Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Специалист по детскому питанию


Марина Катыс: Проблема - как и чем кормить ребенка - в определенное время встает перед всеми родителями. Как правило, мамам и папам хочется, чтобы их дети уплетали за обе щёки завтрак, обед и ужин и, при этом, ещё просили бы добавки. В реальной жизни чаще встречается противоположная картина: мама, папа, бабушка и дедушка умоляют съесть ещё ложечку.

А ребенок сидит, плотно сжав губы.

Нужно ли кормить ребёнка насильно?

И что делать, если ребенок ест слишком много?

Именно о том - чем и как правильно кормить ребенка, чтобы он вырос здоровым и счастливым - мы и будем говорить сегодня в программе "Профессия - Врач" с Главным специалистом по питанию детей Министерства здравоохранения Российской федерации, руководителем отдела детского питания Института питания академиком Игорем Яковлевичем Конем.

И мой первый вопрос к нашему гостю. Что делать, если ребенок отказывается есть?

Игорь Конь: Прежде всего - не проявлять излишней паники, я бы так сказал. Конечно, это вопрос серьезный. Но, опыт показывает, что когда мама говорит, что ребенок "не ест" - она сильно преувеличивает и драматизирует ситуацию. Речь может идти не о том, что ребенок вообще не ест, а о том, что, может быть, в какое-то время дня ему не хочется есть, какие-то блюда, которые мама или папа считают, что нужно есть обязательно, а ребенок - не хочет. Ведь чаще всего идет речь об этом.

Потому что если речь идет о том, что ребенок вообще отказывается от пищи, это действительно драма, это действительно серьезно, и тут нужно немедленно идти к врачу и выяснять - в чем же дело. Здоровый ребенок не может не есть. Ему нужна пища для того, чтобы он бегал, прыгал, думал, учился считать и так далее.

Если ребенок здоров, он будет есть. Может быть, он не все будет есть: он не будет есть суп, он не будет есть молоко с пенкой, а только - молоко без пенки. А вот если получается так, что ребенок вообще отказывается от еды, - тут, еще раз повторяю, надо бить тревогу и выяснять. Потому что - что-то не в порядке. Значит, у ребенка или какое-то хроническое заболевание, или, может быть, тяжелая депрессия (если речь идет о дошкольниках). То есть -либо какие-то нарушения со стороны нервной системы, либо хронические заболевания: это, может быть, хроническая туберкулезная интоксикация, заболевание ЛОР-органов - все что угодно. Ребенок не может не есть.

Марина Катыс: Спасибо. А сейчас я хочу предложить вашему вниманию материал, который подготовила наш корреспондент Марьяна Торочешникова. Она спрашивала москвичей - как они относятся к генетически модифицированным продуктам в рационе своего ребенка?

- Я против всяких добавок. Конечно, надо, чтобы указывали, чтобы каждый знал - какие там добавки, во-первых, и какой вред они приносят - вот о чем идет речь. Теперь надо знать, что полезно, а что вредно, надо читать. И не покупать эти продукты.

- Вообще - о любых отравляющих веществах неплохо бы, чтобы указывали, (сколько там цианидов и прочее). Если цена очень сильно будет отличаться, то люди, конечно, будут охотно покупать, даже если там распишут все возможные последствия. Если лет через 15 человеку грозит какой-нибудь рак желудка - то это через 15 лет, а деньги платить сегодня. Так что весь вопрос в цене.

- Это очень важно для развития будущего ребенка, для его здоровья. Сейчас очень много говорится о генных изменениях в продуктах питания. Естественно, мне бы хотелось, чтобы это все было указано на этикетке детского питания.

- Я не против этого, и, в общем-то, не вижу большой проблемы. Потому что многие псевдонаучные выводы современных ученых и исследователей, не думаю, что стоят каких-то серьезных опасений. Просто очень много шарлатанов от науки сейчас.

- Тогда должно быть какое-то разделение: какие вредные, какие не вредные, - чтобы все об этом знали. Если бы какой-то список был предоставлен, таблица какая-то выведена, мы бы, соответственно, не покупали.

- Вот мы внуку наше питание не покупаем. Мы покупаем американское "Beech Nut" и "Gerber" немецкое. Они - более натуральные, чем наши. Там содержится информация, что там нет сахарозы, нет глюкозы - то, что есть в наших, от которых аллергия. Поэтому приходится тратиться вот на такие.

Марина Катыс: Игорь Яковлевич, мы прослушали материал Марьяны Торочешниковой. В целом можно сказать, что родители, в общем, отрицательно относятся к содержанию ГМ-ингредиентов в детском питании. А каково ваше мнение по этому вопросу?

Игорь Конь: Я, к сожалению, не могу разделить тревогу, которую проявляют родители в интервью, которое мы сейчас слышали. Потому что те данные, которые есть у мировой науки, которые есть у нас в России (в частности - в нашем Институте Питания), те данные, которыми располагает Министерство здравоохранения (как официальный орган, отвечающий за поддержание здоровья), - они лишены сведений о каком-то вредном влиянии этих инградиентов. Убедительных научных оснований о вреде генетически модифицированных продуктов на сегодняшний день не получено. И те многочисленные, к сожалению, выступления в печати и по радио не основаны на каких-то серьезных фактах, это - эмоции.

Другое дело - я согласен - надо маркировать. Человек вправе знать о том, что он получает в пищу. И насколько я знаю, сейчас в третьем чтении будет приниматься закон, в котором обязательно будут содержаться обязательства, чтобы указывать на продуктах наличие генетически модифицированных источников. С этим я согласен. И Минздрав эту точку зрения, безусловно, разделяет. Конечно, должно быть указано. А дальше - уже, в зависимости от представления, от мировоззрения людей... Разные же есть люди. Есть вегетарианцы, которые вообще не едят животные продукты. Это их право. Согласен я, не согласен, но это их право. Точно так же и здесь. Человек знает, что там содержатся генетически модифицированные источники, люди грамотные - прочитали. Если они считают, что это опасно, (хотя я категорически не разделяю эту точку зрения) - ну, не покупайте.

Марина Катыс: Одна из москвичек, бабушка, сказала, что они не покупают детское питание российского производства для своего внука, а покупают "Gerber". Вы действительно считаете, что питание импортного производства лучше российского?

Игорь Конь: Вы же видели мою эмоциональную реакцию на это выступление. Конечно, я с этим не согласен. Не потому что это - патриотизм, или лжепатриотизм, нет. Потому что я придерживаюсь другой точки зрения. Я считаю, что есть продукты хорошие и плохие. Они могут быть хорошие в России, и они есть хорошие в России, (не все, к сожалению). В частности, наш Институт Питания, наш отдел работает очень тесно с производителями детского питания по всей стране. И они очень многие стараются достичь высших образцов, конкурентоспособности. И многие российские продукты конкурентоспособны. Это не значит, что нет плохих продуктов в России, но они есть и на Западе, к сожалению.

Мы занимаемся в течение уже больше 10 лет (почти 12 лет) и вопросами экспертизы качества и безопасности продуктов детского питания. Через нас проходит подавляющее большинство продуктов. За эти годы, конечно, мы видели определенные нарушения и со стороны западных продуктов. Замечательная фирма "Gerber", не менее замечательные еще десятки других. Я не собираюсь заниматься здесь рекламой. Но есть и прекрасные отечественные продукты.

Целый ряд просто ошибочных положений в заявлении бабушки. Но она не виновата, она же - не специалист, в отношении того, что российские продукты детского питания содержат сахар, а западные не содержат. Это все совершенно не так. Хорошие отечественные продукты на сегодняшний день тоже не содержат добавленных сахаров. Мы добились этого. И еще не совсем точно, что сахар вызывает аллергию. Это общепринятое мнение. Но недавно мы проводили конференцию - это тоже не так.

Поэтому, резюмируя, я против того, чтобы делить: западные - хорошие, отечественные - плохие. Нет, так я не согласен.

Марина Катыс: Спасибо. Игорь Яковлевич, я знаю, что образовательной программе "Разговор о правильном питании" буквально на днях исполнилось 5 лет. И эта программа посвящена в основном проблемам воспитания культуры здорового питания у школьников. Но ведь, в принципе, это актуально и для детей дошкольного возраста. Есть ли подобные программы для детских садов?

Игорь Конь: Очень хороший вопрос. Я бы сказал, насыпали соль на рану. Потому что у нас разработаны подходы к образованию детей в области питания в детских садах, у нашего отдела есть небольшой опыт. Но, к сожалению, в таких масштабах, в каких реализуется программа "Поговорим о здоровом питании" Института возрастной физиологии и компании "Nestle", мы не смогли реализовать эту программу по ряду технических сложностей. В принципе, конечно, такая программа нужна. И мы глубоко убеждены, что начинать образование ребенка надо с самого раннего возраста, то есть с 3-4 лет, и в 5-6 лет они должны уже знать, что такое витамины, что такое хорошие продукты, - можно их вполне этому научить. И этому учат в садах. Но вот такой системы, к сожалению, нет. Конечно, нужна такая программа.

Марина Катыс: Спасибо. Очень часто родители жалуются на аппетит ребенка и совершенно не задумываются о том, что ребенок ведет недостаточно активный образ жизни. И именно потому, что он не тратит много энергии, у него и нет потребности много есть. А родители не готовы изменить собственный образ жизни, то есть больше гулять с ребенком, больше двигаться. Как помочь и родителям, и ребенку разорвать этот порочный круг, когда отсутствие движения, отсутствие достаточного количества прогулок на свежем воздухе приводит к тому, что аппетит падает?

Игорь Конь: К сожалению, это все-таки вопрос, наверное, не ко мне, как к медику. Это же вопрос отношения к ребенку, отношения к жизни вообще, это мировоззренческий вопрос, мне кажется. Потому что каждый понимает, что нужно делать гимнастику (лучше - два или три раза в день, если есть возможность). И сколько людей это делают? Каждый понимает, что нужно, хочешь - не хочешь, если маленький ребенок, выйти погулять, но не каждый это делает. Поэтому здесь речь идет об отношении в обществе в целом к культуре здоровья - вот о чем надо бы говорить.

У нас, к сожалению, культ здоровья и культура здоровья остается на недостаточно высоком уровне. В значительной степени это связано со сложными условиями жизни, в которых мы находимся, когда у родителей нет времени заняться с ребенком, нет времени погулять. А в воскресенье хочется хоть немножко отдохнуть. Конечно - это сложно, но разрывать этот порочный круг надо. Возможно, с помощью занятий физкультурой в детских садах и в школах - это, конечно, путь. Наверное, этому может способствовать и пресса, и радио, чтобы рассказывать, объяснять, что движение ребенку абсолютно необходимо. И пример со стороны родителей, конечно. Потому что скучно ребенку бегать одному, если не бежит рядом мама или папа.

Марина Катыс: Но получается, что ребенку не скучно ходить с мамой и папой в "Макдоналдс" и есть гамбургеры. Это ведь просто бич нашего времени - "фаст-фуд". Сама система "быстрого питания" - это различные жареные пирожки, бутерброды горячие, растворимые супы, жареный во фритюре картофель, кукуруза, газированные напитки. Насколько вообще допустимо это в рационе ребенка?

Игорь Конь: Вы правильно ставите вопрос, это действительно тревожно. Я, правда, не стал бы смешивать - в вашем вопросе много разных продуктов смешано. Ведь плоха не сама система "быстрого питания" - замечательно, что наконец-то в Москве можно быстро поесть. Не знаю, помните ли вы, но я помню время, когда в Москве нельзя было найти место, где можно было бы поесть. Столовых почти не было, ресторанов было мало, и они были недоступны. Сейчас проблема решена. Любой человек (и мать с ребенком, и приезжий, который захотел поесть) видит какое-то предприятие "фаст-фуд", их же много разных. И это, в общем-то, хорошо.

Но, конечно, плохо, что технология приготовления пищи "фаст-фуд" (скажем, гамбургеров, "хот-догов", сосисок, пирожков) связана с жесткой термической обработкой, с образованием ряда соединений, неблагоприятно воздействующих на слизистую тонкого кишечника, на слизистую желудка (в особенности - у ребенка), с образованием перекиси жирных кислот в процессе пережаривания, это, конечно, нехорошо. Поэтому я против системы питания детей через предприятия "фаст-фуд". Но если это случается иногда, если ребенок в день рождения пойдет в "Макдоналдс" и, что называется, "согрешит", и получит там, да - "газировку", да - пирожок, если это раз в год или раз в полгода - то здесь трагедии нет. Ну, будут какие-то неприятности с желудком. Если же это система, если ребенок приучается к тому, что он в основном ест еду из "Макдоналдса" или то, что мама или папа приносят с работы... - это, конечно, плохо. Эту привычку я ни в коем случае не поддерживаю, и с этими привычками надо бороться.

Марина Катыс: Вы сказали о "газировке". Ведь большинство родителей знают, что дети просто "умирают", как они хотят сладкой газированной воды - "Колы", "Пепси-Колы"...

Игорь Конь: Увы. Или "Байкал", или "Тархун".

Марина Катыс: Да... только - не простой воды, только не "Аква-Минерале". Что с этим делать? Это ведь тоже не полезно.

Игорь Конь: Приучать, с детства приучать. Конечно, неполезно. Мы считаем, что раньше 5-6 лет - газированная вода вообще не нужна. И для взрослого человека газированная вода тоже не полезна, нельзя сказать, что она полезнее, чем простая, бутилированная вода. Но здесь - только воспитательные мероприятия: объяснять, разъяснять, что это - хорошая пища, а это - плохая. Другого пути нет, потому что запретами мы ничего здесь не добьемся - выйдет и купит на улице, когда уже деньги свои появятся. Поэтому - надо только объяснять.

Как раз программа, о которой вы говорите, здесь очень важна, чтобы с детства приучать, что сок - это хорошо, а газированная вода - это не очень хорошо, только - в жаркое время, только - иногда, но не как система.

Марина Катыс: А что делать родителям, у детей которых так называемый избирательный аппетит? Насколько я понимаю, суть проблемы здесь заключается в том, что ребенок предпочитает определенные продукты, и их он ест с аппетитом, а все остальное он отвергает категорически и ни под каким видом есть не хочет.

Игорь Конь: Здесь на два момента надо обратить внимание. Во-первых, не драматизировать, потому что иногда это возводится в такой культ...Ребенок хорошо развивается, он хорошо учится или хорошо успевает в детском саду, он бегает, прыгает, у него хорошее настроение, но он не любит суп. Так что теперь делать? - Не драматизировать. Второй момент - все-таки проявлять настойчивость. Потому что сегодня ребенок может отказаться от того, от другого, и мама ему позволит. На завтрашний день он попадает в условия организованного питания. Если это мальчик, он попадает, предположим, в условия армии - почти у каждого мальчика впереди есть такая перспектива. И что? Он начинает отказываться, он говорит: "Нет, я дома этого не ел, и у вас не буду". Вот там действительно он может уже начать голодать.

Поэтому очень важно, чтобы ребенок ел все виды продуктов - не только колбасу или сосиски, которые они любят, не только газированную воду. Чтобы он ел и молоко, и мясо, и рыбу, и овощи.

Таким образом, настойчиво, но не поднимая паники, чтобы ребенок не видел ужаса в глазах у мамы: ах, я отказался от молока. "Ну, отказался от молока, вместо этого я тебе дам сегодня творог или сыр". Можно заменить.

Марина Катыс: Кстати, о молоке. Существует такое заболевание (или какая-то особенность организма ребенка) как непереносимость лактозы. И очень часто это сказывается еще в грудничковом возрасте, когда даже материнское молоко не воспринимается организмом. Что делать таким родителям? И вообще насколько серьезно это обстоятельство - непереносимость лактозы?

Игорь Конь: Это серьезно. Просто непереносимость лактозы, если она не временная (а она иногда бывает временной после кишечных инфекций, и через определенное время проходит), а вот если она врожденная, наследственная, то действительно надо исключить из питания молоко. Но опять же - здесь нет трагедии. Потому что, исключив молоко, это не значит, что мы должны все исключить. Если ребенок не переносит молоко, как правило, он будет просить кисломолочные продукты - кефир, ряженку. Иногда неплохо переносит сливки, но сливки в большом количестве не дашь. Значит - кисломолочные продукты. Творог, как правило, эти дети переносят. А уж в самом крайнем случае заменять молочные продукты другими группами продуктов. Плохо без молочных продуктов. Но, как правило, до такой степени не доходит. Повторяю, молоко заменяется кисломолочные продукты - творог, сыр.

Марина Катыс: В России всегда очень популярна была такая еда, как каша. И до сих пор бабушки рассказывают своим внукам, что все русские богатыри ели каши, а современные дети уже довольно критически относятся к этим заявлениям и каши есть отказываются. Как приучить малыша к каше? И вообще - полезна ли эта еда?

Игорь Конь: Мое глубокое убеждение, что каша полезна. И во всем мире на самом деле в том или ином виде используются злаковые продукты, зерновые продукты. Только в Великобритании это пудинг или овсяная каша, а где-то на Востоке, скажем, это бишбармак или плов, а в России это каша. Ну и хорошо, это - национальный продукт, (так же как и хлеб), он содержит основные пищевые вещества, и углеводы, и растительный белок, и определенное количество жира, и витамины, и минеральные соли. То есть - хороший продукт. Я не совсем согласен, что дети отказываются от каши, если их закармливают кашами, они им просто надоедают, а так-то, в принципе, дети с удовольствием едят манную кашу, хотя это - не самая полезная каша. И гречневую кашу многие едят.

Скорее другое, в обществе некоторое время назад была очень популярна тенденция закрыть каши и открыть только овощи, а нужны и каши, и овощи. И надо заметить, что у нас была даже такая полемика с заведующими детскими садами, которые настаивали на том, чтобы исключить кашу из меню. Мы добились того, что она осталась. И я считаю, что это полезный и нужный продукт, только - не целый день. Три раза в день кашу не надо давать, богатырем ребенок от этого все равно не вырастет.

Марина Катыс: А мюсли?

Игорь Конь: Замечательно! Это вариант каши. Это фактически зерновой продукт. Пожалуйста, можно день - каши, день - мюсли. А потом опять мюсли, а потом - опять каши. Они очень близки по пищевой ценности.

Марина Катыс: Обычно мюсли заливают либо холодным молоком, либо соком. А есть другое мнение - что их нужно все-таки варить для того, чтобы дать маленькому ребенку.

Игорь Конь: Совсем маленькому ребенку мы вообще не рекомендуем мюсли. Там же есть очень твердые частицы, и орехи иногда бывают. И когда нет зубов... Я сейчас не готов точный возраст назвать, но я думаю, что где-то в 3-4 года - раньше не имеет смысла. Есть специальные каши с мюсли, которые ориентированы на первый год жизни, так называемые инстантные каши - это другое дело, там мюсли измельченные. Эти можно давать и в 6, и в 7, и в 8 месяцев. А вот настоящие мюсли, повторяю, где орехи, где изюм, конечно, раньше 3-4 лет не нужно давать. И, конечно, их надо готовить как указано. Как правило, надо залить холодным или горячим молоком. Можно залить горячим молоком, можно залить йогуртом - очень вкусно получается и полезно. Тут возможны разные варианты. Варить не обязательно.

Марина Катыс: Спасибо. И прежде, чем мы продолжим наш разговор о детском питании, я предлагаю вашему вниманию выпуск медицинских новостей, который подготовил наш нью-йоркский корреспондент Евгений Муслин.

Владимир Абарбанель: Рак шейки матки - одна из самых распространенных разновидностей женского рака. Такой рак диагностируется ежегодно у 470 тысяч женщин, и 250 тысяч из них от него гибнут. И вот сейчас появилась вакцина, способная предотвратить большую часть подобных заболеваний. Речь идет о вакцине Серварикс, разработанной фармацевтической компанией "Глаксо-Смит-Клайн" и защищающей женщин от двух штаммов человеческого папилломного вируса, вызывающих более 70 процентов случаев рака шейки матки.

Специалисты-онкологи считают, что сегодня самый эффективный метод борьбы с распространением рака шейки матки - применение вакцины для предотвращения хронического инфицирования папилломными вирусами, передающимися половым путем, плюс - массовые обследования женщин. На протяжении жизни более 75 процентов женщин инфицируются этими вирусами, но в большинстве случаев инфекция длится недолго и проходит без каких-либо симптомов. К несчастью, хроническое инфицирование приводит к раку.

Клинические испытания, проведенные доктором Дайаной Харпер из Дартмутской медицинской школы в штате Нью-Гемпшир и ее коллегами на более чем тысяче женщин в возрасте от 15 до 25 лет в США, в Канаде и в Бразилии, подтвердили, что вакцина Серварикс со 100-процентной надежностью защищает пациенток от приводящей к раку хронической вирусной инфекции. Эти результаты опубликованы в британском медицинском журнале "Ланцет".

Выступая на Ватиканской конференции католических медиков, Римский папа Иоанн-Павел Второй высказался против эвтаназии - милосердного умерщвления безнадежных больных - заявив, что врачи "не могут решать, кому следует жить, а кому - умереть". Однако, осудив эвтаназию, Папа согласился, что безнадежно больные люди имеют право отказываться от лекарств и лечения, искусственно продлевающих их жизнь без надежды на выздоровление.

Вопрос об эвтаназии затрагивался во время недавних президентских выборов в США, и сейчас соответствующие законодательные предложения рассматриваются в нескольких европейских странах. Эвтаназия уже разрешена в Швейцарии, в Голландии и в Бельгии, где законодатели собираются распространить ее даже на детей и подростков.

Британское правительство намерено в течение ближайших двух лет полностью запретить курение во всех общественных местах и наложить строгие ограничения на телевизионную рекламу нездоровой пищи быстрого приготовления. Торговцев и производителей пищевых продуктов правительство обяжет разработать специальные этикетки, чтобы потребители могли легко различать полезные и вредные пищевые изделия.

"Курение будет запрещено во всех правительственных и общественных помещениях, - заявил в британском парламенте министр здравоохранения Джон Рейд, - во всех ресторанах, пабах и барах, где подается пища". В остальных пабах и барах, а также в частных клубах вопрос о курении будет решаться их владельцами.

Марина Катыс: И у нас уже пришло сообщение на пейджер от Раисы Егоровны из Москвы. Она задает такой вопрос: "Правда ли, что в школах дают перепелиные яйца, и для чего это делается?"

Игорь Конь: У меня такой информации нет, что дают перепелиные яйца. В принципе, ничего плохого в перепелиных яйцах нет. Но это - нетрадиционный продукт питания, и откуда такая информация насчет перепелиных яиц, я не могу сказать.

Марина Катыс: Да, меня тоже немного удивило это сообщение.

И Ольга Владимировна из Москвы хочет задать вам вопрос. Пожалуйста, Ольга Владимировна.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотела такой вопрос вам задать. У моей внучки аллергия на молоко, на яйца, даже творог детский она не может есть - высыпает. Поэтому питание очень ограниченное. Мы ей готовим кашку на сое постоянно. Не вредно ли это? И как бы разнообразить питание? В связи с тем, что она еще до сих пор сосет грудное молоко, и если мама что-то не то съест - тоже высыпает. У нас очень много проблем. Она и твердую пищу почти не жует - не умеет. Все даем в размягченном виде.

Игорь Конь: Это серьезный вопрос. Но заочно совет дать очень трудно. То, что вы даете кашу, вы говорите, на основе заменителя женского молока, на основе сои, - вредного в этом ничего нет. Но, в принципе, построить питание такого ребенка, о котором вы говорите, довольно сложно. Поэтому здесь нужен совет врача. У нас в 9-ой детской больнице прием идет. Вы можете, в частности, туда обратиться к диетологам - они вам помогут. Вы можете обратиться к своему врачу или в другие лечебные учреждения. Потому что заочно сказать трудно. Это действительно серьезно, то, о чем вы говорите. Но с помощью врача вы можете вырастить вполне здорового ребенка, я не сомневаюсь.

Марина Катыс: Спасибо, Игорь Яковлевич.

И Лидия Ивановна из Москвы, пожалуйста, вам слово.

Слушатель: Здравствуйте. С 1 июля 2003 года государство ушло от контроля над продовольствием, отменив государственный стандарт производства продовольствия. И теперь каждый частный производитель разрабатывает для себя технические условия производства того или иного наименования. А деятельность частного собственника - это извлечение максимальной прибыли и, следовательно, удешевление производства. Поэтому иногда закладываются некачественные или запрещенные даже ингредиенты. Кто-нибудь сейчас, кроме частного собственника, контролирует качество произведенного продовольствия, в том числе - и качество детского питания? Благодарю вас.

Игорь Конь: Уважаемая коллега, вы немножко драматизируете ситуацию, потому что все не совсем так. Действительно, для предоставления свободы предпринимателям с 2007 года будет введен так называемый технический регламент, в том числе и на производство продуктов детского питания, над которым мы, в частности, работали и в соответствии с которым будут выпускаться продукты. Но из этого не следует, что снята функция контроля. Контролем по-прежнему активно занимается Санитарная служба, контролем занимается Торговая инспекция, наконец, ответственность несет сам производитель, на которого возложена самая серьезная ответственность за некачественные продукты. У каждого производителя должна быть своя производственная лаборатория - химическая, микробиологическая. Контроль абсолютно не отменен. Немножко изменяется структура - это другое дело, но это не отмена контроля. Контроль, я бы сказал, ужесточается.

Что касается продуктов детского питания, я непосредственно вовлечен в эту систему контроля и экспертизы продуктов детского питания. И могу вам с полной ответственностью заявить, что это контролируется достаточно серьезно. Естественно, не каждая банка. Каждую банку контролировать никто не в состоянии. И ни в одной стране такой системы контроля нет. А в целом контроль производства - безусловно осуществляется различными органами. Главным образом это Федеральные службы по защите прав потребителей, которые созданы как объединенный орган Госсанэпиднадзора и Торговой инспекции в рамках Минздрава.

Марина Катыс: Спасибо, Игорь Яковлевич. И Николай Иванович, пожалуйста, вам слово.

Слушатель: Я из Москвы. У меня к вашему гостю вопрос. Меня немножко удивило выражение вашего гостя о том, что какой продукт выбирать - это пусть бабушка сама решает, что полезно, а что вредно. Но у меня вопрос к вашему гостю очень простой. Генетически модифицированные продукты (это вы знаете достаточно хорошо) появились лет 12-15 назад. За рубежом, в том числе и в Западной Европе, их пытаются не принимать. Из США сою завозят к нам, примерно 90 процентов - это генетически модифицированный продукт. Разве нет у нас в стране собственных или зарубежных экспериментальных результатов, которые могли бы сказать, генетически модифицированные продукты вредны для использования (особенно в детском питании) или они вообще безвредны? Мне хотелось бы услышать ответ вашего гостя на этот вопрос.

Марина Катыс: Николай Иванович, сейчас я предоставлю слово Игорю Яковлевичу. Но я хочу вам сказать, что даже по европейскому стандарту содержание ГМ-ингредиентов в детском питании не должно превышать 0,1-0,4 процента. В России этот предел установлен как 0,9 процента, иначе это должно маркироваться. Вообще производители детского питания стараются не использовать ГМ-сою в детском питании.

Игорь Конь: Я уже, собственно, говорил о том, что как раз данных, которые подтверждают вред генетически модифицированных продуктов, на сегодняшний день нет. Поэтому я и не совсем согласен с тем, что европейские страны не разрешают использование генетически модифицированной сои. Примерно одинаковые законодательства и у нас, и в европейских странах. Какое-то время действительно был блокирован ввоз генетически модифицированных продуктов из Штатов, но сейчас, насколько я знаю, этот вопрос снят. И европейские страны тоже получают генетически модифицированные продукты. Вопрос только о маркировании, чтобы это было обязательно отображено на этикетке, чтобы потребитель мог знать, что он покупает. Мы твердо на этом стоим.

Марина Катыс: Елена Ивановна из Москвы, пожалуйста, вам слово. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Большое спасибо за передачу, которую организовала эта радиостанция. Очень все интересно. И у меня такой практический вопрос. У меня очень высокие внуки. Сейчас у меня еще есть одна внучка, она выше всех остальных. Есть ли какие-то труды, посвященные связи между питанием и ростом? Можно ли как-то, ну, не говорю о том, чтобы совсем затормозить, но хоть чуть-чуть сдвинуть это равновесие в сторону хотя бы среднего роста? Спасибо.

Марина Катыс: Хорошо, Елена Ивановна.

Игорь Конь: Это было бы, конечно, замечательно, если бы с помощью питания мы могли бы регулировать рост и высоких детей, и маленьких. Но что касается маленького роста, тут еще какие-то подходы есть, хотя тоже не очень эффективные. А что касается высоких детей, я, к сожалению, не могу вам предложить какой-то продукт или какое-то пищевое вещество, которое затормозило бы рост. Это все-таки определяется генетически, наследственными факторами. И я понимаю ваше беспокойство, в особенности если речь идет о девочке... Другое дело, что вам нужно обратиться к эндокринологу. Я знаю, что в Институте детской эндокринологии очень серьезно занимаются вопросами гормональной регуляции роста. Это - другой вопрос. Но панацеи в плане питания, к сожалению, дать не могу. Сказать вам, чтобы ребенок меньше ел: ну, вы же понимаете, что это не путь. И потом это не факт, что мы добьемся ограничения роста. К сожалению, нет.

Марина Катыс: Спасибо, Игорь Яковлевич. И Наталья из Москвы, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. У меня ребенок 3-х лет уже года полтора вообще не ест кисломолочные продукты, просто отказывается. Это заболевание? Это опасно для ее здоровья? Что делать в такой ситуации?

Игорь Конь: Это не очень хорошо, потому что кисломолочные продукты, безусловно, полезны и нужны. Но можно ли вырастить ребенка без кисломолочных продуктов? - В принципе, можно. Хотя нужно постараться убедить его есть такие продукты. Сейчас огромное количество кисломолочных продуктов - и сладкие, и кислые, и с рисунками, и с игрушками. Может быть, удастся заинтересовать игрушкой, которая прикладывается. А не получится - ну что ж, это не заболевание.

Марина Катыс: Наталья, я хочу вам еще сказать от себя. Если вы умеете пользоваться Интернетом, наберите в Яндексе словосочетание "Питание ребенка" - там огромное количество советов родителей, которые придумывают разные смешные штуки для того, чтобы все-таки заинтересовать ребенка едой и заставить его есть то, что он первоначально есть не хочет. Это действительно эффективный способ. Но это - творчество в чистом виде.

И нам дозвонилась Марина Анатольевна из Новосибирска. Пожалуйста, Марина Анатольевна. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Игорь Яковлевич, будьте добры, расскажите о плавленых сырках. Что такое солеплавители, которые содержатся в них, а также некоторые другие добавки? Не вредны ли они для организма ребенка? Может быть, лучше предпочесть обычные сыры плавленым?

Игорь Конь: Спасибо за вопрос. Обычный сыр по пищевой ценности действительно несколько выше, чем плавленый сыр. Но ничего опасного в солеплавителе, который просто снижает температуру, при которой изготавливается сыр, нет. Это фосфаты, соли фосфорной кислоты, которые и шифруются под номерами "Е". Когда указывается "ЕТ" - абсолютно ничего страшного в этом нет, наоборот - хорошо. Мы знаем, что этот компонент добавляется в продукт. Поэтому мы абсолютно не ограничиваем использование плавленых сырков в питании детей старше 3-4 лет, тогда, когда они получают и сыр. Но если выбирать: сыр или плавленый сыр, вы можете выбрать твердый сыр, хотя, повторяю, ничего плохого в плавленом сыре нет, и его можно использовать в детском питании.

Марина Катыс: Спасибо, Игорь Яковлевич. И Феликс Иванович из Москвы дозвонился. Пожалуйста, Феликс Иванович.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу продолжить тему, затронутую Лидией Ивановной, о контроле над частными производителями детского питания. Вы говорите, что контроль будет с 2007 года, но дело в том, что уже сейчас контролеров не хватает ни для взрослого, ни для детского питания. Так что практически мы все будем есть, что нам будут давать эти частные производители. Я полностью согласен с Лидией Ивановной, что для получения прибыли они не будут гнушаться никакими способами.

Марина Катыс: Феликс Иванович, я хочу вам немного возразить. На самом деле реальный способ защитить себя и своих близких от некачественных продуктов питания - это покупать продукцию, произведенную крупными фирмами, которые ответственно относятся к тому, что они поставляют на рынок. И не надо покупать детское питание у "неизвестно кого" на ближайшей продуктовой ярмарке рядом с метро. Игорь Яковлевич, вы со мной не согласны?

Игорь Конь: Я согласен. Но крупное предприятие тоже может быть частным, и ничего плохого в этом нет. У нас масса примеров, когда западные частные фирмы производят детское питание. У нас в России уже огромное количество предприятий принадлежат хозяевам, но они выпускают прекрасные продукты. Тут я не могу согласиться. Но это уже - политика, а не медицина. Я могу только возразить, что я не сказал, что контроль будет с 2007 года. Я сказал, что ответственность в значительной мере будет лежать на производителях уже с 2007 года, но это не значит, что контроль исчезнет. Контроль никуда не исчезнет. И еще раз повторяю, контроль есть и достаточно в жесткой форме он осуществляется по каждому поводу. Я не могу согласиться с тем, что мы неизвестно что едим.

Марина Катыс: Спасибо, Игорь Яковлевич. И Марина из Москвы, пожалуйста, вам слово.

Слушатель: Здравствуйте. Игорь Яковлевич, я совершенно не могу разделить вашего оптимизма по поводу технических условий, которые используются на производстве детского питания. И совершенно не для того они используются, чтобы улучшить питание, а для того, чтобы облегчить использование суррогатов, в том числе - аспартама.

А относительно генетически модифицированных организмов - они даже не называются "продукты", они называются "организмы". Например, в растительном продукте используется фрагмент ДНК животного происхождения, а это не благословленное Богом питание. Что Бог не благословил - нет в природе такого. Относительно генетически модифицированных организмов - у нас уже есть достаточное количество грамотных ученых - и биохимиков, и биофизиков, слава Богу, школа медицинского питания и здорового питания в нашей стране сформировалась, и она достаточно сильная, поэтому есть абсолютно точные исследования независимых ученых, которые говорят, что генетически модифицированные организмы - это вредно, это нельзя употреблять. И не поэтому их в Европе не используют, потому что они полезны, а именно потому, что они вредят здоровью. Они приводят к раку. У меня тоже маленькие дети, люди должны внимательно относиться ко всем составам.

И если есть аспартам - выводить из питания для детей; если есть генетически модифицированная соя - выводить из питания. И самое главное, из-за отсутствия контроля у нас используется под видом сои российской - импортная соя. И надо также следить за использованием детских рыбных консервов, в которых тоже используются вредные для детей составляющие.

Поэтому, оптимизма по поводу рынка наших продуктов сейчас в России быть не может. И надо занять вам честную позицию. А относительно генетически модифицированных продуктов - особенно. Потому что дети у нас болеют именно из-за этого.

Марина Катыс: Спасибо большое, Марина. Игорь Яковлевич, вы хотите прокомментировать?

Игорь Конь: Я не буду комментировать. Каждый имеет право на свое мнение. Я не навязываю Марине свое мнение, я высказал то, что я думаю, то, в чем я убежден, на что у меня достаточно много оснований и научных данных. Марина считает по-другому. У вас радиостанция "Свобода" - каждый имеет право на свое мнение.

Марина Катыс: Абсолютно верно. Михаил Юрьевич из Петербурга, у вас тоже есть возможность высказать свое мнение.

Слушатель: У меня не мнение, а вопрос. Скажите, пожалуйста, в связи с вступлением нашей страны в общий рынок, все опасаются, что хлынет большой поток зарубежных сельскохозяйственных товаров. Как это отразится на нашем рынке и на нашем традиционном питании, в том числе - и детском?

Игорь Конь: Я не очень понимаю, что и когда хлынет. Потому что это скорее политико-экономический вопрос. Что касается медицинской стороны дела, мы давным-давно в детском питании используем и отечественные продукты, и зарубежные. Мы хорошо знакомы с продукцией всех ведущих фирм (западных и американских), выпускающих и заменители женского молока, и продукты прикорма, - и ничего плохого в этих продуктах я не вижу. Поэтому я не очень понимаю, что изменится с вступлением России в ВТО. Не понимаю, в чем будут качественное изменение. Ну, будет больше продуктов.

Марина Катыс: Будет больше выбор.

Игорь Конь: Да, будет больше выбор.

Марина Катыс: Кстати, о выборе. В России очень популярна такая еда как грибы. Причем я имею в виду не грибы, купленные в супермаркете - шампиньоны, а грибы, собранные своими руками, лесные дикие грибы (либо - купленные на рынке у бабушки или дедушки, которые их собрали в ближайшем лесу). Насколько это пища - для детей? И с какого возраста вообще можно давать грибы детям?

Игорь Конь: Это часто задаваемый вопрос. Мы считаем, что где-то лет с 5, наверное, можно давать дикорастущие грибы. Вешенки и шампиньоны, вы абсолютно правы, можно давать значительно раньше. Мы разрешаем их даже с 1,5 лет в детском питании, но - измельченные. Почему мы относимся так? Есть все-таки риск отравления грибами, и чем меньше дети, тем выше риск. Поэтому мы считаем, что не раньше 5 лет (и то - при очень внимательном отношении к тому, что собрали). Всякого рода некачественные грибы (не белые, не лисички, не подосиновики) все-таки не нужно использовать в питании детей.

Марина Катыс: Спасибо, Игорь Яковлевич. И у нас звонок из Петербурга. Виктор Александр, вам слово.

Слушатель: Добрый день. У меня к вам такой вопрос. Почему при обсуждении якобы вредоносности генетически модифицированных продуктов, разъясняя существо дело, людям не напоминают о том факте, что при употреблении пищи, она у нас в желудочно-кишечном тракте расщепляется на аминокислоты, то есть - те "кирпичики", из которых состоят все эти гены. И тех модифицированных генов, которые могут содержаться в продукции, уже практически у нас нет. Мы потребляем эти "кирпичики" - аминокислоты. Почему люди не могут почитать нормальный учебник по физиологии?

Марина Катыс: Виктор Александрович, это довольно риторический вопрос: почему люди не могут почитать учебник? Насколько я понимаю, вы считаете, что генетически модифицированные ингредиенты в продуктах питания безвредны, потому что они уже не могут никак встроиться в организм человека?

Слушатель: Здесь есть другая хитрость. Дело в том, что при процессе генетической модификации иногда употребляют межвидовой, так сказать, подсад генов, то есть от другого вида живого существа пересаживают гены, скажем, в растительные объекты, и тем самым получают у них дополнительные свойства. Но тогда вопрос может возникнуть лишь о какой-то возникающей новой токсичности, которая заведомо может быть исследована и определена при общем контроле этих продуктов.

Игорь Конь: Абсолютно согласен. Вы подтверждаете в более ясной и подробной форме то, о чем я пытался дважды уже сегодня говорить.

Марина Катыс: И нам звонит Наталья Сергеевна из Москвы, ваш вопрос?

Слушатель: Я хотела бы узнать, насколько отличаются продукты генетически модифицированные от продуктов, полученных в результате селекции? Те же овощи и фрукты?

Марина Катыс: Понятен ваш вопрос, Наталья Сергеевна. Игорь Яковлевич, пожалуйста.

Игорь Конь: Я считаю, что, действительно, по сути, это близкие вещи, но все-таки по механизму создания это не совсем одно и то же. Но, в принципе, я согласен с мнением слушательницы, что нет ничего сверхъестественного в том, что созданы генетически модифицированные продукты. Селекционные продукты, они, по сути дела, тоже те, которые не существовали ранее в природе.

Марина Катыс: Я могу от себя добавить, что генетически модифицированные растения просто-напросто устойчивы к одному определенному виду пестицидов, которым обрабатываются эти поля, что упрощает их выращивание - вот и все. Другое дело, действительно, я не могу сказать, что они абсолютно безвредны, но это отдельная совершенно тема разговора.

И у меня короткий вопрос к нашему гостю. Все родители знают, что сосиски для любого ребенка - это самая вкусная еда на свете. И все родители при этом понимают, что сосиски - это вовсе даже не всегда мясо, а - масса наполнителей. Почему у детей такая любовь именно к этим, довольно синтетическим продуктам?

Игорь Конь: Дети любят крайние вкусовые ощущения, они любят сладкое и соленое, они с удовольствием ели бы селедку и заедали бы пирожным или шоколадкой. Сосиски мягкие, сосиски соленые, сосиски не надо жевать, это легко - вот это основное, из-за чего детям действительно нравятся сосиски. Но есть сосиски специально детские, которые содержат меньше нитритов, меньше соли, меньше жира, и мы считаем, что если 1-2 раза в неделю ребенок будет их есть, то - ничего страшного. Но, конечно, если каждый день и плюс сосиски массовые - это не полезно.

Марина Катыс: Спасибо, Игорь Яковлевич. Всего вам доброго.

XS
SM
MD
LG