Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Варикозная болезнь


Ольга Беклемищева: Сегодня мы говорим о варикозной болезни, весьма распространенном заболевании, связанном с нашим прямохождением. Скорее всего, эта болезнь появилась одновременно с "Homo erectus", человеком прямоходящим. А может быть, эта болезнь беспокоит и кенгуру, хотя таких сведений мне обнаружить не удалось. Но тем не менее, кто-то всю жизнь не испытывает никаких проблем с венами, а кто-то уже в 30 лет видит, как вены неотвратимо расширяются и начинать выпирать из-под кожи. И таких людей много. По разным оценкам, от 30 до 50 процентов людей страдают варикозной болезнью различной степени тяжести.

Наши сегодняшние гости - сосудистые хирурги, занимающиеся флебологией - наукой о лечении вен. Это Сергей Сапелкин, кандидат медицинских наук, представляющий отделение хирургии сосудов Института хирургии имени Вишневского Российской Академии медицинских наук, и Игорь Золотухин, доцент курса хирургической флебологии факультета усовершенствования врачей Российского Государственного Медицинского университета, также оперирующий хирург и флеболог.

Так в чем же суть варикозной болезни, доктор Сапелкин?

Сергей Сапелкин: Уважаемая Ольга, Ваш вопрос действительно интересен. Варикоз, учитывая его распространенность, является весьма важной проблемой с точки зрения как диагностики, лечения так и важности для наших пациентов. Суть этой болезни в потере тонуса мышечными элементами вен и клапанной их недостаточности. Клапанная недостаточность может затрагивать как поверхностные вены (с этим состоянием нам, хирургам, значительно проще бороться), но может в ряде случаев наблюдаться и клапанная недостаточность уже глубоких вен, что ведет к более тяжелым состояниям, которые хирургически значительно сложнее коррегировать, и в ряде случаев хирургическое лечение оказывается просто бессильным.

У каждого пациента своя степень изменений вен, в том или ином сосудистом бассейне, и каждый пациент уникален по тем нарушениям, которые у него имеются. Но суть, как я уже сказал, - это нарушение венозного тонуса, генетически, может быть, запрограммированное, а может быть, развившееся в результате вот тех факторов риска, о которых мы постоянно говорим. Избыточный вес, беременность, гормональные изменения наших пациенток, прием гормональных контрацептивов, факторы, связанные с питанием, малая подвижность - те провоцирующие факторы, которые могут являться и повреждающими в плане воздействия на наши вены.

Ольга Беклемищева: Доктор Золотухин, скажите, пожалуйста, все-таки этим неблагоприятным факторам (например, беременность) подвергаются практически все женщины. Почему же у одних все-таки возникает варикозная болезнь, а у других нет?

Игорь Золотухин: Хороший вопрос. Я думаю, что у всех практически она возникает. Все зависит от того, в каком возрасте появляется эта болезнь. Если взять контингент женщин в возрасте 70 лет, я думаю, что процентов у 80-90 из них те или иные признаки варикозной болезни можно найти. Беременность, конечно, - фактор очень серьезный, провоцирующий развитие этого заболевания, но в принципе то, что вы сказали в начале передачи о "Homo erectus", человеке прямоходящем, я думаю, что мужчины, может быть, в меньшей степени страдают от этой болезни, чем женщины, но страдают очень часто также.

Ольга Беклемищева: Да, считается, что варикозная болезнь чаще встречается у тех, кто много времени проводит на ногах - продавщицы, стюардессы, сейчас, наверное, вот охранники, работники охранных предприятий. Я поговорила с несколькими женщинами в магазинах, и вот что услышала.

- Скажите, пожалуйста, Вас беспокоят какие-то ощущения тяжести в ногах?

- Ну, ощущения тяжести такого нет.

Ольга Беклемищева: А отеки?

- Отеки очень маленькие бывают.

Ольга Беклемищева: А что именно в сосудах Вас беспокоит?

- Вот эти синяки под коленками.

Ольга Беклемищева: А как часто они бывают?

- Они сейчас уже постоянно, особенно на левой ноге.

Ольга Беклемищева: Когда они появились первый раз?

- Лет, может быть, пять тому назад.

Ольга Беклемищева: А они с чем-то связаны? Может быть, можно сказать, что, если Вы много ходите, много стоите, - они появляются? Или вы не отследили какую-то закономерность?

- Да, вот, к сожалению, я просто не отследила. Но с сосудами вообще дело обстоит неважно.

Ольга Беклемищева: А почему Вы не обращаетесь с этим вопросом к врачу?

- Так, наверное, плохо отношусь к своему здоровью.

Ольга Беклемищева: Скажите, пожалуйста, беспокоят ли Вас вены на ногах?

- Да, и очень. Причем это у меня очень давнее заболевание. Лет, наверное, уже десять с лишним, как у меня трофические язвы. В поликлинике по месту жительства я никакой помощи не получаю. Единственное, что они мне дали направление на операцию. Операцию я делать не хочу, потому что когда я увидела список анализов, которые надо пройти, чтобы лечь туда, на операцию, это надо потратить минимум три месяца. А кому хочется три месяца ходить по врачам?

Ольга Беклемищева: Но все-таки язва - это же серьезно, это очень осложняет жизнь.

- Каждому человеку Господом Богом отпущен срок. Вот столько, сколько мне положено, столько я проживу, с язвой, без язвы и так далее. Вот это моя философия, я вот этого придерживаюсь, вот и все.

Ольга Беклемищева: Скажите, пожалуйста, а Вы не связываете то, что у Вас такая варикозная болезнь, с тем, что Вы работаете продавщицей, много времени проводите на ногах?

- Вы знаете, я продавцом работаю недавно, до этого я работала редактором в издательстве.

Ольга Беклемищева: Скажите, пожалуйста, а может быть, это у Вас семейное? Может быть, и мама страдала, и дочка сейчас?

- Дочка у меня уже унаследовала мое, а у мамы моей не было расширения вен. То есть у нее болели ноги, у нее была подагра, еще всякие старческие недуги, но, тем не менее, варикозного расслоения не было.

Ольга Беклемищева: Скажите, пожалуйста, беспокоят ли Вас какие-нибудь неприятные ощущения в ногах, тяжесть, отеки, может быть, сосудистые сеточки?

- Ну, вообще все это бывает, естественно, - и сосудистые сеточки, и тяжесть, и отеки, и очень болят ноги после 12-часового дня. Особенно стараемся обувь на каблуках не носить и пользоваться такими венотониками.

Ольга Беклемищева: А что за венотоники?

- Есть такой венотоник "Леотон", есть "Венетан", есть "Доктор Вен". У меня многие друзья врачи, поэтому, когда я пришла и сказала: "Девочки, у меня болят ноги. Мне стоять долго. Посмотрите, у меня какие-то тут стали пятнышки" - мне сказали, что есть венотоники на каштане, конский каштан. И вот, пожалуйста, применяю с конским каштаном.

Ольга Беклемищева: Сколько Вы работаете продавцом?

- Наверное, лет 9-10 точно.

Ольга Беклемищева: Надо сказать, до этого опроса я и не подозревала, какая существует возрастная разница в отношении к собственным болезням у людей. Вот, вы слышали, пожилая пациентка уже 10 лет ходит с трофическими язвами и не хочет оперироваться, потому что ей жалко потратить время на диагностику. А молодежь все-таки как-то следит, мажется чем-то, какую-никакую гимнастику делает.

Скажите, это вот похоже на общее отношение к проблеме или мне просто не повезло? Как ваши пациенты делятся?

Игорь Золотухин: Интересный вопрос. Я думаю, что можно найти, конечно, некоторую тенденцию отношения к своему здоровью в зависимости от возраста. Но в словах пациентки пожилого возраста, которая говорила о том, что ей по тем или иным причинам не хочется заниматься болезнью, мне кажется, что там просто присутствовал страх перед белым халатом. Хотя ей реально можно помочь, несмотря на то, что она в приличном возрасте, судя по голосу, и с трофическими язвами.

А что касается молодых пациентов, к сожалению, очень многие из них до сих пор не обращаются к врачам, то есть медицинская активность нашего населения все-таки довольно низка и в отношении варикозной болезни тоже. То есть отношение к своему здоровью у российского пациента серьезно уступает отношению к своему здоровью европейского или североамериканского пациента.

Ольга Беклемищева: Доктор Сапелкин хочет что-то добавить.

Сергей Сапелкин: В то же время я хочу добавить, что наши пациенты все-таки начали прогрессировать в плане медицинских познаний. И все чаще видишь на своих приемах молодых пациенток, которые, уже зная об осложнениях, которые несет за собой нелеченная форма хронической венозной недостаточности, тяжелые формы, тянущиеся, глядя на своих бабушек, слыша про трофические язвы, приходят с первыми признаками, когда только появляются первые, единичные варикозные узелки. Но это уже сигнал, говорящий о том, что какие-то клапаны в организме барахлят. И они просят выполнить исследования и в ряде случаев, когда им объясняешь, в чем суть, они приходят к согласию такому, что оперативное лечение или какие-то другие меры воздействия при начальных формах варикозной болезни уже нужны. То есть отношение наших пациентов меняется в лучшую сторону.

Ольга Беклемищева: Это хорошо, но разве бывает такая ситуация, когда даже при начальной форме варикозной болезни показано оперативное вмешательство?

Сергей Сапелкин: К сожалению, - не знаю, может быть, к сожалению здесь неуместно - бывают такие ситуации. Конечно, и здесь окончательные точки над i должно поставить тщательное обследование пациента с использованием самых современных ультразвуковых методов, которые на сегодняшний момент являются золотым стандартом любой диагностики патологии сосудов - и артерий, и вен.

Ольга Беклемищева: Это так называемое дуплексное сканирование, да?

Сергей Сапелкин: Да, правильно, это действительно дуплексное сканирование, или ультразвуковая флебография, или ультразвуковое ангиосканирование. Это все синонимы одного и того же метода исследования.

Ольга Беклемищева: А вот для нашей пожилой пациентки, о которой мы слышали, Вы могли бы сказать, что она могла куда-то лечь, и сразу бы там сделали и диагностику, и операцию, ну, учитывая, что это небогатый человек, то есть в государственном здравоохранении?

Сергей Сапелкин: Я думаю, что и наш институт, и Флебологический центр при Первой Городской больнице, где работает Игорь Золотухин, вполне могли бы оказать квалифицированную помощь для такой пациентки. И никаких проблем с госпитализацией и хирургическим лечением, если ей действительно оно показано, не возникнет. Но в любом случае надо хотя бы решить кардинально проблему, которая беспокоит больную в течение 10 лет, то есть залечить венозную трофическую язву.

Ольга Беклемищева: А как залечивают эти язвы?

Сергей Сапелкин: Существует комплекс консервативных мероприятий, куда входит, естественно, и компрессионная терапия, и местная терапия с использованием средств топического лечения, то есть специальной обработкой язвенной поверхности, и средствами для воздействия на непосредственно пораженную вену с использованием венотоников.

Ольга Беклемищева: То есть это те самые венотоники, о которых говорила молодая пациентка, или это что-то другое, более усиленное, для язв?

Сергей Сапелкин: Нет, здесь венотоники с научно доказанным действием в плане заживления трофических язв. Ряд современных венотоников с поливалетным действием, то есть воздействующих на основных механизмы патогенеза хронической венозной недостаточности. Они зарекомендовали себя прекрасно при лечении трофических язв, то есть многочисленные исследования за рубежом и у нас в стране показали их обоснованную научную доказательность применения для заживления трофических венозных язв.

Ольга Беклемищева: Я так понимаю, что это определенная филиппика в адрес биологически активных добавок и мазей на их основе, да?

Сергей Сапелкин: Ну, здесь прямых сравнений не проводилось, но для того чтобы доказать эффективность любого препарата, - будь то биологически активная добавка, будь то препарат, который под названием "венотоник" мы встретим в любом фармацевтическом справочнике, - надо провести хорошо подготовленное научное исследование и уже в практике получить прямые доказательства эффективности или малой эффективности того или иного препарата.

Ольга Беклемищева: Доктор Золотухин хотел что-то добавить.

Игорь Золотухин: Да, я хотел добавить по поводу молодой женщины, которая лечила себя венотониками. Замечательное лекарство - венотоники, их очень много сейчас в наших аптеках, и они действительно эффективны, они прошли все эти испытания. Но как мне кажется, именно эта пациентка, которая прозвучала в этом эфире, она начала лечение немножко не с того. Насколько я понял, там речь идет во многом о "звездочках", косметических проблемах. И хоть она на себя выльет...

Ольга Беклемищева: Но там есть и тяжесть в ногах, и усталость большая, потому что 12-часовой рабочий день.

Игорь Золотухин: Начинают лечение все-таки не с лекарств. Даже если она на себя вымажет тонну мазей (первое, кстати, средство, которое она упомянула, вовсе не является венотоником, это распространенная довольно ошибка), все-таки для таких вот женщин, молодых, у которых очень часто проблемы косметические, для них не определяющим очень часто являются лекарства. То есть начинать надо лечение с компрессии, с эластической компрессии, ну и с каких-то, может быть, опять же хирургических методик. Ведь если у такой пациентки изменились поверхностные вены, то никакой препарат их обратно не вернет, в здоровое состояние.

Ольга Беклемищева: Да. И надо сказать, что, когда я готовилась к передаче, я тщетно пыталась найти специалиста по консервативному лечению вен. Такое впечатление, что эту нишу целиком занимают хирурги, а хирурги, на мой взгляд, склонны к излишне радикальному решению вопросов. А многие люди - например, наш слушатель Иван, 45 лет, который написал нам на сайт, - не хотели бы оперировать даже при варикозе в тяжелой форме, а хотели бы каких-то терапевтических методов. Скажите, товарищи ученые, есть ли какие-нибудь обнадеживающие исследования в области консервативной терапии вен, или ничего, кроме того, что вы перечислили, наука еще не придумала?

Игорь Золотухин: Я думаю, что каждому пациенту свое лечение. Есть пациенты, которым показано только консервативное лечение, и таких очень много. Есть пациенты, которым показано хирургическое лечение, но оно не исключает консервативного лечения. Я бы даже так сказал, что флеболог - если это флеболог, человек, в основном занимающийся лечением таких пациентов, - только на 50 процентов хирург. И естественно, он должен знать современные консервативные методы лечения и уметь их применять, иначе это будет хирург, а не флеболог.

И такие методы современного консервативного лечения есть - это опять же компрессия, это опять же те же самые венотоники. Есть и иные средства, которые применяются, так скажем, более специализированно для какого-то клинического случая. Консервативное лечение имеет огромное значение, но нельзя противопоставлять консервативное лечение и хирургическое. Для многих больных операция - это только один этап на длительном лечебном пути, на котором основном средством, как правило, является именно консервативное лечение.

Сергей Сапелкин: Я хотел еще подчеркнуть в дополнение к словам Игоря, что флеболог, или сосудистый хирург, - на сегодняшнем этапе этот тот врач, который сочетает все возможные методы лечения варикозной болезни, начиная от консервативной терапии, компрессионной терапии, хирургического вмешательства и склеротерапии. И если это все проводится в одних руках, да еще с хорошей ультразвуковой диагностикой, вот тогда действительно каждому пациенту можно порекомендовать тот необходимый путь лечение его собственного заболевания.

Ольга Беклемищева: Расскажите, пожалуйста, о склеротерапии, доктор Сапелкин.

Сергей Сапелкин: Ну, это, может быть, самая, скажем так, запутанная ниша в освещении проблемы варикозной болезни, учитывая множество инсинуаций, возникающих среди пациентов, которые, может быть, считают, что или это совершенно неэффективный метод лечения или тот метод, который может применяться абсолютно у всех пациентов с варикозной болезнью с наилучшими результатами.

Ольга Беклемищева: А это не так.

Сергей Сапелкин: Да, это, к сожалению, не так. Истина опять же где-то посередине. Склеротерапия позволяет устранить варикозно расширенные вены, не решая главного механизма развития прогрессирования варикозной болезни - вот те патологические вено-венозные сбросы через несостоятельные клапаны, о которых мы уже говорили.

Ольга Беклемищева: Я сделаю краткую ремарку, объясняющую то, о чем Вы говорите, насколько я Вас поняла. Склеротерапия состоит в том, что сосуды, мелкие вены, которые выпирают на коже и которые такие некрасивые, их склеивают введением туда специального раствора. Прямо в вену делается укол, вводится лекарство, они склеиваются. А второй этап, о котором вы уже начали рассказывать, - это все-таки хирургическое вмешательство, там происходит как бы некое отрезание этой вены от основного потока. Или я не права?

Сергей Сапелкин: При хирургическом лечении, да, основные вопросы должны решаться на устранение вот этого патологического венозного сброса, патологического оттока в венах, чтобы потом уже чисто косметически с использованием или миниинвазивных хирургических методик (то есть микрофлебоктомии) или склеротерапии убрать уже, скажем так, верхушку айсберга, убрать вот эти варикозно расширенные узлы. Но они уже после разобщения вен не кровоснабжаются сверху тем потоком крови, не подпираются, поэтому их склеивание, их склерозирование проходит в наилучших условиях.

Ольга Беклемищева: А где происходит прерывание вот этого патологического сброса?

Сергей Сапелкин: Ну, скажем так, основные механизмы располагаются в проекции астиальных клапанов, там, где поверхностные вены впадают в глубокую венозную систему. Это в верхней трети бедра и в верхней трети голени - вот так две основные подкожные вены впадают в глубокую венозную систему, и чаще всего сбои происходят на этих уровнях.

Ольга Беклемищева: То есть реальная склеротерапия - это иссечение вот в тех двух местах, о которых вы сказали, а потом склеивание того, оставшегося наверху...

Сергей Сапелкин: Это уже имеется в виду сочетание хирургических методик со склеротерапией, то есть речь идет о комбинированном лечении. В ряде случаев варикоз может развиваться без патологии тех основных двух клапанов, это как бы варикоз без патологических вено-венозных сбросов, по нашей научной терминологии. Разделить эти понятия может опять же только ультразвуковое исследование. В таких ситуациях можно действительно выполнять склеротерапию без каких-либо хирургических вмешательств перед данной процедурой.

И поводу склерозирования внутрикожных сосудистых звездочек или теленгектазов, или паукообразного варикоза, здесь, как правило, проблем не возникает, учитывая то, что такие вены находятся внутрикожно, не связаны с какими-то крупными клапанами проблемными. И микросклерозирование их может выполняться в ряде случаев даже без проведения ультразвукового исследования.

Ольга Беклемищева: Как я понимаю, именно о микросклерозировании идет речь, когда мы встречаем рекламу всяких частных фирм, салонов, которые предлагают фактически амбулаторно решить проблему с венами, не так ли, доктор Золотухин?

Игорь Золотухин: Да, совершенно верно. Как правило, речь идет именно об этом, то есть они пытаются призвать под свои знамена прежде всего молодых пациенток, у которых проблемы исключительно косметического характера. Речь действительно идет о сосудистых звездочках, когда только склеротерапия действительно может помочь этим больным.

Ольга Беклемищева: А можно сказать, что склеротерапия в основном, конечно, показана молодым пациентам?

Игорь Золотухин: Основной у нас в стране объем пациентов - действительно молодые пациентки, которые беспокоятся о своем внешнем виде, хотя склеротерапии все возрасты покорны, ее можно выполнить пациенту и в 70 лет. У меня, кстати, были пациентки за 60, собирающиеся в очередной раз замуж, которые приходили наводить глянец на свои ноги перед очередным замужеством, - такое было.

Ольга Беклемищева: Ну, красивая история. Пожелаем таким людям и дальше сохранять энергию молодости.

А что это за препараты, которые вводятся в вену, чтобы она склеивалась?

Сергей Сапелкин: На настоящий момент в России, как и во всем мире, два наиболее используемых препарата - это этоксисклерол, или полидеканол, и содиум тетродецил сульфат, или фибровейн - его фирменное название. То есть это оригинальные препараты, которые доказали свое воздействие на внутреннюю стенку вен в плане склерозирования.

Ольга Беклемищева: А сейчас я предоставляю слово Алексею Кузнецову, который познакомит нас с медицинскими новостями от Евгения Муслина.

Алексей Кузнецов: Современные исследователи уже не утверждают, что любой холестерин вреден. Сейчас разделяют хорошей холестерин с высокой плотностью и плохой - с низкой. Вот новости о хорошем холестерине. Согласно исследованию, опубликованному в журнале Американской медицинской ассоциации, экспериментальное лекарство ETS-216, разработанное сотрудниками Американской биотехнологической компании "Эксперион Терапевтикс", позволяет очищать забитые артерии от бляшек, вызывающих инфаркты и инсульты. Фактически это лекарство имитирует действия хорошего холестерина высокой плотности, позволяющего удалять жировые отложения со стенок артерий. В исследовании, проводившемся с ноября 2001 по март 2003 года, половине испытуемых делали инъекции этим лекарством, тогда как другой половине вводили инертный солевой раствор. У тех, кто получал лекарство, жировые отложения в артериях уменьшились более чем на 4 процента, тогда как у контрольной группы они совершенно не изменились.

А вот новость о плохом холестерине. Недавнее исследование, проведенное в Миланском университете, в Италии, группой доктора Андреа Полли и опубликованное в американском журнале "Акушерство и гинекология", показало, что у женщин постклимактерического возраста плохой холестерин низкой плотности вызывает истончение костной ткани. Видимо, именно этим объясняются наблюдения исследователей о защитном действии статинов - лекарств для снижения уровня холестерина - на кости. Доктор Полли вместе с тем предупреждает, что связь между холестерином и прочностью костей сложнее, чем представляется на первый взгляд. Известно, например, исследование, показавшее, что у мужчин с высоким уровнем плохого холестерина кости были прочнее.

Исследования вообще очень полезная вещь. Так недавние исследования, проведенные в Арканзасском университете доктором Джин Суинни и ее коллегами и опубликованные в журнале Американской Кардиологической ассоциации "Кровообращение", показали, что большинство женщин уже за несколько недель до инфаркта испытывают такие предшествующие симптомы, как крайняя усталость и нарушения сна. Характерно, что обычных для мужчин болей в груди у женщин, как правило, не бывает.

Из-за того, что у женщин непривычная для медиков симптоматика, считает доктор Суинни, врачи часто диагностируют у них инфаркты с опасной задержкой. Телефонный опрос большой группы женщин, переживших инфаркт, подтвердил, что такие необычные симптомы, как усталость, нарушение сна, одышка, расстройство желудка и ощущение беспокойства наблюдались у более чем 95 процентов больных. Для улучшения кардиологической диагностики у женщин, считает доктор Суинни, необходимо обращать внимание не только на сами симптомы, но и учитывать такие сердечно-сосудистые факторы риска, как высокое кровяное давление, диабет и семейная история сердечных болезней, и уже в соответствии с этим решать вопрос о проведении тех или иных диагностических тестов.

Ольга Беклемищева: И мы продолжаем. У нас есть звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Елена. Я хотела спросить относительно таких лекарств, как троксивазин и детралекс, кажется, которые рекомендуют врачи на ранних этапах принимать по полтора-два месяца. Что из них лучше принимать и действительно ли это помогает?

Ольга Беклемищева: Доктор Золотухин, ответьте, пожалуйста.

Игорь Золотухин: Елена, Вы знаете, это два препарата, может быть, из наиболее сейчас часто назначаемых. Действительно я могу сказать о них следующее. Это препараты разных поколений. Троксивазин известен уже несколько десятков лет и в какой-то степени является даже социальным препаратом. Есть его аналоги, приготовленные по куда более совершенной технологии. Детралекс - это один из ведущих препаратов на сегодняшний день, и если стоит выборы между двумя этими препаратами, конечно, лучше выбирать его. Он обладает гораздо меньшим спектром побочных эффектов, нежели тот же самый троксивазин.

Но Вы упомянули также слово "ранняя стадия". Я все-таки советую обратиться к доктору, который поближе к Вам находится, и проконсультироваться у него, стоит ли Вам применять эти препараты, поскольку на ранних стадиях далеко не всегда есть необходимость в приеме именно лекарственных средств.

Ольга Беклемищева: У нас есть еще один звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Анатолий Кияшко. У меня вот такой вопрос. У моего брата жена болеет - вены на ногах. Очень сильно болят ноги, и вены выпирают в разные стороны. Операцию ей не делают, отказались категорически делать в связи с тем, что у нее аллергия на все препараты лекарственные, она не может никакое лекарство принимать. Что делать? Каким образом удалить вот эти вены?

Ольга Беклемищева: Спасибо за то, что Вы нам позвонили. Вам ответит доктор Сапелкин.

Сергей Сапелкин: Ну, я думаю, что все-таки не надо ставить окончательную точку, что оперативное лечение провести нельзя. В ряде учебных учреждений, в том числе и в нашем Институте хирургии Вишневского, куда Вы можете обратиться на консультацию, для таких пациентов с полиаллергией проводятся специальные дооперационные пробы на переносимость тех или иных препаратов, используемых при наркозе. То есть можно еще до операции определить переносимость данных препаратов и подобрать уже каждому пациенту свой наркоз. Я думаю, что по этому пути и надо пойти.

И одновременно в поликлинике Вас должен посмотреть не только хирург, сосудистый хирург, флеболог, но и провести нужно совместную консультацию с анестезиологом, чтобы решить вопрос о возможности проведения хирургического вмешательства.

Ольга Беклемищева: А просто компрессионная терапия уже не решит в такой стадии вопрос?

Сергей Сапелкин: Заочно, к сожалению, сказать сложно, поэтому всегда какие-то рекомендации мы можем прицельно уже давать, видя больного, зная его историю и видя характер поражений.

Ольга Беклемищева: Каковы вообще показания к оперативному вмешательству, доктор Золотухин? Какие противопоказания?

Игорь Золотухин: Показания к оперативному вмешательству - это наличие так называемого патологического вено-венозного рефлекса. Это когда кровь по поверхностным венам поднимается не к сердцу, не вверх, а стекает вниз - так называемый рефлекс, то есть обратное движение крови. Это вот основное показание к оперативному лечению.

А противопоказания могут быть самые разные. Это могут быть возрастные противопоказания, так называемые соматические, когда у пациента есть заболевание, когда любое плановое оперативное лечение противопоказано. Не исключено, что вот и полиаллергия может явиться противопоказанием к оперативному лечению, и как раз тогда это тот случай, когда речь идет только о консервативном лечении, о консервативной терапии.

Ольга Беклемищева: И у нас следующий звонок в студии. Здравствуйте.

Слушательница: Значит так, у меня брат в Краснодарском крае. У него нога одна - выше пальцев ноги все немеет, он не чувствует совершенно. Вот он у меня просит достать лекарство. Я не знаю, какое ему лекарство, какую мазь нужно.

Ольга Беклемищева: Уважаемая слушательница, ну как же Вам посоветуют, если не видят вашего брата.

Игорь Золотухин: Я могу посоветовать. В Краснодарском крае, в Краснодаре, есть замечательный центр сосудистой хирургии, которым заведует профессор Луханян. Я думаю, что стоит вам обратиться туда, тем более что речь, судя по всему, не идет о варикозной болезни. Онемение - это симптом либо неврологический, либо речь идет о патологии артерий, скорее всего.

Ольга Беклемищева: Мы продолжаем. Скажите, пожалуйста, вот вы представляете два разных научных института. Вы делаете операции одинаково или есть разница в методиках, в подходах?

Сергей Сапелкин: Я думаю, общие, скажем так, моменты, на которых базируется наша хирургическая деятельность, они, конечно, одинаковы. Но в каждой клинике есть свои какие-то тонкости, свои особенности, которые являются чисто рабочими. Поэтому основные, базовые принципы, я думаю, у нас с Игорем Анатольевичем одинаковые.

Игорь Золотухин: Да, я согласен.

Ольга Беклемищева: А вот с европейскими врачами сейчас существует какое-то согласие по поводу методик оперативного вмешательства по поводу методик оперативного вмешательства по поводу варикозной болезни или есть все-таки какие-то страновые различия?

Игорь Золотухин: Мы активно движемся в направлении друг друга, я бы сказал так. Более того, я могу сказать, что отечественная флебология, по крайней мере та ее часть, которая находится в Москве, скажем так, вполне уже находится на европейском уровне. У нас применяются и самые современные методики склеротерапии, когда речь идет о проведении склеротерапии под ультразвуковым контролем, эхосклеротерапии, применяются фонформсклеротерапия, когда вводится не раствор препарата, а его пена. Последние полтора-два года активно нарабатывается опыт проведения лазерной облитерации магистральных вен, которая придумана была для того, чтобы заменить традиционную операцию, когда фактически операция выполняется без разреза, через прокол, через пункцию вены, то есть сейчас и такие методики уже мы довольно активно внедряем. То есть мы на сегодня момент находимся, я считаю, на вполне приличном уровне.

Ольга Беклемищева: "То без ножа людей кромсают филиппинские врачи..." Доктор Сапелкин, пожалуйста.

Сергей Сапелкин: Это еще подтверждается тем фактом, что Ассоциация флебологов России, является уже членом Международной Ассоциации флебологов, и во всех конгрессах, заседаниях, организуемых под эгидой Всемирной организации флебологов, можно встретить и наши российские работы, наши российские выступления, которые показывают, скажем так, тот уровень, на котором работает сосудистая хирургия в России.

Ольга Беклемищева: Но теперь, конечно, нужно это двигать в массы, во всю остальную Россию. У нас следующий звонок в студию. Здравствуйте.

Слушатель: Мой вопрос такой. У меня много лет на правой ноге (только на правой, на левой нет) очень сильно выпирали вены, но я не обращал на это особого внимания как-то. И вот я попал на диспансеризацию, и хирург мне посоветовал принять агапурин. В результате у меня через примерно дней десять началась сильнейшая аритмия. Вены пропали, кстати. Вот об этом я хотел рассказать - агапурин и вот это вот.

Ольга Беклемищева: Спасибо. Доктор Сапелкин, Вы как-то можете прокомментировать эту ситуацию?

Сергей Сапелкин: Ну, мне не очень понятно, скажем так, назначение вашего доктора при наличии варикозно расширенных вен такого препарата, как агапурин, который чаще применяется все-таки при лечении облитерирующих заболеваний артерий. Одно из побочных проявлений лечения данным препаратом, которое мы крайне редко наблюдаем при назначении агапурина, трентала, - возможные, скажем так, нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы. Может быть, действительно это как-то спровоцировало Вас, хотя, еще раз говорю, мы крайне редко видим такие осложнения.

Ольга Беклемищева: Доктор Золотухин хотел что-то добавить.

Игорь Золотухин: Да, я хотел бы добавить, что действительно история темная. Уж что-что, а вены от применения агапурина не пропадут. И, к сожалению, в среде пациентов бытуют такие вот легенды о том, что кто-то что-то принял или нашел какое-то лекарство, которое привело к исчезновению вен на ноге.

Ольга Беклемищева: Но это человек сам рассказывает свой опыт. И вены у него исчезли, и тахикардия у него...

Игорь Золотухин: Когда ты встречаешься в кабинете на приеме, то реально оказывается, что либо у него не было вен, либо они не пропали. То есть пациенты очень любят рассказывать о том, как "я обычным уксусом пять лет мазал свою ногу - и болезнь полностью отступила". Но такого пациента никто - ни я, ни мои коллеги - в жизни никогда не видели. Такого не бывает.

Ольга Беклемищева: Скажите, пожалуйста, если человек решился, сделал операцию, высока ли вероятность того, что болезнь вернется через сколько-то лет?

Сергей Сапелкин: Ну, здесь опять же надо обратить внимание на те данные ультразвукового исследования, по которым были выставлены показания к данному оперативному вмешательству. Как я уже говорил ранее, в ряде случаев при варикозной болезни поверхностных вен имеется и клапанная недостаточность глубоких вен. Таких больных немного, не более, может быть, 15-20 процентов, но за такими больными в послеоперационном периоде надо наблюдать очень тщательно и рекомендовать им меры профилактики, основанные на постоянном использовании компрессионного трикотажа и курсовом приеме венотоников.

Ольга Беклемищева: А у меня такой практический вопрос. Вот для женщин существует уже такой красивый компрессионный трикотаж, а для мужчин?

Сергей Сапелкин: Ну, для мужчин... я считаю, что он вполне достоин наших мужчин.

Ольга Беклемищева: Есть такой, да?

Сергей Сапелкин: Есть, конечно есть.

Ольга Беклемищева: Замечательно. У нас следующий звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Николай, Москва. Если позволите, вопрос доктору. Два года назад я перенес острый пиелонефрит, и я заметил, что с каждым месяцем у меня все больше и больше становятся вот эти вот синие сетки, особенно на левой ноге. Не подскажете, очень ли влияет заболевание почек на варикозное расширение?

И еще небольшой вопрос. Действительно ли четверть таблеточки аспирина в день помогает при венозном расширении? Это я, кстати, по Радио Свобода слышал года два назад. Спасибо.

Ольга Беклемищева: Спасибо за вопрос, Николай.

Игорь Золотухин: Николай, давайте я отвечу на второй вопрос. Все-таки варикозная болезнь - это болезнь сосудистая, то есть венозных стенок, но это не болезнь крови.

Ольга Беклемищева: Системы свертывания.

Игорь Золотухин: Да. Поэтому аспирин никак не поможет при лечении варикозной болезни. Что касается влияния проблем с почками, заболевания почек, ну, прямой связи нет, заболевания почек не вызывают варикозное расширение вен. И, возможно, те звездочки, которые вы видите, что у Вас увеличиваются со временем, - это может быть естественное течение этого заболевания. Надо смотреть опять же, надо обращаться к доктору.

Ольга Беклемищева: Особенно обостряется варикозная болезнь во время беременности, как мы уже говорили. О том, что надо делать в таких случаях, расскажет акушер-гинеколог Василий Алексеевич Петрухин.

Василий Петрухин: Варикозная болезнь не возникает во время беременности. Она существует и до беременности, а во время беременности она чаще всего обостряется. Около 50 процентов женщин имеют варикозное расширение вен.

Как надо лечиться во время беременности женщинам с варикозным расширением вен? Ну, во-первых, элементарные правила - не сидеть нога на ногу, как это ни странно, носить обтягивающие чулки и специальные медицинские - это желательно, очень желательно. Применять препараты, которые профилактируют варикозное расширение вен или увеличение их, такие как аскорутин, ношпа. Сейчас масса препаратов на основе конского каштана, мази - вот это все местно можно применять очень широко. Это все разрешено в медицине - местное использование той же гепариновой мази, троксивазин, аскорутин, абсолютно не вредно при беременности на любых сроках.

Можно ли оперировать вены во время беременности? Бывают такие ситуации, когда приходится идти на оперативное лечение, но перед этим надо обязательно... Вообще любой женщине с достаточно выраженным варикозным расширением вен лучше проконсультироваться с сосудистым хирургом, в флебологическом центре, который занимается этими вопросами (в Москве такие есть, и в области), и после этого только решать вопрос о дальнейшем лечении более серьезно. Потому что, конечно, любое вмешательство небезопасно, и надо идти на него по строгим показаниям. Но иногда по жизненным показаниям, когда есть риск того, что может произойти тромбоэмболия, то есть тромб оторвется и попадет в кровеносную систему, тогда идут на более серьезные операции во время беременности.

Как правило, после родов сами по себе вены улучшаются, потому что во время беременности происходит действие гормонального фона, у женщины плацента выделяет гормоны, которые способствуют расширению этих вен, а после родов это действие прекращается. Прекращается механическое действие головки ребенка, которая давит на вены таза и не дает крови оттекать от нижних конечностей, тоже ликвидируется. И вены резко, прямо на глазах улучшаются.

Надо сказать, что в некоторых странах зарубежных входит в страхование обязательное ношение чулок. То есть выдают каждой беременной женщине чулки, которые являются профилактическим действием для варикозного расширения вен. Хорошие чулки стоят достаточно дорого, к сожалению. Ну, у нас выходят из положения бинтованием ног. И во время самих родов обязательно нужно, чтобы роды проводились либо с тугим бинтованием, либо в чулках.

Ольга Беклемищева: Еще иногда возникает варикозное расширение вен органов малого таза. И хотя доктор Петрухин заверил нас, что только в редких случаях данное заболевание влияет на течение беременности, что - как вы считаете, уважаемые доктора, - публике надо знать о таком развитии заболевания, о такой патологии?

Сергей Сапелкин: Варикозная болезнь вен малого таза - это, в принципе, близкое состояние по сравнению с венами нижних конечностей, возникающее тоже за счет механизмов патологического, скажем так, сброса крови через несостоятельные клапаны, но сами пути немножко там другие. То есть это вены из бассейна внутренней подвздошной вены и из бассейна, скажем так, "вена аварика" (авариальной вены).

Вот тот конгломерат варикозно расширенных вен, который существует в малом тазу, он, естественно, служит основой застоя венозной крови в малом тазу, провоцируя у наших пациенток массу малопонятных, иногда малообъяснимых болей и других симптомов. Чувство тяжести, распирания - это связано в ряде случаев и с имеющейся гинекологической патологией. Учитывая то, что вены малого таза являются одним из основных источников тромбообразования, тромбоэмболии, тромбоэмболических осложнений, необходимо учитывать этот фактор.

Ольга Беклемищева: То есть можно сказать, что если у вас какие-то непонятные боли в области малого таза, в животе, то нужно проверить и такую возможность?

Сергей Сапелкин: Да, я считаю, что, в принципе, обязательно это надо сделать. Тем более что обычное даже ультразвуковое исследование, которое проводят абдоминальные хирурги и даже гинекологи (гинекологический ультразвук), позволяют выявить наличие варикозно расширенных вен малого таза. И даже консультация гинеколога позволяет это сделать.

Ольга Беклемищева: Спасибо. У нас следующий звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Можно обратиться к вашим докторам?

Ольга Беклемищева: Конечно.

Слушатель: Меня зовут Галина, мне 43 года. Москва. Вот у меня где-то около 30 лет началось расширение вен, очень сильное, на руках, то есть непосредственно началось с ладоней, потом выше, выше, и сейчас по всему телу. Ну, это как канаты, то есть не сетка какая-то, а как у мужчин. И бывают такие сильные боли, такое ощущение, что они так сильно распирают по всему телу, что я сейчас взорвусь. Стало уже даже на лице такое. Когда я обращаюсь к своим врачам, то мне говорят: "Вы просто очень худенькая, у Вас поэтому так". То есть никто ничего не хочет ни смотреть, ни делать. Что мне делать?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Галина. Доктор Золотухин?

Игорь Золотухин: Галина, Вы знаете, на Вас нужно обязательно посмотреть. Потому что когда Вы начали рассказывать, я действительно подумал о вашей комплекции. У худых людей очень часто бывают заметны вены. Вы просто меня не можете видеть, я бы мог показать Вам свои руки, Вы бы обратили внимание, что у меня тоже это все достаточно заметно.

Ольга Беклемищева: Надо сказать, что доктор Золотухин действительно чрезвычайно худ.

Игорь Золотухин: Да. Тем более что на руках варикозной болезни не бывает, как ее не бывает на теле. Варикозная болезнь нижних конечностей - такое официальное название она имеет в литературе в нашей. Поэтому надо смотреть, надо консультироваться.

Ольга Беклемищева: У нас следующий звонок в студии. Здравствуйте.

Слушатель: Таисия Васильевна меня зовут. Москва. Мне доктор в больнице Бассейная выписал флогензим. Вот что это? Он рекомендовал мне две недели пить этот флогензим. Ну а учитывая мои ноги и возраст (уже 70), я хотела бы, чтобы сделали операцию лазером, а он сказал, что никакой операции мне не нужно, достаточно пропить две недели этот препарат - флогензим.

Ольга Беклемищева: Как я понимаю, Вам его прописали именно в плане борьбы с варикозной болезнью.

Слушатель: Да.

Сергей Сапелкин: А никаких рекомендаций по ношению компрессионного трикотажа Вы не получали?

Слушатель: Сказал носить обязательно чулки или колготки или бинтовать.

Сергей Сапелкин: А Вы носите эти компрессионные изделия?

Слушатель: Да.

Сергей Сапелкин: И чувствуете себя в них лучше?

Слушатель: Да. И мне, по-моему, помогает вот этот вот флогензим.

Сергей Сапелкин: Ну, я думаю, что основной упор в лечении вашей болезни необходимо сделать на средства компрессионного трикотажа. Правильный подбор компрессионных гольф или чулок позволит Вам достичь наилучшего эффекта. Подспорьем будут являться медикаментозные препараты, в частности энзимы, куда относятся вобензим, флогензим. Но, к сожалению, при длительном приеме они могут давать какой-то эффект в плане снижения субъективных, скажем так, расстройств выраженности хронической венозной недостаточности. Но еще раз повторяю, основной упор - это компрессионная терапия.

Ольга Беклемищева: А вообще, кроме оперативного вмешательства, склеротерапии, есть еще и лазеро-, и термокоагуляция. А это что за методы, доктор Сапелкин?

Сергей Сапелкин: Ну, как правило, если речь идет о лазеротерапии и термокоагуляции, то это методы воздействия на внутрикожные сосуды диаметром 0,3-0,5 миллиметра, то есть там, где игла для выполнения микросклеротерапии не может проникнуть в данный сосуд. И вот путем или лазерного воздействия, или путем высокочастотного тока мы как бы коагулируем данные сосуды, решая эстетические проблемы.

Ну и лазеролечение, как упоминал уже Игорь Золотухин, в последние два-три года начало использоваться для коагуляции уже крупных магистральных вен, но это пока работа в стадии, скажем так, отработки методики, и в широкой клинической практике не применяется.

Игорь Золотухин: У нас.

Ольга Беклемищева: А термокоагуляция - это то же самое, что и лазер, или это что-то другое?

Сергей Сапелкин: Термокоагуляция - фактически контрактное воздействие на микрососуды кожи, которое позволяет коагулировать данные сосудики.

Ольга Беклемищева: Я встретила в Интернете предложение одной из частных клиник - использовать при лечении сосудистых звездочек азотно-кислородную смесь Они вводят в сосуд эту азотно-кислородную смесь - и, по их словам, это стимулирует обменные процессы внутривенные, повышает эластичность вен. Что Вы думаете о таком методе, доктор Золотухин?

Игорь Золотухин: Если его применять с целью повышения эластичности венозной стенки... Понимаете, если вена потеряла свою эластичность, она ее, наверное, не восстановит. Если как замена склеротерапии, то даже те из врачей, кто это делает, в приватных беседах говорят, что максимум эффект - месяц-два. Склеротерапия, классическая склеротерапия дает эффект на несколько лет при сосудистых звездочках.

Ольга Беклемищева: А что Вы скажете о пользе пиявок при варикозной болезни? Тоже есть такие сообщения.

Сергей Сапелкин: Если опять же рассматривать общемировые тенденции в лечении, то мы использование пиявок не встретим за рубежом, и это исключительно российская такая стезя. Те лекарственные препараты, которые организм получает с введением пиявок, они, в принципе, вполне могут быть введены в организм другим путем, учитывая то, что они синтезированы и достаточно всем известны.

Ольга Беклемищева: Вы слушали программу "Ваше здоровье". Я благодарю наших гостей. Мы все желаем нашим слушателям здоровья и ответственного отношения к нему. Ведь здоровые ноги дарят замечательно подвижную жизнь - разве это не стоит трудов? Всего доброго. Не болейте.

XS
SM
MD
LG