Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прекращение трансляции программ украинской службы Радио Свобода в FM-диапазоне


Виталий Портников: Сегодняшняя тема нашей программы, уважаемые радиослушатели, связана с нашей корпорацией, с Радио Свобода, с украинской службой Радио Свобода. 17 февраля трансляции программ украинской службы Радио Свобода в FM-диапазоне на волнах украинской радиостанции "Довiра" прекращены. Прекращены по решению руководства этой радиостанции.

Президент корпорации "Свободная Европа" Радио Свобода Томас Дайн заявил сегодня, что прекращение трансляций программ радиокомпании на волнах украинской радиостанции "Довiра" является серьезным шагом назад в отношении свободы слова на Украине. По словам Томаса Дайна, исключение из эфира местных новостей Радио Свобода во время нынешней президентской кампании лишает украинцев бесценного источника информации. Посол Соединенных Штатов в Киеве Джон Хербст заявил, что на Украине существует проблема с независимой информацией и предпринимаются попытки ограничить к ней доступ. Международная федерация журналистов заявила, что решение о прекращении вещания на Украине Радио Свобода перед президентскими выборами напоминает политическое вмешательство наподобие прошлых времен.

В киевской студии Радио Свобода вместе с нами директор украинской службы Радио Свобода Александр Народецкий и главный редактор интернет-сервера "Телекритика" Наталья Лигачева. Я напоминаю, что наши слушатели также могут участвовать в этой программе.И вопрос у нас такой: как вы считаете, решение о прекращении вещания Радио Свобода на Украине, оно связано с коммерческими или все же с политическими мотивациями? Я хотел бы сразу сказать, что само радио "Довiра" утверждает, что информационная продукция Свободы не вписывается в ее концепцию.

Мы хотели, чтобы представители радио "Довiра" участвовали в нашей программе. Я вчера звонил в приемную заместителя директора радио "Довiра" господина Резниченко, который подписал письмо о прекращении вещания украинской службы Радио Свобода на волнах этой радиостанции. Кстати, в переводе на русский язык "довiра" означает доверие - до-ве-рие. Мне сообщили, что господин Резниченко обязательно перезвонит, что ему передадут эту информацию. Звонка мы ждем до сих пор. Возможно, если господин Резниченко сейчас слушает русскую службу Радио Свобода по тем или иным причинам, он может позвонить нам в эфир, и мы обязательно дадим слово ему или кому-либо из представителей радиостанции "Довiра".

Коллектив этого радио выступил сегодня с заявлением, в котором сказал, что переход на другую частоту вещания Радио Свобода не может быть поводом для травли радио "Довiра" со стороны некоторых СМИ, отечественных и зарубежных политиков. "Мы самостоятельная, не государственная радиокомпания, которая пишет свою историю с 1997-го года. Коллектив радио "Довiра" имеет неоспоримое право на творческое самоопределение и считает любые попытки вмешиваться в творческий производственный процесс проявлениями неприкрытой цензуры".

Замечу сразу, что радиостанция "Довiра" нарушила не просто договоренности с Радио Свобода, а тот контракт, который у нее существовал с международным бюро по вещанию США, который подразумевал, что прекращение вещания нашей радиостанции возможно в случае, если будет за месяц об этом извещен участник договора с другой стороны. Этого сделано не было. Были нарушены юридические нормы радиостанцией "Довiра".

Но все же почему это произошло сейчас, господа? Почему ранее, когда были очень серьезные политические катаклизмы на Украине, кассетный скандал вокруг президента Украины Леонида Кучмы, и Радио Свобода активно информировала слушателей о происходившем, ничего подобного не было? А вот именно сейчас, когда, казалось бы, ничего такого вот не происходит, отключается от эфира радиостанция Свобода в FM-диапазоне на Украине?

Это вопрос в Киев. И ваша оценка, господин Народецкий, и ваша оценка как эксперта, госпожа Лигачева. Прошу вас, господа!

Александр Народецкий: Вы знаете, я могу сказать только то по поводу времени, почему сейчас, именно сейчас это случилось, только то, что я услышал от одного политолога буквально сегодня утром. К сожалению, почти во многих случаях, связанных сегодня с радиостанцией Свобода и с радио "Довiра", я не могу назвать имени по многим причинам, имени этого политолога, так вот он сказал, что тут есть два варианта: либо власть чувствует свою слабость сегодня, либо власть чувствует свою силу сегодня. Вот давайте разбираться, что чувствует власть сегодня. Тут уж как раз Наталья может сказать что-то.

Наталья Лигачева: Ну, я думаю, что есть одновременно ощущение того и другого. Слабость - это боязнь перед честными выборами. А всем известно, что Украина в меньшей степени накануне, чем Россия, перед президентскими выборами, но у нас в этом году тоже пройдут президентские выборы. С другой стороны, она ощущает, что она может бесконтрольно фактически монополизировать теле и радиоэфир, и средства массовой информации в Украине, и никто ей это, к сожалению, не помешает сделать. Гражданское общество в Украине, к сожалению, слабое. И сколько бы сейчас не было возмущения по поводу явной зачистки СМИ, которая сейчас происходит, о чем уже сказал и глава парламентського комитета по свободе слова и информации Николай Томенко, помимо ситуации с Радио Свобода, есть также ситуаций несколько сложных сейчас и вокруг единственного телеканала, который вещает в Киеве и в Украине, "Пятый канал", он, единственный, не контролируется пропрезидентским большинством, пропрезидентскими политиками, также есть проблемы у других газет и средств массовой информации, в том числе в регионах. И я думаю, что вот нежелание, чтобы слушатели имели возможность доступа к неконтролируемой информации, и побуждает власть к таким действиям накануне президентских выборов.

Виталий Портников: Скажите, Наташа, а вы ведь, насколько я понимаю, как раз профилем вашего интернет-издания является ситуация со средствами массовой информации на Украине, и вы, вероятно, сами пытались связаться с радио "Довiра". Вот вы получили какие-то объяснения того, что произошло? Потому что мы не имеем никаких таких вот комментариев журналистского характера от них.

Наталья Лигачева: Вы знаете, мы точно в такой же были ситуации, мы тоже не смогли получить комментариев, с одной стороны. С другой стороны, мы, естественно, знаем, что подобный был разорван договор после того, как радио "Довiра" приобрела другого собственника. И этот собственник Сергей Кичигин, известный сейчас как главный редактор газеты "2000", которую связывают неофициально с определенной политической силой СДПУ(О), глава которой представляет администрацию президента Украины, это Виктор Медведчук...

Виталий Портников: Который является руководителем администрации президента, да.

Наталья Лигачева: И, в принципе, уже, когда стало известно, что у радио "Довiра" поменяется собственник, уже тогда многие политологи, журналисты высказали предположение, что наверняка для Радио Свобода на этой станции могут настать как бы "черные" времена. И это, к сожалению, произошло.

Я не склонна никогда драматизировать ситуацию, честно говоря. И хотелось бы верить в то, что действительно это спор хозяйственных субъектов (к этому уже словосочетанию мы привыкли по ситуации со СМИ и в Москве, и в Киеве). Но, тем не менее, у меня вызывает лично, прежде всего, вопросы в связи с тем, что радио "Довiра" объясняет разрывание договора с тем, что они сейчас меняют программную концепцию и Радио Свобода не вписывается в эту программную концепцию. Но, как известно, когда известный украинский журналист, ныне покойный, к сожалению, Александр Кривенко готов был осуществить проект общественного радио, и они вели переговоры с радиостанцией "Радио Люкс" львовской, тогда именно национальный совет и многие другие инстанции отказывали им в этом, именно говоря о том, что лицензия, которую имеет "Радио Люкс" не совпадает с намерением общественного радио существовать в режиме разговорного радио. А сейчас мы видим, что радио "Довiра" вот как бы заявило, что оно хочет поменять программную концепцию, и никто ей не предъявляет никаких претензий по поводу того, что, извините, но сначала вы должны изменить условия лицензии, которую вам выдал Нацсовет по телевидению и радиовещанию.

Александр Народецкий: Извините, я вторгаюсь в диалог, я хотел уточнить просто факт, о котором только что сказала Наташа. Это факт, кому было продано радио "Довiра", новый владелец радио "Довiра". Так вот, уточняя его, я скажу, что Кичигин это не владелец, не новый владелец радио "Довiра", Кичигин назначен новым владельцем, генеральным продюсером радио "Довiра", а радио "Довiра" было перекуплено так называемым "Украинским медиа-холдингом", который сегодня под контролем господина Ложкина. Вот только уточнение.

Виталий Портников: А кто такой господин Ложкин?

Александр Нарадецкий: Господин Ложкин - владелец "Украинского медиа-холдинга". Там есть несколько газет, в частности "Комсомольская правда в Украине"...

Наталья Лигачева: "Теленеделя".

Александр Нарадецкий: Что еще?

Наталья Лигачева: Это известный медиа-бизнесмен, бизнес которого завязан именно на медиа, что является довольно как бы редким случаем в Украине, с одной стороны. С другой стороны, опять-таки уже всем известно, что этот медиа-холдинг работает в тесной связи, скажем так, не будем говорить, употреблять слово "контроль" все тех же исдэков(?)...

Виталий Портников: То есть украинских социал-демократов во главе во главе с Виктором Медведчуком...

Наталья Лигачева: ...Кстати, они выпускают, по-моему, в том числе и "Известия - Украина".

Виталий Портников: Одну секундочку. Спасибо. Я на секундочку вас прерву, господа, потому что у нас просто уж очень много телефонных звонков. И я дам слово слушателям.

Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Спасибо вам за этот телефон. И я хочу сказать, что вы на Россию вещаете уже более полувека, да?

Виталий Портников: Да.

Слушатель: Более полувека.

Виталий Портников: Мы и на Украину вещаем примерно такое же время.

Слушатель: Да.

Виталий Портников: Мы вещаем такое же время на бывший Советский Союз и страны Центральной Европы, то есть страны, которые находились под либо оккупацией советского режима, либо в плену большевизма как общественного строя.

Александр Народецкий: И сегодня, в этом году...

Слушатель: Было 50-летие.

Александр Народецкий: ...в этом году, извините, исполняется 50 лет...

Виталий Портников: Украинского вещания.

Александр Народецкий: ...50 лет украинской редакции Радио Свобода в эфире.

Виталий Портников: Да, давайте послушаем дальше радиослушателя, господин Народецкий. Да, говорите.

Слушатель: Результаты ваши: вы в основном выступаете за права человека, за равноправие...

Виталий Портников: Да, да.

Слушатель: Так вот в результате, значит, в России сейчас ежегодно вымирает более миллиона человек...Теперь 6 миллионов детей-бомжей. И сейчас в последнее время вот устанавливают везде: хлеб для, значит, бедных за 6 рублей, который есть невозможно, и хлеб для богатых 33 рубля.

Виталий Портников: Спасибо вам за ваше мнение. Я думаю, что это очень важный звонок, который говорит о том, что социальные программы на Радио Свобода, они играют очень большую роль. Возможно, они не были столь востребованы в советское время, во времена политической цензуры, но сегодня о социальной составляющей так называемого постсоветского мира, Радио Свобода тоже говорит и будет говорить в своих передачах. Вы можете на нас рассчитывать, господа.

Следующий звонок послушаем.

Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я звоню из Киева. Меня зовут Леонид. Мне не очень понятен весь этот сыр-бор, который разгорелся вокруг передачи украинской Свободы.

Виталий Портников: Почему?

Слушатель: Потому что они имеют возможность вещать во всех волнах и диапазонах, какие только захотят.

Виталий Портников: А как это? Вот насколько я понимаю, на FM-диапазон в любой стране нужно иметь лицензию или партнера по вещанию.

Слушатель: Но то, что говорит радиостанция "Довiра", я считаю, совершенно правильно, что передачи ваши политические, общественно-политические, действительно, не очень связываются с их концепцией, так сказать, музыкальной, развлекательной станции. Определенные основания тут есть.

Виталий Портников: Спасибо вам за ваше мнение.

Послушаем еще один звонок.

Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Александр из Москвы беспокоит. Я так считаю, что отключение Свободы, значит, в Киеве - это политическое, конечно, событие. И, возможно, связано с тем, что происходило с Рыбкиным, который был у вас в Киеве, кстати. Так меня интересует, я смотрел несколько программ центрального телевидения, и по разным программам передавали, что Рыбкин прибыл поездом, другие говорили, что он прибыл на иномарке. Перед этим как раз, в четверг, перед исчезновением он дал компрометирующую информацию по вашей радиостанции по поводу: братья Ковальчуки...

Виталий Портников: По нашей радиостанции или в эфире нашей радиостанции?

Слушатель: В эфире, в эфире радиостанции, что братья Ковальчуки являются советниками президента России - и исчез в этот же день. Так вот он в Киев прибыл на поезде все-таки или...

Виталий Портников: Сам господин Рыбкин утверждает, что, вот по его сообщениям, что он прибыл на поезде, причем он ехал со станции "Калуга-2".

Слушатель: Ну, а третий канал московский сообщил, что его вызвал чеченец его знакомый...

Виталий Портников: Да, да, но было очень много разной информации, ну, что мы можем сделать?

Слушатель: Так вот все-таки меня интересует конкретно, какая же информация правильная? Как он мог на поезде прибыть, если поезд-то идет дольше значительно? А он к вечеру прибыл этого же дня.

Виталий Портников: Ну, он говорил о том, что он на станции "Калуга-2" сел на поезд, он мог ехать дневным поездом. То есть...

Слушатель: А, то есть его могли подбросить до станции "Калуга-2" на машине?

Виталий Портников: Да, да, совершенно верно.

Слушатель: А сопровождающие лица его же тоже пересели что ли?

Виталий Портников: Могу только сказать то, что сам господин Рыбкин говорил в Лондоне. Это последняя информация. Может, получим еще какую-то, но вот имеем то, что имеем.

Спасибо.

Господин Народецкий, я хочу вот о чем вас спросить. Почему Радио Свобода украинской службы собственную лицензию не получала на вещание, а должно было вещать, допустим, на волнах действительно развлекательной радиостанции "Довiра"? Это вот тот вопрос, который нам киевский радиослушатель задал практически, Леонид. Это такой важный момент во всех этих взаимоотношениях между Радио Свобода и радио "Довiра".

Александр Народецкий: Это запрещено законами Украины: никакой иностранный субъект не может иметь здесь лицензию, на территории Украины. Поэтому мы не могли быть владельцами лицензии. Это может иметь только субъект в самой Украине.

Виталий Портников: Но иностранный субъект может иметь партнера по тому же законодательству, насколько я понимаю, если я не ошибаюсь?

Александр Народецкий: Да, когда украинский субъект как бы может обратиться к нам, или мы можем обратиться к нему, тогда на основании партнерских отношений составляется договор, что, в общем-то, и было в основе взаимоотношений между "Довiрой" и Радио Свобода.

Виталий Портников: Наталья, насколько я помню, вот ситуация с Радио Свобода это не первый случай с проблемами, которые возникли у иностранного вещателя в вашей стране, если я не ошибаюсь?

Наталья Лигачева: Да, конечно. В том-то и дело, что это позволяет уже говорить о ситуации как о некой тенденции.

Мы все знаем о тех проблемах и сложностях, которые существуют уже в течение многих лет у радиостанции "Континент", которая как раз и специализируется на таком разговорном радио и имеет тесные договоры о ретрансляции программ ряда иностранных вещателей: это и "Би-Би-Си", и "Немецкой волны". И эту радиостанцию постоянно преследуют какие-то неурядицы со стороны различных органов украинских.

Опять-таки я уже упоминала об этой ситуации с "Общественным радио", которое также планировало тесно сотрудничать с иностранными вещателями, в частности "Би-Би-Си": оно заявляло о своем как бы таком зеркальном отображении этой радиостанции в принципах и в проведении совместных проектов. Фактически в том объеме, в котором задумывалось это "Общественное радио", оно не смогло выйти в эфир в Украине.

А сейчас у меня как бы тревога за то, что будет с "Би-Би-Си", которая работает, ну, допустим, тоже в эфире коммерческой компании ТРК "Эра". Вот, честно говоря, для меня это уже будет как бы таким лакмусом окончательным той ситуации, которая происходит в Украине с иностранными вещателями. Вот хочу постучать по дереву и надеяться, что все-таки вот у "Би-Би-Си" и коммерческой радиостанции ТРК "Эра" сложится все нормально. Но как бы опасения присутствуют.

Виталий Портников: Послушаем звонок.

Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Ольга Ланская из Санкт-Петербурга беспокоит вас. Я, вообще, не представляю, что бы мы делали, если бы у нас не было радиостанции Свобода.

Виталий Портников: А у вас Радио Свобода, в каком диапазоне в Санкт-Петербурге вы слушаете?

Слушатель: И на УКВ слушаем, по ночам Свобода, а так на FM идет на волне "Эльдорадио", и прекрасно списывается в FM-формат, кстати, потому что...

Виталий Портников: Потому что, вы знаете, что москвичи, ведь они не слушают Радио Свобода в FM-диапазоне.

Слушатель: Да вы что?

Виталий Портников: Конечно, ну...

Слушатель: Да нет, это невозможно, потому что...

Виталий Портников: А из нашего окна площадь Красная видна.

Слушатель: А, но если так только. Дело в том, что из всех 16 телеканалов, которые мы получаем, информации минимум, вылавливать ее совершенно невозможно. И в этом смысле приходишь с работы, Свободу если ты включаешь, она у нас все время включена, до двух ночи идет обычно. По-разному приходится работать. До двух ночи на "Эльдорадио", а после идет она уже на УКВ у нас. Так что с этим проблем нет.

У меня вот такой вопрос. Насколько различны, может быть, очень уж сильно различаются? Ведь спасает, нас спасает, например, то, что информативность, объективность информации, не всегда ты со всем соглашаешься, не всегда немножко по-русски, так сказать, взгляд ее, да, но, тем не менее, дается очень интересная информация. И вот насколько информация, идущая на Украину совпадает с тем, что получаем мы вот здесь, в России? Может быть, там как-то принципиально различное что-то? Я не представляю, из-за чего можно закрыть такую станцию, которая дает...ну, "Би-Би-Си" уже давно уступает вам, простите, это не комплимент...

Виталий Портников: Спасибо, хотя мы с большим уважением относимся к нашим коллегам из "Би-Би-Си".

Слушатель: Нет, нет, конечно, тоже хорошо, но слушаем мы вас. Спасибо вам.

Виталий Портников: Спасибо. Господин Народецкий, оказалось, что вот петербуржцы, жители родного города Владимира Путина, они как-то в это вот 17-го февраля счастливее, чем жители моего родного города Киева. Я всегда подозревал, что Владимир Путин удачливей меня. Но чем же все-таки отличаются программы украинской службы Радио Свобода от программы русской службы, что их вот решили приостановить в FM-диапазоне?

Александр Народецкий: Виталий, я смотрю, что петербуржцы оказались счастливей, чем москвичи даже, не только киевляне. У вас тоже нет FM-звучания в столице России. Чем отличаются? Собственно говоря, в принципе, ничем не отличаются. Конечно, мы освещаем международные события так же широко, как освещает это русская служба. Но акцент нашего внимания на событиях в самой Украине. Может быть, мы тщательнее прорабатываем сами события в Украине и их развитие, нежели русская служба, у нее акцент на событиях в самой России. Принципиально ни мы, ни другие службы в Радио Свобода не отличаются от русской службы именно журналистскими стандартами, которые нас всех объединяют, а именно, объективность , непредвзятость.

Виталий Портников: Спасибо. Послушаем звонок и продолжим дискуссию.

Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Я из Санкт-Петербурга вам звоню. Зовут меня Константин. Дело в том, что украинская радиостанция мотивировала прекращение вещания программ Радио Свобода тем, что молодежная аудитория вас не слушает. Господа, надо бороться за аудиторию. А заставить слушать радио даже американский Конгресс не сможет, это уж, как говорится, дело добровольное. Спасибо.

Виталий Портников: А, господин Народецкий, а действительно молодежная аудитория не слушают Радио Свобода? Вот это говорил Сергей Кичигин, что молодежь слушает поп-музыку, а информационные программы более взрослые. Насколько я знаю, был социологический опрос, который совсем другие цифры зафиксировал, если я не ошибаюсь.

Александр Нарадецкий: Совершенно верно. У нас ежегодно бывают такие анализы наших программ, и к этому анализу готовятся все службы, и проводятся социологические опросы. В этом году, я имею в виду, в 2003-ем году был очень солидный социологический опрос в Украине. Опрашивалось 4 тысячи человек по новой системе, по старой системе, так пробовали, сяк пробовали, и результаты этого опроса как раз говорят о том, что у нас существенно увеличилась молодежная аудитория. Больше молодежи слушает нашу программу, чем это было в 2002-ом году. Чем это объяснить? То ли приближение выборов, то ли молодежь изменилась как-то, я еще пока не берусь сказать. Но, во всяком случае, сам факт того, что у нас увеличилась молодежная аудитория, он налицо, он задокументирован у нас.

Наталья Лигачева: Вы знаете, Виталий, я бы хотела просто добавить два слова. В связи с тем, что и как в России, так и в Украине достаточно развито уже музыкальное, попсовое вещание. И я не думаю, что вот как бы это исчезновение такого радио не скажется существенно на вовлечении, в том числе и молодежи, в общественную проблематику жизни страны.

И что касается, вот был, мне понравился звонок из Санкт-Петербурга, женщина говорила о том, что она слушает радио в FM-диапазоне, это на самом деле существенно, это тоже многие говорят оппоненты Радио Свобода, что ничего страшного - вы уйдете на короткие волны. Но 80 процентов радиослушателей Украины слушают радио все-таки именно в FM-диапазоне сейчас. И я могу сама свидетельствовать, что очень часто, когда я сажусь в такси, и тот водитель, который возит меня, он, поверьте, не подвергается с моей стороны никакому воздействию, но они слушали радио "Довiра" именно из-за того, что в 8 часов вечера там начинала вещать Радио Свобода. То есть достаточно широкий круг слушателей был у Радио Свобода. И, ну, вот как водитель, он говорит о том, что он короткие волны не слушает. То есть, таким образом он, в принципе, будет лишен той информации, которую он с удовольствием получал.

Виталий Портников: Вы знаете, Наталья, у меня, вообще, есть такое ощущение, что есть такая тенденция как бы к постоянному желанию навязать и нашей аудитории, и нам как журналистам такую идею, что молодые люди вообще не интересуются политикой, не интересуются общественной жизнью.

У нас тут недавно в бюро была группа старшеклассников - участников такого журналистского проекта, людей, которые собираются поступать на факультет журналистики Московского университета, из Москвы, из Московской области. И вот, безусловно, это современные молодые люди, которые, безусловно, интересуются музыкой. Но когда мы их спросили, насколько они доверяют государственным телевизионным новостям здесь и так далее, оказалось, что они очень четко разбираются в том, какого рода информация может восприниматься ими как адекватная, а какого рода информация пропускается мимо ушей и заменяется музыкальными телевизионными каналами и радиостанциями. А это люди, которые не выросли с Радио Свобода, как вы понимаете, в отличие от нас с вами, они не знают, что там такое "голоса", "глушилки" и так далее. И мне кажется, что ведь на Украине, наверное, похожая ситуация, если вы ее отслеживаете.

Наталья Лигачева: Да, безусловно. Я думаю, что есть реальная такая тенденция у некоторых политических кругов к тому, чтобы молодежь отсечь от политической информации. То есть то засилье низкопробного продукта, который идет сейчас в эфире как и России, так и Украины. Я не думаю, что это только коммерческая основа у этого есть, что это только потому, что это позволяет получать огромные сверхприбыли. Я думаю, что есть тенденция и к тому, чтобы с чисто сугубо политических интересов замещать общественно важные, социально значимые, интеллектуально продвинутые программы именно на попсовые, которыми якобы только интересуется молодежь. На самом деле это не так. Я даже могу судить, опять-таки я почему-то часто обращаюсь к близким людям, но моей дочери 12 лет, и, поверьте, она с очень большим интересом смотрит социальные проекты, которые все-таки существуют в Украине, которые поднимают какие-то молодежные темы, то есть хотя она в то же время очень часто слушает и смотрит, естественно, и музыкальные какие-то программы.

Виталий Портников: Спасибо. Послушаем звонок.

Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Александр Северов, Москва, пенсионер. Прежде всего, Виталий, я хотел бы поблагодарить вас и все Радио Свобода за то, что вы просвещаете, и вы, в общем-то, являетесь отдушиной, отдушиной. Удивительно просто, Свобода - очень широкий диапазон вопросов, проблем самых разных, которые вы поднимаете, очень объективно, всегда это в виде дискуссии и так далее. И слушает вас немало людей. Я вот совсем недавно был в зубоврачебном кабинете, и за соседним креслом женщина-врач включила свой маленький приемник...

Виталий Портников: Нет, ни за что, ни за что, не хочу. Я не хочу, чтобы когда вам рвали зубы, вы слушали Радио Свобода.

Слушатель: Нет, нет. А так я хочу сказать. Она включила, позывные Свобода, началась передача. Уверяю вас, что мои вот эти зубные переживания тут же ушли на второй и третий план.

Виталий Портников: То есть в роли наркоза мы не выступали еще никогда.

Слушатель: Нет, нет, нет. Но это так, конечно, в шутку. Но просто спасибо вам большое вот за ваши передачи.

А что касается закрытия на Украине, так это обычное совковое мероприятие, свидетельствующее только о том, что на Украине совковость еще вовсю присутствует. Вот и все. Это обычная трусливая совковая позиция, вот и все. Спасибо.

Виталий Портников: Спасибо. Послушаем еще один звонок.

Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Алексей, Москва. Ну, вот сейчас было такое эмоциональное выступление. Но это, скорее, говорит о том, что человек не умеет проанализировать ситуацию.

Значит, что касается, почему запретили. Вот если вы проанализируете передачи Радио Свобода, вот вы слушаете, не только свою передачу ведете, а вот то, что было перед вами или еще вот за день до этого, то там налицо явная враждебная пропаганда и наезды на президента Путина не спровоцированные...

Виталий Портников: Ужас какой.

Слушатель: Там, скажем, идет литературная передача, и вдруг кто-то выступает там и начинает поносить президента. И его не прерывают, прерывают после того, как он высказался, понимаете. Вы прерываете, кстати, сразу, вот когда не по теме. Вот это, ну, и, кроме того...

Виталий Портников: Подождите, но мы же сейчас говорим с вами об украинской службе, вы замечаете, да?

Слушатель: Вот я и говорю, конечно, я понимаю. Но если, скажем, метод вещания на Украине был такой же, естественно, у властей есть основание закрывать такую радиостанцию, потому что она стремится по примеру России создать корпункты по всей стране...

Виталий Портников: По всем странам, по всем странам.

Слушатель: Ну, нет, в России: пожалуйста, от Владивостока, пожалуйста, вы уже - Новосибирск, Омск...

Виталий Портников: Так это же естественно, это же и есть журналистская работа.

Слушатель: Это правильно, но, помимо всего прочего, это еще и журналисты, знаете, как, всегда кто под крышей журналистов...

Виталий Портников: А кто?

Слушатель: Разведчики.

Виталий Портников: О! Ага, все понятно, все понятно: значит, мы - разведчики, шпионы.

Слушатель: Нет, нет. Но в том числе, а почему бы и нет? И, кстати, вот обратите внимание на Савика Шустера...

Виталий Портников: На Савика Шустера обращаем внимание. Даже не прерываем эфир в связи с упоминанием имени Савика Шустера. Расскажите нам о Савике Шустере все, что вы знаете!

Слушатель: Да, вот, пожалуйста. Когда он работал на Радио Свобода, он был агрессивен.

Виталий Портников: А сейчас он не агрессивен?

Слушатель: А сейчас, посмотрите, культурный, вежливый, доброжелательный человек.

Виталий Портников: Это потому, что он шпион или перестал им быть?

Слушатель: Я не говорил о том, что он шпион...

Виталий Портников: А, так, слава тебе, Господи.

Слушатель: ...и не говорил...это вы провоцируете.

Виталий Портников: Ага, вот! Да, хорошо, но вы же меня спровоцировали. А я не шпион, одну секундочку?

Слушатель: Вы что думаете, вы киевлянин, а я не одессит?

Виталий Портников: Я не знаю. Я хотел узнать, шпион ли я?

Слушатель: Нет, шпион ли вы...

Виталий Портников: Потому что я хотел бы получить донос в прямом эфире.

Слушатель: ...это нет, понимаете, это ваши проблемы.

Виталий Портников: Шпион значит.

Слушатель: Я просто говорю о том, что могли бы...Но я должен сказать, что Радио Свобода, конечно, там столько много хороших профессионалов, и они доставляют большое удовольствие.

Виталий Портников: Спасибо вам большое. Спасибо.

Слушатель: А то, что плохое, надо уметь отсеивать.

Виталий Портников: Спасибо. От стоматолога до шпиона я получил сейчас вот всю эту информацию о себе, вернее, от нарколога, наверное, до шпиона.

Я хотел бы спросить сейчас киевскую студию. Вот сейчас радиослушатели нам говорили о том, что власть закрывает радио, потому что оно пытается бороться с властью. Насколько, понимаю, власть ведь не имеет никаких претензий к Радио Свобода на Украине, господин Народецкий?

Александр Народецкий: Ну, как сказать, никаких претензий...

Виталий Портников: Ну, официальных претензий, да?

Александр Народецкий: ...скажем, несколько лет тому назад лично господин Кучма в своих выступлениях упоминал украинскую редакцию Радио Свобода, конечно же, в негативном контексте, говоря о том, что по 17 часов Радио Свобода вещает и несет всякого рода ерунду в эфир.

Вот сейчас выступал слушатель из Москвы, и он не косвенно, а просто прямо признал, что это политический акт, хотя радио "Довiра" всеми силами отбивается и говорит, что это вопрос бизнеса. Вот как бы разобраться? Вот признают, оказывается, видят политичность самого акта того, что произошло явно. Что касается последних двух лет, то мы были свидетелями того, как совет по телевидению и радиовещанию все время угрожал руководителям радио "Довiра", прежним руководителям радио "Довiра", что они должны кончать со Свободой. Если вот они закончат со Свободой, то будут у радио "Довiра" все льготы, будут получать частоты дополнительные, с них слезут, никто их не будет преследовать. Займитесь, наконец-то, Радио Свобода - так нам передавали, говорили прямо открытым текстом.

Виталий Портников: А радио "Довiра", оно имело лицензию, которая позволяла ему вот вещание Радио Свобода в таком разговорном как бы формате? Вот это вот такой важный вопрос.

Александр Народецкий: Да, там была какая-то путаница. Вообще, лицензию, сначала получили лицензию на то, что 100 процентов вещания должно бы быть отечественным. Затем как-то это прощалось, как бы по закону они нарушали сам закон, понимаете. Но это прощалось, на это смотрели сквозь пальцы многие годы. Потом вдруг во время президентских там этих всяких предвыборных баталий, потом парламентских выборных баталий вдруг обратили на это внимание. А потом "Довiра", наконец-то, получила правильную лицензию, все было в порядке - и вот, оказывается, нас выбросили.

Виталий Портников: Наталья, насколько я помню, руководители Украины всегда говорят о своей европейской и даже евроатлантической ориентации. Подписано много соглашений, которые свидетельствуют о желании Украины стать полноправным членом Северо-Атлантического Союза. Украина добивается ассоциированного членства в Европейском Союзе. Особое отношение Украины с Соединенными Штатами зафиксировано тем, что украинский миротворческий контингент находится в Ираке. Украина готова принимать участие и в других, насколько я помню, миротворческих акциях с участием Соединенных Штатов. Тут внешняя политика Украины очевидно отличается от российской внешней политики желанием президента Леонида Кучмы, высших руководителей страны сотрудничать с Соединенными Штатами Америки по направлениям, связанным с обеспечением безопасности в мире. У России немножко другой взгляд на эту безопасность. У Украины взгляд гораздо ближе к взгляду Соединенных Штатов. И вот как это коррелируется с тем, что Радио Свобода не может быть в FM-диапазоне в украинском радиоэфире? Ведь все это такие вещи какие-то противоречивые, как любят говорить на Украине, они разновекторные.

Наталья Лигачева: Ну, дело в том, что это уже давняя особенность нашей политической ситуации - резкое противоречие между демократической риторикой и заявлениями, связанными с внешней политикой Украины, и с тем, что...Дело в том, что ведь никто не говорит о том, что каким-то образом причастна к этой ситуации власть. Точно также я уверена, что на ближайшей пресс-конференции кого-то: или Леонида Кучмы, или кого-то из руководителей страны - они также будут говорить о том, что это взаимоотношения двух хозяйствующих субъектов. Но мы знаем, что точно так же говорили и власти в России, когда происходили, ну, напоминающие ситуации с тем же "НТВ" или с "ТВ 6" и так далее и тому подобное. То есть, конечно же, они открестятся и от этого. С другой стороны, мы знаем и предполагаем, и имеем все основания для того, чтобы предполагать, что вот не сами по себе новые владельцы радио "Довiра" решили так поступать с Радио Свобода.

Я хотела бы только еще два слова ответить слушателю, который говорил о том, что власть имеет право убрать из эфира тех, кто критикует то ли Путина, то ли президента Кучму...

Виталий Портников: И, вообще, когда идет критика в адрес президента, нужно, оказывается, просто останавливать эфир, а лучше вообще выключать радиостанцию и обесточивать, чтобы ничего плохого не вышло, оказывается.

Наталья Лигачева: Странная позиция, потому что на самом деле любая демократия предусматривает право на собственное мнение, и в том числе роль СМИ - это, прежде всего, роль критиков власть предержащих, это контролеры со стороны общества за властью. И нигде в мире власти не любят независимые СМИ, не контролируемые ими, но в то же время они вынуждены с ними считаться. И никто не сможет вот так вот запросто выбросить из эфира радиостанцию, которая пользуется доверием у слушателей, хотя, с другой стороны, я могу сказать, что я, например, не всегда согласна с той политикой, которую проводит именно Радио Свобода. Да, я не всегда считаю, я считаю, что они не всегда сбалансированы, но в том-то и состоит демократия, что власть предержащие должны выслушивать в свою сторону даже более жесткую критику, чем, может быть, это могло бы идти в обратную сторону.

Виталий Портников: Вот тут на пейджер пришло несколько мнений. "Виталий, зря обижаете москвичей: я почти полвека слушаю ваше радио и "Эхо Москвы" тоже. Горюю, что Украину лишили такой возможности. С уважением москвичка Людмила Петровна". Я, Людмила Петровна, не стремлюсь обижать москвичей. Я, наоборот, хотел бы, чтобы им созданы были как можно более комфортные условия для получения любой информации, в том числе, чтобы они имели возможность слушать Радио Свобода в FM-диапазоне, и чтобы Радио Свобода было представлено в московском теле и радиоэфире так же достойно, как и любимая вами радиостанция "Эхо Москвы".

Вот еще одно такое сообщение: "Виталий, признайтесь, что вещание Радио Свобода враждебное и подстрекательское . Не знаю, как в Украине, но в России это точно. Полковник Владимир Иванович Волосенко". Не признаюсь, товарищ полковник, потому что вещание Радио Свобода направлено на то, чтобы в России было полноценное гражданское общество, и, кстати, на Украине тоже, чтобы эти страны были демократическими, цивилизованными странами, которые обеспечивали бы достойную жизнь своим гражданам, все права: и социальные, и политические. Ради этого наше радио вещает последние 50 лет. Послушаем звонок. Да, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я очень часто слушаю Радио Свобода и не только Радио Свобода, различные радиостанции, имею такую возможность. И очень приятно, когда, значит, сравниваешь различные точки зрения на один и тот же вопрос. По крайней мере, составляешь себе хотя бы реальное положение дел там, где тебя интересует.

Значит, что мне хочется сказать еще. Значит, вот та связь обратная, которая существует, значит, у власть предержащих, она, наверное, должна быть выслушана именно, делается выслушивание именно, как вы и сказали, тех передач и программ, которые действительно критикуют ее, иначе эта связь будет потеряна. И я считаю, что вот когда было у Хакамады, например, вот почему потеряны голоса? Потому что, мне кажется, они очень далеки от народа, и обратной связи у них с людьми практически не было. Вот такое у меня мнение.

Виталий Портников: Обратной связи у кого, я не понимаю?

Слушатель: Например, у Хакамады.

Виталий Портников: Ну, вы знаете, ведь это большой вопрос: эти люди участвовали в избирательной кампании, встречались с избирателями. Тут вопрос обратной связи очень сложный. Ведь вы же сами понимаете, что телевидение это еще не обратная связь, это только такое сито, сквозь которое пропускается то, что считается возможным быть показано. Поэтому я думаю, что дело не только в этом, хотя, безусловно, мне кажется, что, наверное, правые партии должны учесть те итоги парламентских выборов, которые были, и подумать об этой обратной связи. Мы об этом, кстати, все время говорим. У нас госпожа Хакамада не раз здесь была в эфире, и эти вопросы задавались, она не раз на них отвечала.

Спасибо вам за ваше мнение. Послушаем еще звонок.

Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Виктор, москвич. Понимаете, мне кажется, что все-таки интересный вопрос, хочется задать мне в Украину. Насколько сильны возможности рекламного бизнеса, вообще, у них? Ведь, понимаете, 5 лет назад у нас из московского FM-эфира пропала такая радиостанция как "Говорит Москва", это все-таки лужковская станция была, достаточно интересная о Москве вообще. Так вот передел собственности, может, передел диапазона FM, может быть, в рекламном каком-то аспекте, может быть, это тоже влияет?

Виталий Портников: Спасибо вам за вопрос. Мы сейчас его зададим в Киев, и госпожа Лигачева, и я думаю, что после этого господин Народецкий подведете какие-то, возможно, итоги нашей беседы. Как дальше будет вещать Радио Свобода на Украине, расскажите, потому что мы уже уходим из киевского эфира понемногу.

Наталья!

Наталья Лигачева: Безусловно, можно связывать это и с каким-то...ну, я не могу сказать, что сейчас происходит радикальный передел собственности в радиоэфире. Там достаточно как бы такая устоявшаяся уже ситуация. Но, естественно, когда приходит новый владелец, он может предъявлять какие-то новые...свое видение привносить. Но мы опять-таки подчеркиваем, что никто, в том числе и Нацсовет по телевидению и радиовещанию, не вмешивается в ситуацию, когда огромную часть общества украинского лишают объективной информации, достаточно объективной информации от Радио Свобода . Государство должно было принять участие в разрешении этой ситуации.

Александр Народецкий: Я в самом конце хочу просто рискнуть и дать один звонок нашего слушателя (я извиняюсь, он будет звучать по-украински), но, наверное, наши русские слушатели поймут его.

Виталий Портников: Нет, я его переведу, господин Народецкий, Вот радиослушатель сказал, что он хотел бы поблагодарить за то, что мы сделали для этой страны, для Украины. И сказал, что он за последние годы пропустил буквально 5 программ Радио Свобода и что ему сейчас трудно передать словами то, что он ощущает в связи с тем, что Радио Свобода исчезает из украинского эфира. (Это если вкратце этот монолог перевести).

Господин Народецкий, продолжайте, пожалуйста.

Александр Нарадецкий: Да, так вот закончил он свой звонок тем, что он расплакался в эфире. Вот этот мужик со своим сиплым голосом таким, который видел в своей жизни, черт знает что, вот не выдержал и расплакался. Вы знаете, эти слезы дорогого стоят. И, естественно, мы сделаем все возможное, чтобы восстановить главную артерию между нами и нашим слушателем. Мы будем искать дополнительных партнеров, мы будем искать FM-звучание там или тут, но мы его найдем и обязательно придем к нашему слушателю. В конце концов, если не придем, он придет к нам на короткие волны. И мы этой связи не потеряем.

Виталий Портников: Спасибо. Это был Александр Народецкий, директор украинской службы Радио Свобода, службы, которую сейчас изгоняют из FM-диапазона на Украине. В киевском бюро Радио Свобода была также главный редактор также интернет-сервера "Телекритика" Наталья Лигачева.

Программу в московской студии Радио Свобода вел Виталий Портников.

Слушайте Радио Свобода. Слушайте программу "Час прессы". Мы будем рассказывать вам о самых актуальных событиях в теле- радио и газетном эфире, и, очевидно, совсем не только тогда, когда это связано с нашим радио. Всего вам доброго!

XS
SM
MD
LG