Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О вакцинах против гриппа


Ольга Беклемищева: На дворе осень - по-своему очень красивое время года, но и преддверие эпидемии гриппа. Конечно, заболеть гриппом можно в любом сезоне, но вот массовые заболевания, эпидемии, случаются в Северном полушарии зимой, а в Южном - летом. Так уж устроен вирус гриппа. Поэтому сейчас самое время поговорить и о гриппе, и о мерах профилактики, и, конечно, о вакцинах против гриппа. Хотя некоторые наши слушатели считают, что вакцинация против гриппа - обязательный атрибут гигиены, вроде зубной щетки, тем не менее, большинство взрослого населения России по-прежнему больше полагается на свою удачу или народные средства профилактики. А кто-то считает, что к изменчивому, как Протей, вирусу гриппа вообще не может быть стойкого иммунитета, поэтому вакцинация скорее вредна, чем полезна.

Разобраться в этом вопросе нам помогут сегодняшний гость Московской студии Радио Свобода, член-корреспондент Российской Академии медицинских наук, руководитель Лаборатории физиологии вирусов Института вирусологии Николай Вениаминович Каверин и наш постоянный медицинский эксперт, профессор вирусологии Даниил Голубев из Нью-Йорка.

Так скажите же, господа эксперты, в чем особенность вируса гриппа?

Николай Каверин: На мой взгляд, все-таки его главная особенность - это его очень высокая изменчивость.

Ольга Беклемищева: Он насколько изменчивее, чем другие вирусы?

Николай Каверин: Вирусы в этом отношении вообще различаются, но таких изменчивых, как грипп, во всяком случае, очень немного.

Ольга Беклемищева: Даниил Борисович, Вы согласны?

Даниил Голубев: Безусловно, конечно. Все азы учения о гриппе всегда связаны с изучением его изменчивости, я абсолютно согласен.

Ольга Беклемищева: А вот такая высокая изменчивость - это свойство всех вирусов того семейства, к которому принадлежит вирус гриппа, или даже в своем собственном семействе такой "инфант терибль"?

Николай Каверин: Семейство ортомегавирусов включает сейчас 5 родов, из них 3 - вирусы гриппа А, В и С - это действительно вирусы гриппа. Другие два рода не является вирусами гриппа, один из них - это вирус, передающийся клещами, другой - это вообще вирус рыб, и они такой высокой изменчивостью не обладают.

Ольга Беклемищева: А это связано с тем, что он размножается в человеке?

Николай Каверин: Высокая изменчивость вирусу гриппа свойственна... она свойственна и вирусам гриппа птиц, свиней тоже, но особенно изменчив вирус гриппа человека из-за антигенного дрейфа.

Ольга Беклемищева: А что такое этот антигенный дрейф?

Николай Каверин: Антигенный дрейф - это постепенное изменение иммунологической специфичности поверхностных белков вируса гриппа, обусловленное тем, что вирус гриппа, чтобы размножаться, чтобы для него постоянно существовала восприимчивая популяция, ему все время нужно немного меняться.

Ольга Беклемищева: То есть мы вырабатываем иммунитет на данный конкретный вирус гриппа, и ему, чтобы продолжать нас заражать, нужно немножечко измениться.

Николай Каверин: Да.

Ольга Беклемищева: И не обязательно целиком, да, а можно только какой-то частью.

Николай Каверин: Наш иммунитет, наши антитела в нашем организме, они нейтрализуют, блокируют большую часть попадающего к нам вируса, если мы уже болели не так давно вирусом гриппа, но те вирусные частицы, которые несколько отличаются от других, они этот иммунитет преодолевают и размножаются. Наш иммунитет, таким образом, как бы отбирает новые варианты вируса гриппа.

Ольга Беклемищева: Ловко устроился. Но вообще в истории были самые зловещие комбинации такого вариабельного гриппа - это прежде всего Н1-N1, знаменитая "испанка", и этот грипп принес наибольшие страдания человечеству. Краткую историю гриппа для слушателей Радио Свобода напомнит Наталья Абаджанянц.

Наталья Абаджанянц: Грипп был, по-видимому, всегда. Первые описания похожего на грипп заболевания есть у Гиппократа, который наблюдал вспышку в 412 году до нашей эры. В средневековых хрониках встречаются упоминания о гриппоподобных заболеваниях. А в 1580 году случилась первая задокументированная пандемия гриппа, унесшая много жизней.

К этому же времени относится и первое название гриппа - энфлюэнция, так как в XV веке в Италии полагали, что серьезные эпидемии возникают из-за влияния (энфлюэнс) - звезд. Открытие истинных виновников гриппа - завоевание сравнительно недавнего времени. Еще в первой трети XX века полагали, что грипп вызывается палочкой Афасьева-Пфейфера. В 1931 году Ричард Шоуп открыл вирус гриппа, а через два года английским вирусологам удалось установить, что вирусы гриппа делятся на типы - А и В. И только в 1947 году Тейлор выделил вирус гриппа С.

Весь XX век можно назвать веком изучения гриппа. Слишком серьезным был удар, который грипп нанес человечеству в начале, в 1918 году. Тогда случилась самая крупная из известных пандемий гриппа, вошедшая в историю под названием "испанки" или "испанской лихорадки". Официально число погибших оценивается в 20 миллионов человек, хотя некоторые данные по странам Азии свидетельствуют, что итоговая цифра значительно выше - порядка 40-50 миллионов человек. Отличительной особенностью "испанки" было то, что она часто поражала молодых людей и развивалась чрезвычайно быстро: утром человек еще мог быть здоров, а к вечеру уже умирал.

В 1947 году "испанка" вернулась, но у большинства населения уже был иммунитет, поэтому потери были не такие чудовищные. Еще трижды в течение XX века на земле случались пандемии гриппа, то есть такие эпидемии, которые охватывали несколько континентов сразу. В 1957-58 годах - "азиатский грипп", унесший только в США 70 тысяч жизней. В 1968-69 годах - "гонконгский грипп", стоивший жизни 33 тысячам человек. В 1977-78 годах - "русский грипп", который представлял собой третью волну "испанки". И хотя в те годы данные о смертности от инфекционных заболеваний в Советском Союзе засекречивались, врачи-инфекционисты вспоминают, что в момент эпидемии в Москве в больницах каждую ночь умирали от гриппа несколько человек.

С тех пор человечество создал под эгидой Всемирной Организации Здравоохранения Всемирную санитарную службу, которая отслеживает ситуацию по гриппу по всех странах и формирует заказ производителям вакцин на каждый эпидемиологический сезон. Но поручиться за то, что люди перестанут умирать от гриппа, по-прежнему не может никто.

Ольга Беклемищева: Наверное, мы достаточно напугали наших слушателей, для того чтобы обратить их внимание на необходимость профилактики и повысить внимание к тем мерам профилактики, которые предлагает современная медицина. Николай Вениаминович, как Вы считаете, повторение такой пандемии гриппа, как в начале XX века, возможно?

Николай Каверин: Возможно.

Ольга Беклемищева: И что к этому может привести?

Николай Каверин: Появление нового антигенного подтипа вируса гриппа А, который мы, вообще-то, ожидаем. Но не обязательно эта пандемия даст такую высокую смертность, как "испанка". С тех пор было еще две пандемии - в 1957 году и в 1968 году - при них смертность была намного ниже, чем при пандемии 1918 года, при "испанке".

Ольга Беклемищева: А вот сравнивается ли латентная смертность от эпидемий гриппа? Она ведь тоже достаточно высокая, насколько я знаю. Например, в США считается, что от каждой эпидемии может умереть от 12 до 20 тысяч человек (ну, у них большое население), в Германии - от 3 до 12 тысяч человек. То есть люди, к сожалению, от гриппа постоянно умирают, если они ослаблены, если им так не везет. В чем же кардинальное различие между простым гриппом, который все-таки не такую высокую летальность дает, и вот таким чудовищным всплеском типа "испанки"?

Николай Каверин: Ну, во-первых, когда появляется новый вирус, у него действительно новые могут быть белки, обладающие иными свойствами, чем у того, который циркулировал до настоящего времени. И это может просто, сам вирус может оказаться более, как мы говорим, вирулентным, более опасным. Но кроме того, всякий новый вирус - к нему у популяции людей нет никакого иммунитета, а к тому, который циркулирует постоянно, какой-то иммунитет, хоть он и меняется, все же есть.

Если человек болел гриппом два года назад и заболел им снова, у него есть антитела, которые, может быть, немножко хуже нейтрализуют этот вирус, чем тот, которым он болел два года назад, но все-таки иммунитет какой-то у него есть, какой-то фон иммунитета имеется. И это, конечно, снижает и смертность, и тяжесть заболевания.

Ольга Беклемищева: Но до сих пор непонятно, почему возникают такие принципиальные изменения в этом вирусе, когда появляется новый подтип? Или какие-то признаки есть?

Николай Каверин: По большой части, как сейчас считает подавляющее большинство вирусологов, такие вирусы возникают либо от скрещивания человеческого вируса с вирусом гриппа птиц или млекопитающих, либо это просто перешедший к человеку... в принципе, может быть, к человеку перейдет вирус, скажем, от кур, как это было в 1968 году в Гонконге. Этот вирус может обладать свойствами, в том числе, и такими, которые не присущи циркулирующему сейчас вирусу гриппа. Например, вирус, который вызвал гонконгскую вспышку, он и у кур очень летальный, кур он просто бьет, вызывает смертность, близкую к 100-процентной. А у человека 30-процентную смертность он вызвал, то есть это просто свойство этого вируса.

Ольга Беклемищева: Чтобы отслеживать эти постоянные изменения - и антигенный дрейф, и антигенный сдвиг, - Всемирная организация здравоохранения проводила громадную работу. И сейчас создана сеть, которая включает 110 референс-лаборатории в 83 странах мира, 12 национальных центров по изучению гриппа в разных странах и 4 международных референс-центра, один из которых - знаменитая "Си-Ди-Си" в Атланте.

Профессор Голубев, расскажите нам, пожалуйста, о том, что делает американский референс-центр по гриппу?

Даниил Голубев: Во-первых, я хочу сказать, что "Си-Ди-Си" - это гигантское учреждение, которое только в частности занимается гриппом. В структуре "Си-Ди-Си" 12 самостоятельных центров, крупных институтов, которые занимаются самыми разнообразными проблемами - и проблемами окружающей среды, и хронических заболеваний, и врожденных дефектов, и так далее, и так далее.

Один из крупных центров - это Центр инфекционных болезней ("Нэшнл Центр оф Инфекшенс дизизис"), но он ведает всеми инфекционными заболеваниями. А один из его разделов - это региональная база Соединенных Штатов по гриппу, которая занимается анализом всех вирусов, которые выделяются, не только, кстати, в Америке, но и в других местах, и сообщает об этом по всему миру - во Всемирную Организацию Здравоохранения, в региональные отделения - и учитывает заболеваемость. Она же, эта группа, в известной степени регулирует и вакцинную практику, практику прививок. Вот так обстоит дело с функциями этого, очень специализированного и мощного центра.

Ольга Беклемищева: Спасибо, доктор Голубев. И вся эта международная служба неплохо срабатывает, как показала, скажем, даже последняя ситуация с атипичной пневмонией. Ведь именно в Атланте были выделены и определены те вирусы, которые вызвали SARS. Я не ошибаюсь?

Николай Каверин: Они были выделены и там, они были выделены и в Европе, в Голландии в частности. Но действительно, они были выделены в Атланте.

Ольга Беклемищева: И вот вся эта мощная система, она смотрит, как меняется грипп, она рекомендует производителям вакцин, как им изменить вакцину на текущий эпидемиологический сезон. И мне иногда кажется, что вот такие большие усилия направлены прежде всего на диагностику, на обмен знаниями между врачами-вирусологами, а вот терапия гриппа, мне кажется, как-то совершенствуется медленнее. В чем причина, Николай Вениаминович, как Вы считаете?

Николай Каверин: Химиотерапия вируса - это очень трудная проблема. Ведь действительно, хороших терапевтических средств против вирусов гораздо меньше, чем против бактерий, ничего равнозначного антибиотикам для вирусов пока не придумано. Тем не менее, некоторые химиотерапевтические препараты имеются, и как раз против гриппа определенный набор все-таки есть. Пожалуй, среди вирусов гриппа положение еще и не такое плохое, есть препараты - это амантадин и ремантадин; в России применяется в основном ремантадин, поскольку у нас он производится. Сейчас появились новые препараты - ингибитор эрманидазы- возможно, перспективный продукт, но, к сожалению, гораздо более дорогой, чем амантадин и ремантадин, но зато они действуют на вирусы гриппа А и В, а ремантадин - только на вирус А.

Ольга Беклемищева: Ну, вирус А самый опасный, да?

Николай Каверин: Только вирус гриппа А дает пандемии, но эпидемические вспышки сезонные - их вызывает иногда и вирус В, а иногда и оба - и вирус А, и вирус В. Ну да, А - болеют больше, но В - тоже важна проблема.

Ольга Беклемищева: И еще у нас, насколько я знаю, используются иммуноглобулин, арбидол для стимуляции местного иммунитета, для повышения титра антител в конкретном случае, когда человек заболел.

Николай Каверин: Да. Есть ведь и целый набор просто средств, которые действуют не на вирус, а как-то повышают сопротивляемость организма, действительно, человека. Но это уже не моя область.

Ольга Беклемищева: И все это происходит, конечно, на фоне базисной терапии, общей для всех ОРЗ и ОРВИ. И конечно, мы все более-менее знаем, чем лечить грипп. Но, к сожалению, это знание далеко не всегда останавливает нас, когда мы с гриппом начинаем выходить на улицу, начинаем заражать окружающих. Надо помнить, что грипп очень контагенозное (легко передаваемое) заболевание. Мне трудно сравнивать, может быть, профессор Каверин скажет. Вот по сравнению с другими вирусами грипп более заразное заболевание, насколько я понимаю.

Николай Каверин: Ну, есть, по крайней мере, не менее заразные, не менее контагеозные заболевания. Корь, например, тоже очень высоко контагеозна. Но грипп опасен тем, что он действительно поражает все возрасты людей и дает очень высокую заболеваемость. И конечно, контагеозность у него действительно очень высокая.

Ольга Беклемищева: Вот почему важно, чтобы, если вы заболели гриппом, как можно серьезнее ограничивать свои контакты, пользоваться всеми мерами защиты себя, окружающих, ваших родственников. Как раз до того, как мы вышли в эфир, мы с профессором Кавериным обсуждали то, какой высокий эффект дает простая марлевая повязка, не правда ли, Николай Вениаминович?

Николай Каверин: Да. Я могу сказать на собственном опыте, во время пандемии 1957 года я, как и другие аспиранты, был мобилизован в нашу клинику институтскую. Я работал там три месяца, носил марлевую повязку и не болел, а в последний день от радости, что нас отпускают в лабораторию опять, я ее снял, прошел по коридору отделения - и заболел через два дня. Так что, действительно, это эффективно.

Ольга Беклемищева: И я надеюсь, что все меры профилактики, которые существуют, мы напомним нашим слушателям и их обсудим. Я думаю, что вакцины мы будем обсуждать отдельно, подробно во второй половине нашей передачи. А сейчас я хотела бы напомнить, что есть еще и народные средства профилактики, и задать тот вопрос, который меня интересует уже очень давно. Как вы считаете, это сложившееся мнение, что высокая концентрация поливитаминов, прежде всего витамина С, предохраняет от гриппа, - это правда или это все-таки миф?

Николай Каверин: Ну, трудно сказать, вообще, насколько влияет состояние организма. При обычных эпидемических сезонных вспышках действительно, наверное, чем выше сопротивляемость, чем человек здоровее что ли, тем меньше вероятность, что он заболеет гриппом или заболеет им в тяжелой форме. Но вот как раз при пандемии 1918 года известно, что больше болели и больше умирали как раз люди в цветущем возрасте и с совершенно нормальным состоянием здоровья, казалось бы.

Ольга Беклемищева: И нет никаких объяснений, почему это было так?

Николай Каверин: Есть предположения, но это ведь было давно и проверить их трудно.

Ольга Беклемищева: Просто сейчас очень много рассказывают о теории Л. Полинга, к которой сам Полинг, насколько я знаю, не имеет отношения, о том, что нужно слишком высокие концентрации витамина С употреблять, и по этому поводу все время возникает спор среди пациентов - надо пить, не надо пить...

Еще из народных средств, наверное, можно вспомнить шиповник, можно вспомнить соки всяких цитрусовых.

Но давайте перейдем к вакцинации. Профессор Каверин, как Вы считаете, насколько актуальна вакцинация?

Николай Каверин: Вакцинация при гриппе не дает такого эффекта, как при некоторых других заболеваниях - при полиомиелите, при кори. Но она все-таки значительно снижает заболеваемость, в разных случаях в 1,5-2 раза, даже больше. И что очень важно, она понижает смертность, в особенности у наиболее поражаемых контингентов - у людей преклонного возраста, у маленьких детей. И она, кроме того, уменьшает тяжесть заболевания, сокращает его продолжительность, так что, в общем, она полезна.

Ольга Беклемищева: Даниил Борисович, а Вы как считаете?

Даниил Голубев: Вакцинация против гриппа - в Америке широко распространенное мероприятие и, в общем, достаточно эффективное. Более того, с этого года, буквально с этого сезона введена обязательная вакцинация детей в возрасте от 6 до 23 месяцев, и это оправданно. Если раньше такая вакцинация считалась выборочной и желательной, но не обязательной, сейчас она возведена в категорию обязательной.

Вообще же применение вакцин, инактивированных или, точнее, субъеденичных, в Америке распространяется на десятки миллионов человек. И эпидемиологические наблюдения показывают, что это эффективная мера. И все большее и большее количество людей прибегает к этой мере с достаточной эффективностью. Вот так обстоит дело с вакцинацией в США.

Ольга Беклемищева: Доктор Голубев, я правильно поняла, что обязательная вакцинация против гриппа включена в стоимость медицинской страховки, то есть делается всем детям, независимо от материального положения их родителей?

Даниил Голубев: Ну, вот так категорически я бы не мог на это ответить, потому что 43 миллиона американцев находятся без страховки, и это одна из колоссальных проблем вообще национальной политики. Поэтому поручиться, что каждый ребенок, независимо от своего положения, будет привит, я не могу. Но в рамках страховочной политики являются обязательными прививки всех лиц после 65 лет, всех ослабленных, всех беременных и детей от 6 до 23 месяцев. И это, в общем, более 90 миллионов человек. Вот так обстоит дело.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Николай Вениаминович, а почему дети именно от 6 до 23 месяцев? Это самый опасный возраст в смысле осложнений по гриппу?

Николай Каверин: Да, это считается опасным, именно в этом возрасте более высокая смертность, чем у взрослых.

Ольга Беклемищева: Телефоны Московской студии - 796-96-44 и 796-96-45. Звоните, спрашивайте.

По сложившейся традиции, вторую часть нашей программы мы начинаем с выпуска медицинских новостей от Евгения Муслина. Читает Надежде Перцева.

Надежда Перцева: Комбинация из двух распространенных антибиотиков может задержать развитие старческого слабоумия - болезни Альцгеймера. К такому выводу пришли канадские исследователи из Университета Макмастера, лечившие в течение трех месяцев 100 подопытных пациентов доксициклином и рифампином. Полученные результаты по своему эффекту сравнимы с обычными видами лечения. Руководитель исследования, доктор Марк Леб, признает, что эксперимент, проводившийся только на 100 пациентах, нельзя считать достаточно массовым и что требуются дальнейшие исследования нового лечебного метода. По мнению специалистов, решающую роль в достижении положительного эффекта, скорее всего, играют противовоспалительные свойства антибиотиков.

Ученые Тайваньского медицинского университета обнаружили, что загрязнение воздуха твердыми и жидкими частицами и двуокисью азота способствует росту числа инсультов. Причем эта проблема обостряется при температурах выше 20 градусов Цельсия. Руководитель исследования, профессор Чунь Ю Янг предполагает, что загрязненный воздух способствует повышению вязкости крови, затрудняя ее перекачивание сердцем, увеличивая риск образования тромбов и повреждения артерий. Основные источники загрязнения воздуха - это автомобильные выхлопы и газообразные отходы промышленных предприятий и электростанций, работающих на ископаемом топливе.

Американские исследователи успешно испытали на 450 больных экспериментальный электронный прибор, который - по аналогии с сердечным пейсмейкером - можно назвать ритмоводителем для желудка. Прибор искусственно создает чувство сытости и может стать эффектной альтернативой для опасной хирургической операции по уменьшению желудка. Новый прибор называется гастростимулятором и имплантируется в брюшную полость, где крепится к стенке желудка. Его имплантация производится амбулаторно, посредством щадящей лапороскопической процедуры и занимает менее часа. Имплантированные 30 добровольцам со средним весом порядка 110 килограммов, экспериментальные гастростимуляторы привели в течение года к снижению веса этих людей в среднем на 18 процентов. Первые гастростимуляторы уже появились в Европе, но потребуется еще несколько лет работы по их усовершенствованию, прежде чем они будут разрешены к применению в США.

Ольга Беклемищева: И у нас уже есть звонок в студии. Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста, и задавайте ваш вопрос.

Слушатель: Все здравствуйте. Лидия Ивановна из Москвы. Эпидемия ВИЧ (СПИД) за короткое время превратилась в глобальный кризис и угрожает самому существованию цивилизации. При ВИЧ-инфекции сильно поражается и головной мозг, поэтому поведение СПИД-больного может быть неадекватным. Вопрос: так как во всех эшелонах власти есть ВИЧ-больные (об этом говорил, кажется, Покровский), то как заболевание вирусами гриппа влияет на эту группу больных, которая в России, в том числе, стремительно растет из-за неадекватной установки Всемирной Организации здравоохранения?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Лидия Ивановна. Николай Вениаминович, коинфекция вируса гриппа и вируса ВИЧ-СПИД возможна?

Николай Каверин: Да, вообще, люди с ослабленной иммунной системой, конечно, для них заболевание гриппом особенно опасно, и в этой группе более высокая смертность. И это касается и больных (не зараженных, а именно больных, у которых уже развился синдром иммунодефицита), конечно, в полной мере.

Ольга Беклемищева: А если синдром иммунодефицита еще не развился, а просто человек является ВИЧ-инфицированным, чем опасен для него грипп?

Николай Каверин: Если еще никаких признаков поражения иммунной системы нет, тогда реакция более-менее такая же, как у других людей.

Ольга Беклемищева: А вот какие вообще в России вакцины существуют против гриппа? Живые, субъединичные, сплитвакцины - чем они отличаются?

Николай Каверин: Ну, живые вакцины и все остальные вакцины, которые вы перечислили (просто убитые из цельных вирусных частиц, или сплит, то есть из разрушенных вирусных частиц, или субъединичные) отличаются кардинально. Потому что живая вакцина - это просто ослабленный вирус, то есть вакцинация - это заражение человека вирусом, итерназальное при гриппе, и основной вирусный белок, основная масса вирусного белка, на который идет иммунный ответ, нарабатывается уже при размножении этого вируса в организме. Тогда как при вакцинации убитой вакциной, любой (из цельных вирусных частиц, сплит-вакциной), иммунный ответ идет только на тот белок вирусный, который вводится - обычно парентерально, то есть инъекцией, - в организм. Так что разница тут, конечно, принципиальная.

Ольга Беклемищева: И у нас снова звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Людмила Константиновна, я москвичка. У меня к вам два вопроса. Вот моей внучке родители купили вакцину в аптеке, немецкую, от гриппа. И, не посоветовавшись с врачом, сделали. Это не опасно?

Ольга Беклемищева: А как называется вакцина?

Слушатель: Вот, к сожалению, я не знаю.

Ольга Беклемищева: Ну, если она продавалась в аптеке, скорее всего, это вакцина, которая зарегистрирована у нас в стране и, соответственно, разрешена к применению Министерством здравоохранения, то есть она соответствует критериям безопасности, которым должны соответствовать все вакцины, которые находятся на рынке.

А Ваш второй вопрос?

Слушатель: А второй вопрос такой. У меня была травма головы и энцефалопатия. Вот я в этом году очень быстро простужаюсь. Что мне можно сделать, чтобы как бы предотвратить грипп, можно сделать мне вакцинирование или нет?

Николай Каверин: Можно, Вам можно вакцинироваться, даже, наверное, нужно.

Ольга Беклемищева: Действительно, вакцинация особенно показана людям, которые имеют либо хроническое заболевание, либо по какой-то причине ослабленный иммунитет, в силу возраста, например. Это не то что полностью вас гарантирует от того, что вы заболеете гриппом, но, по крайней мере, очень серьезно облегчит течение гриппа и очень серьезно снизит, как уже говорил профессор Каверин, вероятность осложнений.

Вот профессор уже начал рассказывать о том, какие бывают вакцины. Я хотела это уточнить, потому что, насколько я знаю, к живым вакцинам отношение достаточно настороженное, люди боятся, что, если в вакцине находится живой, хотя и ослабленный вирус, то это может быть опасно. Николай Вениаминович, насколько я знаю, считает, что эта опасность преувеличена. Не так ли?

Николай Каверин: Живые вакцины до сих пор широко пока что в настоящее время не применяются, но работа по их разработке, имеющая целью в дальнейшем их широкое применение, ведется. И дело это достаточно перспективное. А конкретно, когда вообще применять то или иное средство, вы знаете, если какая-то болезнь очень опасна и дает высокую смертность, то приходится иногда идти на применение таких средств борьбы с ней, которые для легкой болезни, может быть, были неадекватны, были слишком опасны. А вот при гриппе, если речь пойдет, скажем, о пандемии и будет пандемия с высокой смертностью, тогда обязательно вакцина, приготовленная из этого нового вируса должна будет применяться. Если она будет живая, то это, наверное, будет иметь ряд преимуществ в этом случае.

Ольга Беклемищева: Послушаем нашего слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Меня зовут Алексей, я из Москвы. Вот слушая и изучая симптомы атипичной пневмонии, я могу сказать, что у меня, по крайней мере, два раза было такое. После Греции в 1996 году и в прошлом году примерно с 1 февраля по 1 марта я очень тяжело болел. Причем температура поднималась сразу до 40,5 градусов или 39 градусов. И вот все симптомы.

Причем последний случай - это я был на Большой Полянке в книжном магазине, там листал книгу, через час вышел - и у меня сразу резь в горле, потом по бронхам как бы такое раздражение, потом сухой кашель, высокая температура. Я лечился как от гриппа - неделю ничего не проходит. Потом такой как бы сильный приступ, холодный пот, давление - 80 на 50. Я читаю "Справочник практического врача", что это похоже на воспаление легких, сердце может быстро отказать, поэтому я вызываю "скорую". Кардиограмму делают - и тут же в Боткинскую больницу. Мне провели профилактическое лечение, но поставили диагноз "миокардит". Причем никакого воспаления легких у меня не было. И у меня вот эта слабость продолжалась месяца два. Но потом я, не принимая никаких лекарств, которые мне назначили, только коробку ремантадина выпил, и потом вот я как бы иммунную систему укреплял тем, что я длительно хожу в лесу или плаваю.

Ольга Беклемищева: Алексей, это замечательно. В чем Ваш вопрос?

Слушатель: Как мне жить дальше? Мне 66, почти 67. Как мне избежать вот таких вот рецидивов, то есть какие должны быть профилактические работы или чего опасаться? Я, в общем-то, из медицинской семьи, я это себе представляю хорошо. Но вот как мне избежать рецидивов? Что нужно делать, для того чтобы не попасть вот в такую критическую ситуацию?

Николай Каверин: Я думаю, что Вам надо прежде всего основательно обследоваться. То, что вы описали, не похоже на грипп. Инфекционных заболеваний с инкубационным периодом 1 час вообще не бывает, так что Ваше посещение магазина вообще ни при чем, если это инфекционное заболевание. А нужно установить, что это такое, а потом уже решать, что делать.

Ольга Беклемищева: Да, потому что и миокардит бывает инфекционная, только надо установить, какая инфекция. И я думаю, что мы не можем, не видя Вас, дать Вам более подробную рекомендацию.

К вопросу о SARS я как раз хотела вернуться. Как раз когда люди активно обсуждали проблему атипичной пневмонии, выяснилось, что она вирусной природы. И вот эти вирусы, которые вызывают атипичную пневмонию, они чем-то похожи на вирусы гриппа или совершенно разные? И есть ли там какие-то пересечения?

Николай Каверин: Нет, это другие вирусы, это другое семейство вирусов. Это семейство "короновириде", род "короновирус". Это новый - в том смысле, что ранее науке неизвестный - вирус вызвал эту вспышку. А в принципе он, возможно, не так уж и новый, потому что только что я был на конференции, на которой сообщали, что выделены такие вирусы, очень близкие к тому, который выделялся от людей, выделены от некоторых мелких хищников в Китае, от цветте (это один из видов вивер, енотовидной собаки) и от перевязки (это такое животное семейства куньих).

Ольга Беклемищева: И некоторых из них держат дома в виде домашних животных, да?

Николай Каверин: Да, вот этих вивер в Китае действительно держат, прирученных.

Ольга Беклемищева: Вот мы постоянно сталкиваемся с тем, что от животных как-то начинают передаваться вирусы человечеству. Может быть, они и раньше передавались, просто невозможно было установить происхождение вируса, да?

Николай Каверин: Вообще, давно известно, что это может быть. Бешенство - это самый хрестоматийный пример, но есть и другие примеры такой передачи, конечно.

Ольга Беклемищева: Возвращаясь к вакцинации, вот живые вакцины - это то, очевидно, что придется применять в случае пандемии гриппа. А сейчас самые, насколько я знаю, популярные - это субъединичные вакцины. Даниил Борисович, скажите, пожалуйста, в Америке это тоже так?

Даниил Голубев: В Америке произошло очень важное событие. 17 июня этого года "Фуд энд Драк администрэйшн" (это главный контролирующий препараты орган) утвердил к распространению, к применению препарат живой вакцины против гриппа. Причем в преамбуле к этому решению написано, что эта вакцина применяется в России, а в Америке изучается с 1960 года.

Ну, нам с Николаем Вениаминовичем хорошо известно, что творцом живых вакцин против гриппа был Анатолий Александрович Смородинцев, мой учитель, которого профессор Каверин, конечно, хорошо помнит и знает. И вот все эти годы ученики Смородинцева продвигали в практику и в исследовательской работе живые вакцины, которые вот только сейчас, через столько лет добрели до "Фуд энд Драк администрэйшн", и сегодня введены в практику расписаний вакцинаций. Мне только было обидно, что среди авторов этого нововведения я не увидел фамилий русских ученых - профессора Александрова и профессора Руденко, которые все эти годы вместе с американцами занимались этим продвижением.

Но так или иначе, с сегодняшнего дня тривакцина обычная, которая используется в качестве инактивированного препарата или, точнее, субъединичного, обрела жизнь в виде живого препарата, живой вакцины, рекомендованной для всех возрастов, от 5 до 49 лет. Это очень серьезное нововведение в практике борьбы с гриппом в Соединенных Штатах.

Даниил Голубев: Ее широкого применения еще, конечно, нет, но решение по этому поводу принято вот буквально несколько дней тому назад, а именно 26 сентября, на заседании коллегии специалистов "Си-Ди-Си", центра по контролю за заболеваемостью в Атланте.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Даниил Борисович. У нас звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Елена, Москва. Скажите, пожалуйста, я с внучкой на этой неделе была у иммунолога, у нас в поликлинике детской принимает иммунолог. Я спросила: "Вот по телевидению пугают менингитом, гриппом. Давайте делать прививки". Иммунолог мне ответила, что сейчас уже их поздно делать, надо было делать месяц или два назад. Я говорю: "А зачем же показывают?" Она говорит: "Это просто коммерция, просто реклама". Вот что вы на это ответите? А я волнуюсь за внучку, поскольку она у меня инвалид.

Ольга Беклемищева: По-моему, Вас неправильно информировали, Елена. Как же поздно, когда сейчас самое начало вакцинации? Я правильно говорю, Николай Вениаминович?

Николай Каверин: Считается, что, в общем, если уже началась вспышка, тогда действительно вакцинировать поздно. Но сейчас еще пока вспышки, насколько я знаю, нет, и вакцинировать конечно можно.

Ольга Беклемищева: И календарь ВОЗ предполагает, что вакцина новая, к новому вирусу, который немножко изменился с прошлого года, появляется именно в сентябре.

Следующий звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Меня зовут Алексей, я из Москвы. У меня вопрос несколько теоретического плана. Существуют ли какие-то способы, чтобы, например, какой-то менее безвредный вирус взаимодействовал с более тяжелым вирусом и эта борьба была успешной, в пользу менее безвредного вируса? Вот, например, вирус герпеса может уничтожить какой-то другой вирус или нет, в принципе?

Ольга Беклемищева: Боюсь, что нет. Но пусть Вам лучше расскажет профессор Каверин.

Николай Каверин: Если вирусы действительно разные, то иммунитета введение одного вируса к другому не вызывает. Но есть такое явление, оно называется интерференция вирусов: заражение одним вирусом может подавить инфекцию, вызванную другим вирусом. В лаборатории это легко воспроизводится, но какие-то попытки использовать это практически к успеху пока не приводили.

Ольга Беклемищева: К сожалению, вирусы предпочитают бороться с нами, а не между собой.

Возвращаясь к проблеме вакцинации, которую подняла наша слушательница, я бы хотела отметить вот что. Сейчас вакцинация от гриппа проводится за счет средств местных бюджетов, это первый год такая ситуация, и те регионы, которые имеют деньги в своем бюджете, они, конечно, проплачивают эту вакцину. Вот Москва, как мне сказали в Центре Госсанэпиднадзора, оплатила вакцину бесплатную, отечественную - это субъединичная хорошая вакцина "Гриппол" - для детей, для лиц пожилого возраста, то есть пенсионного возраста, для медиков и для тех, кто страдает каким-то серьезным хроническим заболеванием, которое вызывает снижение иммунитета. Так что вы не только можете вакцинироваться, если принадлежите к этой группе, в любой поликлинике, но и сделать это бесплатно.

Но, к сожалению, такая ситуация, когда оплачивает бюджет самого субъекта, то есть области или республики, она, мне кажется не очень справедлива, потому что в бедных регионах, естественно, не такая ситуация, не могут они себе позволить заплатить за большое количество доз вакцины. В результате люди там болеют больше, они больше тратят денег на лечение. И в результате бедные регионы становятся еще беднее.

И я попросила нашего корреспондента в Нижнем Новгороде Олега Родина рассказать нам о ситуации в Нижнем Новгороде.

Олег Родин: Наступающая зима грозит новой эпидемией гриппа. Причем, по прогнозам специалистов, в нынешнюю зиму гриппом переболеют на 200 тысяч нижегородцев больше, чем в предыдущую. Дело в том, что федеральный центр впервые отказался поставлять в область бесплатную противогриппозную вакцину, теперь всю вакцинацию должен финансировать местный бюджет. Это подтвердили в городском Департаменте здравоохранения.

Верно ли, что федеральный бюджет отказал в финансировании вакцинации против гриппа в этом году?

- У меня есть такое письмо. Поскольку это идет по расходам на санэпидслужбу, они нас уведомили: прекращены с 2003 года поставки вакцины против гриппа за счет средств федерального бюджета.

Олег Родин: Однако имеющихся в распоряжении администрации денежных ресурсов хватит не на всех. Если раньше за счет средств федерального центра в область поставлялось до 400 тысяч бесплатных доз противогриппозной вакцины, то теперь из средств областного бюджета и Фонда обязательного медицинского страхования нашлись деньги только на 100 тысяч доз.

О проблемах нынешней вакцинации говорит Ирина Окунь, заведующая отделом Нижегородской санэпидстанции.

Ирина Окунь: Не дают вакцину из Минздрава. Ну конечно, в общем-то, проблемы есть. И у нас сейчас должны закупать мы сами вакцину, изыскивать свои какие-то средства, которые мы могли бы распределить на закупку других видов вакцин, на какие-то другие вещи. В настоящее время уже ведутся все подготовительные работы, для того чтобы выбрать те фирмы, где дешевле будут вакцины, и провести закупку этих вакцин.

Олег Родин: Если в прежние годы бесплатной вакцины хватало на школьников, учителей, медиков и людей с ослабленным здоровьем, то теперь бесплатная вакцинация будет проводиться только среди детей. А учителя, медики, пенсионеры, малоимущие и прочие граждане должны будут покупать вакцину за свой счет. Некоторые фирмы предлагают ее по цене до 300 рублей, что далеко не всем доступно, о чем говорят посетители в поликлиниках.

Жительница Нижнего Новгорода: Такое дорогое лекарство не каждый сумеет даже привить, не хватит просто финансов.

Олег Родин: В прошлом году в Нижнем Новгороде переболели гриппом и острыми респираторными заболеваниями около 400 тысяч человек, что привело к экономическому ущербу почти в 300 миллионов рублей.

Ольга Беклемищева: Вот такая вот, на мой взгляд, печальная ситуация. Мы ее прокомментируем еще, а сейчас у нас еще звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Николай Вениаминович, есть вопрос. Заболевание - вирус гепатита В. Какова опасность заражения от человека, мужчины, к женщине, каким путем - капельным, контактным, половой контакт и так далее? И какое спасение есть от этого, чтобы человек здоровый не заболел от больного гепатитом В?

Николай Каверин: Гепатит В, как и гепатит С, - ну, это не моя, конечно, область, но я могу Вам сказать, что это болезни, которые передаются главным образом парентеральным путем, то есть при инъекциях. Но они могут действительно передаваться и половым путем.

Ольга Беклемищева: Ну, надо пользоваться теми мерами профилактики, которые предусмотрены для безопасного секса. Но вообще у нас передача про грипп, и в вирусологии существует деление вирусологов на специальности. Естественно, мы пригласили на нашу передачу человека, который посвятил жизнь изучению прежде всего вируса гриппа.

Вот по поводу оплаты вакцинации, насколько я понимаю, идеальная ситуация состояла бы в том, чтобы все были привиты от гриппа. Или это не так, Николай Вениаминович?

Николай Каверин: Ну, идеальная, наверное, да. Но это вряд ли достижимо, чтобы были все привиты.

Ольга Беклемищева: Слишком дорого?

Николай Каверин: Это просто даже трудно организовать. И люди не так уж все-таки к этому стремятся. Грипп пока что не такое уж заболевание, не с такой высокой смертностью... В общем, людей к этому побудить достаточно сложно.

Ольга Беклемищева: У нас следующий звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. У меня короткий вопрос к Даниилу Борисовичу. Даниил Борисович, вы как-то дважды ошиблись в эфире с возрастом насчет прививок. Вы сказали: от 50до 49 лет. На повторный вопрос повторили то же самое. Здесь где-то ошибка кроется. Уточните, пожалуйста, возрастной диапазон прививаемости в Соединенных Штатах.

Ольга Беклемищева: Я прошу прощения, это я Вас сбила. Имеется в виду - от 5-10 лет до 49. Правильно, Даниил Борисович?

Даниил Голубев: Просто от 5 до 49 лет. Это речь идет о живой вакцине. Что касается убитой вакцины, вернее, субъединичной вакцины, то она применяется для детей от 6 месяцев до 23 месяцев в обязательном теперь, можно сказать, порядке и всем лицам старше 65 лет. А живая теперь от 5 до 49 лет может применяться. Вот такие уточнения.

Ольга Беклемищева: Даниил Борисович, а есть ли какая-то вакцина -лидер в США, которая лучше всех помогает, лучше всех развивает иммунитет? Или они все приблизительно равны по своим свойствам? И есть ли какая-нибудь служба, которая отслеживает качество этих вакцин, где каждый может поинтересоваться и узнать, какая вакцина в этом сезоне самая удачная?

Даниил Голубев: Я бы сказал, что вакцинация массовая проводится однотипной вакциной - из чистых гемоглютинина и нейроминидазы - это субъединичная вакцина, разные варианты которой не сравниваются между собой, она весьма стандартная по чистоте, степени очистки и иммуногенной активности. А вот сравнение всего этого с живой вакциной пока не может быть, потому что живая вакцинация только сейчас вводится в широкую практику.

Что касается того, кто подводит учет всему этому, то это делает "Си-Ди-Си", Центр по контролю за заболеваемостью в Атланте, все данные которого открыты, и можно в Интернете и по телефону все узнать, кого что интересует.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Даниил Борисович. И последний вопрос. А поможет ли вакцина в случае пандемии, если я провакцинировалась?

Николай Каверин: В случае пандемии, если появляется новый вирус, то вакцинация от прежнего вируса, который был до пандемии, ее эффект... ну, я не могу сказать, что его совсем нет, но он, конечно, очень небольшой. Нужно готовить вакцину из нового вируса и прививать уже ею.

Ольга Беклемищева: Живую.

Николай Каверин: Живую - может быть, но не обязательно живую. Я сказал о перспективах живой вакцины при пандемии, но это не значит, что нельзя применять убитую. Убитую тоже можно применять.

Ольга Беклемищева: Просто она дольше будет готовиться, да?

Николай Каверин: Не знаю, это зависит от технологии, а это может измениться.

Ольга Беклемищева: Ну и, конечно, остаются народные средства профилактики: чеснок, поливитамины, настойки женьшеня и закаливание. Но закаливание - это образ жизни, и когда-то надо делать этот выбор в пользу здорового образа жизни, который уж точно все-таки поможет, и в случае пандемии тоже.

XS
SM
MD
LG