Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гинеколог


Сегодня гости московской студии Радио Свобода - гинеколог-эндокринолог, врач частной клиники "Спектра" при поликлинике Управления делами президента, доктор медицинских наук, профессор Карина Рафаэловна Аветисова и акушер-гинеколог, главный врач Центра планирования семьи и репродукции, доктор медицинских наук, профессор Марк Аркадьевич Курцер.

В течение этого часа мы будем говорить о деторождении и связанных с этим проблемах.

А начинаются проблемы с самого простого: "Простудила придатки!" - под этими словами женщины нередко подразумевают причины всех воспалительных процессов, происходящих на "нижнем этаже". Но действительно ли эти заболевания возникают из-за переохлаждения? Профессор Аветисова?

Карина Аветисова: Конечно нет. Это мнение бытует испокон веков, но для того, чтобы действительно возникло воспаление придатков, чем страдают наши пациентки, нужен какой-то инфекционный агент. Можно посадить 10 женщин на холодный камень (как принято говорить) - из них у 8-ми ничего не будет, у одной заболят почки, а у одной действительно возникнут все клинические признаки воспаления придатков или матки.

Надо сказать, что этот диагноз встречается не так часто, как его ставят. Это привычный диагноз, и я, честно говоря, не очень его люблю и с сегодняшней точки зрения считаю, что мы не можем ставить этот диагноз без достаточных клинических проявлений и подтверждений при ляпороскопии. Слишком широко ставится этот диагноз и очень часто неоправданно.

Марина Катыс: Спасибо, Карина Рафаэловна. Марк Аркадьевич, ваши комментарии: Вы не разделяете мнение большинства женщин, что все связано с переохлаждением?

Марк Курцер: Я полностью согласен с ответом моей коллеги Карины Рафаэловны, мне добавить нечего.

Марина Катыс: Спасибо.

Во второй половине часа наши гости - Карина Аветисова и Марк Курцер - ответят на вопросы наших слушателей. А сейчас я предлагаю вашему вниманию выпуск медицинских новостей, который подготовил наш нью-йоркский корреспондент Евгений Муслин.

Американские исследователи из Гарвардского университета пришли к выводу, что любые диеты гораздо чаще приносят подросткам - и мальчикам, и девочкам - не пользу, а вред. В течение трех лет ученые вели наблюдения за 15 тысячами детей в возрасте от 9 до 14 лет и обнаружили, что сидевшие на диетах, как правило, набирали больше веса, чем те, которые никаких диет не придерживались. Руководитель исследования доктор Алисон Филд сказала, что к наибольшим повышениям веса, особенно у девочек, приводили и диеты, и обжорство. Причем вероятность обжорства у детей, сажаемых на диету, значительно повышалась. Как объяснить эти факты? Согласно одной из теорий, диеты изменяют детский метаболизм таким образом, что организму начинает требоваться меньше калорий для поддержания постоянного веса. Согласно другой теории, сама чрезмерная суровость диеты вызывает у детей желание ее нарушить, после чего они впадают в обжорство.

Молодым людям, озабоченным своим весом, доктор Филд советует "вносить в свое питание и образ жизни такие небольшие изменения, которые они в состоянии длительно соблюдать: например, переходить на менее жирное молоко или постепенно увеличивать число и интенсивность физических упражнений. К жесткой диете даже при ожирении следует прибегать лишь в исключительных случаях и всегда под наблюдением знающего диетолога".

Небольшая вибрация, принудительное покачивание, достигаемое с помощью вибрирующих стелек в обуви, помогает пожилым людям держаться прямо и избегать опасных падений. Это показало недавнее исследование, проведенное доктором Джеймсом Коллинзом в Бостонском университете и опубликованное в британском медицинском журнале "Ланцет". Это исследование основано на парадоксальном феномене, весьма распространенном в природе. Так, если сильный шум, то есть случайная неупорядоченная информация, мешает восприятию сигналов, то небольшой шум иногда наоборот помогает слабые сигналы услышать. Чтобы проверить влияние вибраций на равновесие, исследователи вставляли нескольким молодым и нескольким пожилым людям в обувь стельки, снабженные двумя-тремя миниатюрными вибраторами. Они снижали вибрации до незаметного уровня и проверяли, как покачиваются испытуемые, стоя с закрытыми глазами в течение 30 секунд. Оказалось, что вибрации улучшают равновесие всех людей, причем пожилых даже в большей степени, чем молодых. "Мы надеемся, - сказал доктор Коллинз, - использовать этот феномен для снижения риска падений пожилых людей, у которых чувство равновесия с возрастом сильно ослабло".

Эффективные противозачаточные средства для мужчин скоро станут реальностью, - заявили австралийские ученые из Сиднейского университета медицинских исследований, которым удалось с помощью введения в организм комбинации мужского полового гормона тестостерона и женского гормона прогестирона приостановить продуцирование спермы. Частично этот эффект был известен и раньше, но только теперь обширными клиническими испытаниями удалось подтвердить, что таким образом действительно удается предотвращать беременность. Это исследование проводилось в сотрудничестве с Международной Организацией Здравоохранения при ООН.

Марина Катыс: Большинство европейских стран сейчас озабочено снижением рождаемости. Далеко не каждая семья решается завести второго ребенка. А вот англичанка Элизабет Гринхилл из Эбботс-Лэнгли родила 39 детей - 32 дочери и семерых сыновей. Если верить "Книге рекордов Гиннесса" - это абсолютный рекорд. Элизабет скончалась в 1681 году.

И у меня вопрос к профессору Курцеру. Не вредно ли женщине так часто и много рожать?

Марк Курцер: Я позволю себе усомниться в справедливости этой исторической справки, потому что даже если представить, что большинство беременностей и родов было у данной пациентки, приведенной в "Книге рекордов Гиннесса", многоплодными - двойни, может быть, даже тройни, все равно 39 детей у одной женщины - этого не может быть. Возможно, была ошибка в записи. Может быть, это женщина была старшая в роде и на нее записывались родственники под фамилией этой семьи. Мне сложно сказать. Но я не верю в эти статистические данные.

У меня были пациентки, которые рожали и десятого, и одиннадцатого ребенка - и у них не было никаких проблем со здоровьем. Конечно, это уже я крайность привел - когда 10-11 родов, но трое, четверо, пятеро родов никаким образом на здоровье пациентки (если все проходит без осложнений) не отражаются.

Марина Катыс: Но обычно женщины, которые рожают у вас в центре своего первого ребенка, возвращаются к вам же, если хотят иметь второго ребенка. Вы знаете своих пациенток. Сколько обычно детей имеют современные женщины?

Марк Курцер: Современные москвички имеют, как правило, от одного до трех детей.

Марина Катыс: Но все-таки чаще одного ребенка или трех?

Марк Курцер: В последние годы в Москве увеличилось количество родов. И если исходить из нашей городской статистики, то в 1994 году было 62 тысячи родов в Москве, а в 2002 году было 84 тысячи родов, то есть - очень значительный прирост. Изменился немножко и характер пациенток, которые рожают, немного изменился их возраст - они стали старше. Увеличилось количество повторных родов.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Курцев.

И профессор Аветисова, ваше мнение. Как много детей должно быть у женщины, для того чтобы это не повлияло отрицательно на ее здоровье?

Карина Аветисова: Мне кажется, три ребенка - вполне достаточно для семьи, потому что это всегда пожизненные заботы, - детей надо вырастить, воспитать, им надо дать образование. А что касается здоровья, я тоже считаю, что трое детей - вполне достаточно, если считать, что беременность протекает физиологически и женщина чувствует себя хорошо. Этого достаточно, для того чтобы чувствовать себя женщиной, которая выполнила свою репродуктивную функцию.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Аветисова.

Марк Аркадьевич, на круглом столе в "Российской газете" 16 апреля 2003 года вы сказали, что журналисты так запугали женщин, так разрекламировали прелести домашних родов, что "многие будущие мамы даже не наблюдаются в консультациях, и это в Москве, где не самый низкий уровень медицины, где многие лечебные учреждения работают на уровне лучших мировых стандартов".

Вы действительно полагаете, что причиной так называемых "домашних родов" стали публикации в прессе?

Марк Курцер: Нет, не только это. Может быть, и это сыграло какую-то отрицательную роль, но есть и другие ситуации. В частности, те курсы, которые распространились на сегодняшний день в Москве, популяризация так называемых "домашних родов" плюс негативный опыт, который получили пациентки при предыдущих родах, когда была явная причина для недовольства оказанием медицинской помощи в родильных домах. Вот причины, которые толкают пациенток не обращаться в лечебные учреждения при родах. Но в первую очередь, это те курсы, это, скажем условно, мода, когда говорят о том, чтобы стать ближе к природе, что роды должны быть физиологическими, что не надо вмешиваться, никаких лекарственных препаратов и так далее, и так далее.

Но самым уже казуистическим случаем домашних родов являются "роды в воде", когда пациентке рекомендуют, и я знаю, к сожалению, такие случаи в Москве, чтобы роды проходили в ванне, когда и второй период родов, то есть непосредственно рождение ребенка, проходит в воду. Это очень рискованно, бывают отрицательные результаты вплоть до гибели детей от асфиксии.

Марина Катыс: То есть вы категорический противник таких родов?

Марк Курцер: Да. Я считаю, что это - большой риск, которому подвергается и сама пациентка, и дети. При сегодняшней ситуации единственно правильное решение - это рожать в специализированном медицинском учреждении.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Курцер.

Хочу привести для наших слушателей небольшую справку. Первая школа для акушерок была организована еще Гиппократом в V веке до нашей эры. В Средние века появились первые родильные дома, куда помещали женщин с осложненной беременностью или рожающих вне брака. Смертность в этих домах была огромная, беременные женщины старались любым способом избежать госпитализации. Только в XX веке роды в больничных условиях стали обычной практикой.

В настоящее время в США и Великобритании на дому рождается менее двух процентов детей. Однако в Нидерландах и в наши дни примерно половина всех родов происходит дома.

Но как бы мы ни относились к желанию некоторых женщин рожать дома, на самом деле важным для женщины остается вопрос - кто ее лечащий врач? И не только с профессиональной точки зрения, для многих оказывается важен пол доктора - мужчина или женщина?

Гинеколог из США доктор Торнтон считает, что "лучший для вас врач - это тот, кто будет относиться к вам сочувственно, и не имеет значения, мужчина это или женщина". Но доктор Торнтон все же признает, что сочувствующая женщина-врач, по всей вероятности, самый лучший вариант из всех возможных.

Так кому женщины доверяют больше - гинекологу-мужчине или гинекологу-женщине?

Наш корреспондент Марьяна Торочешникова обратилась с этим вопросом к москвичкам.

- С женщинами проще, то есть нет стеснения, легче объяснить.

- И мужчина, и женщина могут быть как хорошими, так и плохими врачами, тут невозможно сделать исключения. Но мне кажется, что при мужчине женщине как-то неудобно - все-таки незнакомый человек. Но, с другой стороны, ты понимаешь, что ты выйдешь и через неделю он даже не вспомнит о тебе, поэтому стеснение тут неуместно. Но - все-таки.

- Если выбирать, то, конечно, выберешь женщину. Ну, неприятно - чужой мужчина, стеснение есть какое-то.

- Главное, чтобы был профессионал. Иногда говорят, что мужчины более профессиональны. Не знаю, может быть, у них какой-то еще интерес - может, за счет этого. Не знаю, если мне скажут, что он какой-то суперпрофессионал, может быть, я и пойду к мужчине.

- Женщину, конечно. Наверное, именно из-за стеснения легче идут к женщине, чем к мужчине.

- Гинеколог - женщина, с ней проще, чем с мужчиной, меньше стесняешься.

- Ни тому, ни другому, потому что они испортили мне жизнь - просто неправильно сделали операцию, и в реузльтате лишили меня определенного женского счастья.

- Мне не важно, мужчина это или женщина. Важно, чтобы это был профессионал. Их очень мало у нас осталось.

- Все равно это уже зависит от качества самого врача, насколько он профессионален. Я сама - будущий медик, сама будущий врач-гинеколог.

- К мужчине, наверное. Мужчины вообще хорошие специалисты, я считаю, не только в гинекологии, а в принципе, профессиональнее, так скажем.

- Мне все равно. Главное, чтобы бы был хороший врач.

- К женщине, потому что женщина лучше знает свой организм, наверное, женские проблемы и, мне кажется, лучше может дать совет, чем мужчина.

- По-моему - безразлично, если он настоящий врач, то он окажет все необходимые услуги, для того чтобы посмотреть женщину. А будет это мужчина, женщина - не имеет значения. Естественно, у каждой женщины перед мужчиной есть чувство стеснения, но если женщине нужно, то она уже бес комплексов будет принимать то, что перед ее глазами.

- Женщина-врач лучше понимает. Потом, неудобно все-таки раздеваться перед мужиком, тем более - незнакомым.

- К мужчине, наверное, потому что, мне кажется, он более профессионален. Обычно, по статистике, они бывают более профессиональны, у них более такой мягкий подход, более мягко у них получается все. Честно сказать, я сама наблюдалась у женщины, и мне не понравилось. У мужчины была один раз - довольно-таки безболезненно все было, а этот момент тоже очень важен.

- Неважно: мужчина или женщина, лишь бы это был врач "по рекомендации" - это для меня важнее. Если я уверена во враче, то, естественно, меня не смущает, мужчина это или женщина. Главное - специалист.

- Зависит, наверное, от самого врача. Неважно, какого он пола. Мужчина, наверное, аккуратнее.

- Я всегда пользовалась услугами женщины, поэтому других вариантов не знаю. Даже операцию женщины делали.

- Смотря какой мужчина, смотря какая женщина. Главное - профессионал.

- Не имеет значения. Если я иду к врачу первый раз и мне все нравится, меня все устраивает, то есть я интуитивно чувствую - это мой врач или не мой. Вот и все. Главное, чтобы врач был хороший.

Марина Катыс: А наша слушательница из Днепропетровска, Татьяна, пишет, что больше доверяет гинекологу-мужчине, - "так как они, мужчины, менее эмоциональны".

И у меня вопрос к профессору Курцеру, вы согласны с мнением, что гинекологи-мужчины менее эмоциональны, чем врачи-женщины?

Марк Курцер: Мне кажется, что при выборе врача пол не должен играть ведущую роль. Ведущим фактором должна являться квалификация врача, то есть надо выбирать именно хорошего врача, как говорили женщины, которых вы опрашивали.

Марина Катыс: Спасибо, Марк Аркадьевич. И профессор Аветисова, ваше мнение, как вы считаете, к кому женщины охотнее идут на прием?

Карина Аветисова: Вы знаете, по-моему, ваши респонденты полностью ответили на этот вопрос - идут к профессионалу. И идут к профессионалу. Сейчас вообще принято обходить врачей, есть такая возможность (есть такие, я их называю "бегуны по Москве", которые приходят получить определенную консультацию). Я считаю, что от пола врача ничего не зависит, все зависит от квалификации врача, от его профессионализма, от его умения вести больного, от его знаний. Пол не имеет значения.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Аветисова.

Допустим, у женщины возникли сложности со здоровьем, и она оказывается перед выбором - сейчас, в современном мире, - обратиться в поликлинику по месту жительства, в больницу, пойти на прием к платному специалисту, обратиться в дорогой медицинский центр иди добиться консультации именитого профессора. Что бы вы посоветовали женщине?

Карина Аветисова: Я бы посоветовала независимо от регалий опять профессионала. Независимо от того, где он работает, кто он - академик, членкор, профессор, обычный врач с хорошим практическим опытом - лишь бы это был профессионал. Ну и конечно, поскольку существуют все-таки платные услуги и бесплатные, тут уже пациент решает сам, к кому ему идти.

Марина Катыс: Марк Аркадьевич, насколько я знаю, ваш Центр - это государственное учреждение и услуги в нем оказываются бесплатно. Что вы порекомендовали бы женщине, у которой возникли какие-то осложнения со здоровьем, к кому обратиться - в платный медицинский центр, в государственное учреждение, к профессору, в районную поликлинику?

Марк Курцер: Я полностью согласен с Кариной Рафаэловной, я считаю, что надо обратиться в первую очередь к квалифицированному, хорошему врачу, в лечебное учреждение, которое обладает большой диагностической базой - и инструментальной, и лабораторной.

Марина Катыс: Но ваш центр обладает?

Марк Курцер: Да, обладает. Это большой московский центр, который создало московское правительство. Он на сегодняшний день является крупнейшим в России, где ежегодно проходит до 7 тысяч родов, где есть гинекологическое и эндоскопическое отделения, отделение для лечения больных бесплодием, отделение детской реанимации, отделение пренатальной диагностики с лабораторией и цитогенетики, молекулярной генетики. В общем, современное научно-практическое учреждение с большим комплексом возможностей, диагностических и лечебных.

Марина Катыс: Но для того, чтобы женщина имела возможность попасть в ваш центр, ей необходимо направление из ее районной поликлиники или она может прийти и просто записаться на прием?

Марк Курцер: Москвички могут просто обратиться к нам на прием, но желательно все-таки иметь направление из женской консультации и выписку из амбулаторной карты с предыдущими анализами.

Марина Катыс: А если женщина беременна, у нее нет никаких патологий, то есть беременность развивается нормально, но она хотела бы рожать в вашем центре?

Марк Курцер: Это возможно. Для этого она должна обратиться к нам с началом родовой деятельности, с излившимися околоплодными водами или другой симптоматикой. Единственно -мы очень популярны, у нас до 7 тысяч родов в год, и я хочу напомнить, что в Москве, кроме нашего Центра, еще 34 родильных дома, которые прекрасно оснащены и хорошо работают. И если рядом находится родильный дом и беременность физиологическая, то можно также обратиться и туда. Но если пациентка по какой-то причине решает обратиться к нам, то мы примем ее, и с удовольствием примем у нее роды.

Марина Катыс: То есть - не бывает так, что женщина пришла к дверям вашего центра, а мест нет?

Марк Курцер: Такого не бывает, но бывают случаи, когда, например, к нам обращаются непрофильные пациентки - допустим, беременность и сахарный диабет. В Москве есть специализированный родильный дом при Первой Градской больнице, специализирующийся на сахарном диабете. Или заболевание почек и беременность - этим занимается родильный дом при 20-ой больнице, и так далее. То есть если это профильная пациентка для этих учреждений, мы ее переводим. Или порок сердца, к примеру, - для этого тоже есть специализированная помощь. Всех остальных пациенток, как правило, мы принимаем. Но если - возьмем такой случай - будет огромный наплыв пациенток, и одновременно к нам поступят 30-40 пациенток (при наличии 16 родильных боксов для приема родов и 16 кроватей в родильном отделении), то тогда мы можем закрыться и, к сожалению, переводить пациенток для родов в другое лечебное учреждение. Но это только теоретически.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Курцер.

Профессор Аветисова, ваша клиника платная, и, тем не менее, она тоже достаточно популярна. Она - при поликлинике Управления делами президента. Какие услуги оказываются там?

Карина Аветисова: Абсолютно все виды услуг. Мы работаем, можно сказать, в диагностическом раю, потому что у нас очень хорошая поликлиника, там есть все виды обследования, лаборатории и все виды услуг. У нас создана программа "Анти-Эйч", мы ведем беременных, у нас программы "Женщина 40+", "Беременность от 0 до 40 недель". У нас есть клубные встречи для женщин, которые хотят что-то дополнительно узнать о своем здоровье, женщины в неформальной обстановке могут поговорить с врачом. И на эти клубные встречи приходят не только наши пациенты, но и люди, которые могут стать нашими потенциальными пациентами.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Аветисова.

А сейчас я предлагаю вашему вниманию еще один материал - об особенностях профессии врача-гинеколога по телефону из Франкфурта рассказывает наш обозреватель Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: В советские времена, когда "секса не было", а слово "презерватив" произносили шепотом, поход к гинекологу означал серьезное моральное испытание. Советский гинеколог проникал не только в женское тело, он ставил под сомнение моральные принципы, согласно которым жила его пациентка. Если женщина собиралась делать аборт, ее увещевали всем коллективом женской консультации. А если непокорная настаивала на своем, то все равно ее ждал больничный лист, где была указана причина отсутствия на работе.

В рамках "нравственного закона" советской гинекологии находились только замужние и рожавшие, остальные же считались моральными изгойками. Но и добродетельные матроны не могли избежать абортов без наркоза или родов с осложнениями. А советский гинеколог имел дело с гражданками страны, мало знакомыми с правилами личной гигиены и предохранения от нежелательной беременности.

В постсоветские времена гинекология в ее социальном и медицинском аспекте изменилась разительно. Может быть, так же разительно, как стоматология. И дело не только в новых методах исследования, современных материалах, платных кабинетах и хорошей анестезии. Просто гинекология стала более человечной, гуманной. Потому что врач больше не ставит под сомнение решение пациентки иметь или не иметь детей, то есть - самой отвечать за свою жизнь. А центры планирования семьи и рождаемости, которые появились в стране в последнее десятилетие, помимо врачей-гинекологов, имеют в своем штате психологов и генетиков, эндокринологов и педиатров.

Хороший гинеколог должен иметь универсальный врачебный ум, потому что он имеет дело с больной, а не только с ее желательной или нежелательной беременностью или же воспалением придатков. И, как и в старые времена, сейчас телефон хорошего гинеколога передается по знакомству.

Марина Катыс: Это было мнение нашего обозревателя Елены Фанайловой.

И у нас уже есть два звонка слушателей. Пожалуйста, первый.

Слушатель: Это говорит Александра Сергеевна из Москвы. Я хочу спросить докторов, как часто может рожать женщина, чтобы она оставалась здоровой, а ее ребенок тоже здоровым, талантливым и счастливым? Спасибо.

Марина Катыс: Профессор Курцер, пожалуйста. Видимо, это вопрос к вам.

Марк Курцер: Спасибо большое за вопрос. На наш взгляд, желателен чтобы перерыв был не менее двух лет. Каждые два года после родов организм женщины полностью восстанавливается, и она снова может вступать в цикл беременности.

Марина Катыс: Спасибо, Марк Аркадьевич. И у нас еще один слушатель на линии. Пожалуйста, представьтесь.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Анна Григорьевна, я из Москвы. У меня 8 лет назад наступил климакс, и вот у меня возник ряд неприятностей. Во-первых, у меня рак молочной железы, во-вторых, у меня очень плохи дела в матке - то полипы образуются (мне уже три раза их удаляли), теперь вот разрастание эндометрия. Мигрени начались после наступления климакса. И вот мне не гинеколог, а терапевт посоветовал удалить яичники. Разумно ли это?

Марина Катыс: Профессор Аветисова, это, видимо, вопрос к вам.

Карина Аветисова: Да. Добрый вечер, Анна Григорьевна. Простите, пожалуйста, сколько вам лет, если не секрет.

Слушатель: 62 года.

Карина Аветисова: Естественно, ответить на все ваши вопросы в эфире невозможно. Вы должны обратиться к врачу, гинекологу, который сможет разрешить ваши проблему, потому что, видимо, вам показана терапия, но с учетом вашего основного заболевания - рака молочной железы. Вопросы терапии должны решаться сугубо индивидуально. Вам надо просто попасть к хорошему специалисту. Пожалуйста, если вы можете, приходите к нам, в клинику "Спектра", и вы получите ответы на все ваши вопросы.

Марина Катыс: У нас есть еще звонок слушателя. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Марина. Хотела бы спросить Марка Аркадьевича, вы - руководитель крупнейшего медицинского центра. Что бы вы сделали для улучшения системы здравоохранения, если бы вы были министром здравоохранения РФ? Спасибо.

Марк Курцер: В вопросах акушерства и гинекологии - я правильно понимаю вопрос? Или в целом?

Марина Катыс: Нет, для улучшения системы здравоохранения.

Марк Курцер: В целом. Очень сложный вопрос. Я никогда даже не думал об этом, и мне очень сложно ответить. Для того чтобы принимать какие-то конкретные решения, надо знать исходные данные: состояние финансирования отрасли, состояние с подготовкой кадров, материально-техническое положение больниц. Это очень сложный вопрос, на который невозможно вот так однозначно ответить. Но в любом случае, конечно, краеугольное - это улучшение материально-технической базы лечебных учреждений, правильное формирование специализированной помощи и подготовка кадров.

Марина Катыс: Спасибо, Марк Аркадьевич. И у нас еще один слушатель. Пожалуйста.

Слушатель: Марк Аркадьевич, у меня вопрос не только к вам, но и к вашей коллеге. Моей жене сейчас 47 лет, а мне - 62. У меня есть ребенок от первого брака, девочке 31 год, я уже дедушка. А моей жене хочется иметь ребенка, но здоровье у нее слабое - глаукома, проблемы с желудком. Можно ли ей рожать в таком возрасте? Она еще не беременна.

Марина Катыс: Спасибо за ваш вопрос. Профессор Курцер, пожалуйста.

Марк Курцер: Прежде чем дать конкретные рекомендации вашей супруге, ее должны осмотреть специалисты, - в первую очередь это офтальмолог, кардиолог и терапевт. Если с их стороны будет дано "добро", нужно обратиться в Центр планирования семьи (в Москве 10 таких центров, каждый округ имеет свой Центр планирования семьи), где уже акушер-гинеколог определит состояние репродуктивной сферы (матки, придатков, шейки матки), и после этого он даст рекомендации о возможности наступления физиологической беременности. Если не будет противопоказаний со стороны терапевта, окулиста и со стороны акушера-гинеколога, то такая беременность в принципе возможна.

Марина Катыс: Спасибо вам за ответ и спасибо нашему слушателю за вопрос. Наш слушатель спросил о возможности поздней беременности - его жене 47 лет, видимо, до этого у нее детей не было. Вообще, проблема бесплодного брака - это ведь несчастье для семьи. По данным статистики в настоящее время примерно 20 процентов семей страдают бесплодием. В этих случаях обращаются к гинекологам-эндокринологам.

Профессор Аветисова, современные методы позволяют решить проблему женского бесплодия?

Карина Аветисова: В большинстве случаев, конечно, позволяют. Потому что если это не какой-то генетический недуг, провоцированный, и женщина может рожать, она имеет матку, которая функционирует, конечно, лечить можно. К сожалению, сейчас в браке очень многое зависит и от состояния здоровья мужчины, об этом нельзя забывать. Это общеизвестно и как будто все об этом знают, но приходят женщины, которые обследованы, что называется, с головы до пят, их уже стимулировали, - и при этом муж ни разу не был обследован.

Естественно, надо начинать с обследования супружеской пары. На сегодняшний день еще существует такая тенденция, что женщина берет на себя все тяготы обследования (все-таки оно достаточно сложное), от простого к сложному, включая лапароскопию, гистероскопию, гистеросальпинграфию и так далее, а муж остается в стороне.

Бесплодные браки сейчас 50 на 50 зависят от состояния здоровья и мужчины, и женщины. Конечно, это - несчастные браки, потому что если в семье знают, что у них по той или иной причине не может быть ребенка или до сих пор почему-то это не получается, - у женщины это становится состоянием одержимости одной идеей, из которого пациентку надо выводить. Помимо помощи гинеколога и эндокринолога тут нужна и помощь психолога - именно так нужно выводить эта пару из такого состояния.

Марина Катыс: Спасибо, Карина Рафаэловна.

Марк Аркадьевич, насколько я знаю, в вашем центре тоже занимаются проблемой бесплодия.

Марк Курцер: Да, у нас в центре мы занимаемся вопросами бесплодия, как простыми, так и более сложными формами бесплодия. Я полностью согласен с тем, что говорила Карина Рафаэловна. Но я хочу несколько слов сказать о том, что у нас есть отделение экстракорпорального оплодотворения и других вспомогательных репродуктивных технологий для лечения тяжелых форм бесплодия. Вот классический пример: если пациентка перенесла ранее две внематочные беременности, обе маточные трубы удалены, у нее единственный путь - это экстракорпоральное оплодотворение с переносом эмбриона в полость матки.

Это очень сложные методики, и, в частности, эти методики сейчас используют и для лечения мужского бесплодия при отсутствии подвижности сперматозоидов. Это уже гинекологи пришли на помощь андрологам при лечении мужского бесплодия. Также эти более сложные вспомогательные репродуктивные методики пришли на помощь и тем парам, которые имеют более сложные проблемы генетического характера - например, в семьях, где дети болеют, например, гемофилией.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Курцер.

И один слушатель уже ждет на линии. Пожалуйста, представьтесь.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Оксана, я живу в Москве. Я хотела просить: возможно ли лечение бесплодия, если у мужа выполнена операция вазектомии?

Марк Курцер: Да, возможно, это не является противопоказанием. Надо, чтобы ваш муж после перенесенной операции обратился к андрологу, провел анализ спермограммы, и уже после получения результатов можно принять решение о методах лечения.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Курцер. И у нас еще один слушатель на линии. Пожалуйста, представьтесь.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Валерия, мне 37 лет. Можно задать два вопроса?

Марина Катыс: Пожалуйста.

Слушатель: Первое. У меня резус-конфликтный ребенок, девочке сейчас 12 лет. Влияет ли как-то конфликт между резусами родителей на здоровье будущее ребенка. И второй вопрос. Я с супругом не имею интимной близости. Будет ли это как-то влиять на меня? Знакомые меня пугают. У нас прекрасный брак, мы просто живем, любим друг друга, но без половой близости. Вот как, что доктора скажут?

Марина Катыс: Спасибо. Ваш вопрос понятен.

Марк Курцер: Я отвечу на ваш вопрос. Наличие антител у матери от предыдущих беременностей или в результате переливания крови без учета резус-фактора влияет на здоровье ребенка при рождении. Как правило, это проявляется либо в виде желтухи, либо в виде анемии. Но, как правило, после шести месяцев это проходит бесследно для ребенка. И в 12-летнем возрасте уже ваш ребенок, конечно, не должен испытывать никакие последствия этой болезни, если это не была, конечно, тяжелая отечная форма.

Отсутствие или наличие половой жизни с мужем никаким образом не влияет на концентрацию антител, резус-антител в вашей крови или в крови другой женщины. Поэтому, если у вас будет наступать следующая беременность, то вам уже нужно с малых сроков начать наблюдаться у врача - акушера-гинеколога, и в зависимости от числа антител выбрать ту или иную форму лечения.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Курцер. И у нас еще один звонок слушателя.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Татьяна, я из Москвы. Моя приятельница живет в Нью-Йорке, ей 35 лет, она не замужем. Она забеременела и хотела оставить ребенка. Но так как ей 35 лет, ей предложили сделать - я не знаю, как это называется, - такой прокол иголкой, чтобы узнать, будет ли ребенок нормальным, то есть не будет ли он "дауном". И после этого на четвертом месяце у нее произошел выкидыш. Врач не предупредил ее, что может быть выкидыш. Скажите, пожалуйста, а вообще врачи должны были предупредить, что может быть выкидыш?

Марина Катыс: Я думаю, что это вопрос к вам, профессор Курцер.

Марк Курцер: Вы знаете, возраст старше 35 лет - это показание для того, чтобы проводить пренатальную диагностику. Именно этот метод - прокол полости матки для получения миотической жидкости практикуется и в нашей стране. Но врач, который предлагает этот метод, должен рассказать о его последствиях. Это называется пренатальные потери, когда вследствие проведения этой манипуляции происходит выкидыш. По данным литературы и по нашим данным, это составляет около 1 процента. Существуют определенные противопоказания - это угроза прерывания беременности, гипертонус матки, предлежание плаценты и другие, при которых иногда врачи сами отказываются от проведения этой диагностики и либо переносят ее на другой срок, либо, обсуждая все риски, все подробно объясняют пациенту.

Марина Катыс: У нас еще один слушатель на линии. Пожалуйста, представьтесь.

Слушатель: Здравствуйте. Это из города Железнодорожного, из Подмосковья Владимир Иванович. Мы с женой совместно проживаем в гражданском браке, мой возраст - 62 года, ей - 43,5. У нее сейчас такие какие-то подозрительные кровотечения, которые ее тревожат. Она неоднократно обращалась за медицинской помощью по этому вопросу, дважды ложилась в больницу, там чистку, видимо, делали. Ей врачи сказали, что у нас большая разница в возрасте, и что нам надо прекратить половую контакты, иначе могут вырезать матку. Сейчас мы прекратили, и все равно у нее такие же кровотечения.

Марина Катыс: Спасибо вам большое. Я думаю, что нашим гостям ясен ваш вопрос. Карина Рафаэловна, ваш ответ?

Карина Аветисова: Добрый вечер, Владимир Иванович. Если у вашей жены повторяющиеся маточные кровотечения, то ей нужна на самом деле квалифицированная гинекологическая помощь. Я не могу конкретно ответить на ваш вопрос, потому что мне надо знать, что у нее находят при гистологическом исследовании, потому что все ткани, которые удаляются, подвергаются гистологическому исследованию, и от этого зависит дальнейшая ее судьба, дальнейшая терапия и наблюдение. То есть ей надо обратиться к квалифицированному гинекологу-эндокринологу.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Аветисова. И у нас еще один слушатель. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к профессору Курцеру. В "Московском Комсомольце" недавно была статья, что при вашем центре находится сомнительная структура, которая занимается абортами, для которых нет медицинских показаний. Я хотела бы получить пояснения по этому вопросу от профессора.

Марина Катыс: Спасибо. Марк Аркадьевич, пожалуйста.

Марк Курцер: Я читал эту статью, как, наверное, и многие радиослушатели. К счастью для нас, наш центр не имеет отделений, в которых производится прерывание беременности на больших сроках. Все, что было написано в этой статье - вымысел журналиста, не имеющий под собой никакой правды.

Марина Катыс: Спасибо, Марк Аркадьевич. И у нас еще слушатель. Пожалуйста, представьтесь.

Слушатель: Нелли Яковлевна. Добрый день. У моего сына в детстве была свинка, врачи запустили болезнь, сын периодически болел в течение нескольких лет. И в конце концов, решили направить его к стоматологу-хирургу, и попали мы в Центр на Вучетича. Лечение было очень длительное. Года два назад у него опять железа воспалилась. Может ли это привести к бесплодию?

Карина Аветисова: Я думаю, что - да, есть такие публикации в литературе, что перенесенные инфекционные заболевания такого рода могут влиять на репродуктивную функцию мужчины. Но отчаиваться нельзя и не надо, потому что, когда подойдет определенный возраст, надо будет обследоваться у андролога. И я думаю, что трагедии особой в данном конкретном случае нет.

Марина Катыс: То есть родители беспокоятся пока еще без всяких оснований.

Карина Аветисова: Да, мне кажется, что без оснований.

Марина Катыс: И вот сейчас у нас, наконец, перерыв в звонках слушателей и мы можем продолжить нашу беседу.

Я знаю, что сейчас очень важными считаются анализы на хламидиоз. В XIX веке врачи-венерологи знали только сифилис и гонорею. А в XX веке были обнаружены другие инфекционно-венерические заболевания, в частности - хламидии. Раньше на них никто не обращал внимания, а сейчас это считается чуть ли не "бичом" XXI века. Чем это опасно для здоровья женщины?

Карина Аветисова: Вы знаете, я думаю, что особых опасений это не вызывает. Это действительно сейчас стало заболеванием, которое "в большой моде". Но это не повод для очень больших волнений. Мне кажется, что этими больными должен заниматься иммунолог-клиницист, потому что надо повышать иммунный статус. Гинекологи плохо справляются с этой проблемой, как правило они действуют однотипно - назначаются антибиотики в больших дозах и делают контрольные исследования и, как правило (за редким исключением), обнаруживается все то же самое.

Я таких пациентов, у которых очень часто обнаруживается в мазке то одно, то другое, направляю на консультацию к иммунологу. У нас, в частности, в клинике есть консультант - клиницист-иммунолог (что встречается редко), и он справляется с этими проблемами очень хорошо.

Марина Катыс: Спасибо, Карина Рафаэловна. Марк Аркадьевич, вы тоже считаете, что опасность хламидиоза преувеличена современными врачами?

Марк Курцер: Да, значительно преувеличена, и, как правило, мы даже не видим тех последствий, тех осложнений, которые приписываются. К примеру, если даже брать проблему бесплодия, иногда говорят, что хламидиоз ведет к бесплодию. Но только в тех случаях, когда мы не видим явно какой-то другой причины, а одним из трех методов, которым можно диагностировать хламидиоз, он выявляется. Тогда хламидиям - уже ретроспективно - приписывается то патологическое воздействие, при котором у пациентов якобы возникает бесплодие. Здесь я полностью согласен со своей коллегой, это все значительно преувеличено.

Карина Аветисова: Кстати, когда пациенты обращаются по поводу бесплодия, они требуют от врача ответа: почему у нас бесплодный брак? И когда не находится каких-то явных причин, которые действительно могут вызывать бесплодие, то обычно врачи (чтобы ответить именно на этот вопрос) ищут какой-то вариант. Если есть маленький миоматозный узелок - значит, у вас от этого бесплодие. Если у вас хламидии - то от этого бесплодие. В то же время мы видим, что приходит женщина, у которой матка с большими узлами - и, тем не менее, женщина беременна. Тогда возникают другие вопросы.

Марина Катыс: Но тогда почему именно это заболевание стало так широко "рекламируемым" и борьба с ним стала так широко рекламируемой?

Карина Аветисова: Трудно ответить на этот вопрос. Наверное, если бы среди нас был специалист из лаборатории, которая этим занимается, может быть, они могли бы ответить на этот вопрос. Мне кажется, что здесь есть некое преувеличение все-таки.

Марина Катыс: Спасибо большое Карина Рафаэловна.

Доктор медицинских наук, профессор Юрий Ишпахтин сказал в одном интервью:

"У истоков родовспоможения всегда стояла женщина, которая обладала искусством помощи при рождении ребенка. Но не обошлось в этом божественном акте и без мужчин. Последние решили, что в их силах помочь женщине в процессе рождения ребенка и внесли свой вклад в развитие акушерства и гинекологии. Ведь это мужчины, чтобы не вести роды долго, придумали выражение: "Женщина должна родить в одни сутки". Это мужчины придумали акушерские щипцы - этот холодный инструмент, который накладывают на голову ребенка. Они придумали различные методы усиления родовой деятельности, они придумали кесарево сечение. Многое из открытого действительно помогло женщине.

Но в рождении ребенка обязательно должна принимать участие та самая "бабка-повитуха" - женщина, которая понимает психологию этого сложного процесса, понимает, что чувствует женщина. Только она способна по-настоящему помочь.

И когда малыш, жизнерадостный и активный, появляется на свет и ему улыбается его мама, он понимает - для чего он родился".

XS
SM
MD
LG