну, в частности, у женщин с привязкой к так называемому синдрому МПС - предменструальный синдром, он часто провоцирует приступы мигрени. И сейчас, конечно, грамотные врачи используют мировой опыт. Поэтому я не знаю, как можно говорить о немецком опыте или даже американском, или русском, сейчас медицина становится интернациональной наукой.

Ольга Беклемищева: Ну, профессор Шапошников знает, что говорит, поскольку он приглашенный профессор Мюнхенского университета.

А я бы хотела обратить внимание уважаемых гостей на то, что есть все-таки врачи, которые говорят о том, что мигрень можно вылечить. Мне, например, Наталья Радомская, директор Гомеопатического Центра, рассказала, как они у себя лечат мигрени.

Наталья Радомская: Мигрень - тяжелое заболевание, тяжело переносится пациентом. И, к сожалению, в общей медицине недостаточно средств. Вернее, они есть, но они скоропомощные, то есть они могут, принятые вовремя, подавить приступ мигрени, облегчить, но все равно мигрень возвращается и возвращается.

И о гомеопатии. Если мы заранее начинаем работать с пациентом, начинаем разбираться в причине мигрени, дадим лекарство, которое, во-первых, не несет ятрогении, чем хороша гомеопатия... Конечно, это тоже процесс, как и в академической медицине, не короткий. То есть тоже иногда пациенты у нас лечатся по несколько лет. Но раз они по несколько лет приходят на прием, оплачивают эти приемы... Потому что на первом приеме, иногда и на втором, и на третьем не всегда можно выяснить причину и разобраться, почему же мигрень у данного пациента. Но в течение времени доктор разбирается. И они приходят только потому, что они начинают чувствовать, что приступы начинают отступать, они становятся слабее, и, в конце концов, они полностью уходят. И такие пациенты есть.

Есть пациенты, конечно, как и в любой медицине, которым не удается помочь. Конечно, гомеопатия никогда не будет массовой медициной, потому что и прием занимает очень много времени, и такой анализ, конечно, требует очень высокой квалификации доктора. Но, тем не менее, те пациенты, которые намучались и которые прошли через целый ряд клиник, лечения, лекарств, они как бы находят гомеопата и все равно приходят - это их выбор.

Подбирается всегда один препарат. То есть если боль левосторонняя - это один препарат. Если боль левосторонняя, но сопровождается рвотой - это еще один препарат. Та же левосторонняя боль и еще добавляется головокружение - это будет третий препарат. Основа разная.

И вот еще один вопрос, который часто задают, - боятся, что гомеопатия вызывает обострение. В случае мигрени, как, впрочем, и в случае других хронических заболеваний, когда идет острое состояние - это совершенно другой подход. И в этом случае врач-гомеопат использует либо гомеопатические препараты, которые точно так же по механизму похоже действуют, как и общепринятые лекарства, либо используют ту стандартную схему, которую предлагает общая медицина. Но к гомеопату пациент приходит не в остром состоянии, а в хроническом. И здесь идет учет всего. Врач внимательнейшим образом опрашивает пациента и уточняет любые, мельчайшие детали, как проходит приступ. У кого-то обостряется чувствительность к запахам, у кого-то неприятие света. Нозологическая единица - одна мигрень, а на самом деле лечение всегда будет все равно... в каждом случае мигрени это будет свой препарат.

Ольга Беклемищева: Вот, профессор Данилов, как вы считаете, это реальный выход?

Андрей Данилов: Я могу вам ответить коротко, что если бы гомеопатия была бы таким замечательным методом, наверное, все люди, страдающие теми или иными заболеваниями, уже давно были бы вылечены, и не было бы никаких проблем у людей. И не покупали бы люди дорогие препараты, те же триптаны - новые дорогостоящие средства, и тому подобное. Действительно гомеопатия существует. Но вы обратите внимание, на что сделала акцент доктор. Внимательно разговаривать с пациентом, внимательно расспрашивать. А кто запрещает обычному врачу, скажем, не гомеопату внимательно... это его профессиональная обязанность.

Ольга Беклемищева: Но, к сожалению, таковы нормативы, установленные Минздравом, что в обычной клинике, к сожалению, это невозможно.

Андрей Данилов: Но это не имеет отношения к гомеопатии.

Ольга Беклемищева: А сейчас с новостями от Евгения Муслина вас познакомит Виктор Нехейзин.

Виктор Нехейзин: Недавнее германское исследование, опубликованное в авторитетном американском журнале "New England Journal of Medicine", показало, что людям, застрявшим в дорожных пробках, в три раза чаще грозит опасность инфаркта в течение ближайшего часа, чем тем, кто спокойно едет по незагруженной дороге. Анализ медико-статистических данных о дорожных инфарктах, собранных в последнее время в южной части Германии, показал: примерно каждый 12-ый инфаркт вызывается раздражением из-за дорожных пробок. Причем дорожные пробки в наибольшей степени раздражают женщин и пожилых людей от 60 лет и старше. "На данном этапе исследований, - говорит руководитель научной группы Германского национального центра здравоохранения, окружающей среды в Нойхерберге Анетта Петерс, - пока еще невозможно количественно определить относительный вес таких факторов риска, как собственно стресс или загрязнение воздуха, вызываемое автомобильными заторами. Однако давно известно, что загрязнение воздуха выхлопными газами также повышает вероятность сердечных приступов". Исследование, о котором идет речь, основано на опросах 700 человек, переживших с 1999 по 2001 год дорожные инфаркты. Причем выяснилось, что опасность касается не только автомобилистов. Если у застрявших в пробках водителей инфаркты учащались в 2,5 раза, то у пассажиров общественного транспорта - в 3 раза, а у велосипедистов - в 4 раза.

Американский специалист по диабету доктор Присцилла Холандер заявила, что отныне диабетики смогут в значительной степени заменить обременительные инсулиновые уколы безболезненным вдыханием распыленного инсулина. Клинические испытания на группе из 300 диабетиков, которым раньше приходилось делать по два и больше ежедневных укола инсулином, чтобы удовлетворительно контролировать содержание в крови сахара, показали, что такого же результата можно добиться с помощью вдыхания инсулинового порошка перед каждой едой и только одного укола перед сном. Причем пациенты, вдыхавшие инсулин, как правило, набирали меньше веса, чем при обычном лечении. Испытания также показали, что никакого отрицательного влияния на легкие частое вдыхание инсулина не оказывает. Это исследование опубликовано в журнале "Лечение диабета".

Согласно результатам опроса, проведенного британской газетой "The Guardian", около 70 процентов англичан высказываются за полное запрещение курения в ресторанах, пивных и на рабочих местах, а 66 процентов - за общенациональное запрещение курения во всех публичных закрытых помещениях. 61 процент всех опрошенных также поддерживают общенациональное регулирование на пользу общества потребления спиртных напитков и организации азартных игр.

Ольга Беклемищева: Итак, мы возвращаемся к головной боли. Профессор Шапошников, вы не успели прокомментировать сообщение о гомеопатии. Вот профессор Данилов не очень восторженно к этому методу относится. А вы как считаете?

Евгений Шапошников: Я к гомеопатии отношусь лояльно, если можно так выразиться, но не преувеличивая ее возможности, как некоторые гомеопаты, которые немножечко...

Ольга Беклемищева: Влюблены в свой предмет.

Евгений Шапошников: Влюблены в свой предмет, иногда чрезмерно даже. Но я хотел бы подчеркнуть очень важную, ценную сторону гомеопатии, что она предусматривает очень тонкое вникание в симптоматику, и это хорошая школа. Вот левая сторона или правая, когда начинается, от света, от звука и так далее. Обычно наши муниципальные врачи, практически замотанные, галопом по Европам обследуют, не все записывают, не во все вникают, и назначают шаблонные, какие-то стандартные схемы. Поэтому они и не работают, поэтому чаще всего пациенты и ходят из больницы в больницу, от врача к врачу.

Ольга Беклемищева: И у нас сейчас уже есть слушатель на линии. Давайте ему ответим. Это Владимир из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Будьте любезны, я хотел бы задать следующий вопрос. Вот особенность моей головной боли такая, что боль возникает во сне. Это относится к категории мигрени или это что-то особое? Спасибо.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Владимир.

Андрей Данилов: Я могу ответить, что если эта головная боль, которая возникает исключительно во сне, то это действительно существующая форма, называется она "гипническая головная боль". И для решения вопросов терапии и профилактики нужно пообщаться со специалистом, с неврологом.

Ольга Беклемищева: То есть это не мигрень?

Андрей Данилов: Не мигрень. Если это случается исключительно ночью, во сне. Потому что мигренозные приступы могут возникать и днем, и ночью, и такие ситуации известны. Но если приступы головной боли возникают исключительно в ночное время, во время сна, - это отдельная форма, это не мигрень.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Евгений Александрович, вы говорили о том, что у вас в Институте повышения квалификации врачей, в частности, для лечения мигрени используют метод Биологической Обратной Связи. Что это за метод? Как это выглядит?

Евгений Шапошников: Этот метод основан на теоретической концепции патогенеза, то есть причин и механизмов развития мигрени.

Ольга Беклемищева: О теоретической базе не нужно.

Евгений Шапошников: Конечно. Просто психосоматическая природа, как я сам говорил уже, то есть это слово предусматривает наличие каких-то психогенных влияний и соматогенных, то есть телесных. И поэтому это заболевание такое сложное, поэтому оно с таким трудом лечится. Или же крен в сторону психики у лечащего врача, лечение психологическое, или же в сторону воздействия на артерии, на какие-то телесные процессы и так далее при помощи лекарств. И, как правило, помогает комбинированное лечение.

И одним из хороших образцов является психофизиологическая саморегуляция, основанная на методе аутогенной тренировки с подключением технологических средств, позволяющих самому пациенту видеть в процессе медитации, самопогружения, когда какие-то установки сам себе пациент дает лечебные, ну, с помощью врача, конечно, и он видит на экране через компьютер динамику артериального давления, электроэнцефалограммы, электрокардиограммы...

Ольга Беклемищева: Свои собственные?

Евгений Шапошников: Свои собственные. И если он видит положительную динамику, то это дает двойной эффект. Во-первых, сам процесс улучшается, и человек видит своими глазами, и эмоционально подкрепляется, что дело идет на лад.

Ольга Беклемищева: То есть, на самом деле, можно внутри себя найти те силы, которые помогут справиться с мигренью? Или это не всегда возможно?

Евгений Шапошников: Вы знаете, в отношении аутогенной тренировки, она в европейских странах и в США очень распространена. И многие специалисты по этой психофизиологической саморегуляции утверждают, что можно предотвратить приступ, если только первые симптомы, так называемая аура... в этом отношении мигрень где-то аналогична эпилептическому приступу, то есть предвестники есть. И вот в самом начале, если провести сеанс аутогенной тренировки, ну, не всегда Биологическая обратная связь - такая сложная техническая система - под руками, но хотя бы в таком редуцированном виде, то можно тормознуть этот приступ, предотвратить его. И в дальнейшем уже, увидев и почувствовав, что это работает и помогает, можно при помощи вот этой аутогенной тренировки и в усложненном варианте Биологической Обратной Связью пользоваться всю жизнь, и это может существенно повысить качество жизни, и поможет обходиться без лекарств.

Ольга Беклемищева: Ну а для тех, кто не может обходиться без лекарств, наверное, имеет смысл все-таки описать те классы медикаментов, которые используются в терапии, в медицине.

И вот, Андрей Борисович, у меня к вам вопрос. Он связан с тем, что используются как анальгетики, так и другие классы лекарств. Каким образом эти лекарства назначаются? Зависит ли это от типа мигрени, скажем, левосторонняя, правосторонняя, или это зависит от тяжести заболевания, от того, сколько приступов бывает? И различается ли как-то терапия во время приступа от терапии профилактической?

Андрей Данилов: Совершенно справедливый вопрос. Постараюсь быстро ответить. Пациенту в первую очередь нужно объяснить именно вот эти вещи, о которых вы спрашиваете. И есть два подхода. Лечение самого приступа, когда нужно снять этот приступ. И второй момент - это профилактическое лечение, позволяющее предотвратить эти приступы в том случае, когда их очень много.

Среди препаратов, которые используются для купирования, или для снятия, приступа, используется несколько групп средств. Их выбор зависит от многих факторов. Ну, если говорить сжато, то главным определяющим фактором является интенсивность боли. Если приступ слабый, используется так называемая группа простых анальгетиков - парацетамол, аспирин, кофеин, или их комбинации.

Если интенсивность более высокая, используется группа нестероидных противовоспалительных средств, среди которых ибупрофен, нурофен - один из лучших и безопасных препаратов.

Если же приступы еще более интенсивные, тяжелые, которые дезадаптируют человека, рекомендовано использовать препараты, содержащие эрготомин, сосудосуживающие средства, или уже современные, разработанные именно для этих целей - для снятия приступа мигрени, а не просто анальгетики, специальная группа лекарств, которая называется триптаны. Сюда входит много различных средств, их выпускают много компаний. Это достаточно дорогие препараты, но это специфические средства, которые достоверно, научно обоснованы и рекомендованы во всем мире для снятия приступов. Если приступ у человека возникает раз в полгода - ну и хорошо. Он один раз использует адекватно подобранные средства - и все, и поехал дальше.

А если у пациента приступы каждую неделю или два раза в неделю - это просто выключает его из жизни. Качество жизни никакое, все пациенты знают это. В этом случае, помимо того, что мы занимаемся лечением самих приступов, должна быть назначена превентивная, то есть профилактическая терапия. И здесь препараты используются совершенно иные.

И самая большая ошибка и беда наших пациентов, что они пытаются использовать вот эти анальгетики или те средства, которые им помогают от приступа...

Ольга Беклемищева: Принимать их в промежутках между приступами.

Андрей Данилов: Да. И это приводит к так называемой лекарственной головной боли, или абузусной. И помимо того, что у него была мигрень, у него рядом еще и абузусная боль, и голова начинает болеть каждый день. Поэтому важно предупредить - не делайте этих ошибок. Потому что для профилактики используются другие препараты.

Ольга Беклемищева: Я у вас о них отдельно спрошу.

Но сейчас к нам опять дозвонились слушатели. Ольга Максимовна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я сама страдала мигренью, обе стороны головы болели. Но действительно у меня к менопаузе, к 50 годам она просто перешла в гипертонию. Голова болит теперь от повышенного всегда давления. Но я не о себе.

У меня растет внук. Ему сейчас 16-ый год. Он с малолетства страдает головными болями, преимущественно правой стороны головы. Ну, я по своему опыту сужу, у него мигрень. С рвотой часто бывает. Напряжение это создается к концу недели в школе, когда и плохие отметки могут быть, и недосып в какой-то степени. Вот у него в конце недели. За воскресенье отоспится - все нормально. Он страдает, правда, с детства и энурезом. И вот ему 16-ый год. Ну, лекарства помогают, баралгин, например. Наверное, неграмотно мы... цитрамон, баралгин. Но, прослушав ваши рекомендации, учтем мы это.

Но меня очень беспокоит вопрос. А вот пойдет он в армию, и кто там будет облегчать ему состояние?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Ольга Максимовна, за вопрос. Хотя по поводу устройства медицины в армии я, честно говоря, не специалист. И боюсь, что... Я приглашаю гражданских врачей, они, конечно, не в курсе. Но я думаю, что можно порекомендовать сейчас заняться грамотным подбором медикаментов, так, чтобы у ребенка уже была прописана вся схема и на приступ, и на межприступный период, и чтобы он уже имел, если он пойдет в армию, те медикаменты, которые ему будут помогать. То есть, наверное, надо приготовиться заранее.

И следующий звонок в студии. Это звонит Александр из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. У меня два коротких вопроса. Вопрос первый. Насколько справедливо утверждение, что мигрень - это заболевание по большей части касаемо женщин. И второй вопрос. Но не сочтите за пропаганду. Но, тем не менее, хотелось бы вот что узнать. Я читал, что марихуана очень хорошо лечит от мигрени. С другой стороны, нам все время врачи говорят, опять-таки абстрактно, что сейчас любую боль можно купировать, причем купировать абсолютно. Вот хотелось бы услышать, почему тогда встает вопрос о мигрени, потому что никаких, скажем, деструктивных изменений эта боль не вносит в организм, исключительно болевой синдром, больше никаких не присутствует. Скажем, если любую боль можно купировать, в чем тогда проблема мигрени?

Ольга Беклемищева: Спасибо за вопрос, Александр.

По поводу цифр, я думаю, нам профессор Данилов расскажет.

Андрей Данилов: Ну, здесь несколько прозвучало вопросов. В отношении мужчин и женщин. Действительно, женщины страдают чаще, чем мужчины. В популяции страдают 18 процентов женщин и 6 процентов мужчин.

А что касается того, в чем проблема боли, и можно ли с ней справиться, и вносит ли мигрень какую-то деструкцию. Конечно же, вносит. Огромный, колоссальный ущерб. Не в том смысле, что страдает какой-то орган, ткань или клетки, понятно, что там что-то происходит. Но качество жизни человека совершенно иное. Человек неработоспособен в приступе - это знает каждый, кто страдает приступами мигрени. И если приступы тяжелые или частые, человек может не работать и месяц, и даже больше. Все вокруг, окружающие, и семья тоже, естественно, страдают, потому что это тяжелое состояние, нужно быть рядом, помогать как-то, лечить и так далее.

Ольга Беклемищева: Но вопрос был в том, что если любую боль можно купировать...

Андрей Данилов: Не любую боль. Конечно, марихуана помогает, кокаин тоже помогает и так далее, да, можно лечить... Но вы понимаете ограниченность этих средств.

Ольга Беклемищева: И опий. Они и начинали как анальгетики.

Андрей Данилов: Тот же Фрейд начинал с кокаина. Ведь известно, что у него был рак челюсти, и он, в общем-то, кокаином долгое время спасался. А затем уже пошла история кокаина как медицинского препарата.

С болью бороться очень трудно. Не всегда легко.

Ольга Беклемищева: Профессор Шапошников, вы хотите что-то добавить?

Евгений Шапошников: Я хотел бы добавить, что действительно и у мужчин она тоже... Действительно, преобладает в два-три раза частота случаев мигрени у женщин, но мужчин чаша сия тоже не минула. И она прекрасно описана замечательным писателем и врачом Булгаковым, просто как для учебника, головная боль у Понтия Пилата, когда он беседовал с Иисусом Христом...

Ольга Беклемищева: Скорее с Иешуа Га-Ноцри - это правильное название персонажа знаменитого романа.

Евгений Шапошников: Да.

А что касается вопроса женщины про внука, то там как раз классический набор факторов риска. То есть умственное, психологическое перенапряжение, малоподвижный образ жизни, наследственность. И как бы сочетание этих факторов, и, может быть, еще каких-то других, о которых она не упомянула, и способствовало возникновению вот этого мигренозного синдрома у него.

Ольга Беклемищева: И следующий слушатель. Это Анатолий из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я приступы своей мигрени определяю заранее. У меня пропадает аппетит, и где-то за час до приступа я уже не могу читать - буквы как бы светятся и расползаются.

Ольга Беклемищева: Это классическая аура, да?

Евгений Шапошников: Ну да, и зрительное нарушение.

Слушатель: А вот что делать? У меня есть запас по времени. Как бы подготовиться или что предпринять? Спасибо.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Анатолий.

Андрей Данилов: Ждать не нужно. Потому что если приступ начинается, он никогда не остановится на середине, он всегда дойдет до пика. Поэтому чем раньше вы примете соответствующий препарат, подобранный вам, тем лучше. В этом главная ситуация заключается - чем раньше.

И еще один момент очень важный. Люди иногда не успевают принять препарат, даже хороший, - и боль развивается до своего максимума. И потом пытаются принять лекарства. А всасываемость лекарства в желудке во время приступа мигрени равна нулю - ничего не всасывается. Наоборот, возникает еще тошнота и рвота. И потом люди говорят: "Мне этот препарат не помогает".

Вовремя нужно принимать. И оценивать эффективность препарата не тогда, когда на пике приступа человек принимает лекарство, а в самый ранний период - в период предвестников. И если в этот период препарат принимается - и он не помогает, значит, вам этот препарат не нужен, он вам не эффективен. Вы должны искать с врачом другой препарат. Таких препаратов много, как я уже говорил.

Ольга Беклемищева: И если речь идет именно о пике приступа, у нас же сейчас существуют и инъекционные препараты.

Андрей Данилов: Совершенно верно. И если уже человек опоздал по каким-то причинам, то препарат можно ввести либо в инъекционной форме, либо есть специальные спреи, когда препарат вводится в носовой ход.

Ольга Беклемищева: И следующий звонок. Это Галина Георгиевна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня очень страдает по этому поводу сын. Ему 39 лет. Дело в том, что у него не пульсирующая боль, но все время с одной стороны. И вот в последний раз, когда он лежал в больнице, я так и не поняла, никто не хочет его обследовать настолько, чтобы установить: мигрень это или не мигрень. Просто говорят "приспосабливайтесь" - и все. Есть ли современные методы, которые могли бы отделить именно боль мигрени от любой другой боли, связанной, допустим, с заболеванием мозга?

Ольга Беклемищева: Спасибо. Замечательный вопрос, Галина Георгиевна.

Андрей Данилов: Да, не каждая головная боль - мигрень, это обязательно нужно помнить. И если у вашего сына всегда болит голова только с одной стороны, это на сто процентов не мигрень. Его обязательно нужно обследовать. Для этого существуют и методы диагностики, и конкретные в дальнейшем рекомендации.

Мигрень - это, да, преимущественно односторонняя головная боль, но она чередуется. Она может быть то справа, то слева. У некоторых чаще слева, чаще справа. Она может двусторонней, она действительно может быть не всегда пульсирующей - это тоже нужно помнить.

Поэтому, возвращаясь к нашим рекомендациям, как лечить, важен первичный разговор со специалистом, когда все встанет на свои места, и на всю жизнь человек будет знать, как ему жить, что ему можно, что нельзя, и какие препараты ему нужно подбирать, и в каких случаях пользоваться этим препаратом.

Ольга Беклемищева: Да, действительно, диагностика мигрени тоже очень важный момент. Потому что такая постоянная боль в одной половине головы, она же может иметь, к сожалению, и некие органические какие-то причины, которые, безусловно, чем раньше выявишь, тем это будет безопаснее.

И возвращаясь к профилактике мигрени, к лечению между приступами, о том, о чем уже начал говорить Андрей Борисович. Профессор Шапошников, что лучше всего принимать между приступами человеку, у которого уже установлен диагноз "мигрень"?

Евгений Шапошников: Опять принимать. Потому что, еще раз хочу подчеркнуть, что, конечно, фармакология - это очень важный компонент лечения, но можно принимать разнообразные лекарства всю жизнь, и через всю свою жизнь красной нитью протянуть эту мигрень.

В настоящее время уже нащупаны подходы к такой реальной, конструктивной профилактике, и значительному урежению и ослаблению приступов, это в худшем случае. То есть речь идет об интегративном лечении и об интегративной комплексной профилактике, которая включает не только фармакологию, лекарства, но и психотерапию, рефлексотерапию. Причем и психотерапевтическим приемам, и аутогенной тренировке можно самому выучиться. Есть и домашние приемы рефлексотерапии. В частности, в Мюнхенской клинике психосоматической медицины, где я периодически работаю, там это широко практикуется.

И если кто-то разочаровался в лекарствах, может обратиться в наш Медико-психологический центр индивидуальности на Садовой-Каретной, по телефону: 195-25-62, - и мы вас научим приемам самопрофилактики при помощи психофизиологической саморегуляции, рефлексотерапии, ну, и, конечно, не отвергая лекарственную помощь и препараты, которые могут вам помочь, и индивидуально могут быть вам подобраны.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Следующий звонок в студию. Валерия из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что я сама любую головную боль лечу нашатырным спиртом. Вот как только у меня начинает болеть голова, я беру на ваточку нашатырный спирт, отвожу от носа и осторожненько приближаю эту ваточку к носу.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Валерия. Но, наверное, это все-таки не мигрень. Я не думаю, что при серьезной головной боли нашатырный спирт может помочь. Или я не в курсе, Андрей Борисович?

Андрей Данилов: Вообще-то говоря, человеку может помочь все, что угодно. В Древнем Египте, в древних цивилизациях прикладывали крокодильчика к височной области. Вылавливали их в Ниле. И им помогало. А другим делали трепанацию черепа, удаляли духов злых, потому что считали, что они блуждают в организме и вызывают эти приступы.

Мне кажется, что не должно складываться впечатление, что есть как бы альтернативные методы лечения. Вот есть фармакологическое лечение, лекарства, а вот есть нелекарственные методы. Мне кажется, подход-то не очень правильный. Все, что человеку помогает, все должно быть использовано.

Что больному с мигренью может помочь из нелекарственных методов? Все! Правильный образ жизни. И если пациент будет соблюдать режим дня, питания, сон, у него приступов не будет. Ну, скажите, кто сегодня может соблюдать правильный распорядок дня, режим, вести правильный образ жизни?! Их нет. Поэтому пациенты приходят и говорят: "Как вы мне можете помочь?". Вы ему говорите: "Ведите правильный образ жизни". Он говорит: "Я не могу. Но я хочу спасти себя от головной боли". Отсюда какие-то рекомендации по фармакотерапии. Поэтому я бы не говорил, что "фармакология - это главное в лечение". Если человек может организовать себя так, чтобы у него не было приступов, ему и лекарства никогда не понадобятся.

Ольга Беклемищева: Но есть, например, такое радикальное средство, во всяком случае его недавно предложили. Доктор Гером из клиники в Кливленде, штат Огайо, предложил операцию по усечению некоторых лицевых мышц для пациентов с мигренью. И, по его утверждениям, это помогает радикально. То есть он сначала, естественно, вводит туда ботулотоксин, проверят, пропали ли приступы, а потом иссекает эти мышцы. Вот как вы думаете, это реальный вариант?

Андрей Данилов: Следующая информация, которой я располагаю. Ботокс известный препарат, особенно в эстетической медицине, в косметологии. Все женщины, наверное, знают. Но дело в том, что не только мышцы расслабляют и устраняют морщины, Ботокс, сегодня это уже доказано, прерывает поток болевых импульсов, поэтому он может снять вот эти головные боли. Это хорошая новость.

Ольга Беклемищева: Всего доброго! Постарайтесь не болеть!

Уважаемые читатели!

Наши программы рассчитаны на улучшение понимания природы болезней и повышение вашего внимания к собственному здоровью. Они не в коем случае не являются прямыми рекомендациями по лечению и диагностике - мои гости вас не видят, и консультируют только с ваших слов.

Лечиться с помощью того, что вы услышали или прочитали без участия врача опасно! Диагноз должен поставить врач. Иначе вы можете пострадать из-за того, что будете лечить не ту болезнь, которая у вас есть на самом деле. Пожалуйста, учтите это предупреждение. Ваша,

Ольга Беклемищева.

XS
SM
MD
LG