Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трансфертный период в российском футболе


В студии Радио Свобода Валерий Винокуров, Олег Винокуров и наш гость Владимир Абрамов, заместитель директора фирмы, которая уже 15 лет заключает контракты с советскими, а теперь российскими футболистами и тренерами для работы за рубежом.

И говорить мы будем с Владимиром Абрамовым о завершении или о подходящем к концу трансфертном периоде в российском футболе. У нас уже появился звонок слушателя.

Слушатель: Здравствуйте, это ваш постоянный слушатель Дмитрий. Конечно, вы слышали, что Уэльс подал апелляцию на решение УЕФА. Вам не кажется, что они нас будут бодать до конца, и, не дай Бог, конечно, но может случиться самое страшное, что они Россию снимут с чемпионата Европы.

Валерий Винокуров: Дмитрий, никакая апелляция не будет удовлетворена. И тут нет никаких сомнений. Так что вы не беспокойтесь. И давайте не возвращаться к этой теме.

А у нас еще два было звонка на пейджер неделю назад, и тогда мы не успели ответить, у нас в гостях был экономист Роберт Воскеричян, кандидат экономических наук, и ему были заданы вопросы. Но я думаю, что эти вопросы мы сможем адресовать и Владимиру Андрееву, который ничуть не хуже в этом вопросе ориентируется.

Итак, один вопрос был такой: "Прибыль или убытки страна понесет от проведения финала Лиги чемпионов в Москве? С уважением Игорь Цветков". И второй вопрос: "Как вы считаете, трансферная политика ЦСКА по суммам за контракты с игроками сопоставима ли с футбольными трансфертами Восточной и Центральной Европы, а также Украины? Сергей".

Владимир Абрамов: Вопросы достаточно простые для любого экономиста, он доктор или кандидат наук, или я - экономист, закончивший Финансовую академию. Естественно, задача - получить прибыль. Другое дело, как это будет организовано: сколько будут стоить билеты, будет ли полная чаша стадиона (если это стадион в Лужниках, это значит мы можем говорить о 85 тысячах зрителей):

Олег Винокуров: Еще надо поле в Лужниках заменить:

Владимир Абрамов: Совершенно верно. Я думаю, здесь Колосков рассчитывает на помощь от УЕФА. А что из этого получится? Как часто говорится: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда". Может быть и такое. Но я думаю, прибыль получим.

Валерий Винокуров: А по второму вопросу, насчет трансферной политики, контрактов ЦСКА с игроками? Сопоставимы они или нет?

Владимир Абрамов: Безусловно, сопоставимы. У ЦСКА настолько мощная трансфертная политика, что ей могут позавидовать многие европейские страны. Я бы вообще сказал, что Восточную и Центральную Европу надо просто отсечь: в трансферном плане это достаточно бедные страны - Чехия, Польша, Швейцария, Австрия. Это просто откровенно бедные страны в футбольном плане, команды, про которые не стоит даже говорить. Нам завидуют очень многие страны - например, Голландия, Бельгия, Португалия - потому что мы в состоянии платить большие деньги.

Валерий Винокуров: У нас еще звонок есть.

Слушатель: Здравствуйте. Андрей. Я хотел бы насчет трансферной политики два слова сказать. Вот когда вы говорили о трансферной политике, так когда Романцев стоял у руля, в первые 3-4 года там можно и попадью поставить было, и она заняла бы первое место.

Олег Винокуров: Поскольку Андрей привел в пример Романцева, его деятельность в "Спартаке", а вопрос нам был задан про ЦСКА, то тут надо заметить, что есть в действиях этих клубов серьезное различие. Думаю, наш гость Владимир Абрамов со мной в этом согласится, потому что мы помним, как велась трансферная политика в "Спартаке". Это была какая-то оптовая купля-продажа игроков весьма спорного уровня. Я, вообще, не помню, какие там были игроки, кроме Робсона и Маркао: ну, может, Митрески: А ведь каждым летом по 40 человек туда приезжали.

ЦСКА же ведет свою трансферную политику совсем иначе: здесь точечная покупка. И действительно тут не придерешься, игроки-то классные - Ярошик, Олич, например. Согласны вы со мной?

Владимир Абрамов: Да. Я, правда, не совсем понимаю, почему мы так сузили наш комментарий по поводу только ЦСКА.

Олег Винокуров: Такой вопрос был задан.

Владимир Абрамов: У нас сейчас клубов 8-10, которые могут позволить себе купить одного, двух, трех футболистов стоимостью 3-4 миллиона долларов, что, в принципе, и делается. В Казани, в Ростове:

Валерий Винокуров: Мне кажется, что Олег-то правильно подметил: тут важна точечная покупка:

Владимир Абрамов: Я бы сказал так: ЦСКА скупил практически все лучшее в российском футболе. Они молодцы, они следят: они же купили двух самых дорогих футболистов в российском футболе.

Валерий Винокуров: Вы имеете в виду Игнашевича и Алдонина?

Владимир Абрамов: Да.

Валерий Винокуров: Понял. У нас есть еще один звонок.

Слушатель: Александр, Санкт-Петербург. Предыдущая программа меня дико возмутила, когда вы с такой легкостью обсуждали гонорары футболистов. Согласны ли вы с утверждением, что нынешний футбол - это когда миллионы или миллиарды нищих смотрят, как 22 миллионера разыгрывают очередной миллион? Вопрос, скажем, вот, может быть, даже к аудитории Радио Свобода, которая всем этим интересуется: никогда они не задумывались о том, насколько спорт превратился в бизнес? Вот фраза: "продается игрок". Это некий раб, некий инструмент, с помощью которого зарабатывается очередной миллион долларов, в частности, господином Абрамовым.

Валерий Винокуров: В данном случае к господину Абрамову это не относится, он миллионы не зарабатывает.

Владимир Абрамов: Александр, я сто процентов на вашей стороне. Если вы читали мои рассказы, мои очерки: Я про Санкт-Петербург очень много писал.

Валерий Винокуров: Тогда надо объяснить. Владимир Абрамов в десяти номерах журнала "Футбольная правда" писал свои очерки, связанные вот как раз с той проблемой, о которой вы говорите. Так что, если вы почитаете их, то вы там увидите, что его точка зрения близка вашей:

Владимир Абрамов: Не просто близка, Александр, я поддерживаю вас. Если вы болельщик "Зенита", то значит, мы с вами найдем общий язык. Меня тоже очень возмущает то, что происходит в нашем футболе. Но наш футбол страшен сам по себе, потому что, в принципе, у нас деньги-то в футбольное хозяйство берутся по каналам, не совсем понятным для экономиста. Я считаю себя экономистом, но не всегда понимаю, как хозяйство само по себе ведется. Вот спонсорская помощь, которая выделяется ЦСКА. Откуда? Они, что, зарабатывают такие деньги - 20 миллионов? Или "Спартак" - 15, или "Локомотив". Ну, с "Локомотивом" более или менее ясная ситуация. А, скажем, "Динамо"? Откуда там 18 миллионов? Просто дали деньги и поставили задачу - занять какое-то место. Эти деньги тратятся. Естественно, в Европе так никто не работает с деньгами, как работают в нашем футболе. Вот недавно Канчельскис давал интервью и сказал, что футбол - это бизнес. Но простите, какой же это бизнес? Бизнес - это когда приносится прибыль, правильно?

Мы рассматриваем товар, у товара должна быть потребительская стоимость. Если потребительской стоимости нет - значит, это не товар. Поэтому если у футбола нет потребительской стоимости, если его никто не смотрит, на стадионах пусто совершенно, по телевизору его тоже не смотрят в прайм-тайм, то на что можно рассчитывать футболу? Футболу рассчитывать только на помощь спонсоров, откуда и берутся деньги. А спонсоры ставят задачи перед клубом. Например, вот сейчас, скоро начнется чемпионат России, и очень интересно: 5, 6, 7 или даже 8 клубов поставили задачу - занять первое место. Под эту задачу выделены спонсорами громадные суммы денег. На эти деньги приобретаются иностранные футболисты. Я так же, как и вы, возмущен тем, что в нашем футболе происходят вещи, непонятные совершенно, потому что нищие болельщики не приходят на стадион вообще или, если приходят, то болеют за иностранных футболистов, имена которые мы с вами не в состоянии запомнить - их так много, они то исчезают, то появляются. Поэтому я разделяю вашу озабоченность. Но нас с вами никто не спрашивает, капитал решает в данном случае.

Олег Винокуров: К нам еще два вопроса пришли на пейджер, прочитаю их подряд, они очень схожи. Виталий спрашивает, зачем наши клубы покупают дорогих футболистов, если уровень нашего футбола ниже среднего? Ну, может быть, для того, чтобы повысить, не знаю. И вот еще вопрос лично Абрамову: "Скажите, пожалуйста, может ли один из игроков "Челси", как ранее упоминалось в прессе, быть сдан в аренду ЦСКА?". Это спрашивает Сергей. И у нас еще есть звонки.

Слушатель: День добрый. Меня зовут Владимир, Краснодарский край. Я просто хочу продолжить выступление предыдущего оратора - молодого человека по поводу моральной цены нынешнего удовольствия посмотреть футбол. Видите ли, очень как-то тяжело глядеть на эти вещи: на 20 с лишним лбов, которые гоняют по футбольному полю мячик. Особенно это тяжело глядеть в Краснодарском крае, поскольку наш нынешний "красный" губернатор господин Ткачев прикладывает максимум усилий для финансирования любимого футбольного клуба, в то время как посреди Краснодара живут в ящиках куча бомжей. Я не такой страстный футбольный болельщик. Я говорю о моральной ценности такого вида развлечения в России вообще:

Валерий Винокуров: Я сразу дам высказаться другому слушателю.

Слушатель: Добрый день. Вас беспокоит Станислав из Подмосковья. Вопрос к Владимиру Абрамову такой: насколько наш футбол современный сросся с российской организованной преступностью? В Италии одно время футбол был под контролем мафии. У нас сейчас теневые денежные потоки, договорные матчи:

Владимир Абрамов: Станислав, мы должны с вами договориться о терминах, когда говорим о криминализации. Например, мы говорили о ЮКОСе, который оказывает финансовую помощь московскому "Динамо". А теперь вдруг Ходорковского посадили, и говорят, что его деньги нечистоплотные. Как расценивать теперь финансирование московского "Динамо": криминальные ли деньги поступили по спонсорству? Там, говорили, было порядка 18 миллионов долларов, на которые было приобретено 19 иностранных футболистов в прошлом году. Поэтому вопрос очень сложный. Естественно, масса криминальных денег, но, благодаря криминальным деньгам весь российский футбол и остался жив, начиная с 1991-го года. Если бы не они, то кто? Их никто не давал до 1998-1999 года!

Валерий Винокуров: Еще у нас один звонок.

Слушатель: Добрый день. Ефим. Если у нас криминальный футбол, криминальный спорт, то почему Запад принимает наши команды на международные соревнования? Почему не проводится расследование? Почему Запад поддерживает наш криминальный футбол фактически. Вот, например, над Бородиным был суд, когда выяснилось, какие деньги криминальные. Почему этого не происходит? Почему нас пускают на Олимпийские игры?

Владимир Абрамов: Но как говорил Гинер недавно в прессе: "Для того, чтобы нас обвинять в этом, надо доказать. Вы сначала докажите". Да, мы предполагаем, что криминала много в нашем футболе, как и в нашей экономике, это все же взаимосвязано, но вы сначала докажите, в чем. Нас ведь во многом упрекают. А потом кто вам сказал, что на Западе не криминализирован футбол?

Олег Винокуров: Но дело в том, что, видимо, Запад озабочен тем, как у себя навести порядок и со своими бороться проблемами, и уж бороться с российскими проблемами:

Владимир Абрамов: Насколько я знаю, в Испании, в Италии, даже не знаю, про какую страну еще сказать: а там что, нет этого? Мы что, новую идею какую-то выдумали в области футбола? Мы все копируем у них.

Валерий Винокуров: Караньотт вот только что арестовали, кстати, за все эти дела в Италии.

Олег Винокуров: Вот именно. Этого много есть, и никто, кроме властей этой конкретной страны - России, Италии, Испании, Франции - в ней порядок не может навести. Тут тезис "заграница нам поможет" не проходит.

Мы все-таки некоторые вопросы оставили без ответа. Во-первых, что было с игроком "Челси"? Это же на самом деле не про игрока "Челси" речь идет, а про то, что владелец команды "Челси" Роман Абрамович сказал, что купит какого-то бразильца, дабы отдать его в аренду ЦСКА. Ну, естественно, теоретически возможность такая есть, раз он сам говорит. Но это не в прямом смысле будет игрок "Челси", так же, как Смертин тоже не является фактически игроком "Челси", если его купили сразу для того, чтобы куда-то передать в аренду. Это был один вопрос.

Валерий Винокуров: У нас еще есть один звонок.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Дмитрий, из Москвы. Сейчас в прессе активно обсуждается вопрос о лимите на легионеров в российском футболе. Как вы считаете, нужен ли этот лимит, и какой он должен быть в численном выражении?

Валерий Винокуров: Дмитрий, очень хороший вопрос, а я его разовью, если так можно выразиться, с помощью цитаты из газеты "Спорт-экспресс". Там было интервью с президентом "Спартака" Андреем Червиченко. И вот что он сказал: "Мы для себя ввели лимит на футболистов из бывших югославских республик - не более пяти человек. То же касается и легионеров из других стран. Команда должна быть единым коллективом, а когда возникают группировки по национальному признаку, это может ухудшить общую атмосферу". Но вы сами понимаете, что 5 из югославских республик, 5 из Южной Америки, 5 из других стран - и как же тогда команда должна быть единым коллективом?

Владимир Абрамов: Сложнейший вопрос, его можно часами обсуждать и не прийти к единому мнению. Дело в том, что все взаимозависимо. Появляются огромные деньги, эти огромные деньги, ими всё определяется, ведь не Колосков определяет, сколько надо иностранцев. Мне это очень не нравится. Я, вообще, за то, чтобы иностранцев не было в нашем футболе.

Валерий Винокуров: Как совсем?

Владимир Абрамов: Вот радиослушатели, которые звонят нам, возмущаются: такая бедная страна, 20 миллионов мальчиков, у которых родители за чертой бедности, не в состоянии ни смотреть футбол, ни участвовать. Наша молодежь никак не может найти себе место в основном составе: Если принять во внимание статью в "Спорт-экспрессе" два дня назад, где футболисты из молодежной команды "Спартака" говорят, что просто не видят перспективы для себя попасть в основной состав - там засилье одних иностранцев. А, например, Гинер все время кичится тем, что они великолепные создали условия для молодежи, для подрастающего поколения, вот-вот скоро молодежь заиграет в ЦСКА. Но в ЦСКА тоже много иностранцев, накат идет, как молодежь может туда проникнуть?

Олег Винокуров: Вот Николай нам на пейджер напоминает что ли, вопросом это не назовешь: "В 60-70-е годы в наш футбол не приезжали иностранные футболисты, зато наш футбол был намного сильней нынешнего". Ну, это аксиома, может быть, потому что он стал слабеть, поэтому и стали заполнять бреши иностранными футболистами. Уж, не знаю, что здесь сказать.

Валерий Винокуров: Вот еще в еженедельнике "Футбол" материал о казанском "Рубине" под характерным заголовком "Интернационал расширяется". Приводится состав московского "Динамо" - 22 игрока на сборе, из них, по-моему, 4 или 5 россиян.

Олег Винокуров: И в "Известиях" аналогичную статью можем найти. "Размах крыльев" называется она. Посвящена тому, что в "Крылья Советов"приезжает бразилец Катанья, нападающий испанской "Сельты". И заодно перечисляются, кто, мол, должен помочь Катанья в адаптации: бразильцы Соуза, Гаушо, Уилтон, аргентинец Лильо, уже имеющиеся в команде.

Валерий Винокуров: Но вот это как раз и будет тот самый "лимит", который вводит Андрей Черниченко - не больше пяти из Южной Америки, не больше пяти из бывших югославских республик.

Владимир Абрамов: Я еще хотел бы сказать. Суть в том, что, как я говорил, вершат судьбу российского футбола миллиардеры, а они ставят задачу своим клубам занять первое место. Что может сделать главный тренер казанского "Рубина", если ему ставят задачу? Они уже третье место заняли. Теперь надо только второе, первое и Кубок, правильно? А что ему остается? Только иностранцев брать. Только расширять, естественно. Пришел Шевченко в футбольный клуб "Ростов", ему тут же ставят задачу. Он и рад взять своих, российских, футболистов, ему говорят: "Не ниже пятого места и Кубок. Вы можете это сделать?" - "Да, могу, но мне тогда нужно купить 5-6 иностранных футболистов высокого класса". - "Купим". Вот и все. Никто же никого не спрашивает. Капитал вершит свое правосудие, и он наплевал на ваше мнение, на мое и на мнение миллионов российских граждан.

Валерий Винокуров: У нас на проводе слушатель.

Слушатель: Здравствуйте. Владимир с вами говорит. Я вообще-то очень уважаю господина Абрамовича и его деятельность очень приветствую. Как вы относитесь вот к его выражению "деньги ничто, звезды - все"?

Владимир Абрамов: И мы тоже, извините меня, Володя, тоже очень высоко уважаем Абрамовича за то, что он понял простую истину в футболе. Если он создаст условия для того, чтобы в "Челси" вернулись английские футболисты, то весь Лондон будет его уважать и любить. Он это и делает: он скупает и не жалеет денег, скупает настоящих звезд английского футбола в свой клуб, и за это его все боготворят.

Я бы хотел, чтобы один из московских клубов такое же заявление сделал. Например, Гинер пыжился сделать такое заявление, что в ЦСКА будут играть одни россияне. И я думаю, тогда бы пошел бы и народ на стадионы, и стали бы болеть за ЦСКА, и, вообще бы вспомнили, что такое название ЦСКА - Центральный Спортивный Клуб Армии. А если по баскетболу судить, так вообще ни одного россиянина скоро не будет.

А, во-вторых, давайте поднимем очень интересный вопрос по лимиту. Вы представьте, вот Дмитрий задал вопрос: 8 иностранцев в заявке и 5 иностранцев на поле. Ну давайте мы примем этот лимит, а Гинер просто возьмет и пятерым еще даст российское гражданство, и они будут как россияне играть:

Олег Винокуров: Военнослужащие, видимо. Прапорщик Олич и сержант Ярошик.

Владимир Абрамов: Да, да, и наплевать на ваше мнение. Я вам говорил: деньги, деньги решают все. А вот Абрамович да, лицо Абрамовича определяется тем, что он здраво понимает идею, идею возвращения к национальной политике в области футбола.

Валерий Винокуров: Ну, я не знаю в чем это проявляется, потому что пока он только взорвал трансфертный рынок безумными ценами, переплачивает за игроков: там игрок стоит 5 миллионов - он за него платит 15, этот игрок не всегда британец, а чаще всего не британец. Поэтому давайте остановимся на том, что к деятельности владельца "Челси" можно относиться по-разному. Мы же не можем отнять ни у кого право считать иначе, нежели Владимир, нам позвонивший:

Владимир Абрамов: Но у Абрамовича так много денег, что он решает, что ему много так денег не нужно, он может поделиться половиной этих денег с футболистами и отдает их. И как сказал наш президент, имеет право, ничего не сделаешь.

Олег Винокуров: У нас есть еще звонки.

Слушатель: Здравствуйте. Меня звать Андрей. Вот вы сказали, что президент ставит тренеру, допустим, "Рубина" занять первое место, и тогда он говорит, что нужно приглашать зарубежных:А что плохого для болельщиков, если клуб займет первое место? Если он эту задачу решит с иностранцами, так и хорошо.

Валерий Винокуров: Конечно, прекрасно, никто не против.

Слушатель: Как не против, если вы 5 минут назад говорили, что если бы президент ему такого не говорил:

Олег Винокуров: Но вы же слышите, что звонят другие слушатели, значит, им не безразлично. Естественно, любая команда, выступая в чемпионате, хочет занять первое место, и болельщики это знают. Но раз народ возмущается этим обстоятельством, раз людям не нравится, что много иностранцев, значит:

Слушатель: Не нравится? А что тут плохого? Ведь главное, чтобы клуб занял...

Валерий Винокуров: Андрей, вы считаете так, но другие болельщики считают иначе, это вполне нормально. Пожалуйста, пусть занимает первое место, мы не поддерживаем и как бы не критикуем за это, мы просто объясняем болельщикам, которые недовольны покупками "Рубина", числом легионеров, превышающим все мыслимые и немыслимые пределы. Мы просто им объясняем почему, чем это вызвано, а не оцениваем это.

Еще у нас еще звонок.

Слушатель: Это Анатолий. Я против того, чтобы большое количество иностранных футболистов приглашалось :

Валерий Винокуров: Вот ответ Андрею.

Слушатель: В этом профессионализм теряется наших тренеров, во-первых. И, во-вторых, у нас не работают детские школы. Откуда мы будем черпать молодых футболистов? Мы должны своих развивать. Если Абрамович идет к этому, значит, он правильно делает. Значит, и у нас это должно быть. Ну пусть казанский "Рубин" тогда всех приглашает иностранцев, пусть. Что у них национальных нет школ там, что ли, в Татарстане?

Валерий Винокуров: Вот Анатолий и ответил Андрею.

Владимир Абрамов: Есть там школы, Анатолий, и главный тренер "Рубина" в беседе со мной дал понять, что у него очень хорошая молодежь растет в команде. Другое дело, что им не находится места, потому что задачи, которые ставятся, - сиюминутные, капитал требует сиюминутных задач, он не хочет ждать, он хочет отдачи, понимаете, это закон природы. Мы с вами уже не в социалистическом государстве живем, мы в капиталистическом, и капитал нам с вами диктует свои законы. А вы хотите разговаривать с нами с человеческих законов. Не получается это: капитал не хочет с вами разговаривать.

Олег Винокуров: То есть капитал не ставит задачи: "Создайте мне хорошую команду". Ясно. У нас еще звонок.

Слушатель: Здравствуйте. Если футбол бизнес, я тогда не понимаю, почему тогда "Локомотив" у нас - федеральное унитарное государственное предприятие, и почему тогда он прибыль не отчисляет всю в бюджет? Вот я одного не пойму, какой же это бизнес тогда?

Владимир Абрамов: Совершенно правильно ставите вопрос, но дело в том, что "Локомотив" финансирует Московская железная дорога и кое-кто из спонсоров, видимо. Это единственный клуб, которым я лично восхищаюсь: там великолепные футболисты, великолепные тренеры, которых я уважаю, и финансирование более или менее прозрачное. Но, другое дело, прибыли нет. А откуда прибыль будет? Для того, чтобы была прибыль: У "Локомотива" всего 3 тысячи болельщиков. Более того, никто не может купить билет больше чем за 3 доллара. А чтобы была прибыль, билеты должны быть от 20 до 100 долларов, и заполняемость 30-тысячного стадиона "Локомотив" должна быть хотя бы на 80 процентов.

Олег Винокуров: У нас есть еще два сообщения на пейджер. Быстро их читаю. "Уважаемые друзья, это какой же получается в Англии уровень футбола, если там хотят приобрести футболиста Булыкина?" - спрашивает Крюгер. Вопрос хороший. Булыкина там вряд ли приобретут. Его уже куда-то хотят в какую-то аренду сдать, чтобы он набрал матчи за сборную. Пока он будет их набирать, видимо, разберутся, что Булыкин не такой уж выдающийся футболист. Не знаю, на кого-то мог он произвести, видимо, впечатление. Вот почему-то лично мне задают вопрос о прическах футболистов: "У Лоськова, Титова, Сычева волосы закрывают лоб до глаз. Эти футболисты стараются скрыть свой интеллект. Неужели о российских футболистах будут судить по таким лицам? Анатолий". Не знаю, не знаю, чем объяснить.

Владимир Абрамов: Ну, Олег, если лица наших футболистов не очень выразительны, то лучше их прикрывать.

Валерий Винокуров: Да нет, но, по-моему, у них прекрасные лица:

Владимир Абрамов: Но хотелось, чтобы эти лица были гораздо добрее.

Олег Винокуров: Как сказал в свое время футболистам Штефан Ковач, знаменитый тренер "Аякса" (в 70-е годы они все были страшно лохматые): "Главное не что на голове, а что в ней". Поэтому когда, предположим, Евсеев излагает свое видение исхода противоборства сборных Уэльса и России, это одно дело, тут уже не до прически.

Владимир Абрамов: А если Гусев из ЦСКА с озлобленным лицом все время показывает всем кукиш, лучше не показывать его лицо крупным планом. Зачем? Потому что иностранцы и так нас упрекают и спрашивают: "У русских людей, вообще, есть добрые лица или нет?"

Валерий Винокуров: Я верну наш разговор к предыдущей теме. Издания под названием "Газета" пишет: "У каждой покупки своя логика. Вот если "Крылья Советов" покупают знаменитого возрастного бразильца, то команда ЦСКА покупает молодого Дани Карвальо, и расчет, конечно, на перспективу". Ну, вот мы когда говорим о перспективе, я не могу не думать о воспитанниках детско-юношеских футбольных школ. Вот покупают молодого с перспективой бразильца Дани Карвалья, а в этот момент, естественно, какой-то мальчик заканчивает футбольную школу. Предположим, Самодин там же, в ЦСКА, закончил и никак в состав не пробьется.

Владимир Абрамов: Совершенно верно. Такие, как Сычев, сейчас вряд ли появятся в наших клубах. Как он, 18-летний, заиграл в "Спартаке"? Вдруг появилась щель и возможность. А сейчас таких щелей нет. Поэтому второй Сычев, наверное, в ближайшее время вряд ли появится в нашем футболе.

Валерий Винокуров: А вы не знаете, где появившиеся тогда через эту же щель Сонин, Данишевский? Сонин в Киеве:

Владимир Абрамов: Романцев определил, что они не нужны. Ну, знаете, он стольких определил как ненужных, что они перекочевали и туда, и сюда, и везде играют. Ну, что говорить про Олега Ивановича? Это отдельная передача, я думаю.

XS
SM
MD
LG