Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что сделал за четыре с лишним года своего правления Владимир Путин


Послезавтра, 14 марта, в России должны состояться или не состояться выборы президента страны. Уже сейчас многие политологи и журналисты не сомневаются в том, кто победит на этих выборах. За четыре с лишним года правления Владимира Путина в России произошли очень большие перемены. И сегодня хотелось бы получить ответ на вопрос: как можно оценить то, что сделал за четыре с лишним года своего правления Владимир Путин и что от него можно ждать в дальнейшем, если, конечно, он станет вновь президентом России?

В петербургской студии Радио Свобода - исполнительный директор гуманитарно-политологического центра "Стратегия" Михаил Горный, главный редактор "Новой газеты" в Санкт-Петербурге Николай Донсков и анархист Петр Рауш. Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: как вы оцениваете итоги четырех лет правления президента Владимира Путина?

Прежде чем начать наш разговор, давайте послушаем, что пишет европейская пресса, подводя итоги первого срока президентства Владимира Путина. Об этом расскажет корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Анализируя итоги правления Владимира Путина, немецкая "Хандельсблат" так говорит об административной реформе: "В одном только федеральном правительстве сегодня чиновников больше, чем в советские времена, хотя страна распалась с тех пор на 15 республик". Остальные реформы, по мнению газеты, тоже застряли в бюрократических джунглях. Для уменьшения зависимости России от экспорта нефти и газа не сделано ни шагу. Не прекращается война в Чечне. Под госконтроль поставлены средства массовой информации.

Нина Хрущева, внучка советского лидера, преподающая международные отношения в университете Нью-Йорка, пишет в австрийской газете "Дэр Штандарт": "В России слабо развиты принципы правового государства, не существует среднего сословия, нет способного на сопротивление гражданского общества, военные не контролируются обществом, идет жестокая война в Чечне".

В интервью немецкой "Хандельсблат" Борис Березовский говорит о том, что вскоре вместо разделения властей будет только один центр - Кремль. Нет независимого парламента, независимых судов, свободных СМИ и независимых регионов. Большая часть экономики поставлена под госконтроль, нынешние выборы знаменуют конец демократии в России и наступление тоталитаризма.

Британская газета "Дэйли Телеграф" пишет, что за четыре года Путин трансформировал политический пейзаж России, превратив его в пустыню. Жертвой его первого срока стал эксперимент с либеральной демократией. Он также превратил парламент в президентскую печать, свернул независимые СМИ, придал веса в правительстве силовикам и людям, связанным с силами безопасности, не урегулировать политический аспект чеченского восстания, не остановил теракты против российских граждан.

Виктор Резунков: Это был материал корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина.

Итак, давайте прокомментируем. Как вы относитесь вообще к таким заявлениям журналистов европейской прессы. Михаил Горный, пожалуйста.

Михаил Горный: Спасибо. Ну, как к этому можно относиться? Мне кажется, это освещение - как бы это помягче сказать - несколько однобоко, хотя спорить с тем, о чем говорил корреспондент... Что спорить? Все так и есть, это совершенно верно. С другой стороны, можно ведь и другие факты привести, верно? Что был дефолт 1998 года, до этого был Евгений Максимович Примаков, который демонстрировал фигуры высшего пилотажа, когда прямо над Атлантикой разворачивал самолет, и они приземлялись снова у нас, в Москве, - тем самым давался знак вообще отношений между Россией и США, Россией и Западом. Было? Было.

Сейчас ситуация изменилась? На мой взгляд, да, изменилась. Я, если совершенно по-честному, по-разному отношусь к нашему президенту, но, те не менее, я никак не могу отрицать, что и положительные сдвиги при нем произошли. Вот у меня первый комментарий такой. А с тем, что говорил этот корреспондент, я согласен.

Виктор Резунков: Хорошо. У нас звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Вот я не знаю, как его оценивать. У нас миллион человек умирает в год. Как его можно оценивать? А он сидит на этих миллиардах там, думает, куда их положить. Да я бы не думал, я бы точно стал помогать людям, действительно, не на словах, а на деле. Не верю я ему. Вообще, у меня такое мнение, что он является уничтожителем русской нации. Вот такое у меня мнение. Все.

Виктор Резунков: Скажите, а как вы будете голосовать на выборах, если не секрет?

Слушатель: Скорее всего, я не пойду. А если пойду, то наверняка для того, чтобы мой бюллетень никто там не использовал, его просто возьму и все.

Виктор Резунков: Спасибо. Николай Донсков, пожалуйста.

Николай Донсков: Я хотел бы немного поспорить с Михаилом Горным. Дело в том, что в последние годы мне довольно часто приходилось бывать за границей, в разнообразных международных организациях. И от той модели новых международных отношений, которую выстраивал Путин, действительно в первое время были очень большие ожидания на Западе. Действительно, пришел новый энергичный лидер, который говорил по-немецки, потом и по-английски, - это было непривычно для России.

Пожалуй, пик эйфории Запада по отношению к России закончился во время этого исторического саммита в Петербурге, во время 300-летия Петербурга. И после все доклады, посвященные России, в Европарламенте, в Организации объединенных наций стали пестреть уже очень большим негативным материалом, потому что стало уже очевидно, глупо стало отрицать, что действительно вот этот вот элемент тоталитаризма существующего российского режима совершенно не соответствует тем ожиданиям Европы и Америки, которые возлагали на ту страну, которая провозглашала демократические ценности в качестве своего основного курса. И вот сейчас Европа находится в некоторой растерянности.

В свое время Григорий Явлинский сказал - мы с ним тоже беседовали на эту тему, кстати, в штаб-квартире Еврокомиссии в Москве, - высказал, по-моему, довольно логичную и трезвую мысль, что западный мир сейчас просто махнул рукой на Россию, потому что они не знают, что с ней делать. Ну и ладно, пусть будет такой вот лидер, сильная рука (Путин имеется в виду), хотя бы при нем нет какой-то непредсказуемости, которая была при Борисе Николаевиче Ельцине. Вот, наверное, так сейчас Запад и относится к России - как к некоему монстру, который пытается сохранять некий международный политес, но, к сожалению, все больше и больше отходит от провозглашаемых демократических ценностей.

А в принципе, если вспомнить всю историю прихода к власти Владимира Владимировича, ведь это достаточно своеобразно происходило: он был фактически назначен преемником. И за эти четыре года, можно сказать, нынешняя кремлевская власть пришла к той модели, которая очень хорошо характеризуется словом "самодержавие", когда в руках одного лица, верховного лица страны, концентрируется практически безграничная власть, когда ему подчинена и исполнительная, и законодательная власть в лице парламента, который одобряет любые решения. Это мы видели только что на примере формирования нового правительства, когда первые слова, еще даже не поняли, кто назначен премьер-министром, а Глызлов уже выступил, что "мы поддерживаем, "Единая Россия" уже поддерживает..." К сожалению, если так будет происходить и дальше, - а это зависит, в частности, от нас, от гражданского общества, которое очень слабо, - к сожалению, эта модель самодержавия, видимо, будет укрепляться, и ничего хорошего нам не сулит.

Виктор Резунков: Мы еще поговорим на эту тему. У нас звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Александр из Петербурга. Я ваш постоянный радиослушатель, очень люблю вашу станцию, потому что она самая, можно сказать, из правдивых. Вот что хочу сказать насчет президента. Путину просто повезло сейчас, понимаете, на Россию обрушился поток нефтедолларов. Сейчас самое бы - производить реформы, взяться бы за реформ. Видите, что он делает? Набрал грызловых разных. Ну, это же самая вороватая организация - милиция, а он его пригрел. Реформы застопорились, и капитально застопорились. Что с жилищным комплексом делать, с уголовным правом? У нас же абсолютное бесправие в России, любой мент может карманы вычистить - и ничего не сделаешь.

Виктор Резунков: Спасибо большое за ваше мнение. У нас еще звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Данилов Александр Александрович, Петербург. Я бы хотел спросить: ну, ребята, развалим мы эту Россия - и дальше что? Китайцы сюда придут, опять у вас будут проблемы новые. Я просто не понимаю, зачем вы разрушаете то, что хоть немножко есть? Спасибо.

Виктор Резунков: А кто разрушает, скажите. Мы не поняли немножко вопрос.

Слушатель: Мне кажется, что ваша радиостанция...

Виктор Резунков: Понятно. У нас еще один звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Юрий Николаевич. В отношении правления Путина такое мнение - самое отрицательное. За его правление на Россию действительно свалился золотой дождь, и за это время практически ничего положительного в стране не сделано. Они сидели на этом воровском общаке и делили этот воровской общак. Когда пенсионеры копаются по помойным ямам, собирают бутылки и сдают бутылки. В армии царит полный бардак. Эту воровскую шайку, которая сейчас у власти, ее надо как можно быстро отстранять от государства, от государственных дел - наше такое мнение.

Виктор Резунков: То есть обратной связи между властью и народом нет, как вы считаете, да? Или есть?

Слушатель: Ну какая может быть обратная связь у людей, которые совершенно не знают, чем занимаются люди, простой народ? Ни одна реформа не завязана на простого человека. Вот и сейчас делают они реформы, реформируют государственную власть, вместо того, чтобы уменьшить количество чиновников и спросить с этого чиновника гораздо больше - была бы ответственность у этого чиновника. А они увеличивают численность чиновников. Понимаете, это узурпация полностью власти.

Виктор Резунков: Спасибо за ваше мнение. У нас еще звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Это вас Сергей из Петербурга беспокоит. Ну, основные мои претензии к этим четырем годам - абсолютное отсутствие стратегии. Я не помню, где-то читал, что отсутствие стратегии - это тоже стратегия, но оно не приводит ни к выигрышу, ни к проигрышу. Может быть, для той группы, которая сейчас управляет страной, выгодно, но для страны это пагубно.

Виктор Резунков: Спасибо. У нас есть еще звонок из Тулы. Пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Владимир. Я хотел бы сказать следующее. Я думаю, что власть боится народа. И есть такие косвенные как бы основания считать. 4 марта выступал Глазьев, днем в программе первого канала радио со своей предвыборной агитацией, и он заявил следующее: в некоторых регионах (такое впечатление, что во многих регионах) губернаторы вызывают председателей избирательных комиссий и предлагают им 70 процентов за Путина и 60 процентов пришедшего электората. Затем - убирание премьера Касьянова. Понятно, что нужен человек, который при проблемах, возникших бы при выборах, - например, второй тур, или за Путина голосует меньше, чем за Глазьева, или же вообще народ не приходит, приходится отменять выборы, - и тогда премьер Касьянов берет на себя власть. То есть какой-то страх у власти существует, с моей точки зрения.

А если анализировать правление Путина, четыре года - четыре года слов, четыре года антинародных реформ. Во всяком случае, вот те люди, с которыми мы беседуем, с которыми мы разговариваем регулярно, они не видят ничего положительного.

Виктор Резунков: Спасибо большое за ваше мнение. Вот у меня все-таки вопрос к политологу центра "Стратегия" Михаилу Горному. Вот звонки такие раздаются. Что вы думаете по этой поводу?

Михаил Горный: Да, впечатление удручающее. Удручающее от того, кто звонит, удручающее от того, что и как они говорят. Понимаете, на таком уровне я не знаю, не хочу я спорить, просто не хочу. Просто, как бы это сказать помягче, это не глас народа, нравится он мне или не нравится, народ-то по-другому... Да что там говорить, не нравится мне, но, тем не менее, народ придет, и проголосуют за Путина.

Виктор Резунков: Чем вы это объясняете?

Михаил Горный: Чем объясняю? Пожалуйста. Чем объясняю... то есть мы достаточно последовательно участникам наших мероприятий говорим, что, в том числе, и электоральное поведение объясняется типом политической культуры. У нас, к сожалению, подавляющее большинство населения России обладает субъектным типом политической культуры. Что это такое? Это "я за тебя проголосовал - обеспечь меня крышей над головой, колбасой в магазине и порядком на улице, а не обеспечишь - я не то что за тебя в следующий раз не приду голосовать, а я вообще на выборы не пойду". То есть надеются не на себя, а на доброго правителя, за последствия своих решения отвечать не готовы. А чтобы эту культуру изменить, одного года и одной передачи не хватит. Терпение и такт, терпение и такт...

Народу сейчас нужен порядок, нужна стабильность. Владимир Владимирович Путин с их точки зрения олицетворяет порядок и стабильность, поэтому они за него проголосуют. А потом есть объективные факторы. Экономические хуже мы жить не стали. И говорить, что это очень плохо, что на Россию дождь нефтедолларов обрушился... ну, не знаю, мне кажется, это легковесно.

Виктор Резунков: Слово имеет Николай Донсков.

Николай Донсков: Я хотел бы добавить вот такой штрих. Общеизвестно из истории, что все тоталитарные режимы во всех странах мира приходили к власти на волне всенародного ликования. Это было в истории XX века - и Гитлер, и Муссолини, и Сталин, и Фидель Кастро, и Ирак тот же самый мы можем вспомнить. Вот не хотелось бы, чтобы наша страна и наши сограждане повторяли бы эту самую модель, потому что очень уж похоже.

Виктор Резунков: Спасибо. Вот я хотел бы обратить внимание и задать вопрос нашим участникам беседы по поводу войны в Чечне. Это один из главных, если не главный пункт в списке претензий европейских политиков и правозащитников в последнее время в адрес Владимира Путина. И последние телодвижения Кремля в отношении решения этой проблемы известны: лорда Джадда не пускают в Россию, полевые командиры если не уничтожаются, то сдаются, в Южный федеральный округ назначается бывший губернатор Петербурга Владимир Яковлев. Что можно ожидать в будущем? - вот у меня вопрос как раз к анархисту Петру Раушу, который постоянно проводит пикеты против войны в Чечне в Петербурге.

Петр Рауш: Ну, дело в том, что наши акции продолжаются уже более четырех лет. Именно все правление Путина каждую неделю, каждое воскресенье мы выходим напротив Казанского собора, на Малую Конюшенную улицу, и проводим акции против войны в Чечне. Но никакого массового движения поднять сегодня не удается, то есть очевидно, что сегодня средствам массовой информации России удалось создать такую ситуацию, когда антивоенное движение сегодня не может быть развернуто. То есть все вот эти патриотические лозунги, которые транслируются с утра до вечера, вся эта односторонняя информация, которая идет по телевидению, она влияет, конечно, - она изменяет умонастроения людей.

В этом смысле хотелось бы поговорить о том, что такое демократия и как она возможна вообще - на мой взгляд, на взгляд анархиста. То есть как анархист я сторонником демократии не являюсь, и я хотел сказать господину Донскому в ответ на его реплику о тоталитарных режимах, что на мой взгляд и в моем понимании демократия возможна именно только в тоталитарном виде. Потому что у нас в России сейчас, и вообще в цивилизованном западном сообществе, почему-то принято смешивать демократию и либерализм, демократию и политические свободы. А на самом деле демократический режим - это режим, который опирается на поддержку большинства населения.

Ни один политический государственный режим не может опираться на поддержку большинства населения, если это население не лишено альтернативных источников информации и если это население не затерроризировано. То есть если у нас есть режим террора, который не дает нам знать другой точки зрения, который дает только свою точку зрения как единственно возможную, то в результате как бы людей загоняют в эту демократию - и люди от безысходности начинают поддерживать ту систему, которая есть. Если же есть другие точки зрения, есть альтернативы политические, то... Да, есть политические свободы, скажем, мы видим, что ни в Соединенных Штатах Америки, ни во Франции нельзя говорить о том, что подавляющее большинство американцев либо французов, например, поддерживают существующий политический режим, нет.

И когда сегодня Путин строит тоталитарную систему в России, восстанавливает ее, то он тем самым создает в России и демократию тоже, то есть он пытается нас загнать в такую систему, где мы не будем иметь никакой альтернативы. Он пытается нам навязать вот эту вот модель массовой поддержки и пытается добиться действительно того, чтобы большинство людей поддерживало эту модель. В этом смысле для него эти выборы президентские очень важны, именно важна степень участия избирателей.

И по поводу того, что говорили предшествующие выступающие, звонившие в студию слушателя, я хотел бы предостеречь от одной такой вещи, чтобы не получилось опять так, как неоднократно получалось, когда люди, которые выступают против этой диктатуры, против этого режима, своими собственными руками не дали этой диктатуре мандат доверия на следующие 4 года. Что я имею в виду? Человек считается участвующим в выборах в том случае, если он получил избирательный бюллетень. Если человек получил этот бюллетень в избирательной комиссии, он унес его домой, но он создал процент явки, он помог президенту Путину. А понятно, что никакого другого результата выборов - в смысле избрания - не может быть, кроме как избрание Путина. Либо выборы не состоятся (вероятность такая есть), либо будет избран Путин. Соответственно, все эти люди, которые идут из недоверия, я могу сказать, что они помогают Путину тем самым.

И важный момент вот какой, что опасаются подтасовок. Вот я слышал дважды, в повторах еще, по Радио Свобода была передача со Светланой Сорокиной, она объясняла, что она тоже пойдет и возьмет бюллетень, для того чтобы снизить вероятность подтасовок. Так вот, очень важный момент: бюллетень не номерной, не именной - и вероятность подтасовки гораздо выше.

Виктор Резунков: Это такие нюансы, мы не будем на этом останавливаться. Понятно, что вы хотели сказать. У нас звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Валентин Георгиевич. Я ничего хорошего от господина Путина не жду, так как я пенсионер. Ремесленный стаж украли у нас, вклады украли. А что дальше будет?

Виктор Резунков: Вот с апреля пенсии повышаются на 121 рубль.

Слушатель: Вы идите и посмотрите - через день цены повышаются на все. Как это называется? Это безобразие! И пускай он на эти деньги сам живет, господин Путин и его компания.

Виктор Резунков: Спасибо. У нас еще один звонок.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, вчера, говорят, было обращение президента к народу. В газетах ничего я не нашел. В чем основные положения, какие он политические и экономические проблемы освещал?

Виктор Резунков: Простите, мы не можем, у нас нет просто времени...

Ближайшее будущее России многим политологам видится, разумеется, по-разному. Однако мне бы хотелось выделить два взгляда, причем они оба, к сожалению, достаточно мрачные. Давайте послушаем очередной материал корреспондента Радио Свобода Дмитрий Казнина.

Дмитрий Казнин: Политический обозреватель сайта "Газета.ру" Наталья Геворкян в своей последней колонке перед выборами напоминает о том, как развивалась Германия после Первой мировой войны. Именно такая модель развития России, судя по ответу на вопрос журналистки неназванного советника российского президента, и выбрана сегодня Владимиром Путиным.

Парламент Веймарской республики добровольно наделил Гитлера, как гаранта демократии, огромными полномочиями. Не выступили против ни правящая бюрократия, ни интеллигенция, ни Рейхстаг, где боролись за власть различные партийные группировки. При этом основная масса населения, потерявшая в результате кризиса все, тосковала по старым временам и в 1932 году проголосовала за Гитлера как выразителя своих интересов, которого к тому же поддерживали официальные и неофициальные правящие круги, реакционные социально-политические силы. После прихода к власти Гитлер постепенно устраняет все, кроме одной, политические партии, чужую идеологию, общественные организации.

В 1933 году принимается закон об устранении бедственного положения немецкого народа, что знаменует конец Веймарской республики. Через год вся власть сосредотачивается в руках рейхсканцлера, которому дана возможность назначать правительство, всех должностных лиц и даже своего преемника. Начинается уничтожение любой оппозиции, устраняется местное самоуправление. Бургомистры городов назначаются министром внутренних дел только из кандидатов Национал-Социалистической партии, проводится чистка госаппарата. Учреждается геббельсовское Министерство общественного просвещения и пропаганды. Пересматривается понятие собственности.

Российский политолог Александр Дугин пишет в статье "Путин и пустота", что сегодня, после четырех лет правления, президент освободился от каких-либо оппонентов и остался один. Будущего курса нет, о нем можно только строить догадки, знаковых фигур, самостоятельных политических сил, кланов тоже нет, есть только загадочная и угрожающая пустота, за которой, вполне возможно, притаились "новые путинские" - главный сюрприз этой пустоты.

Виктор Резунков: Это был обзор корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина. Ну вот, с одной стороны, Веймарская республика, с другой - трагедия президента, перекрывшего себе кислород. Политолог Михаил Горный, пожалуйста.

Михаил Горный: Чего вы все с меня начинаете?

Виктор Резунков: Хотите, я могу с Николая Донскова начать.

Михаил Горный: Я все больше слушать люблю.

Виктор Резунков: Хорошо, у нас звонки, давайте их послушаем. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Это из Ростовской области, город Камень-Шахтинский, Сергей. Вот о коррупции говорят, о привилегиях. А тут как-то был, перед народом выступал Путин - и все было запрограммировано. Все вопросы такие легкие, простые - и тут вдруг пенсионер не помню, из какого города, говорит: "Как же так, пенсионерам добавили 30 рублей, а потом вообще не набавили, а Думе пенсию сделали 16 тысяч 700 рублей?" Он сначала рот открыл, не знал, что ответить, а потом говорит: "Да они же работают..." А остальные, значит, быдло, народ не работает?

Выходит, что, как боролись с привилегиями при социализме, раньше, а толку не будет. Кто во что гораздо... Еще думают, что пенсию увеличат. Да я вообще не знаю, как народ дальше будет жить, если одни жируют, а другие по мусоркам лазят. Просто как можно ответить, почему такие привилегии? Коррупция, привилегии растут и растут на глазах, одни нищают, другие... живут.

Виктор Резунков: Понятно. Спасибо большое вам за звонок. У нас еще звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Марина Николаевна. У меня такой вопрос о Путине. Первое, продолжается война в Чечне, уже четыре года ничего не предпринимается. И сколько это будет длиться - никто не знает. Второе, наша страна не защищена от терактов, гибнут люди - тоже ничего не сделано. Народ нищий. Ну, не все, конечно, но живут очень бедно - тоже ничего не делается. Партию создал свою собственную, даже противно смотреть. Ну и многое-многое еще можно перечислять. Так что я за Путина не буду голосовать.

Виктор Резунков: Спасибо большое. У нас еще один звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Я из Петербурга. Я пенсионерка Августа из Петербурга. Я считаю, за четыре года ничего не изменилось для пенсионеров, притом одна только болтовня. Прибавляют сколько-то ветеранам Отечественной войны, которых осталось считанные... ну, их немного. А живет молодежь, вот новая молодежь, которым сейчас 20-25 лет, - они тоже оказались за эти 10 лет без здоровья, сейчас на инвалидности, у меня кругом столько знакомых, такие дети - и им дают пенсию 894 рубля.

Виктор Резунков: Но вы не пойдете голосовать за Путина?

Слушатель: Слушайте, как можно вообще... Мы ходим раз в год к депутату с протянутой рукой. Как можно жить и как можно... Притом, слышишь все, что вот, олигархи известные, какие-то генералы набивают карманы от того, что идет война в Чечне. Всех знают, кто ворует, - и все воз и ныне там.

Виктор Резунков: Спасибо за звонок. Я хотел бы привести еще два буквально сообщения на пейджер, которые к нам пришли. Некая Татьяна Васильевна пишет: "Что Путин сделал? Криминал зашкаливает, национализм растет. Бойне в Чечне нет конца. Правосудие стало Басманным, отыгрался на Ходорковском. И крохи бросает пенсионерам". Опять та же тема. "Путин недостоин быть президентом, - сообщает Анатолий, - за то, что он натворил для своего народа. Бедность расширяется. Рост олигархов и нищеты. Уничтожение народы - каждый год по миллиону".

Ну, давайте начнем с Николая Донскова.

Николай Донсков: Я хотел бы вернуться к тому репортажу Дмитрию Казнина, который прозвучал. Там прозвучало, собственно, два тезиса: один - это сравнение нацистской Веймарской республики вначале, а потом - нацистской Германии с Россией; а второе - это кризис президента, который создал вокруг себя пустыню. Вот по поводу аналогии с Германией стоит все-таки вспомнить, что терминология "вертикаль власти" родилась именно там, именно в то время. Поэтому, может быть, неслучайно она сегодня так активно используется и у нас. Ну, на этом хочу закончить обзор аналогий.

А вот что касается - президент и пустыня. Давайте проанализируем события буквально последних месяцев. Парадоксальная картина: президент идет на выборы без программы, отказавшись участвовать в теледебатах, отказавшись предъявить народу хоть какие-то концептуальные моменты будущего четырехлетия, направления развития страны. Создана партия власти без идеологии, единственным концептуальным моментом которой является безоговорочная поддержка президента. Наконец, сформировано правительство без курса, поскольку как раз Владимир Владимирович говорил, что нужно срочно сформировать правительство, чтобы был ясен курс, но кто нам рассказал про этот курс? Ни он сам, ни господин Фрадков. Курс опять видится только в том, чтобы поддерживать Владимира Владимировича Путина. Поэтому, к сожалению, то слово, которое я уже употреблял, - самодержавие - оно реализуется в полной мере.

Виктор Резунков: Спасибо. Михаил Горный или Петр Рауш, кто из вас?

Петр Рауш: Давайте я. Мы начали говорить о Чечне, и как-то очень быстро это переместилось на другие темы. Что происходит в Чечне? Есть данные сейчас, что за время этой войны погибло около 200 тысяч человек, а кавказские источники называют даже цифру 300 тысяч. И если мы будем говорить об отношении народа России к этой войне, то стоило бы сравнить войну в Ираке с войной в Чечне, потому что при тех потерях - там около 4 тысяч человек погибло во время американской интервенции в Ираке - были протесты в мире и были протесты, довольно мощные, в Америке. Я не говорю сейчас о протестах здесь, потому что в основном эти протесты были организованы "Единой Россией". Так вот, как народ американский, допустим, реагирует на вмешательство американцев в дела других стран? Как реагировали, допустим, те же самые испанцы, итальянцы в Европе, когда речь шла о направлении воинских контингентах в другую страну? И как реагирует народ России на войну в Чечне, притом, что потери в 50 раз там больше? Да почти никак.

То есть если бы у нас здесь, скажем, представить ситуацию, когда 500 тысяч человек выходят на Красную площадь с требованием прекращения антинародной войны. Нет этого ничего. То есть война была бы невозможна в таком случае, но этого движения нет. И в этом смысле я понимаю, что люди, которые живут в России, они должны ощущать, что эта ответственность ложится не только на президента, а еще и на народ в целом, потому что задача народа именно в том, чтобы он сам решал эти вопросы, чтобы он не позволял властям... Хотя понятно, что степень ответственности все-таки различна. Одно дело - люди, которые не находят в себе силы и возможности противодействовать, помешать тому, что происходит. И другое дело - те люди, которые отдают приказы, дают команды. Понятно, что там Путин никого из них не привлек к ответственности.

Есть знаковые слова - "Норд-Ост", "Курск", вот последний был взрыв в метро. Кто привлечен к ответственности? Все нормально, то есть все руководители спецслужб как были на своих местах, так они и есть, все в порядке. То есть в рамках этого режима никакая ответственность конкретных исполнителей - людей, которые отвечают за безопасность, якобы, других людей, - она невозможна.

Еще очень важная вещь: хотел бы напомнить, что такого уровня терроризма в России до 1998 года просто не было. Не говоря уже сейчас о том, кто это устраивал, потому что известна история с тем, что происходило в Рязани (в "Новой газете", кстати сказать, вы печатали материалы, Николай). Но как бы там ни было, в предыдущее десятилетие, скажем, ничего подобного не происходило, то есть не взрывались дома, ничего этого не было.

Виктор Резунков: Понятно. У нас звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Это Виктор из Подмосковья. Я сейчас слышал выступление журналиста по поводу того, что Гитлер пришел к власти. Россия самодержавная по сути. Народ пойдет голосовать не потому, что он хочет или не хочет Путина. Вы поймите, он не верит в себя, народ, он зомбирован православной религией. Это же магизм... Он верит в нарисованную икону, в этот крест, он в попов верит, в Гитлера, в президента, в кого хочешь, но свой потенциал он не может реализовать. Он бы, может быть, и хотел, вы понимаете, но этого сделать не сможет в силу зомбированности. Путин для него - это следующий кумир, и потому Россию за год, как сказал политолог, не исправить, это бесполезно, если ее не исправили веками. Это люди - язычники, языческая психология такова: он верит во что хочешь, только не в то, что в него заложен потенциал.

Виктор Резунков: Спасибо большое. Кто-нибудь хочет прокомментировать?

Михаил Горный: Да что комментировать тут? Спорю с Николаем. Он со мной спорит, а я с ним. Попробуйте представить по поводу правительства: вот оно с программой, как нам предлагали, это правительство партийного большинства. У меня вообще волосы шевелились - а ну, как действительно возьмет да послушает советников и сделает правительство партийного большинства? Вообще говоря, состава этого правительства, знаковые фигуры, на мой взгляд, вошли. Как мне кажется... вообще, с другой стороны, кому что кажется, но хотелось бы надеяться, что работа этого правительства, потому что он уж точно не партийное (там, кроме Жукова, и членов партии-то нет), что оно будет эффективнее и направлено все-таки в одной русло - на проведение реформ. Хотелось бы надеяться.

Как говорили, кода это дело начиналось (сам некоторое участие в этом принимал)? Это конец 80-х - начало 90-х. У нас есть две ценности - рынок и демократия. Вот по поводу рынка, по-моему, построили мы эдакий ублюдочный рынок. По поводу демократии, вот итоги четырех лет, - ну, сужается демократия, еще как сужается. На что можно надеяться? Причем еще говорят, что она потому сужается, братцы, что вот это ублюдочный рынок сделать нормальным, цивилизованным раньше не давали, демократы не давали, а теперь, значит, вроде как нам мешать никто не будет, поэтому мы рынок из ублюдочного сделаем нормальным, цивилизованным, демократическим, западным, как хотите. Мне кажется, что это большая ошибка. Мне кажется, что сама демократия - это одно из условий создания этого самого цивилизованного рынка. И в этом смысле упрек Путин можно предъявить еще как - что с демократией у нас далеко не все в порядке.

Виктор Резунков: Я хочу предоставить слово опять слушателям. Пожалуйста, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Юлия Александровна, Ленинград. Я давно прислушиваюсь к вашему радио, и простите, честное слов, ваше радио не вызывает у меня никакого доверия. Ну, никакого, понимаете. Это трагедия демократии, так уж получается. Я буду голосовать за Путина. Привет!

Виктор Резунков: Спасибо, у нас еще звонки. Вы в эфире.

Слушатель: Владимир. Я, во-первых, не согласен с предыдущей выступавшей женщиной по поводу Радио Свобода, хотя я сам коммунист по убеждениям. Хотел бы немножко сместить акцент по поводу разговору. Хотел бы задать вопрос: что вы думаете по поводу культурного уровня и общей платформы, можно сказать, мировоззрения нашего президента? Его культурный уровень... судя по его публичным выступлениям, он не стесняется употреблять, можно сказать, площадные выражения в своих выступлениях, типа (не хочу, конечно, по радио транслировать) "придурки", "мочить в сортире". Вот такого плана вопрос. Спасибо.

Виктор Резунков: Спасибо большое. У нас еще один звонок. Давайте послушаем еще одного нашего слушателя.

Слушатель: Михаил. Я слушал, когда Путин отвечал на вопрос шахтера: как же он мог подписать закон на 16-тысячные пенсии для депутатов Госдумы? На это Путин ответил следующее, он сказал: "Я был вынужден подписать этот закон, так как нужно было быстро провести нужные законы..." Ты - мне, я - тебе. И у нас беззубые политики. Обязаны были требовать отставки президента с должности, понимаете, так не должно быть. И потом, смотрите, кто Путина не понимает, скажите, почему его представители должны занимать офисы во дворцах? Почему президент по всей стране этого требует? И уже назвали: генерал-губернатор. А когда у нас генерал-губернаторы были?

Виктор Резунков: А вы пойдете голосовать за Путина?

Слушатель: Никоим образом.

Виктор Резунков: Почему?

Слушатель: Потому что я не уважаю его. Он мне как человек неинтересен совершенно.

Виктор Резунков: Спасибо за ваше мнение. Я понимаю, что накопилось много разных мнений, простите меня, но я предлагаю послушать небольшой опрос, проведенный корреспондентом Радио Свобода Александром Дядиным на улицах Петербурга, о том, как оценивают деятельность четырехлетнюю президента Владимира Путина в его родном городе.

- Лично для меня жизнь может меняться только на уровне: кучи мусора есть - нету, в метро размыв устранят - не устранят. И, в общем, меняется, наверное, в лучшую сторону. Но в связи с выборами лучше, конечно, признать, что это безальтернативные выборы.

- У меня такое впечатление, что сделано много. Но мне больше всего жалко наших стариков, которые получают пенсии по тысяче. Я сама не могу себе на лечение ни копейки потратить - вот это мне очень и очень горько. Со здравоохранением хуже, со стариками хуже. Больше всего я надеюсь, конечно, на себя.

- Вообще, обстановка в стране, мне кажется, несколько стабилизировалась. Остановилась инфляция, производство как-то начало развиваться, судя по тому, сколько объявлений появилось в газетах о приеме на работу именно рабочих специальностей. Слишком много представителей силовых структур появилось во власти - и это чем-то напоминает хунту. Может быть, это слишком преувеличено, но доля правды в этом есть.

- По крайней мере, я не ощущаю уже рэкета, бандитизма стало меньше. С Чечней мне нравится. Я не со всем согласна, но, по крайней мере, тот терроризм и те вещи, которые там происходили - воровали людей и прочее... Я считаю, что все нормально, потому что у нас страна большая и монархический нужен, сильный руководитель. И то, что говорят, что, якобы, силовые структуры, типа 1937 года, - я в это не верю.

- Политику правильную ведет. Везде ездит, общается со всеми. И что-то движется вперед. Я с удовольствием за него свой голос отдам.

- Да вроде нормально. Начислили пенсию 2 тысячи. Для одного, если есть подсобное, то хватит. Ну, конечно, маловато, в два раза бы прибавить.

- Стало гораздо лучше, чем было при Ельцине. Зарплата повысилась, пенсия повысилась. Я получаю пенсию как инвалид второй группы. Я думаю, что дальше будет лучше.

- С одной стороны, в стране стало больше порядка, меньше продажности, коррупции. С другой стороны, Путин совершил определенные действия, направленные на авторизацию власти. По сути, создалась предпосылка для появления авторитаризма. В результате судьба страны зависит в определенной степени от порядочности, от решений одного человека, а вовсе не от некоей системы, законодательной системы, что, по-моему, печально. Я надеюсь, что авторитаризм, который ныне сложился, не перерастет в тоталитаризм.

Александр Дядин: Скажите, как вы оцениваете итоги четырех лет правления президента Путина?

- Стабильно было, ровно, мне кажется. Какой-то рост экономический. Самый главный итог, самый яркий - это отставка правительства. Ведь мы не знаем, какое новое правительство будет и как оно будет себя вести.

- Как президент он, мне кажется, особенно ничего не представляет собой. Он просто гораздо лучше, чем предыдущий президент. А яркой личности, как хотелось бы видеть, я не вижу. В общем-то, моя жизнь, может быть, изменилась не от президента, а от моих личных усилий. Может быть, она чуть-чуть лучше стала. Но хотя я скоро идут на пенсию, я не вижу перспективы для себя приличной жизни.

- Для нас, простых людей, мне кажется, вряд ли что заметно. На нас, молодых, вообще никак не сказывается. Я думаю, от правительства вообще не зависит, только на себя остается надеяться.

Виктор Резунков: Это был опрос, проведенный на улицах Петербурга корреспондентом Радио Свобода Александром Дядиным. Вот у нас накопилась как бы горячая масса вопросов и ответов. Пожалуйста, "Новая газета", Николай Донсков.

Николай Донсков: У меня, скорее, накопились, видимо, ответы, потому что звучали вопросы. Ну, по поводу последнего опроса, я уже говорил, что любая абсолютная власть приходит к власти на волне всеобщего ликования. Собственно, это мы и слышали на улицах города, это действительно отражает картину социологических опросов, где 70 процентов населения поддерживает Владимира Владимировича. Ну, как бы да, такова объективность.

Вот мне очень понравился звонок слушательницы, которая сказал примерно следующее: "Я все время слушаю ваше радио, и оно у меня не вызывает никакого доверия". Так это же замечательно! Во-первых, она имеет возможность слушать другое радио, скажем - "Радио России", но у нее есть право выбора - и это и есть, собственно, основы демократии. Гораздо ужаснее будет, когда этого выбора не станет, а все идет к тому, что это вполне возможно. Причем эта перспектива достаточно близка.

Вот в последнее время я сплошь и рядом сталкивают с тем, когда я встречаюсь со своими друзьями, коллегами, первый вопрос, который мне задают: "О, а вас еще не закрыли?" - имеется в виду нашу газету. Ну, то есть, в общем, даже уже коллеги выражают некое недоумение. Вот, к сожалению, такая тенденция просматривается, когда отсутствуют любые альтернативные мнения. Ну, и Петр Рауш об этом говорил.

Еще я вот что хотел сказать по поводу тех изменений, которые произошли за четыре года. Конечно, безусловно, изменения произошли, и их можно рассматривать и в положительном аспекте, не только отрицательные. Вот, скажем, очень большие изменения почувствовали на себе, видимо, жители Петербурга, потому что Петербург, конечно, стал как-то видоизменяться и получил новую жизнь. Во всяком случае, к жителям Петербурга и к самому городу начали относиться совершенно иначе, благодаря тому, что это резиденция и историческая родина президента. Но вот, к сожалению, в самом Петербурге интеллигенция относится к этой модели "имперского Петербурга" (а именно эта модель неожиданно возникла из небытия и стала вовсю развиваться) достаточно настороженно, и вполне понятно. И некоторые даже склонны к тому, чтобы высказать некое покаяние, что, дескать, не надо отождествлять нас с империей. Вот есть и такой аспект деятельности Владимира Путина за эти четыре года.

Что касается дворцов, в частности, мы об этом писали, у нас была огромная статья по поводу как раз того, что Управлением делами президента стремится захватить довольно много дворцов, - да, действительно это так. И относится это не ко всей стране, как там было сказано в звонке слушателя, а в первую очередь - к Петербургу, и именно в связи с тем, что здесь возрождается вот этот новый "имперский Петербург", неоимперский стиль.

Виктор Резунков: Спасибо. У нас опять звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Виктор из Томска. Вот опрос был проведен по Ленинграду-Петрограду-Петербургу, так сказать, и все достаточно положительно там. Я думаю, это, скорее всего, отбор, поскольку высказывания непосредственно в эфире были другого свойства. По Томску, например, у нас ничего хорошего не происходит. Хоронили на полумиллионный Томск 10 человек, сейчас - 45, за время перестройки. И основная задача путинского и ельцинского правительства - конечно же не построение капиталистического общества. Капитализм есть средство истребления просто-напросто. Как форма экономических отношений капитализм уже отжил - это в Рио-де-Жанейро в 1993 году уже показано.

И еще доказательство: более 30 миллионов Россия не добрала за время перестройки. О каких еще репрессиях говорят там, сталинских и прочих?

Виктор Резунков: Спасибо большое за ваше мнение. Итак, мы подводим итоги нашей передачи. Пожалуйста, Михаил Горный, буквально два-три слова. В целом ваша оценка?

Михаил Горный: Прошло четыре года. Как я уже сказал, ценности реформы, цели реформы: построение рыночной экономики, построение демократического государства и еще чтобы оно было федеративным, а не унитарным. На мой взгляд, рыночная экономика построена, как я уже сказал (смягчим), неудовлетворительно. Демократия сужается. А федеративное государство... после введения семи округов тоже большие проблемы, что оно федеративное.

Виктор Резунков: Спасибо большое. Анархист Петр Рауш.

Петр Рауш: Любая власть есть узурпация, любая власть есть диктатура. Этот режим поддерживать нельзя, голосовать за него нельзя. По всему городу в Питере сейчас расклеены объявления: "Выборы президента". Вот это выборы президента - пускай он сам за себя и голосует.

Виктор Резунков: Спасибо большое, Петр Рауш. Журналист Николай Донсков.

Николай Донсков: Четыре года назад выборы Владимира Путина сопровождались большими ожиданиями. И, наверное, сейчас они сменились большим разочарованием или, по крайней мере, недоумением. И вот очень многое зависит - я уже говорил эти слова, но еще раз хочу произнести в конце передачи - от гражданского общества, от нас с вами.

Виктор Резунков: Спасибо большое, Николай Донсков.

XS
SM
MD
LG