Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Остеопороз


Ольга Беклемищева: Мы говорим об остеопорозе. Остеопороз - коварная болезнь и, к сожалению, широко распространенная. Еще его называют "молчаливой эпидемией ХХ века", так как часто человек даже не знает, что у него остеопороз до тех пор, пока потери кальция не приведут к переломам. А тогда уже очень трудно восстановить костную массу, вернуть кальций на место и зажить прежней жизнью.

Всемирная организация здравоохранения считает, что остеопороз является четвертой по частоте причиной смерти пожилых людей после сердечно-сосудистых, раковых и инфекционных заболеваний. Лечить его трудно, но можно предупредить. Причем современная медицина считает необходимым начинать профилактику остеопороза как можно раньше, учитывая, что главный вклад в крепость костей происходит в детском и юношеском возрасте.

Сегодня в нашей студии - профессор Андрей Басков, спинальный хирург, заведующий отделением патологии позвоночника ОАО РЖД, и профессор Олег Супряга, медицинский директор компании "Никомед", известной своими кальцийсодержащими препаратами, врач-гинеколог кафедры акушерства и гинекологии Российского Университета дружбы народов. По телефону из США в нашем разговоре примет участие наш постоянный медицинский эксперт профессор Даниил Борисович Голубев.

Итак, какие бывают разновидности остеопороза, и отчего зависит, заболеет человек остеопорозом или нет, профессор Басков?

Андрей Басков: Остеопороз - вообще заболевание действительно очень серьезное, очень распространенное. И связано оно с тем, что возникает нарушение обмена кальция в организме. Причем в течение жизни все время происходит резорбция костной ткани и остеообразование. Все это регулируется на гормональном уровне. Когда происходят какие-то нарушения гормональные, тут же происходит и изменение в этом балансе: разрушение и созидание. И поэтому когда преобладает разрушение, то очень быстро возникают дефекты в кости, особенно если это губчатая кость, то она становится слабой, она становится очень нежной, и подвержена очень вот этим серьезным проблемам - патологическим переломам.

К сожалению, страдают остеопорозом практически все, в том числе и дети - бывает юношеский остеопороз, бывает идиопатический остеопороз. Но наиболее серьезный - это все-таки остеопороз, который поражает взрослое население. Это очень серьезная проблема, особенно у женщин. Если мы возьмем статистику, то примерно больше половины женщин где-то после 50-60 лет страдают остеопорозом. Это, конечно, колоссальная проблема, огромная проблема. И, соответственно, лечение остеопороза для нас является очень важным моментом - предупредить развитие и не допустить вот этих тяжелых переломов, которые очень часто происходят.

Ольга Беклемищева: Профессор Супряга, можно ли сказать, почему именно женщинам так не везет, почему они составляют громадную массу в числе всех заболевших остеопорозом?

Олег Супряга: Так получилось, что у женщин существует возрастное изменение уровня тех гормонов, которые способствуют удержанию кальция и образованию новой костной ткани. И эти гормоны в большей степени вырабатываются яичниками, тем органом, который отвечает за репродуктивную систему, но не только за репродуктивную систему. Поэтому возрастное угасание функций яичников сопровождается снижением уровня этих гормонов - эстрогенов преимущественно, но не только эстрогенов, отчасти и андрогенов. И это возрастное снижение уровня приводит к тому, что происходит уменьшение возможности удержания тех веществ, которые образуют костную ткань, соответственно, активируются определенные клетки - остеобласты, и происходит резорбция костной ткани.

У мужчин эти возрастные изменения выражены в меньшей степени, хотя они тоже происходят. Поэтому у мужчин проблема остеопороза существует, но она выражена в меньшей степени.

Ольга Беклемищева: А какое соотношение приблизительно, если мы возьмем всю популяцию старше 60 лет?

Олег Супряга: Если мы возьмем возрастной срез 60-65 лет, то у мужчин остеопороз будет встречаться от 12 до 20 процентов. Здесь сказывается как расовый, так и географический фактор. А у женщин эта проблема будет встречаться примерно до 70-78, даже 80 процентов, если мы рассматриваем европейскую популяцию белых женщин. Тут необходимо учесть, что проблема остеопороза, особенно у женщин, она носит как географический, так отчасти и расовый характер. Это болезнь белых женщин. Потому что у афро-американок, если мы возьмем одну страну, ну, для того, чтобы были одинаковые условия, проблема остеопороза будет встречаться в меньшей степени.

Ольга Беклемищева: Это такая расовая дискриминация.

Олег Супряга: В этом отношении, да, это расовая дискриминация. То есть если мы посмотрим, то, конечно, о проблеме остеопороза начали в первую очередь говорить скандинавские страны, далее - североевропейские и европейские страны, и в меньшей степени страны, скажем, Средиземноморья и Африканского региона.

Ольга Беклемищева: Но поскольку Россия северная страна, то здесь, конечно, эта проблема крайне актуальна.

А сейчас я хочу спросить у профессора Голубева, а какова распространенность остеопороза в Америке?

Даниил Голубев: Ну, как и в других странах, как и в России, остеопороз у лиц пожилого возраста в первую очередь, причем у женщин в большей степени, чем у мужчин, о чем уже говорилось, а у белых американок чаще, чем у афро-американок, встречается чрезвычайно часто. Считается, что к 70 годам плотность костной массы убывает более чем на одну треть.

Точно так же, как говорили мои коллеги, американские врачи считают, что главными причинами прогрессирующего остеопороза в США является гормональный дисбаланс, связанный с уменьшением продукции в первую очередь эстрогенов в организме женщин при менопаузе, а также вследствие оперативного удаления яичников, при болезни Кушинга, в итоге длительного лечения кортикостероидами. Намного реже в качестве главной причины возникновения остеопороза называют дефицит кальция в диете как такового. Но несомненно, что он возникает чаще и в боле выраженной форме у курящих. Вот эта американская особенность совершенно отчетлива.

Наиболее типичными и тяжелыми проявлениями остеопороза, как и в других местах, у женщин являются переломы шейки бедра - до 25 процентов случаев от всей патологии, и переломы позвонков очень мучительные - в 15 процентах.

Ну, для диагностики широко применяется рентгеновское исследование, а в отдельных случаях биопсия костной массы.

И возвращаясь к вопросу, насколько актуален диагноз остеопороза в США, необходимо отметить следующее. Назвать какую-то более-менее точную цифру больных остеопорозом практически невозможно - такой четкой статистики нет. Но врачи, осуществляющие первичный прием больных, они называются здесь "семейные врачи", рассматривают каждого пациента старше 60-65 лет, особенно женщин, как обладателя остеопороза, ну, естественно, в разной степени, и, соответственно, таким образом к ним и относятся.

Ольга Беклемищева: Спасибо, профессор.

А мне хотелось увидеть портрет женщины, которая подвержена риску остеопороза, и той, которой, скорее всего, повезет. Профессор Басков, как можно сказать, у кого выше шансы заболеть, а у кого выше шансы остаться здоровым?

Андрей Басков: Вы знаете, вообще остеопороз, помимо этих изменений гормональных, он, конечно, еще очень зависит и от образа жизни. То есть если человек более подвижен, если он ведет активный образ жизни, если он не курит, нормально питается, то, естественно, шанс избежать очень тяжелых проблем достаточно велик. Если наоборот, то, соответственно, вы сами понимаете, могут быть... Особенно часто тяжелый остеопороз у полных женщин, которые ведут малоподвижный образ жизни - вот это наиболее характерно.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

И профессор Супряга?

Олег Супряга: Я попытаюсь нарисовать картину, скажем, группы риска и того проявления остеопороза, который часто встречается. Как правило, если мы говорим о наиболее выраженной группе риска, то это белые, худенькие женщины, у которых, скажем так, нет у них избытка массы тела...

Ольга Беклемищева: Резерва нет.

Олег Супряга: Да... которые являются городскими жителями, которые не занимаются физическим трудом. Но опять же это некий крайний случай. А существуют определенные шкалы, которые мы, надеюсь, поместим в скором будущем на сайт www.osteoporosis.ru для такой оценки, которая общепринята в Европе, которые помогут определить. Но, с другой стороны, я хотел бы обратить внимание, что есть огромная масса женщин обычного телосложения, обычного городского телосложения, которые подвержены остеопорозу, и который проявляется просто болью в позвоночнике, болью в спине. Это не выраженные, так сказать, компрессионные переломы позвоночника, которые идут под видом остеохондроза и так далее. То есть это женщина, у которой прекратились менструации 1-2-3 года назад, у которой начинает болеть спина, и которая просто не обращается к врачу. Это так называемый ранний остеопороз, который проявляется болями в позвоночнике. Ну и более поздний, после 65 лет - это, конечно, проблемы уже конечностей, бедра и так далее.

Ольга Беклемищева: Знаете, я прочитала в одной заметке шутливый, но печальный портрет идеального кандидата на развитие болезни: высокая, худая женщина старше 50 лет, ведущая сидячий образ жизни, проживающая в северных районах, обильно "принимающая на грудь" и выкуривающая по две пачки сигарет в день вместо завтрака.

Андрей Басков: С разных сторон мы посмотрели на одну и ту же проблему.

Ольга Беклемищева: Но как сказали мои гости в студии, оказывается, далеко не все так просто. И даже если у вас нормальное телосложение, и вы не злоупотребляете алкоголем и курением, вы, к сожалению, все равно можете быть подвержены этой болезни. И тогда, конечно, становится очень актуальным вопрос профилактики. Насколько я понимаю, главное - это возобновить, наладить на новом этапе кальциевый обмен.

Как определить, насколько он нарушен, в какую сторону, что там произошло с кальцием, то ли он перестал усваиваться, то ли его просто не хватает в пище? Олег Михайлович, пожалуйста.

Олег Супряга: Ну, я, скажем так, взгляну на эту проблему с экономической точки зрения. Дело в том, что, конечно же, наиболее точным методом диагностики остеопороза будет так называемое специальное рентгеновское исследование - двойная фотонная абсорбциометрия. Но дело в том, что по определенным, ну, экономическим причинам она не всегда доступна.

Поэтому, наверное, правы американские коллеги, которые рассматривают женщин определенного возраста - свыше 60-65 лет, - как тех, которые уже имеют остеопороз. Хотя опять же было бы очень полезно, особенно для специальной терапии, специальных препаратов лекарственных, конечно, проводить денситометрию или рентгеновскую, или хотя бы ультразвуковую денситометрию.

Но, с другой стороны, ведь проблема в чем? Не сам по себе страшен остеопороз, как его проявления, его последствия - переломы. Дело в том, что сам по себе остеопороз - это "тихое" заболевание. И чаще всего на данном этапе развития, скажем, медицинской системы проявляется переломами. И вот здесь, если имеются переломы, скажем, спонтанные или на фоне какой-то небольшой нагрузки, необходимо думать об остеопорозе.

Ольга Беклемищева: Ну, думать об остеопорозе при переломе уже как-то, мне кажется, поздновато. Может быть, можно что-то предпринять до того, как у вас случился перелом, для того, чтобы предотвратить это?

Андрей Басков: Ну, вы знаете, к сожалению, действительно, я наиболее часто встречаюсь как раз с остеопорозом, когда уже имеются переломы. И я думаю, что в отношении какой-то медикаментозной коррекции и так далее, то есть я думаю, что об этом нужно говорить. И, может быть, немножко позже об этом скажем, если можно.

Ольга Беклемищева: Хорошо.

Олег Супряга: Я, пожалуй, добавлю. Если встает вопрос о профилактике, конечно, существуют так называемых три кита профилактики остеопороза, немедикаментозной профилактики остеопороза.

Первое - это, конечно, достаточная физическая нагрузка. Причем эта физическая нагрузка должна способствовать... эти упражнения должны способствовать координации движений, чтобы человек просто не падал, и плюс укреплял мышечную ткань и костную ткань.

Второе - это достаточное солнечное, скажем так, пребывание на солнце для того, чтобы синтезировался витамин D, но для этого нужно находиться не менее 6 часов в день.

И диета, богатая кальцием. Вот три, скажем, кита. Но если нас спросят, возможно ли это, то, наверное, я думаю, что это совсем не всегда представляется возможным. Поэтому, конечно, на первое место там выходят определенные вспомогательные компоненты, препараты кальция D3, которые позволяют предупредить развитие.

Ольга Беклемищева: Мы их обсудим поподробнее. Но сейчас мне бы хотелось остановиться именно на питании. И, насколько мне известно, сейчас очень большие сомнения, в частности у педиатров, в том, что достаточное содержание кальция в организме обеспечивается молочными и молокосодержащими продуктами. Потому что есть некоторые трудности в усвоении кальция у современных городских жителей. Это связано, в том числе, и с недостаточной инсоляцией, когда люди редко бывают на солнце. Но подробности расскажет врач Научного Центра материнства и детства Лариса Александровна Щеплягина.

Лариса Щеплягина: В отношении питания, в отношении фактора белкового и содержания кальция в продуктах питания, безусловно, это молоко, молочные продукты, твердые сыры, плавленый сыр, сейчас кунжут используется широко как кальцийсодержащий, рыба и так далее.

Значит, молоко. У ребенка есть уникальная способность усваивать кальций за счет того, что лактоза содержится в молоке, которая является компонентом его основного, базового питания. И чем моложе ребенок, тем степень усвоения молока и кальция из молока выше. То есть у новорожденного ребенка первого года - это 52 процента, а у взрослого человека при всех здоровых его, так сказать, свойствах - это всего 13-15 процентов. Понятно, разница колоссальная.

С другой стороны, совершенно четко даже физиологически развивается угасание секреторной и ферментной систем у взрослых. И если мы его будем нагружать молоком, то мы получим, может быть, я не знаю, я не наблюдала этого, мы можем получить отрицательный результат, потому что нагрузка в условиях дефицита ферментов всегда приводит к нарушению всасывания всего, в том числе и кальция.

У детей питание всегда будет базовым, это однозначно. И это всегда является тем, что закладывает основы здоровья. Но мы должны понимать, что питание у нас, к сожалению, не то, которое мы бы хотели видеть. Это первое. И потребление молочных продуктов, плохих или хороших, творога, сыра - это многим семьям, к сожалению, недоступно. И сейчас потребление молочных продуктов, кальцийсодержащих, не превышает 50 процентов, а то и меньше, от нормы. Поэтому мы говорим, что мы должны закладывать фундамент всеми способами - и питанием, и препаратами.

Ольга Беклемищева: И вот какие же именно препараты могут возместить недостающий кальций, недостающий витамин D? Это медицинские препараты или достаточно биологически активных добавок?

Олег Супряга: Вы знаете, дело в том, что по определению биологически активные добавки, они не являются лекарственными препаратами, и они, скажем так, направлены на то, чтобы восполнить ежедневные потребности обычного человека в кальции и в D3. Но дело в том, что у женщин, или не только у женщин, возрастных групп здесь особые потребности - потребности в повышенном содержании. И в этом отношении те препараты, которые зарегистрированы как биодобавки, они в тех рекомендуемых дозах кальций, к сожалению, не обеспечивают. Поэтому, ну, скажем, компании, которые позиционируют себя... предлагающие, скажем, препараты кальция D3 для профилактики и лечения остеопороза, они регистрируют препараты как лекарственные средства для того, чтобы обеспечить эту потребность. Я должен еще раз сказать, это лекарственные средства, хотя они относятся к группе безрецептурных препаратов. Но как лекарственное средство они требуют серьезного к себе отношения.

Вторая группа препаратов, которые являются уже рецептурными, и, безусловно, не могут применяться без врачебной консультации, без врачебного контроля, - это группа бифосфонатов, тоже очень эффективная группа, группа препаратов кальцитонина и, скажем так, ряд препаратов с гормональной активностью - это как классические эстрогены, так и препараты эстрогенмодулирующих рецепторов, которые позволяют добиться того эффекта, который от них ожидают. Есть препараты, которые применяются реже - это препараты флюоридов. И, наконец, новая группа, которую мы ожидаем в скором будущем, - это препараты паратиреоидного гормона.

Ольга Беклемищева: Я думаю, что мы об этом еще поговорим подробнее. Но вот просто чисто житейски. Например, моя собственная мама, которая уже неоднократно ломала, к сожалению, руки и ноги именно на фоне остеопороза, она периодически начинает принимать кальций D3, потом жалуется, что он не так усваивается, бросает и так далее. Вот правильная профилактика для пожилого человека со склонностью к переломам, она в чем должна состоять?

Олег Супряга: Вы знаете, в данной ситуации, если конкретно к вашей маме и конкретно...

Ольга Беклемищева: Нет, не надо. Я думаю, что таких женщин много.

Олег Супряга: Давайте мы обобщим эту группу женщин, скажем, которые уже имели переломы - переломы, связанные с остеопорозом. Так вот, в этой группе женщин, я должен сказать, только кальций и D3, он необходим, он является базовой терапией, но только кальций и D3, он будет...

Ольга Беклемищева: То есть это смесь кальция и витамина D3?

Олег Супряга: Потому что кальций не усваивается без витамина D3. То есть чистый кальций не будет... Для того чтобы он всасывался из кишечника, необходим витамин D, который может синтезироваться или если человек находится долгое время на солнце, или путем дополнительного введения. Сам по себе кальций, без витамина D, он неэффективен.

Так вот, я хочу сказать, что если уже имелись переломы, то здесь необходимы дополнительные препараты, о которых я говорил, - это группа и бифосфонатов, и кальцитонина, и, возможно, заместительные - это зависит от возраста женщины.

То есть необходимо обязательно обратиться к врачу, чтобы подойти индивидуально. То есть здесь необходима именно врачебная консультация и врачебное вмешательство. Так что самостоятельно этот вопрос, я думаю, решать будет не совсем разумно. Для этого существуют врачи разных специальностей. Она может обратиться или к гинекологу, гинекологу-эндокринологу, или к ревматологу, или, чаще всего, в нашей стране, я думаю, это будет правильно, ортопед-травматолог, ортопед, скажем, для этой консультации. Ну, я боюсь обидеть врачей других специальностей. То есть на самом деле это проблема мультидисциплинарная, и многие ее, так сказать, ведут. Я думаю, Даниил Борисович потом, наверное, скажет.

Ольга Беклемищева: И профессор Басков хочет что-то добавить.

Андрей Басков: Я совершенно согласен, что остеопороз - это болезнь, которая связанна с костями, поэтому, конечно, ортопеды - это люди, которые прежде всего должны и поставить диагноз, и вовремя начать лечение.

Ольга Беклемищева: То есть это хороший выбор для наших слушателей.

А сейчас с новостями от Евгения Муслина нас познакомит Татьяна Ткачук.

Татьяна Ткачук: Как показало недавнее голландское исследование, проделанное доктором Бруно Стрикером и его коллегами в Роттердамском медицинском центре, ежегодная противогриппозная вакцинация существенно снижает смертность от любых причин у пожилых людей 70 лет и старше. Компьютерная обработка медико-статистических данных обнаружила, что однократная вакцинация понижает уровень смертности примерно на 10%, вторая ежегодная вакцинация - на 15%, а во время эпидемии эта цифра поднимается до 28%. "Таким образом, первая вакцинация, - пишет доктор Стрикер в журнале Американской медицинской ассоциации, - предотвращала одну смерть на каждых 302 привитых, а повторная - одну смерть на каждых 195". "Наше исследование, - заключает доктор Стрикер, - убедительно подкрепляет рекомендации о желательности ежегодной противогриппозной вакцинации пожилых. Причем это касается не только людей с какими-либо заболеваниями, но и совершенно здоровых индивидуумов, а особенно это важно для всех старше 80 лет".

По данным американских ученых, холостяцкая жизнь опаснее паралича, диабета, рака, радиации и так далее, вместе взятых. Врачи оценивали состояние здоровья в двух группах мужчин - холостяки и женатые - в возрасте от 18 до 45 лет. Выяснилось, что чем продолжительнее период холостяцкой жизни, тем отрицательнее это сказывается на психическом здоровье. Раздражительность, замкнутость, чувство неуверенности в своих силах к 45 годам у холостяков зарегистрированы в 93% случаев, а у женатых подобные казусы отмечались только в 14%. У холостых в два раза чаще диагностирован простатит, в четыре раза чаще наблюдаются половые расстройства. У 50% холостяков уменьшено количество или подвижность сперматозоидов

При определении причин, вызывающих серьезные нарушения сердечной деятельности, медики обычно ограничиваются ссылками на ожирение, неправильную диету, курение, высокий уровень холестерина в крови. Но одиночество сказывается на человеческом сердце не менее негативно, чем малоподвижный образ жизни или неумеренное потребление животных жиров. Это в первую очередь относится к женщинам. Замужние женщины в три раза реже переживают инфаркт, чем одинокие, а у вдов риск инфаркта возрастает на 30-40%.

"Мужчины, не разводитесь. Это опасно для вашего здоровья", - так советуют и швейцарские медики, установившие, что разведенные мужчины намного больше подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям, даже больше, чем одинокие женщины. У разведенных представителей "сильного пола" чаще наблюдаются нарушения психики, попытки самоубийства. Да и в больницы одинокие попадают в 8 раз чаще, чем женатые.

У женщин, начавших принимать поливитамины еще до возникновения беременности, преждевременные роды бывают гораздо реже. Согласно исследованию, проведенному доктором Аньелем Варатьяном в университете Северной Каролины, в Чепел Хилл, и опубликованному в Американском эпидемиологическом журнале, число недоношенных детей, рождающихся раньше 37 недель, у таких женщин сокращается вдвое. Как объясняет доктор Варатьян, поливитамины содержат фолиевую кислоту, помогающую предотвратить врожденные дефекты спинного и головного мозга и способствующую росту плода в последние месяцы беременности. Поскольку в среднем 50% беременностей не планируются заранее, важно, чтобы женщины, имеющие возможность забеременеть, на всякий случай принимали фолиевую кислоту всегда в качестве составной части здоровой диеты.

Ольга Беклемищева: И у нас уже слушатель на линии. Это Татьяна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к вашим специалистам по поводу двух препаратов, или, может быть, это биологические добавки. Один из них называется доломит.

Ольга Беклемищева: И что вы хотите про него спросить?

Слушатель: Я хотела бы узнать, может ли он помочь в предотвращении этого заболевания?

Олег Супряга: Вы знаете, судя по названию, это доломит, ну, есть минерал доломит. Я думаю, что, наверное, название торговое совпадает. Это природный карбонат кальция, один из видов карбоната кальция. Но дело в том, что, я еще раз хочу повторить, что без достаточного количества витамина D кальций не всасывается. Вообще суммарное содержание кальция как с препаратами, так и с диетой должное быть не менее 1,5 тысяч миллиграммов, то есть 1,5 грамма в сутки. Поэтому тут вопрос в количестве, конечно же. И я еще раз повторю, биологически активные добавки принимаются в расчете, скажем, на немножко другую возрастную группу для покрытия этих ежедневных потребностей. И, конечно, он должен усваиваться. А для усвоения необходим дополнительный прием, ну, прежде всего витамина D.

Ольга Беклемищева: Татьяна, и второй препарат, о котором вы хотели узнать?

Слушатель: Это препарат лецитин или фосфотидил холин.

Олег Супряга: Лецитин, насколько я знаю, не предназначен для лечения остеопороза. Скажем, препараты лецитинов, фосфотидил холина, они чаще применяются для лечения заболеваний печени, ну, конечно, в дозировках соответствующих, больших дозировках. А также, ну, это есть специальные формы фосфотидил холина для интрахеального введения, для лечения респираторного дистрессиндрома новорожденных - это препарат сурфактант. Я думаю, что здесь вопросы биодобавки, ну, она не предназначена для лечения остеопороза.

Ольга Беклемищева: Спасибо за вопрос, Татьяна.

И следующий слушатель. Это Михаил Юрьевич из Петербурга. Здравствуйте. Мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. У меня канцер простаты, и принимаю препараты, подавляющие андрогены. Есть ли у меня тенденция к тому, что я буду подвергнут остеопорозу? Хотя были переломы в результате травм.

Олег Супряга: Вы знаете, да, к сожалению, да. Все андрогенные препараты... одним из побочных эффектов является развитие, скажем так, развитие остеопороза. Но здесь вопрос о длительности введения. Если это вопрос о полугодовом, 9-месячном приеме, то если вы внимательно прочитаете инструкцию, одним из побочных эффектов, да, является. В большей степени это у так называемых агонистов гонадотропин-релизинг гормона, в меньшей степени у так называемых антиандрогенов. То есть, да, такой побочный эффект имеется. Но опять же у вас очень серьезное заболевание. И говорить о том, что... ну, нет, к сожалению, стопроцентно эффективного и при этом стопроцентнно безопасного препарата, обладающего... без побочных эффектов. Это, ну, как бы определенное следствие. Поэтому здесь нужно будет поговорить с вашим врачом, и, может быть, в качестве какого-то дополнительного компонента назначить дополнительное введение тех препаратов, которые будут предотвращать, ну, скажем, уменьшать развитие побочных эффектов.

Ольга Беклемищева: Риск развития остеопороза. Спасибо, профессор Супряга.

И следующий слушатель. Это Аида Яковлевна из Петербурга. Мы вас слушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос. Когда мне делали денситометрию, поставили диагноз предварительный "остеопороз", а после денситометрии определили "остеопения". Что это такое?

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Андрей Басков: Остеопения - это проявление остеопороза, на самом деле, это уменьшение количества вот этих костных балок, которые укрепляют, которые крепят ваши позвонки и ваши кости.

Ольга Беклемищева: И чем это грозит человеку?

Олег Супряга: Вы знаете, дело в том, что на самом деле есть остеопороз и есть выраженность развития остеопороза. Есть определение, скажем, патофизиологическое, что такое остеопороз, а есть определение денситометрическое, вот определение Всемирной организации здравоохранения - это, скажем, насколько отклонения от нормальной костной ткани имеют место быть.

Дело в том, что этот диагноз, скажем, остеопения промежуточный, это проявление действительно остеопороза, но это, скажем, начальная стадия развития остеопороза. Они важны когда? Дело в том, что вот остеопороз - это отклонение на 2,5 сигмы от нормы плотности костной ткани. Там обязательно необходимо лечение. При остеопении, да, лечение... необходимо говорить о лечении, но здесь учитываются факторы, ну, скажем, желания, противопоказаний и так далее. То есть насколько остра необходимость в лечении. Но действительно это проявление остеопороза. Это отклонение более чем на одно, скажем, одно сигмальное отклонение. То есть я боюсь, что я сейчас буду грузить слушателей.

Ольга Беклемищева: Это еще не очень страшно, уважаемая слушательница, но уже хотелось бы, чтобы вы начали лечение.

И я хочу спросить профессора Даниила Борисовича Голубева. А как лечат остеопороз в Америке?

Даниил Голубев: Ну, сначала я бы хотел сказать о предупреждении. И тут очень важно, и я бы даже сказал, драматические подробности я хотел бы изложить. В течение более чем 25 лет, с середины 70-х годов по этому поводу существовала совершенно определенная доктрина: женщины в менопаузе должны принимать гормональные препараты, которые компенсируют дефицит эстрогенов и, в частности, существенно предупреждают развитие остеопороза. Это заместительная гормонотерапия была уделом миллионов женщин в менопаузе. И это давало им возможность на многие годы продлить здоровую, активную женскую жизнь. И, в частности, считается, что на фоне вот этой заместительной гормонотерапии вполовину снизилось количество переломов шейки бедра - самого тяжелого заболевания пожилых женщин.

Но 2,5 года тому назад, после многих противоречивых исследований и долгих дискуссий высшие медицинские органы США - это Американская медицинская ассоциация и знаменитая FDA ("Food and drug administration") пришли, наконец, к заключению, что длительное применение гормонов опасно для здоровья, и, в частности, в связи с опасностью учащения злокачественных новообразований молочной железы. И активная заместительная гормонотерапия в США практически прекращена.

Я не случайно употребил термин "драматические". Газеты были заполнены, да и сейчас еще заполнены буквально стенаниями женщин, которые расставались с препаратами гормонов, ну, просто как с близкими родственниками, потому что они привыкли и очень хорошо себя чувствовали на фоне этой многолетней заместительной гормонотерапии. Тем не менее, она свернута. Врачи не предписывают сейчас этого делать. Нельзя сказать, что запрещено, но не принято.

Однако, как показал анализ историй болезни более чем 140 тысяч женщин в менопаузе, такой анализ был проведен доктором Элизабет Баррет Конор в Университете Сан-Диего в Калифорнии, при прекращении приема гормона эстрогена защита костей от переломов очень быстро исчезает. И надо признать, что и чисто медицинский, и психологический эффект от отмены заместительной гормональной терапии до сего дня не преодолен, и женщины чувствуют себя сегодня более уязвимыми для проявлений остеопороза, чем несколько лет назад. А количество переломов, в общем и целом, увеличилось. Ну, трудно сказать насколько, но бесспорно возросло.

Считается, что предотвращение остеопороза в пожилом возрасте должно начинаться с детства с помощью рационального питания девочек. Их диета должна содержать оптимальное количество кальция и витамина Д, и так должно продолжаться в течение всей жизни. Это главный физиологический путь профилактики остеопороза, поскольку при оптимальном содержании этих компонентов в питании девочки-девушки-женщины опасность возникновения остеопороза в менопаузе резко уменьшается. Но не полностью, и поэтому при вхождении в этот "опасный" период жизни каждой женщине приходится думать о необходимости активной профилактики остеопороза. До того, как прозвучали тревожные предупреждения относительно опасности заместительной гормонотерапии, женщины, повторяю, были избавлены от проблем выбора, поскольку буквально миллионы из них употребляли препараты гормона эстрогена и были спокойны. Теперь приходится обращаться к негормональным способам профилактики остепороза. Это означает, что ежедневно с пищей женщина должна потреблятьот 1,200 до 1,500 миллиграммов кальция и не менее 400 интернациональных единиц витамина Д в возрасте до 70 лет и от 600 до 800 единиц в более пожилом возрасте. В качестве источника кальция диетологи рекомендуют творог, молоко, сыр с низким содержанием жира, зелёные овощи, сириэл, сардины, лосось с костями, обогащённый кальцием апельсиновый сок. Витамин Д также содержится в этих продуктах, а также в яйцах и рыбьем жире. Для обогащения кожи витамином Д рекомендуется ежедневное не более чем 15-минутное пребывание на открытом солнце (без наложения на кожу каких-либо кремов). Всё это должно сочетаться с нормальным, достаточно калорийным питанием, в котором на долю белков приходится не менее 15-20 процентов от общего калоража.

На фоне такого питания и в сочетании с умеренными, но постоянными физическими упражнениями, укрепляющими костно-суставной аппарат, рекомендуется приём негормональных препаратов "Фазомакс", "Актонель" и "Эвиста". Эти лекарства выписывает врач и их приём осуществляется в строгом соответствии с его инструкциями, чтобы избежать побочных эффектов и осложнений. Всё перечисленное касается профилактики остеопороза. Таковы официальные рекомендации.

А чем можно помочь тем женщинам, у которых остепороз уже есть и даёт о себе знать? Иными словами: как лечить это опасное проявление менопаузы? Пока известно только одно лечебное средство такого рода - так называемый "кальцитонин". Что касается хирургического лечения переломов шейки бедра и позвонков, то эта техника в США находится на очень высоком уровне, и избавила тысячи пожилых женщин от полной инвалидности, на которую эти проявления остеопороза неминуемо обрекали своих жертв в прошлом.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Даниил Борисович.

И у нас следующий звонок на линии. Это Виктор из Омска. Здравствуйте. Мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, вы очень популярно рассказали об этом. Нам с женой пока еще нет ни 70-ти, ни 60-ти лет, то есть мы помоложе, в общем-то. А что сделать, чтобы предупредить, чтобы его не было? То есть молоко пить или что-то еще? Вот какие лично ваши будут рекомендации?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Виктор.

Я не думаю, что я являюсь профессионалом, который может вам посоветовать. Я просто могу сказать, что мы говорили в течение нашей передачи о том, что методы профилактики, они двоякие. Одни - это те, которые вы можете предпринимать без совета врача - это увеличение двигательной активности и улучшение питания. И, скорее всего, в вашем возрасте все-таки лучше мясо, чем молоко, оно тоже содержит достаточно много микроэлементов и кальция. А вторая часть - это то, что лучше обсуждать с врачом. Потому что на самом деле остеопороз может возникнуть как на уровне недостатка кальция, так и тогда, когда кальция на самом деле у человека много, просто он не усваивается. И при этом принимать кальцийсодержащие препараты было бы неправильно.

Я правильно излагаю, Олег Михайлович?

Олег Супряга: Ну, я не совсем согласен, может быть, с этим. Дело в том, что, во-первых, Виктор, 60 лет - это проблема, остеопороз, когда он проявляется уже переломами. На самом деле остеопороз начинает развиваться, я бы еще хотел обратить внимание, у женщин в более раннем возрасте - в возрасте 45-50 лет, то есть когда уменьшается гормональная активность яичников. А есть мнение, что и в более раннем возрасте. То есть на самом деле кальций и ... скажем, основа скелета закладывается в подростковом возрасте. Но я бы обратил внимание на ВОЗовское исследование, которое было недавно опубликовано. Это фарма-экономическое исследование об эффективности и стоимости, скажем, тех или иных профилактических мероприятий при ведении остеопороза. Так вот, препараты кальция D3, комбинированные препараты стоят на первом месте. Поэтому это независимое исследование, и я тут должен сказать, что это вот так.

Ольга Беклемищева: Я просто хотела уточнить, что иногда у человека есть кальций, он просто не усваивается в костях, как я понимаю.

Олег Супряга: Да.

Ольга Беклемищева: Вот в этих случаях принимай - не принимай кальцийсодержащие препараты - это уже не играет роли?

Олег Супряга: Дело в том, что если у человека заболевание печени, если человек проходит лечение от бронхиальной астмы, скажем, принимает глюкокортикоидные препараты, если у человека есть особые проблемы, то, конечно, это и особый подход. Но если сейчас мы говорим как бы об общем взгляде, вот типичная ситуация - возрастные изменения, то кальций и кальцийсодержащие, витамин D содержание препараты на первом месте. Если мы говорим о том, что у человека уже развились переломы, то здесь необходимо дополнительное применение этих препаратов, о которых говорил профессор Голубев, - это элендронат, элизиндронат и, возможно, кальцетонин. И, конечно, необходимы в ряде случаев и какие-то хирургические мероприятия. Поэтому здесь скорее вопрос последовательности и вопрос особенностей.

Ольга Беклемищева: Ну, я думаю, что здесь как раз все очень индивидуализировано, и поэтому невозможно рассказать по радио.

Олег Супряга: Да, конечно.

Ольга Беклемищева: Но вот такие общие принципы, насколько мы смогли их изложить.

Следующий слушатель. Это Вадим Александрович из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы в первую очередь сказать о том, что я "молочный" человек, с детства очень любил молочные продукты - молоко, творог и так далее. Но, к сожалению, остеопороз все равно меня настиг. И отсюда у меня два вопроса. Первый вопрос. При анализе фосфорно-кальциевого обмена, насколько я понимаю, кальций, так сказать, не играет объективной роли, то есть его недостаток и его избыток - все равно может быть остеопороз. И второй вопрос. У меня все исследования, которые проводились, диагноз ставят, кроме остеопороза, "гиперпаратиреоз"...

Олег Супряга: Вот как раз особая ситуация.

Слушатель: Но причину, почему повышен паратгормон, он почти в два раза повышен, никак не могут найти. И практически два года исследуют - и ничего не могут найти. То есть ставят сейчас таким образом диагноз, что это...

Ольга Беклемищева: Ну, мы поняли, Вадим Александрович. Спасибо за вопрос.

Олег Супряга: Как раз это особая ситуация - гиперпаратиреоз, и иногда так называемое еще более тяжелое сочетание, когда гиперпаратиреоз и почечная недостаточность, когда действительно, к сожалению, препараты кальция... это тот редкий как раз случай, когда, ну да, действительно препараты кальция не являются первым, и вообще не должны быть первым каким-то компонентом лечения. Но я должен сказать, что необходимо обратиться к врачу эндокринологу, ну, необходимо выявлять причину. Или это гиперфункция паращитовидных желез, или так называемая... то есть, скажем, секретируется где-то в другом месте, то есть определенное состояние. Но этим надо заниматься, конечно. Это очень серьезное состояние.

Ольга Беклемищева: А вообще возможно установить причину, почему у человека такая ситуация?

Олег Супряга: Да, конечно. Чаще всего с помощью радиоизотопных методов исследования. Ну, вводятся специальные маркеры, где находят... Но в первую очередь исключают гиперфункцию паращитовидных желез, которые на типичном месте расположены.

Ольга Беклемищева: Так что, Вадим Александрович, нужно найти того врача, который сможет вам поставить диагноз.

Олег Супряга: Это врач-эндокринолог или эндокринолог-хирург.

Ольга Беклемищева: И еще Елена Николаевна из Москвы до нас дозвонилась. Здравствуйте. Мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. У меня перелом шейки бедра был очень давно, 17 лет назад. После четырех операций за несколько прошедших лет мне поставили искусственный сустав. И вот уже 7 лет прошло, как я хожу с суставом. При этом хожу я хорошо. Сейчас мне 67 лет. Но когда мне его поставили, мне сказали: "Ну, мол, лет на 10-15 хватит". То есть прошла уже половина максимального срока. И вот я теперь думаю... Ну, за плотностью ткани я слежу. Правда, у меня кальция в крови больше нормы, поэтому вот эти препараты не особенно мне рекомендует врач-ревматолог. И поэтому я в основном диету соблюдаю. Но я хочу понять, меня что, это настигнет как-то неожиданно, что-то случится с этим суставом, или какие-то будут... Я никак не могу добиться от врачей ответа, на что я должна обратить внимание, это сразу у меня все сломается, или как это все будет.

Ольга Беклемищева: Спасибо за вопрос, Елена Николаевна.

Андрей Басков: Я думаю, что тут не надо горевать, потому что действительно протезы, они имеют определенный срок - это 10-15, у некоторых импортных сейчас и до 20 лет есть гарантия, что будет все хорошо. За чем надо следить. Надо следить за тем, чтобы не было разрежения костной ткани около импланта, который поставлен в кости. И если вы регулярно наблюдаетесь у ортопеда, если вы регулярно проводите исследования этой зоны, то, конечно, заметить можно заранее и предотвратить вот эти тяжелые проблемы. Поэтому просто нужно наблюдаться - и все. И если он сейчас не беспокоит, если все очень хорошо, то надо просто приходить регулярно, раз в год на обследование и смотреться у одного и того же ортопеда. Он будет вас наблюдать и будет вам давать уже рекомендации какие-то.

Ольга Беклемищева: То, что называется "наблюдение в динамике".

Андрей Басков: Да.

Ольга Беклемищева: Андрей Владимирович, действительно интересный вопрос, вот гарантия на имплантант - 15 лет. И что, я как отсчитала 15 лет, и дальше все, он сразу сломался?

Андрей Басков: Нет-нет, он не сломался. Это все зависит оттого, насколько человек подвижен, какой имплант, потому что они разные, какая прокладка в импланте - они тоже бывают разные. Одни делаются из одного полимера, другие - из другого. Вот от всего этого зависит длительность его существования. Как он крепится в кости - это костный цемент или как-то по-другому. Поэтому от всех этих вещей все это зависит, естественно. Но надо сказать, что обычно, если соблюдать те правила игры, на которые вы пошли, то часто импланты служат всю жизнь и, в общем, без особых проблем. То есть это тот срок, при котором... когда говорят о гарантиях, тот срок, в который действительно это на сто процентов будет хорошо. Дальше могут быть некие проблемы при каких-то повышенных нагрузках или каких-то других проблемах.

Ольга Беклемищева: Но это не значит, что нужно срочно бежать и ставить новый?

Андрей Басков: Это не значит, что он сломается, да. Наблюдаться обязательно надо, потому что любой имплант в организме - это фактор риска, это надо понимать. Поэтому наблюдение обязательно должно быть.

Ольга Беклемищева: Дело в том, что хирурги действительно не могут сделать вам такой же хороший сустав, как и мама с папой, так это устроено природой, но они стремятся все выше и выше.

И следующий звонок. Это Татьяна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, меня очень волнует такой вопрос. Можно ли при желчнокаменной болезни принимать препараты кальция? Не является ли это противоречием? И вот я знаю, что маммологи категорически не рекомендуют кальций и соблюдать молочную диету, то есть, наоборот, призывают исключать молочные продукты, чтобы не было ухудшения по их епархии.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Татьяна. Правда, о том, что маммологи призывают исключать молоко, я не слышала. Это, может быть, какое-то частное мнение? Или это действительно так?

Олег Супряга: Вы знаете, я тоже об этом не слышал. Может быть, это какая-то особая ситуация. Ну, мне сложно сказать, почему... Может быть, именно какая-то действительно индивидуальная ситуация - непереносимость или...

То, что касается желчнокаменной болезни, то здесь нет никаких абсолютных противопоказаний. Дело в том, что все-таки образование камней в желчном пузыре не связано с повышенным содержанием кальция в крови. Здесь, скорее всего, другие причины, связанные с оттоком желчи, и поэтому это не является противопоказанием.

Ольга Беклемищева: И еще один звонок. Это Ирина Владимировна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос такого рода. У меня кальциноз створко-аортального клапана. Мне 63 года. Здесь, с одной стороны, препараты кальция вредны, потому что мне тоже говорили о том, что ограничивать продукты, содержащие кальций. В то же время здесь есть опасность того, что достаточного количества кальция не будет поступать в организм. То есть, выходит, что есть какой-то кальций плохой, который откладывается на стенках сосудов, а есть тот, который необходим и который должен идти на строительство костей?

Ольга Беклемищева: Ирина Владимировна, простите, я вас перебью, потому что нам уже пора завершать. Я формулирую ваш вопрос кратко: что делать в такой ситуации?

Андрей Басков: Я думаю, что в этой ситуации нужно просто понаблюдаться у доктора и проконсультироваться с ним. Потому что, действительно, если имеется кальциноз - это высокий риск, и прием кальция может усугубить. Поэтому здесь нужно просто наблюдаться у своего врача.

Ольга Беклемищева: Я благодарю наших гостей.

Постарайтесь не болеть!

Уважаемые читатели!

Наши программы рассчитаны на улучшение понимания природы болезней и повышение вашего внимания к собственному здоровью. Они не в коем случае не являются прямыми рекомендациями по лечению и диагностике - мои гости вас не видят, и консультируют только с ваших слов.

Лечиться с помощью того, что вы услышали или прочитали без участия врача опасно! Диагноз должен поставить врач. Иначе вы можете пострадать из-за того, что будете лечить не ту болезнь, которая у вас есть на самом деле. Пожалуйста, учтите это предупреждение. Ваша,

Ольга Беклемищева.

XS
SM
MD
LG