Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Глазьев - о "Родине", о Центризбиркоме и о шансах на победу


Елена Рыковцева: Верят ли россияне в честную проверку подписных листов Центральной избирательной комиссией? Верят ли в это сами претенденты на президентский пост? Насколько правомерна формула, которая намертво закрепилась в прессе: "Будет так, как решит Кремль"? Об этом мы говорим сегодня с Сергеем Глазьевым, одним из лидеров блока "Родина" и одним из возможных кандидатов в президенты, и Максимом Гликиным, редактором отдела политики "Независимой газеты".

Сергей Юрьевич, поскольку сегодня утром состоялся учредительный съезд новой общественной организации - Народно-патриотический союз "Родина", - первый вопрос все-таки на эту тему. Хотя создание общественной организации официально входило в планы блока "Родина" (вы об этом говорили в декабре еще), тем не менее, один из членов высшего совета блока Андрей Савельев демонстративно покинул съезд и назвал происходящее "расколом". Как я поняла, признаком "раскола" он считает тот факт, что в уставе новой организации зафиксировано положение о единоличном председательстве, а в вашем блоке существовал институт сопредседательства. А вот симптомы раскола по Рогозину. Дмитрий Рогозин передал из Страсбурга, что на последнем заседании высшего совета блока "Родина" 26 января не было ни слова сказано о подготовке данного мероприятия и о сроках его проведения. "Можно сказать, что эта подготовка шла партизанскими методами". И он также сказал: "Мы не можем хотя бы уже потому считать легитимным формирование этой организации, что своего согласия на включение в оргкомитет не давали. Более того, считаем данное действие проявление вождистских амбиций Глазьева".

Очень похоже, что ваши коллеги опасаются, что новая организация будет носить имя Сергея Глазьева. Развейте, пожалуйста, их сомнения и опасения.

Сергей Глазьев: Добрый день, уважаемые радиослушатели. Я хочу всех наших сторонников поздравить с тем, что наконец-то мы создали общественную организацию, в которую можно входить персонально. Я в последние дни, недели получаю очень много писем, обращений из самых разных регионов с одним вопросом: "Как вступить в "Родину"?" И до сегодняшнего дня у нас не было ответа на этот вопрос. Дело в том, что наш избирательный блок формировался как блок юридических лиц - трех партий. Поэтому, строго говоря, нашим сторонникам вступить в нашу политическую коалицию было невозможно. Либо нужно было вступать в одну из блокообразующих партий, либо создавать региональные общественные организации, что опять же не вписывалось в норму закона.

Наконец, сегодня мы сделали тот шаг, которого от нас давно ждали наши избиратели. Мы учредили общественную организацию "Родина" - и она открыта для всех, для всех наших сторонников, для всех, кто готов вместе с нами работать, для того чтобы жизнь в нашей стране была благополучной, власть - справедливой и добросовестной. Цель этой организации, зафиксированная в уставе, - защита прав наших граждан.

Никакого секрета, естественно, мы из этого не делали. Высказывания моего коллеги, Дмитрия Олеговича, меня, честно говоря, удивили, потому что всем членам высшего совета блока, всем членам фракции, всем участникам политической коалиции, которые в свое время подписали соглашение о взаимодействии, поддерживая блок "Родина" на выборах, мы, конечно же, разослали приглашения. Более месяца работал оргкомитет, все это делалось открыто, заседания оргкомитета были открытыми. И сам съезд был открытым. Могу сказать, что очень многие решения принимались в инициативном порядке прямо в зале. В частности, все, кто захотел войти в руководящие органы движения, могли это сделать путем самовыдвижения.

Елена Рыковцева: Тогда выходит, что "пьяный воздух Страсбурга" сыграл с Рогозиным шутку?

Сергей Глазьев: Видимо, из Страсбурга не очень хорошо понятно, что происходит в Москве. Возможно, Дмитрия Олеговича дезинформировали его помощники, которые почему-то не участвовали в этой работе, подготовительной. Мы их пригласили на съезд, пригласили того же Андрея Николаевича Савельева, дали ему официальное приглашение. Человек просто не разобрался. Не разобрался и сбил с толку своего шефа, мне кажется.

Елена Рыковцева: А вот этот все-таки пункт, против которого так резко выступил Савельев, - о единоличном правлении в этом новом движении, - он заранее обсуждался, или эта идея была выдвинута на съезде? Собственно, это и есть то, что их встревожило, как я понимаю.

Сергей Глазьев: Устав готовил оргкомитет, в который входили все, кто пожелал, он обсуждался. И, в общем-то, это не догма. Если кому-то не нравится норма устава, можно было прийти на собрание, попросить ее изменить. Устав был сегодня проголосован, и если бы Андрей Николаевич Савельев подготовился серьезным образом к этому важному мероприятию, то мог бы внести свои предложения, мог бы выступить с предложениями, внести корректировки в устав.

И надо сказать, что поезд ведь не ушел еще, мы будем в каждом регионе России проводить собрания по формированию региональных отделений нашей общественной организации "Родина". Приглашаем всех наших активистов принять непосредственное, прямое участие в этих конференциях. Потому что, если мы хотим заниматься политической деятельностью всерьез, нужно этим заниматься лично. Вот эта история с Савельевым и Рогозиным доказывает, что если лично не участвуешь, значит, отрываешься от действительности, не очень понимаешь, что происходит, и отсюда какие-то нелепые совершенно высказывания, обвинения и даже обиды. Поэтому всех приглашаю лично принимать участие во всех наших мероприятиях - конференциях, съездах.

Мы намерены проводить окончательно съезд движения 7 марта. На этом съезде будут уже делегаты, избранные из регионов. И тогда мы можем констатировать, что процесс формирования нашей общественной организации будет завершен. Сегодня мы только начали этот процесс.

Елена Рыковцева: Этого единого председателя, вокруг которого разгорелись страсти, будет избирать съезд 7 марта?

Сергей Глазьев: Вы знаете, кто-то ведь должен брать на себя ответственность за политические обязательства, за обещания. Я несу личную ответственность за то, чтобы фракция "Родина" в Государственной Думе полностью выполнила свои обязательства перед избирателями. В договоре с избирателями стоит моя подпись, поэтому я лично отвечаю за эффективность нашей работы. Сегодня съезд учредительный возложил ответственность руководства организацией на меня. Я с удовольствием свое бремя ответственности готов разделить с каждым, кто в состоянии взять ее на себя.

Елена Рыковцева: Но делить уже в должностях заместителей председателя, как я понимаю.

Сергей Глазьев: Почему? Мы проведем съезд 7 марта. Пожалуйста, если кто-то захочет возглавить организацию и организация сочтет, что это целесообразно, пожалуйста.

Максим Гликин: А вот почему, интересно, сейчас не дождались Рогозина? Он же в Европе. Подождали бы несколько дней - может, приехал бы и поучаствовал. Все-таки соучредитель "Родины" как бы.

Сергей Глазьев: Я еще раз хочу подчеркнуть, что мы в декабре месяце начали этот процесс, он ни для кого не был тайной, и в любой момент можно было подключиться. И, собственно говоря, отсутствие Дмитрия Олеговича вовсе не значит, что он оказался за бортом Родины. Наоборот, мы общим решением рекомендовали ему войти в руководящие органы. Поэтому я думаю, что просто он не разобрался.

Елена Рыковцева: Сергей Юрьевич, насколько все-таки самостоятельным был блок "Родина" как политическая сила и потенциально насколько будет самостоятельно новое движение? Я приведу вам мнение члена президиума ЦК КПРФ Бориса Кашина (вашего бывшего коллеги), опубликованное в газете "Правда": "Можно по разному оценивать многочисленные публикации о роли администрации президента в создании "Родины", но никто не в силах скрыть тот очевидный факт, что "Родина" - пропрезиденская политическая сила, которая поддерживает нынешнего хозяина Кремля и его политику. Идеология блока есть лишь одно из течений генеральной политической линии, определяемой Путиным. Целью его лидеров является борьба за место "у государева уха" с находящимися сейчас там правыми и правоцентристскими политиками и экономистами. А раз так, то "Родина" не может рассматриваться как оппозиционная политическая сила, ей отводится роль всего лишь фракции (хотя и маргинальной) в рамках партии власти".

Вы не согласны, конечно.

Сергей Глазьев: Я считаю, что это политическая клевета. Что тут комментировать? Вы видите, что у нас не только весь блок самостоятельный, у нас каждая составная часть блока самостоятельна. Мы не пытаемся скрывать дискуссии, которые идут внутри блока. Мы открыто принимаем все решения. И то, что товарищ Кашин не разобрался, я не верю. Это поклеп, это прямая политическая клевета, потому что уж кому-кому, а руководителю ЦК КПРФ должно быть хорошо известно, если у них память не отшибло, конечно, что блок "Родина" был создан только после того, как ЦК КПРФ в июле месяце фактически отверг наше предложение по формированию общенародной политической коалиции.

Мы ждали окончательного решения КПРФ до сентября. Фактически мы балансировали на грани цейтнота, дожидаясь решения съезда КПРФ в ответ на наши предложения. Я просил руководство КПРФ дать мне возможность выступить на съезде КПРФ, с тем, чтобы на съезде принять решение о формировании единой народно-патриотической коалиции. К сожалению, руководство КПРФ все эти предложения замалчивало, не реагировало. В итоге они решили идти свои путем, отказавшись от коалиции, и сегодня потерпели серьезную неудачу на выборах. И я думаю, что заявление Кашина - это лишь попытка свалить вину за кризисное положение в КПРФ с больной головы на здоровую.

Елена Рыковцева: А можно ли сказать, что в "Родине" сложилась такая же ситуация, как в СПС, где часть - в поддержку президента, а часть - в оппозиции к нему? Только в применении к вам это называют "рогозинцы" и "глазьевцы". Вот как раз "рогозинцы" борются за место в существующей системе власти, а "глазьевцы" не прочь стать самой властью. И вот по этой линии как бы раскол и идет.

Сергей Глазьев: Мы создавали наш избирательный блок и планировали работу, для того чтобы изменить политику, проводимую в стране. Политика, которая проводится в нашей стране, нас не устраивает. Нас не устраивает безответственность правительства. Нас не устраивает грубое, циничное попрание прав людей, невыполнение государством своих обязательств. Фактически ведь ни одно обязательство государства перед обществом сегодня не выполняется. Правительство многократно демонстрировало свою недееспособность. Наша задача - изменить политику. Как изменить политику? Фактически сегодня только один способ - менять власть. Надо менять власть, которая коррумпирована, которая недееспособна, которая говорит одно, а делает другое, которая, по сути, потакает вывозу капитала из страны, которая наплевательски относится к миллионам людей.

Власть надо делать более ответственной - значит, ее надо менять, по-другому не получается. Поэтому блок "Родина" принял решение участвовать в выборах президента. И меня удивляют такие наивные заявления некоторых моих соратников о том, что вот они выдвигают... допустим, хотят выдвинуть Геращенко, а поддерживают Путина. Ну, зачем самих себя выставлять на посмешище? Согласитесь, это абсурдное достаточно мнение.

Елена Рыковцева: А все-таки есть такое у вас, существует этот абсурд у вас, внутри вашего блока.

Сергей Глазьев: Я считаю, что это от инфантильности проистекает, от неопытности, от недопонимания ответственности перед избирателями. Выборы президента - это единственная на сегодняшний день у нас возможность повлиять серьезным, принципиальным образом на политику в стране. Нельзя в выборах участвовать и не участвовать одновременно. Если мы участвуем, значит, мы участвуем серьезно. А делать вид, что мы участвуем, как это, к сожалению, делают некоторые политические партии, когда говорят: "Мы участвуем в выборах, но выдвигаем кандидата, который заведомо все проиграет, выдвигаем кандидата как бы ради участия" (как будто это какое-то соревнование инвалидов, где заранее известно, что среди инвалидов есть один здоровый, который точно всех обыграет), - это же несерьезно, это профанация. Поэтому я считаю, что, если мы серьезная политическая сила, должны участвовать серьезно.

Елена Рыковцева: Но все-таки вы согласны, что в вашем блоке существует деление на тех, кто согласен участвовать в выборах так, как вы об этом только что сказали, и тех, кто мыслит "абсурдно", как вы опять же только что сказали? Все-таки вот такое принципиальное разделение людей существует в блоке.

Сергей Глазьев: Я бы отделил политические решения от личных мнений. У нас - к сожалению, а может быть, и к счастью, я не знаю - у каждого человека есть свое личное мнение, которое он высказывает, не стесняясь, в средствах массовой информации, забывая о том, что мы все вместе приняли общее политическое решение: блок "Родина" должен участвовать в президентских выборах путем выдвижения своего кандидата. Они забыли о том, что мы приняли это решение (пункт 1) на высшем совете 30 декабря.

Елена Рыковцева: Видимо, в это решение каждый вложил свой смысл.

Сергей Глазьев: А затем было принято два персональных решения. Я не мог позволить себе идти на выборы юридически сомнительным способом. Было совершенно очевидно 30 декабря, что полностью выполнить все формальные процедуры выдвижения кандидата от блока без сбора подписей мы просто не можем технически, из-за отсутствия времени. Ставить блок в странное положение нерегистрации в Центризбиркоме, да еще идти в суд - я счел, что это для меня, как лидера блока, было бы неправильно. Нельзя подставлять блок под обвинения в том, что мы не разбираемся в законах. Поэтому я принял единственно возможное решение, и меня мои соратники поддержали. Единогласно мне рекомендовано идти путем выдвижения от группы избирателей при поддержке блока "Родина". И в том случае, если Геращенко Центризбирком не регистрирует, я становлюсь единственным кандидатом. И мы ждем сейчас окончательного решения Верховного суда и прохождения процедуры регистрации меня по итогам сборы подписей, для того, чтобы в конце концов принять завершающее политическое решение.

Елена Рыковцева: Об этом мы еще поговорим в нашей программе. Слова "раскол" вы пока избегаете, нет его пока в вашем лексиконе, а только в лексиконе ваших коллег.

Сергей Глазьев: Да нет никакого раскола. Я, честно говоря, недоумеваю вот от этого кликушества, которое поднято.

Елена Рыковцева: Мы слушаем звонки. Пожалуйста, первый звонок. Здравствуйте, Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Юрий Васильевич, советский ученый, соратник учеников Королева, Челомея, Янгеля и других, коммунист. Уважаемый товарищ Глазьев, хочу пожелать вам удачи на выборах в первом туре и победы во втором туре. В нашем научном институте и во всей нашей отрасли очень многие будут голосовать за Вас - так показывает опрос. Не верьте каким-то рейтингам, что у Путина - 80 процентов, 70 процентов... У Вас, я думаю, не намного меньше. И еще, постарайтесь найти общий язык с коммунистами. Победы Вам!

Елена Рыковцева: Спасибо, Юрий Васильевич. Я, правда, Вас немножко расстрою тем, что Любовь из Санкт-Петербурга прислала на пейджер другое мнение: "Бедная-несчастная, и зачем я родилась в наше время? Ваша силовая партия наводит страх, и никакие ваши золотые слова не воспринимаются, это все обман".

Сергей Глазьев: Какая партия?

Елена Рыковцева: Ваша партия, вот эта ваша вновь созданная партия наводит страх на Любовь.

Сергей Глазьев: "Силовая" - мне послышалось.

Елена Рыковцева: Да, силовая, совершенно верно.

Сергей Глазьев: У нас не силовая партия. Хочу сказать, что у нас партия, точнее, у нас движение политическое, которое ставит задачу защитить интересы каждого человека не путем силового принуждения. Как пытаются некоторые у нас идеологи проводимой в стране политики превратить Россию в полицейское государство, заставить всех выполнять жесткие требования, притом, что определенным избранным можно ничего не выполнять и действовать, исходя из личной выгоды. А вот мы как раз против такого силового, полицейского государства.

Мы за то, чтобы государство защищало права каждого человека. И смысл нашей политической организации - это защита наших с вами прав, уважаемая радиослушательница.

Елена Рыковцева: Сергей Юрьевич, перед тем, как перейти к последним событиям вокруг вашей регистрации, к прогнозам, я хочу все-таки вернуться в начало, к старту избирательной кампании. Поскольку мы сегодня говорим о роли Кремля в истории, о роли Кремля в избирательной кампании, вот что напомнила в среду газета "Время новостей": "Еще перед парламентскими выборами появились слухи о том, что Глазьев пообещал администрации президента не баллотироваться на пост главы государства. Однако потом он все же решил податься в кандидаты, к вящему неудовольствию своего напарника Дмитрия Рогозина".

Сергей Юрьевич, в какой форме проходит процедура консультаций с Кремлем? Общаетесь ли вы напрямую с представителями администрации или вы общаетесь с ними с помощью посредника в образе Дмитрия Рогозина, который что-то обещает или чего-то не обещает?

Сергей Глазьев: У меня, конечно, вызывают недоумение рассуждения о том, что мы что-то обещали или не обещали...

Елена Рыковцева: Вы лично причем.

Сергей Глазьев: Участие в президентских выборах - это ведь вопрос не мой личный, это вопрос нашей общей ответственности за страну. Если мы пришли в Государственную Думу, пообещав избирателям изменить политику, проводимую в стране, в общенациональных интересах и оказались в Думе в меньшинстве, то нам следует дальше бороться за влияние на принятие реальных решений. Именно исходя из этого высший совет блока "Родина" принял решение участвовать в президентских выборах. Это ведь не мое личное решение. Это решение высшего совета, в котором принимали участие все мои коллеги, все без исключения.

Елена Рыковцева: Ну а контакты с Кремлем в это время производились какие-то?

Сергей Глазьев: Ну, чтобы завершить эту историю с обещаниями, я сегодня подчиняюсь только воле избирателей, только интересам тех людей, ради которых мы создали избирательный блок. И высший совет нашего избирательного блока, исходя из этого же принципа, принял решение участвовать в выборах. Это не мое решение, это решение всего нашего блока. Поэтому когда говорят о том, что я что-то обещал или не обещал, мои соратники забывают о том, что мы вместе принимали решения о том, что блок "Родина" будет участвовать в президентских выборах.

Что касается моей личной позиции, могу сказать, что консультации проходят всегда, но как бы некоторые наши политические оппоненты не пытались изобразить наши консультации с главой государства как некий сговор или обещания, или еще что-то, могу сказать, что никаких политических обязательств мы на этих консультациях на себя не берем. Консультации нужны для того, чтобы добиться принятия нужных в стране решений. Мы открыты к диалогу, и наш долг - встречаться с главой государства, объяснять ему нашу позицию, требовать изменения проводимой в стране политики.

И мы не скрываем, что мы с властью нынешней готовы вести диалог, мы будем его вести, будем добиваться того, чтобы нас слышали, потому что мы выступаем от имени 5,5 миллионов человек. И мы обязаны доводить позицию 5,5 миллионов человек до главы государства, и будем это делать. Но это не консультации на тему - участвовать нам в выборах или не участвовать. Мы решения принимаем все самостоятельно, и здесь никаких обязательств политических мы просто брать на себя не можем.

Елена Рыковцева: Я тогда обращаюсь к Максиму Гликину как к представителю прессы, которая все время пишет о том, что идут консультации совершенно определенного характера. Что вы скажете?

Максим Гликин: Ну, Рогозин сам говорил (в интервью нашей газете, в том числе), что "мой работодатель - президент Путин", до того, как его сейчас отстранили, сняли с него миссию спецпредставителя в Калининградской области. До этого в течение всех выборов он говорил: "Мой работодатель - Путин". И до сих пор он говорит: "Я буду на выборах поддерживать Путина". Он никогда этого не скрывал. И он никогда не скрывал, что он если не прямой сотрудник администрации президента (я не знаю, как было оформлено спецпредставительство), но указом он назначался, следовательно, он имеет непосредственное отношение к администрации президента.

И никогда не скрывалось то, что на первом и втором канале вам дали "зеленый свет", в том числе под обязательства некие Рогозина, как человека, чей работодатель - Путин. И приставили Марата Гельмана, зама гендиректора ОРТ, к вашему блоку для того, чтобы он помог все это раскручивать, а он тоже как бы государев человек. Это всем было ясно, понятно. Поэтому вы, может быть, ничего не обещали Кремлю, и никаких у вас обязательств не было, но у Рогозина, я думаю, как вашего соучредителя, все-таки определенные обязательства и обещания были.

Сергей Глазьев: Давайте по порядку. Работодателем сегодня у нас является избиратель. И на деньги налогоплательщиков сегодня работает фракция "Родина". Поэтому нам работу дали и спросят с нас наши избиратели, мы отвечаем только перед ними. Дмитрий Олегович просто по инерции какое-то время так заявлял, а теперь уже наконец он разобрался, что работаем мы не на какую-то персону, а работаем мы на страну и конкретно - на тех людей, которые делегировали нас в Государственную Думу.

Елена Рыковцева: Перевоспитали вы Дмитрия Олеговича, короче говоря.

Сергей Глазьев: Это, мне кажется, очевидно просто - тут какие-то были недоразумения, связанные с его прошлой деятельностью. После того, как президент его освободил указом от должности спецпредставителя, уже никаких сомнений в том, на кого мы работаем, нет и быть не может.

Елена Рыковцева: Давайте наш разговор переводить в сторону нынешних событий.

Сергей Глазьев: Единственное, я хочу поправить ваш выпуск новостей, который только что прозвучал. Все-таки раскола в блоке "Родина" нет, его не может быть ни формально, ни по существу. Формально его не может быть потому, что блок "Родина" создавался на парламентские выборы. В завершение парламентских выборов блок выполнил свою работу, и сегодня блок существует только в форме фракции в Государственной Думе. Поэтому никакие общественные движения или организации, которые мы создаем, не могут вызывать раскола в блоке, который уже выполнил свою задачу и уже фактически де-юре сегодня не существует.

Именно из-за того, что блок "Родина" прекратил свой жизненный цикл формально после выборов в Думу, согласно закону, мы и создали движение, для того чтобы идея эта не потерялась - нашего объединения, для того чтобы каждый человек, наш сторонник мог быть причастен к работе фракции. Никакого другого юридического пути, кроме создания общественной организации "Родина", для того чтобы наш избирательный блок продолжал существовать в общественной жизни, просто не было. Поэтому мы фактически сегодня переживаем второе рождение блока "Родина". Первое рождение было в сентябре, на учредительной конференции. Сегодня второе рождение - наше воскрешение, как говорится, после очередного политического цикла.

Елена Рыковцева: Сергей Юрьевич, я все-таки уточняю, что Вы сейчас поправляли не наши новости, а своего коллегу Дмитрия Рогозина, которого цитировала наша радиостанция.

Сергей Глазьев: Я хочу сказать, что Дмитрию Олеговичу предложено участвовать, так же, как и всем участникам высшего совета, фракции, всем нашим сторонникам, участвовать в этом движении, в этой организации. Мы открыты, еще раз скажу, для всех. И я сторонник того, чтобы всякий, каждый, кто хочет участвовать в совместной работе, имел полное право это делать. Я обращаюсь прежде всего к тем людям, которые подписались в мою поддержку. Огромное спасибо за то, что своими подписями делегировали мне право участвовать в президентских выборах и, в соответствии с договором с избирателями, который я подписал, все, кто поддержал меня, кто поддержал блок "Родина" имеют полноправную возможность участвовать в организации "Родина", которую мы сегодня учредили.

Елена Рыковцева: Вот тут и кстати перейти к последним событиям, которые происходят вокруг вашей регистрации. Вообще, тот факт, что вам удалось собрать подписи, наверное, подтверждает, что на момент начала этого сбора у администрации не было единого мнения на ваш счет. Еще 12 января "Ведомости" написали: "Одни считают в администрации, что Глазьев может отъесть голоса у Путина и поэтому его надо, как минимум, сдерживать. А другие настаивают, что участие Глазьева повысит явку избирателей, с которой будут проблемы, и поэтому ему пока не мешают". Так сказал этой газете источник в администрации.

И два вопроса к Вам, взаимосвязанные. Считаете ли вы сами, что вопрос - кого зарегистрировать кандидатом, а кого нет - будет решать не Центризбирком, а президентская администрация? И если второе - то как вы сами оцениваете свои шансы стать кандидатом? На ваш взгляд, с Вами уже определились или все еще размышляют?

Сергей Глазьев: Я все же уверен (пока, во всяком случае) в том, что в Центризбиркоме работают порядочные, законопослушные люди, которые будут действовать в строгом соответствии с законом. Я понимаю, что некоторым чиновникам из администрации президента очень хочется управлять и Центризбиркомом, и Верховным судом, и всеми нами, управлять, минуя какие-либо законные нормы, и фактически манипулировать политической жизнью в стране.

Но не будем все-таки забывать, что одно дело - это чиновники администрации президента, другое дело - сам президент. Я уверен в том, что со стороны президента не будет оказано и не может быть оказано никакого политического давления ни на Центризбирком, ни на Верховный суд, ни на принятие решений о том, кого допускать, кого не допускать к участию в выборах. От имени президента сегодня действительно действуют некоторые не в меру ретивые чиновники, которые, я боюсь, ему оказывают медвежью услугу, пытаясь проводить выборы в манипулируемом режиме.

Елена Рыковцева: Но эти чиновники способны своей массой повлиять на Центризбирком в результате?

Сергей Глазьев: Надеюсь, что нет. Надеюсь, что и руководитель Центризбиркома, и члены Центральной избирательной комиссии устоят и не поддадутся давлению политическому, потому что это их ответственность. Чиновники могут сегодня приказывать одно, завтра - другое. Сегодня им кажется, что кого-то не надо допускать, а завтра они наоборот будут говорить: "А что же вы не допустили?" Ведь ответственность будет нести Центризбирком, а не эти чиновники, которые всегда прячутся за чью-то спину. И я уверен, что Центризбирком будет на высоте положения.

Елена Рыковцева: То есть вы верите в честный подсчет голосов. И мы сейчас спросим наших слушателей, верят ли они в таковой. Здравствуйте, Вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер. Вас беспокоит Марина. Вы знаете, я не верю в подсчет голосов, вообще не верю в нормальные выборы. Но я, Елена, если позволите, немножечко изменю тему и задам вопрос и реплику господину Глазьеву по поводу его идеологической сферы деятельности. Вы позволите?

Елена Рыковцева: Марина, я просто представляю с ужасом, сколько это времени займет.

Слушатель: Нет, я очень быстро.

Елена Рыковцева: Вы-то быстро, а вот Сергей Юрьевич... Марина, задавайте, ладно.

Слушатель: Это очень серьезно. Господин Глазьев, вот сегодня я убедилась (раньше это было на уровне слухов), что вас поддерживает господин Терехов. Господин Терехов, как вы знаете, является лидером "Державной партии", которая выступает против евреев и против кавказцев открытым текстом. И вот я держу в руках журнал "Русский дом", 11-й номер, где вы даете интервью некоему господину Бондаренко. И вот я хочу сказать, что это чисто геббельсовская пропаганда, понимаете, вы пропагандируете национализм, фашизм и делаете все это, основываясь на Православии и какой-то особой русской идее, русской культуре. Господи, господин Глазьев, а ведь в Германии все это уже давным-давно прошло, и до сих пор немцы не могут оправиться от этого. Вы этого желаете для России?

Елена Рыковцева: Это была ваша оценка, скорее, мировоззрения Сергея Юрьевича. Не столько вопрос, сколько оценка. Пожалуйста, Сергей Юрьевич, ответьте, конечно.

Сергей Глазьев: Конечно, я не могу не ответить на такой выпад, абсолютно беспочвенный. Я уже много раз заявлял в отношении тех, кто на нас пытается наклеить ярлыки националистов, что для меня и для моих соратников русский - это человек, который считает Россию своей родиной, не больше и не меньше. Мы никогда не делим, не делили, и не будем делить людей по этническому признаку, по признакам даже вероисповедания. Это личное дело каждого.

Когда мы говорим о защите интересов русских, мы под русскими понимаем всех, кто считает нашу страну, Россию, нашей родиной. Вот и все. Поэтому говорить о том, что, если мы выступаем за наши общенациональные интересы, за интересы всех людей, которые живут в нашей стране, обвинять нас в связи с этим в национализме, - я считаю, это бред просто. И я сожалею, что этот бред находит отклик в головах у некоторых неискушенных, может быть, в политике телезрителей, радиослушателей, которые реагируют на нелепые выпады Хакамады, Немцова в наш адрес, которых я уже много раз опровергал. Достаточно посмотреть нашу программу, посмотреть мои труды - и научные, и литературные - чтобы понять, что все эти обвинения не имеют абсолютно никакого смысла.

Елена Рыковцева: А я все-таки спрошу Максима Гликина: почему такой "бред", как говорит Сергей Юрьевич, находит отклик?

Максим Гликин: Нет, ну тут несколько моментов. Во-первых, вот слушательница сказала, что дали интервью редакции журнал "Русский дом". Выбор интервьюера - это тоже может для кого-то маркировать ситуацию, потому что "Русский дом" известен определенным, так сказать, душком. А если говорить о парламентской кампании, то как раз многие считают, что успех был заложен в сочетании модных или приемлемых сейчас идей социалистических, рентных и так далее, которые выдвигает Глазьев, и идей националистических, просвещенного национализма, которые выдвигал Рогозин. Как бы в сочетании вот этих двух составляющих и был успех, а не только в одной лишь той политике или той позиции, которую отстаивает наш собеседник. Вот такова оценка политологов.

Сергей Глазьев: Мне вспомнилась одна шутка, которая родилась в ходе парламентской кампании. Когда нас начали обвинять, нелепо совершенно, в национал-социализме, мы пытались понять, отчего это происходит, то объяснение оказалось одно. Вас спрашивают: "У Вас есть национальность?" Вы говорите: "Да, есть". - "А Вы жили при социализме?" - "Да, жил". - "Значит, Вы - национал-социалист".

Вот аргументы наших оппонентов, которые пытаются приклеивать нам нелепые ярлыки.

Елена Рыковцева: Понятно. Мы идеологическую дискуссию переводим в другую плоскость. Мы только что все услышали, что Вы верите в честность Центризбиркома, но не очень верит в нее наша слушательница Марина. И абсолютно не верят в нее российские газеты. Читаю несколько газетных выдержек. В четверг газета "Коммерсант" провела опрос сразу нескольких экспертов на тему: "Кто дойдет до выборов?" Любопытно, что практически все они понимают вопрос только в смысле - "кого пропустят к выборам". Причем никто из них, конечно, не имеет виду действительное качество подписных листов. Итак, Глеб Павловский считает, что "проблемы могут возникнуть у Глазьева, потому то он единственный, кто может вывести суммарные результаты всех кандидатов за десять процентов". Борис Немцов полагает, что "для явки" допустят Хакамаду, а вот Глазьева, как серьезного соперника Путина, снимут. Другие эксперты полагают, что интрига возникнет вокруг трех претендентов - Глазьева, Рыбкина и Хакамады, - но главные препятствия ждут все же Глазьева. По мнению Марка Урнова "он - самый опасный для Путина, он играет на одном поле с президентом и своими идеями раскулачивания олигархов способен привлечь быстро левеющую часть электората. К тому же, трудно спрогнозировать, сколько голосов Глазьев может набрать". Эксперт прочит Хакамаде 5 процентов, а с Вами не пойми чего.

Газета "Время новостей" написала в среду: "Общественное мнение как будто уже приготовилось к тому, что Глазьеву будут чинить препятствия при регистрации". Эксперт газеты заявил: "По нашему закону ЦИК может делать все, что угодно. Судя по тому, что Геращенко не зарегистрировали, он был нежелательным кандидатом. Глазьев, скорее всего, тоже нежелательный".

Вот видите, какой пессимизм в прессе.

Сергей Глазьев: Я бы хотел пояснить свое мнение в отношении Центризбиркома. Вы помните, наверное, многочисленные у нас истории принятия политических решений: как кукурузу сажали по всей стране, как с алкоголем боролись, вырубая виноградники в Крыму. И, я думаю, не нужно говорить, что на Политбюро ЦК КПСС не принимали решения о вырубке виноградников или о том, чтобы сеять кукурузу в Ярославской области, - все это было сделано административной машиной. Так вот, когда мы говорим о Центризбиркоме, мы должны отличать Центризбирком от административной машины.

Ведь Центризбирком считает только то, что ему приносят. Вот мы ему принесли подписи, 2 миллиона 225 тысяч. Центризбирком эти подписи проверит, и я уверен, что я получу право участвовать в выборах, потому что все эти подписи реальные. Люди, которые подписались в мою поддержку, получили одновременно текст моего договора с избирателями. И все эти листы у нас откопированы, мы знаем каждого человека, который поставил подпись в мою поддержку, и человек этот имеет право участвовать в нашем общественном движении, поэтому мы отвечаем за все те голоса, которые были поданы в мою поддержку.

Другое дело - подсчет голосов на выборах. Ведь в каждом конкретном городе, поселке голоса считают не члены Центризбиркома, голоса считают члены местных, региональных комиссий. А там-то как раз административное давление и произвол может быть очень большим. Неслучайно ведь коммунисты обнаружили...

Елена Рыковцева: Подождите, мы сейчас говорим про проверку подписных листов.

Сергей Глазьев: Да, но я так понял, что мнение газет касается подсчета голосов избирателей.

Елена Рыковцева: Нет, речь пока только о проверке - пустят или не пустят вас в кандидаты. Тут даже не говорится о том, как посчитают голоса потом.

Максим Гликин: Ну, Вешняков уже показывает некоторое свое отношение. Например, сколько было сообщений в прессе о том, как нарушается закон при сборе подписей за Путина. Например, студентам не дают зачеты сдавать, пока они подписи не поставят. Уже конкретные факты в прессе. Но как только появился факт... даже не факт, а "деза", это понятно, фальшивка по телеканалам, что якобы покупают подписи в пользу Глазьева, - тут же Вешняков говорит: "Вот, сейчас обращаемся в прокуратуру, начинаем проверять". Это разве не показывает уже определенное отношение ЦИКа?

Елена Рыковцева: Как интересно, Максим, мы с вами сидим и вдвоем пытаемся убедить Сергея Юрьевича, что против него заряжена государственная машина, а он упорно сопротивляется.

Сергей Глазьев: Я, конечно, ощущаю по государственным телеканалам, что...

Елена Рыковцева: Вы ощущаете, но не признаете.

Сергей Глазьев: Более того, я могу вам сказать прямо...

Елена Рыковцева: Мы знаем, что вы подали заявление в прокуратуру, да.

Сергей Глазьев: ... что я вынужден просить прокуратуру вмешаться и одернуть клеветников, которых почему-то рекламируют первый и второй каналы. По моим сведениям, которые поступают из разных источников, некоторые пиар-агентства, которые специализируются по "чернухе" так называемой, уже получили что-то вроде заказа на проведение тендера на тему: кто лучше придумает какую-нибудь "чернуху" про Глазьева, кто сфабрикует наиболее убедительный клеветнический материал. Потому что мои оппоненты, видимо, не могут найти никаких реальных фактов, поэтому они обращаются к специалистам по "чернухе" с просьбой помочь им придумать что-то, меня дискредитирующее. И вот мы видим уже первые продукты этих "черных" политтехнологов - это клеветнические материалы на первом и втором каналах. И все это, к сожалению, ведется не без ведома влиятельных чиновников.

Елена Рыковцева: Да-да, я вспомнила, что вы называете это "отдельными чиновниками в окружении президента Путина". Понятно.

Еще слушаем звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Александр Северов из Москвы. Я не знаю, насколько будут извращены данные голосования, но вообще весьма забавно, что за честность выборов ратуют коммунисты и их дочерняя фирма "Родина". Достаточно вспомнить, каковы были выборы при власти коммунистов. И поскольку Сергей Глазьев был вместе и с теми, и с другими в последние годы, - это свидетельствует еще и о том, что он солидаризируется с типично нацистскими высказываниями Макашова, Зюганова, да и Рогозина. Так ли это?

Елена Рыковцева: Извините, Александр Северов, мы это уже обсуждали. Давайте не будем к этому возвращаться, а продолжим тему выборов и тему предвыборных прогнозов. Вот вы, Сергей Юрьевич, не поняли, что тут были прогнозы - допустят вас или нет к выборам. И процентов 100 всех прогнозов в прессе, что не допустят. Минимум журналистов, которые полагают, что допустят. Но теперь давайте обратимся к гипотетической ситуации, что вас допускают все-таки до выборов. Послушайте, пожалуйста, прогнозы прессы, если вы в них участвуете.

Очень тепло к вам относится, как ни странно, газета "Завтра". Она пишет, что, если Вы участвуете в выборах, "ситуация для действующего президента меняется принципиальным образом: явка гарантированно повышается выше необходимых 50 процентов, при этом 20 процентов голосов переходят к лидеру "Родины", де-факто становящемуся основным конкурентом Путина, 10 процентов собирает Харитонов, остальные кандидаты остаются "при своих". В результате Путин балансирует на грани второго тура, и ни о каких "70 процентах рейтинга доверия" речь не может идти в принципе, и еще неизвестно, что останется от авторитета Кремля".

И, кстати говоря, Ваши шансы достаточно высоко оценивают все издания, независимо от ориентации. Газета "Московский комсомолец" от 27 января: "Глазьев имеет шансы занять второе место и таким образом стать политиком номер 2 в стране". "Комсомольская правда" прочит вам роль преемника Владимира Путина со ссылкой на пенсионера из Кингиссеппа Геннадия Лымарева, который предсказал итоги думских выборов точнее других читателей газеты. Но речь, скорее всего, тут идет уже о 2008 годе.

И отсюда: Ваш собственный прогноз на предмет себя самого? На какой результат Вы сами рассчитываете, если Вы проходите в кандидаты, если Вас регистрируют?

Сергей Глазьев: Прежде всего хочу заметить, что ничего теплого со стороны газеты "Завтра" я не почувствовал ни в этой цитате, ни в ходе полемики, которая была на парламентской кампании. Вот если бы патриотическая печать...

Елена Рыковцева: Если бы они вам 40 процентов обещали - тогда тепло...

Сергей Глазьев: Дело не в этом. Если бы они сказали, что нам необходимо иметь единого кандидата от народно-патриотических сил в президенты, необходимо отказаться от политических, партийных амбиций и интересов ради того, чтобы сплотить общество, сплотить наш народ, добиться кардинальных изменений в политике в общенациональных интересах, - тогда бы я думал, что это теплое заявление. А так, что прочат поражение...

Елена Рыковцева: Как поражение? 20 процентов... Ой, простите. Вот видите, в каких мы разных категориях с вами рассуждаем.

Сергей Глазьев: Я, честно говоря, ничего оптимистического в этих расчетах, что будут выборы в один тур или в два тура, не вижу. Я считаю, что надо подходить совсем по-другому к оценке политических прогнозов. Давайте задумаемся, удовлетворены ли мы той ситуацией, которая в нашей стране сложилась, согласны ли мы с проводимой в стране политикой? Устраивает ли нас нынешняя власть? Если "да" на все эти вопросы -значит, тогда, действительно, нечего идти на выборы, тогда все понятно. Тогда, может быть, как в былое время будет единодушное единство.

Но я считаю, что политика, проводимая в нашей стране, противоречит нашим общенациональным интересам. Мы видим, что правительство игнорирует свои социальные обязательства, из страны утекают миллиарды долларов, государственная Дума большинством голосов в декабре легализовала вывоз капитала. Мы не можем устроить 2 миллиона беспризорных детей, притом что имеем бюджетный профицит в сотни миллиардов рублей. То есть политика в стране ведется безответственно и некомпетентно. Если мы ее не изменим в ближайший год, то я думаю, что через 4 года вообще не о чем будет думать, потому что мы лишимся последних, может быть, опор для самостоятельного успешного экономического и социального развития. Ведь на наших глазах исчезают научные школы, сотни тысяч человек уезжают.

Вот возвращаясь к Вашему вопросу о том, какой результат, я считаю так: давайте разделим наше общество на тех, кого все устраивает, и тех, кто хочет серьезных изменений в общенациональных интересах, интересах каждого человека, - и посчитаем. Я предлагаю менять политику. Поэтому все, кто согласен с этим, могут солидаризоваться и принять нужное стране политическое решение.

Елена Рыковцева: И вы серьезно идете выигрывать у Путина...

Сергей Глазьев: Я иду серьезно, чтобы добиться изменения проводимой в стране политики.

Елена Рыковцева: И выигрывать у президента Путина...

Сергей Глазьев: Я другого способа не вижу.

Елена Рыковцева: Выигрывать идете?

Сергей Глазьев: Я не вижу другого способа при нашей Конституции, чем можно повлиять на политику, чем участвовать в президентской кампании на победу.

Максим Гликин: А социологи дают 4 процента сейчас. Они врут, они какие-то липовые прогнозы дают на самом деле? Или вообще у нас не существует такого понятия, как соцопрос?

Елена Рыковцева: Это правда. У социологов вы второй с 3-4 процентами.

Максим Гликин: Это как вообще объяснить?

Сергей Глазьев: По-моему, наши социологи не заметили ни одного серьезного социально-политического явления в нашей стране. Они прозевали развал Союза - начнем с этого. Хотя грамотные эксперты, компетентные, предупреждали советское руководство о том, что все может кончиться этим. Эксперты, социологи не предвидели победы Ельцина в свое время. Они также ошиблись в оценке Ельцина с точки зрения сдачи им власти. Никто не верил, что Ельцин сдаст власть, например, все были единодушны в этом деле. А он не просто сдал власть, он ее передал, и передал так, как счел нужным. То есть социологи недооценивают очень многие факторы.

И я скажу, что у нас в стране очень много умных людей, которые принимают решения не так, как кажется социологам, исходя из текущей политической конъюнктуры, а по убеждению - по убеждению в верности тех или иных утверждений, которые определяют принятие политических решений. Я по своему опыту убедился в том, что если с людьми вести работу честно, открыто, ответственно и всерьез пытаться делать то, о чем договариваешься с избирателями, то умные люди у нас, которые готовы взять на себя тоже частичку политической ответственности за судьбу страны, голосуют совсем не так, как кажется социологам, а голосуют так, как считают нужным. И мой опыт, может быть, небольшой участия в избирательных кампаниях показывает, что социологи ошибались в 3-4 раза.

Елена Рыковцева: Спасибо вам за ответ. Мы в последние пять минут программы послушаем звонки. И я приношу извинения всем, кто прислал нам сообщения на пейджер. Я специально не повторяю телефоны, потому что масса сообщений, просто не успеваю их читать. Вот прочитаю последнее: "Глазьев - это мыльный пузырь, надуваемый Кремлем и нашими СМИ, чтобы повысить явку избирателя и создать квазиоппозицию". Вы уже не комментируйте, а просто слушайте и терпите.

И звонки. Пожалуйста, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Юрьевич, вы очень много критикуете политику правительства и все время уходите от ответа, что главу этого правительства назначил наш президент. Что, выходит, правительство плохое, а президент хороший? И второй вопрос. Вы верите в честность нашего Вешнякова и нашей избирательной комиссии. Почему же Вешняков дал указание проверить факт подкупа ваших избирателей и (вы не ответили на вопрос) почему он оставил без внимания шантаж студентов ректорами вузов?

Сергей Глазьев: Во-первых, я хочу подчеркнуть, что я не то, что верю в честность Вешнякова. Я считаю, что в Центризбиркоме работают люди ответственные и порядочные, и что они не поддадутся на политическое давление извне, будут действовать строго по закону. Кстати, тот факт, что Центризбирком запросил Генпрокуратуру проверить факты якобы имеющего место подкупа избирателей со стороны моих уполномоченных, - это то, что они должны были сделать по закону. Так же они должны были обратиться в прокуратуру и по тем фактам давления на студентов, о которых вы говорили. Действительно, к сожалению, здесь мы имеем дело с двойными стандартами.

У меня нет сегодня оснований обвинять Центризбирком в заведомой предвзятости. Я не говорю о том, что я верю или не верю в честность чиновников в Центризбиркоме. Я просто считаю, что они достаточно подготовленные и ответственные люди, чтобы взять на себя принятие ответственных решений. Ведь работать в роли шлагбаума: кого пускать, кого не пускать по приказу извне, - согласитесь, это все-таки достаточно сомнительная роль. Все-таки на них смотрит сегодня вся страна, от них зависит наше важнейшее политическое право - голосовать за главу государства. Я думаю, что они будут ответственными.

Я хочу сказать насчет мыльных пузырей. Дорогие друзья, для того чтобы наше движение не было фантомом, необходимо, чтобы оно было массовым. Я знаю, что на пейджер приходило много сообщений с просьбой, вопросом: "Как присоединиться к движению "Родина"?". Хочу сказать адрес: Большой Харитоньевский переулок, дом 10. Обращайтесь письменно, пишите свои заявления о том, что Вы хотите вступить в нашу общественную организацию, - и такая возможность всем будет предоставлена. Телефон - 208-04-44.

Елена Рыковцева: Да, действительно, приходили такие сообщения на пейджер. Пришло сообщение из Санкт-Петербурга: "Как к вам записаться?" Мы попросили Сергея Юрьевича взять координаты своей новой партии, движения и продиктовать вам. Но, тем не менее, Сергей Юрьевич, я быстро, пока вы говорили, просматривала пейджерные сообщения - все-таки баланс не в вашу пользу. Еще одно, последнее сообщение читаю: "Нас не устраивает политика современного правительства, но мы не хотим назад, в социализм. Демагогические речи мало кого обманут". Это к вам.

Сергей Глазьев: В отношении вопроса радиослушателя об ответственности президента. Конечно, президент в нашей стране отвечает за все, поэтому вся критика, которая касается деятельности правительства, деятельности судов даже и, как это ни печально, деятельности парламента, - она касается и главы государства. Потому что он формирует правительство, он назначает судей, и он сегодня определяет большинство в Совете Федерации и в Государственной Думе. Поэтому здесь никаких двусмысленностей быть не может. Президент в нашей стране несет ответственность за все.

А что касается социализма или капитализма, давайте брать из нашей истории самое лучшее и на это ориентироваться.

Елена Рыковцева: Успеваем дать 10 секунд слушателю. Здравствуйте.

Ваше мнение в завершение нашей программы.

Слушатель: 9 декабря я сказал по этому радио, что при определенных условиях президентом в марте может стать Сергей Юрьевич Глазьев. Восприняли в штыки. Желаю успехов!

Сергей Глазьев: Спасибо.

Елена Рыковцева: Замечательная концовка.

XS
SM
MD
LG