Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин против клеветников России. Кто дискредитирует ее образ на Западе?


Елена Рыковцева: "Против России проводится спланированная акция по дискредитации" - такое заявление сделал Владимир Путин на совещании российских послов в Министерстве иностранных дел. Путин призвал российские посольства противостоять подобным кампаниям. "Представления о России, существующие в странах вашего пребывания, часто далеки от реальности, - сказал Путин послам. - Нередки и спланированные кампании по дискредитации страны, вред от которых очевиден и для государства, и для отечественного бизнеса". Отныне перед послами стоит задача по формированию позитивного имиджа России за рубежом".

Это цитата из статьи во вторничной "Независимой газете", которая вышла под заголовком "Путин призвал послов бороться с клеветниками России".

Что считать спланированными кампаниями по дискредитации? По каким конкретным поводам проводятся такие кампании, если проводятся вообще? Существуют ли реальные механизмы по проведению контркампаний, то есть можно ли изменить представление иностранцев о России, применяя систему неких пропагандистских мер? Об этом мы говорим сегодня с гостями нашей программы. Это Андрей Золотов, главный редактор журнала Russia Profile, который издается в Москве на английском языке и который, как и понимаю, призван продвигать образ России на Западе (хотя сегодня Андрей выражает исключительно личную точку зрения). Это Станислав Радкевич, руководитель аналитического департамента Центра политического консультирования "Никколо М". И это Борис Райтшустер, шеф московского бюро немецкого журнала "Фокус" и, кстати сказать, автор книги о Владимире Путине.

И для начала я попросила бы каждого из гостей, по очереди, расшифровать вот этот тезис президента Путина о спланированных кампаниях по дискредитации России на Западе. Ведутся ли такие кампании, кем ведутся и по каким поводам?

Андрей Золотов: Честно говоря, я никаких спланированных кампаний лично не наблюдал и выявить их не мог. Хотя при всем при этом время от времени появляются какие-то вещи, которые производят впечатление неких кампаний. Например, никому не известный центр под названием Think Tank в Вашингтоне (или, скажем так, малоизвестный, не один из крупнейших) выпускает некий сайт, который выдержан весь в темно-красных таких, советских тонах, и рассказывает он о том, как ужасно все дальше будет в России. И когда пытаешься выяснить, звонишь каким-то коллегам или знакомыми из Вашингтона и говоришь: "Вы знаете, что это за Think Tank, кто эти люди, которые за этим стоят?" - не знают. И сразу возникают разного рода подозрения, которые очень трудно подкрепить, к примеру, говорят: "А, это, наверное, Шефлер проплатил" или еще что-то.

Конечно, какие-то мелкие акции, очень часто исходящие, как я понимаю, от некоторых деятелей и здесь, в России, происходят. Но о спланированных кампаниях я не знаю, насколько обоснованно можно говорить. По крайней мере, это отдает определенного рода конспирологией и попыткой объяснить происходящее в мире теми или иными заговорами каких-нибудь темных сил. Из чего вовсе не следует, что заговоров темных сил не бывает. Они бывают, но все-таки, как мне кажется, противостоять им надо некоей спланированной четкой позитивной политикой, позитивной программой. И, в общем-то, на протяжении первого срока президент Путин в основном именно этим и занимался, и мне кажется, что в основном за счет этого ему и удалось довольно сильно поднять имидж России на протяжении своего первого срока.

Елена Рыковцева: И все же президент Путин считает, что такие кампании существуют, то есть его информируют о том, что они есть, они ведутся.

Андрей Золотов: Стало быть. Ну, справедливости ради скажем, что тот абзац, о котором говорится, - это один абзац в довольно обширной речи перед послами, в которой он касался самых разных аспектов российской внешней политики.

Елена Рыковцева: Ну, мы разные аспекты не обсуждаем.

Андрей Золотов: Да, мы об этом не говорим, но я просто хочу немножко поместить это в контекст - то, о чем вы говорите. И также справедливости ради скажем, что эта публика - послы, представители, работники Министерства иностранных дел, - как это ни странно, как это ни удивительно, но им надо об этом говорить. Им следует напоминать о том, что они должны встречаться с журналистами в странах пребывания, должны общаться, рассказывать, устраивать выставки - делать, в принципе, все то, что мы с вами, дорогие коллеги, очень активно наблюдаем со стороны иностранных посольств, живя здесь, в Москве, в чем мы участвуем, зная, насколько активную роль в общественно-политической и культурной жизни Москвы играют те или иные посольства.

Елена Рыковцева: И теперь ваш ответ, Станислав, как представителя Центра политического консультирования, ведутся ли такие кампании на Западе?

Станислав Радкевич: Ну, гипотеза, конечно, интересная. Политтехнологи вообще, и в частности наша фирма "Никколо М", часто проводят серьезные информационные кампании. В некоторых случаях их интенсивность доходит до того уровня, на котором уже можно такую кампанию определить как информационную войну. Соответственно, очень хорошо известен тот алгоритм, по которому готовятся подобные кампании и подобные войны. Поставьте перед нами определенную задачу...

Елена Рыковцева: А вы пример такой войны могли бы привести, что-то на памяти у вас есть - вот кампания против России по какому-то конкретному поводу?

Станислав Радкевич: Я пока вот эту идею о кампаниях против России рассматриваю, позволю себе повториться, именно как гипотезу. Продолжу свою мысль, поставьте перед нами специальную задачу - выяснить, чем является та или иная серия публикаций или материалов электронных СМИ, является ли это просто случайной серией или же за этим стоит какой-то план, какая-то концепция и это действительно является какой-то организованной кампанией. Напомню одну хорошо известную истину: один раз - это случайность, два раза - это совпадение, три раза - это уже враждебная акция. Вот если исходить из этого принципа, то, вероятно, во всех случаях, когда три публикации или три антироссийских материала исходят из какого-то одного, так или иначе определяемого центра, уже можно сказать, что, да, может быть, это кампания, начинающаяся кампания, а может быть, это целая начинающаяся информационная война.

Елена Рыковцева: Ну, вот Андрей только что сказал, что достаточно сложно определить этот центр, потому что никто не сдается и не говорит, существует ли центр и кто эту кампанию ведет. Я прочитаю первое сообщение от слушателей- это ответ на наш вопрос, что дискредитирует Россию на Западе. "На сегодняшний день сделано все: нескончаемая Чечня, уничтожение свободных СМИ, программа борьбы с бедными, имитация банковского кризиса, убийство Хлебникова и другое. Семья Плоткиных".

И второе сообщение прислал нам Дормидонт: "Мировая еврейская закулиса не только пытается дискредитировать Россию, но и стремится к мутации русского духа". Ну, в общем да, здесь теория заговора прослеживается.

И перед тем, как передать слово Борису Райтшустеру, послушаем звонки. Михаил из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, можно провести аналогию между отношениям государств и отношениями людей. Что дискредитирует человека в отношении другого человека? Ну, прежде всего непорядочность и неспособность разумно жить. И самое противное, на самом деле, когда человек непорядочный, не способный нормально жить, требует такого же уважения к себе, как порядочный человек.

Елена Рыковцева: Михаил, вы знаете, я сразу предлагаю определиться: сегодня мы все-таки говорим об отношении в мире к России как к государству, а не об отношении к русским людям. Потому что, если мы сейчас будем вспоминать опросы, которые проводятся за рубежом, на тему "Как вы относитесь к России?", - то там всегда очень четко отделяется: "Как вы относитесь к россиянам?" (и, как правило, относятся хорошо, хорошие, говорят, люди) от "Как вы относитесь к государству?" (и тут начинаются вопросы, "к политике государства я отношусь не совсем...").

И теперь я хотела бы передать слово Борису Райтшустеру. Борис, вы одновременно и создаете информацию о России, но вы же ее и потребляете, когда приезжаете в Германию. Какой вы видите Россию оттуда, когда вы начинаете о ней читать, слышать, смотреть по телевизору, какой она вам представляется? Я почему спрашиваю? Потому что вчера немецкая газета Frankfurter Rundschau сообщила следующее: "По словам одного высокопоставленного сотрудника Кремля, пресс-служба Кремля составила черный список "недружелюбно пишущих западных журналистов". Этот источник сообщает, что возглавляют этот список немецкие корреспонденты". Итак, вы приехали домой, какой Россия видится вам оттуда?

Борис Райтшустер: Это трудно сказать, потому что у меня все равно взгляд изнутри, потому что я же отсюда приезжаю. Я думаю, что в Германии достаточно дружелюбно относятся к России. И я думаю, тут большая проблема, что вы спрашиваете о "кампании", а у западных журналистов абсолютно другой подход. Когда я писал в Германии о Германии, я писал критично. Когда наши коллеги из Америки пишут о США, они пишут критично. Когда из Англии пишут, они тоже пишут критично. И так далее. Когда на дороге нет аварий - об этом не пишут или редко пишут, а когда на дороге авария - об этом пишут, и я в этом ничего, никакой кампании и прочего не вижу. Я даже одно это название считаю избытком старых времен, потому что наша задача - именно как у доктора немножко: то, где болит, где мы что видим, там и надо лечить.

Вы сказали, что высказывания Путина по поводу иностранных СМИ - это только был один абзац, это надо было видеть в контексте. Абсолютно правильно, но это надо видеть и в том контексте, что за два дня до этого убили Хлебникова, и тут можно было немножко ожидать других высказываний по отношению к иностранной прессе. Именно в связи с этим я ожидал бы скорее соболезнований, хотя бы какое-то человеческое слово, но это другое.

Елена Рыковцева: Это другое, и мы еще будем говорить на эту тему подробнее.

Борис Райтшустер: Да, но про заговор - я думаю, это действительно старое такое мышление, потому что я в России вижу коррупцию, и мы сами боремся с этой бюрократией. Я был в Чечне, и я видел, как на моих глазах фальсифицировали выборы. Ну, боже мой, это разве кампания, когда я об этом пишу? Это, наоборот, было бы кампанией, если бы я об этом не говорил. А тут делают виноватым того, кто про это пишет. Понимаете, не виноваты журналисты в коррупции, не виноваты, что в Чечне не могут наладить мир военные, которые продают оружие, - это действительно ужасно.

Виноваты журналисты! "Курск" утонул - виноваты были журналисты. "Норд-Ост" был - ответственны журналисты.

Елена Рыковцева: Банковский кризис сейчас - им же вменили.

Борис Райтшустер: Да, виноваты СМИ, и мне это кажется ужасным остатком прошлого. И последнее, что я в этой связи еще хочу сказать. Говорят о кампании, но, поверьте нам, в Кремле, в органах власти, ничего не делают против этого. В Германии, если какая-то критика, федеральный канцлер будет первый, кто ответит, кто нам скажет: "Не так". В министерства я позвоню - они мне ответят, они мне объяснят. Там встречи, брифинги... А попробуйте в Кремль дозвониться!

Я недавно хотел про ЮКОС писать, и я отчаянно искал кого-то, кто что-то скажет в защиту государственной позиции. Я специально своим сотрудникам говорил: "Давайте найдем кого-то, найдите мне кого-то, кто это объяснит, кто это скажет", - не удалось. И причем тут кампания? Нам часто трудно, потому что все скрываются! Путину вопросы нельзя задавать, уже запрещают. Мы хотим всегда обе стороны освещать, но если одна сторона молчит, что нам делать, скажите?! Ответьте на наши вопросы!

Елена Рыковцева: Понятно. Послушаем два звонка. Елена из Москвы, пожалуйста, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я бы хотела со своей точки зрения ответить на вопрос. Что такое Запад? Вот так вот, совсем обще, это "золотой миллиард", то есть это люди, которые в массе своей не озабочены проблемами куска хлеба на завтра, спать голодными не ложатся и поэтому способны думать, думать о том, что их не касается, в том числе и о России. Россия в их глазах по-разному представляется, потому что Запад тоже делится на две категории. Это основная масса, та, которая думает, что умеет думать, а мыслит теми категориями, что читает в газетах и смотрит по телевидению, и не более того. Мы ее оставляем, потом что она "кушает" то, что дают журналисты, а журналисты дают то, что им дают их хозяева.

А вот те, кто думать умеет на самом деле (и не обязательно именно хозяева жизни, умных людей на Западе много, и, я так подозреваю, побольше, чем в России); так вот эти люди, умеющие анализировать, видеть, что перед ними происходит, они не могут уважать мою страну, - к моему огромному сожалению! - потому что это страна, современная власть которой пришла к власти через расстрел законной власти, а народ этой страны тупо и жадно себя ведет, да еще настолько тупо и жадно, что соглашается любить и признавать власть, позволяющую кушать крошки под столом. И самое главное, народ в основной массе перестал заниматься производительным трудом, что не может вызывать уважение у приличных людей.

Елена Рыковцева: Елена, спасибо вам за звонок. Марка послушаем.

Слушатель: К сожалению, я не вижу ничего в России, что могло бы вызывать уважение. То есть сплошной негатив, все плохо. Позорный процесс Ходорковского, позор ксенофобии, позор расизма (избивают чернокожих студентов, избивают выходцев из Азии), на стенах нарисованы свастики. Я думаю, каждый из тех, кто присутствует в студии, и кто слушает, хоть раз в жизни в последнее время видел свастику, хотя бы одну. Это все позор. И мне кажется, что из этого бесконечного позора хоть бы кто что-нибудь одно светлое нашел. Но пока никто не сказал, что он позитивного видит, поэтому, к сожалению, Россия сама тем, что в ней происходит, дискредитирует себя. Никто не хочет ее задеть, обидеть, унизить, она сама себя позорит так, как не позорил бы никто, если бы перед ним была поставлена такая задача.

Елена Рыковцева: Марк, спасибо. К вам присоединяются слушатели по пейджеру. "Больше всего имиджу России вредит то, что заказчики ни одного из политических убийств не раскрыты, и совершаются новые убийства - Гиренко, Пола Хлебникова. А правительство даже не спешит принять помощь в расследовании от посольства США. Дело "Юкоса" выглядит так же", - пишет нам Екатерина. Из Самары от Юрия сообщение: "Кто, как ни руководители нашей страны, в первую очередь депутаты Госдумы, дискредитируют - действиями в отношении своего народа, который продолжает нищенствовать. И в этом отношении ситуация только усугубляется. До тех пор, пока в нашей стране будет идти обнищание народа, никакие слова не украсят мнение о нашей стране". И от Владимира из Москвы сообщение: "Потеряв будущее в экономическом развитии России, президент Путин начинает новую "охоту на ведьм", идеологическими методами пытаясь прикрыть провалы в экономике. Поэтому и будут послы отвечать за его личные провалы".

И теперь - к Андрею Золотову хотела бы обратиться. "Независимая газета" отметила, что "эти слова Путина, о которых мы сегодня говорим, прозвучали в тот момент, когда в мировой прессе поднялась новая волна критики в адрес России, и прежде всего Кремля, в связи с "делом ЮКОСа", в связи с нарушением прав человека в Чечне, положением в средствах массовой информации, имея в виду убийство Пола Хлебникова". Но вот можно ли назвать эту новую волну критики "кампанией", если действительно на глазах у всего мира рушится нефтяная империя, на глазах у всего мира убивают иностранного журналиста, и нарушения прав человека в Чечне тоже ни для кого не секрет? Это то, о чем начал говорить Борис. Вот как отличить "кампанию" от объективного информирования мировой общественности о том, что происходит в России? Где кампания, а где информирование, разъясните нам.

Андрей Золотов: Елена, вот все, что вы сейчас назвали, - это, безусловно, факты реальности, которые, безусловно, негативным образом влияют на имидж России, который в данном случае абсолютно отвечает реальности. Мне тоже непонятно, мне совершенно непонятно, почему президент Путин не нашел минутки для того, чтобы хотя бы подписать телеграмму с соболезнованиями семье Павла Хлебникова. Мне, как гражданину России и как человеку, который знал и очень любил покойного коллегу, мне больно от этого. Но, тем не менее, это так.

Может быть, какие-то кампании где-то и производятся, но, если они производятся, они, наверное, производятся зря. Потому что целый ряд действий правительства или бездействие правительства, или часто желание, но невозможность действовать в той или иной ситуации действительно приводит к ужасающим вещам типа того, что происходит с "ЮКОСом", что происходит в Чечне, и того, что происходит с российскими средствами массовой информации. И здесь никакие аргументы, никакие действия, найми ты хоть 25 самых распрекрасных пиар-компаний и уплати им гигантские деньги, но ничего они с этим не сделают. В этом отношении я совершенно согласен со всем, что сказал Борис, и со значительной частью того, что сказали наши слушатели.

Хотя я не согласен с такой позицией: все у нас ужасно, мы такие вот ужасные, все так плохо... Постоянно бить себя в грудь и самобичеванием по этому поводу заниматься, мне кажется, нельзя. При всем при том нужно иметь какой-то позитивный взгляд, надо и то, что ужасного происходит, пытаться ставить в контекст.

Елена Рыковцева: Слово - слушателю. Тамара Михайловна, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Собственно, уже многое из того, что я хочу сказать, высказали. Но я считаю, что дискредитация - в основном это политическая стратегия самого Путина. Вот все, что перечислили, - это и Чечня, и расправа со СМИ, удушение свободы слова на каналах, это, конечно, и ЮКОС, и попытка дискредитировать общественные организации наши, и неумение справиться с коррупцией, с бандитизмом в стране, армия, вот все, о чем все знают, - это и есть та дискредитация нашей страны, которой никакие попытки подсластить пилюлю не помогут. Сколько ни говори "халва", а сладко от этого не будет. Спасибо.

Елена Рыковцева: "Вот вы ищете ответ в Путине, а надо искать в простых людях. Мы можем помочь друг другу", - пишет Александр из Санкт-Петербурга. Очень жалко, что он не дозвонился. Хотелось бы, чтобы пояснил свою мысль. Владимир из Тулы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. В психоанализе существует понятие "патогенный механизм защиты психики. Так вот, одним из механизмов является проекция: когда человек в чем-то сам виноват, он проецирует себя фактически, свою вину на кого-то еще. То есть власть, фактически, проецирует это на Запад. Ну и как резюме: нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Если нормальная обстановка, нормальная страна, нормальная власть, - кто, простите, из-за рубежа, из-за бугра или еще откуда-то будет говорить плохое о той стране, которая на самом деле является хорошей, замечательной и прекрасной? То есть это элементарная защита психики.

Елена Рыковцева: Спасибо, Владимир. Борис Райтшустер просит слово.

Борис Райтшустер: Да, вы говорили, что мы много плохого пишем о России, а я хочу слушателям даже благодарность свою выразить. Потому что просто приятно это слушать, ведь я по Интернету получаю отзывы, где мне говорят, что я - "жидок", я - "подонок продажный", что "эту гниду надо расстрелять в уборной" и прочее, - немножко это задевает. А сегодня вы уже сами создали прецедент для того чтобы мы что-то хорошее писали: мы уже можем написать, что такие голоса есть в России, что многие еще вот так думают.

И еще две вещи. То, что думают, что это кампания, - несколько даже абсурд, потому что если бы существовала кампания, немецкий канцлер Шредер, скорее, все бы делал, чтобы кампания была пропутинская, потому что он страдает от того, что критично пишут о российском президенте, ведь он дружит со "своим другом". И еще раз повторю: то, что мы сейчас делаем, - это нормально в любой стране. Я в Берлине критиковал берлинскую политику, и ваши СМИ, телевидение должны бы критиковать собственную. Просто так получилось, что мы, иностранцы, почти едиснтвенные, кто это делает, поэтому и воспринимается все это так болезненно. Если Путин с утра до вечера на своем телевидении (как он прибыл, отбыл и какой он великий), тогда его возмущает иностранная критика.

Елена Рыковцева: Прочитаю несколько сообщений, которые приходят к нам на пейджер. "Россия сама себя дискредитирует: систематические громкие убийства, теракты (за них никто не несет ответственности), обнищание народа и обогащение власти, коррупция, уничтожение свободы слова. Президент, кроме красивых обещаний, ничего полезного за свой первый срок не сделал, а сейчас уже открыто проводит политику на истребление своего народа. Семья Волошиных".

"Людоедская политика правительства по отношению к старикам, и особенно - жителям блокадного Ленинграда, ничего, кроме ненависти к правительству и "отцу нации" не вызывает. Екатерина, Санкт-Петербург".

"Закрытие "Красной стрелы" на НТВ переполнило чашу и показывает, что те, кто находятся наверху, трусы и боятся диалога на выборах, боятся этих закрытых ныне передач. Путин боится сказать, что где происходит. Но странно, что они не боятся выдернуть деньги из карманов пенсионеров", - так пишет нам слушатель Петров.

"Моя дочь - художник. Мы с ней часто разговариваем о рынке, что есть услуги, есть еда, одежда - были бы деньги. Но самое главное - это нехватка любви, доброты, нежности и понимания. И поэтому в ее работах всегда очарование и хочется быть добрым, глядя на ее работы. Почему бы пиар-компаниям не исследовать эту область любви и нежности?" - пишет нам Любовь.

Давайте поговорим с Геннадием Сергеевичем из Смоленской области, а потом продолжим разговор с экспертами.

Слушатель: Я внимательно прослушал передачу. Горько слушать, что творится в России. Я - крестьянин, и знаю, что аграрная страна провалилась навсегда, 100 миллионов гектаров пахотных земель выведено из оборота, народ вымирает. Путин, президент нашей страны, много обещал, когда пришел, но на самом деле он отвернулся от народа на сегодняшний день. Я с болью в сердце говорю, что ежедневно в маленьких деревнях умирает 2-3 человека, не говоря уже о райцентре. 23 тысячи сельских поселений вообще исчезли, это Хатынь, российская Хатынь. Мне стыдно за президента. И мой совет ему - уйти. Не можешь - не мяукай. Тот кот, который много мяукает, мышей не ловит.

Елена Рыковцева: Геннадий Сергеевич, спасибо вам за звонок. Хотя звонок, конечно, очень грустный.

И теперь обращаюсь к Станиславу Радкевичу. Эти призывы - улучшать имидж России - разносятся из года в год. Мы все помним, как в свое время это вменялось в обязанности министру печати Михаилу Лесину. В прошлом году этим же озаботился Комитет по информационной политике Совета Федерации. И в совещании на эту тему участвовали тогда Сергей Ястржембский (в ту пору еще помощник президента), представители МИДа и представители Министерства печати... Почему эти кампании не дают результата? Ведь вы, имиджмейкеры, способны (простите за грубость) "впарить" народу какого-то конкретного политика, даже если этот политик никуда не годен. Почему вы не можете этого сделать уже в мировом масштабе, то есть "продать" одну страну другим странам?

Станислав Радкевич: Хотите профессиональных секретов?

Елена Рыковцева: Хочу.

Станислав Радкевич: Ну, давайте так. Смотрите, в жизни есть плохое и есть хорошее. Вот что мне не нравится в сегодняшней нашей передаче, гораздо больше мы говорим о плохом здесь, в России, и гораздо меньше - о хорошем. Ну, кто будет спорить с тем, что в России множество язв, теневых сторон, проблем? Конечно, они есть. И совершенно правы журналисты (а сегодня у нас тут три журналиста и один политтехнолог), когда говорят о том, что, да, авария случилось - пишем об аварии, когда дорога нормально функционирует - мы об этом не пишем. Но ведь она функционирует. Почему бы не подумать один раз о том, как можно интересно и здорово написать о том, как функционирует нормально дорога, без аварий?

Для того чтобы увидеть хорошие стороны жизни в России, возможно, нужно больше поездить по ней, посмотреть, поговорить с разными людьми. Вот люди, которые занимаются делом, которые не ругаются, не критикуют, иногда не потому, что они такие уж трудолюбивые, а просто они вынуждены зарабатывать на кусок хлеба, они действительно меньше говорят, они меньше слушают радио, меньше смотрят телевизор, они "в ящике" не сидят. Телевизор - конечно, страшная штука, многие ведь и судят о ситуации в стране по тому, что показывает телевизор. Люди просто живут, работают, вкалывают, создают новое, разворачивают дела...

В ходе думской кампании я, например, почти два месяца просидел в Костроме. Вот русская глубинка, самая настоящая, да еще какая - лесная. И что же я там увидел? Ну, конечно, и тяжелую жизнь людей, о которой говорили здесь, и вымирающие деревни, и необработанные, заброшенные поля. Но, кроме того, я увидел огромное количество молодых людей с горящими глазами, готовых создавать что-то новое, создавать свой бизнес, заниматься делом.

Елена Рыковцева: Станислав, вот и расскажите, как вам это все теперь объяснить Западу, что "есть у нас и хорошее", как раньше говорили?

Станислав Радкевич: Как организуется информационная кампания...

Елена Рыковцева: Вы пытаетесь это делать - организовывать такую кампанию?

Станислав Радкевич: Отрицательная информационная кампания называется контркампанией. Очень просто: о хорошем не говорят, а говорят только о плохом. И в этом смысле тот акцент, который присутствует в нашей сегодняшней передаче, то есть больше разговора о плохом, - это тоже как бы частица кампании была бы, если бы существовала кампания.

Елена Рыковцева: То есть вы не допускаете, что акцент только потому, что жизнь такая?

Станислав Радкевич: Судите сами, если говорить только о плохом, то вот кампания. Потому что в жизни есть и хорошее, и плохое. Если говорить о хорошем - тоже кампания, только немножко другая.

Елена Рыковцева: Станислав, вы нам никак не расскажете, есть ли такие кампании, которые вот про хорошее! Они существуют, вы их ведете или кто-то из ваших коллег их ведет? И как это делается?

Станислав Радкевич: Нашей фирме никто не заказывал вести хорошую кампанию о России.

Елена Рыковцева: Ага! И тут пора переходить к денежному вопросу. А почему не заказывал? А потому что, вроде бы, на это нет денег. Напомню, что на прошлогоднем совещании в Совете Федерации обсуждались не только пути развития имиджевой политики, но и пиар-бюджета на то, чтобы продвигать Россию. И тогда же вышла заметка в "Независимой газете", которая называлась "Шесть миллионов долларов на пропаганду". По сведениям газеты, именно столько в год тратит Россия на свой имидж. Но участники совещания тогда потребовали заложить в бюджет большие цифры, мотивируя это тем, что США тратят миллиард в год на свой имидж. И вот читаю уже во вчерашних "Известиях" заметку под названием "Имидж России за рубежом: как отпиарить Родину": "По оценкам некоторых экспертов, глобальная кампания по улучшению имиджа России потребует от 1 до 1,5 миллиардов год и займет от 3 до 20 лет". Действительно ли, Станислав, эксперты и вы, в частности, серьезно верите, что, если Россия найдет эти деньги, заложит их в бюджет и начнет тратить по статье "улучшение имиджа", - это поможет? Какова тут действительная роль денег? Вот сейчас ваш Центр не получил такого заказа. Но если он получит его, вы сможете выполнить задачу?

Станислав Радкевич: Считать надо, садиться и считать. Надо проводить социологическое исследование, серьезное социологическое исследование за рубежом аудитории электронных СМИ, смотреть, какой сейчас существует имидж России в глазах западного пусть миллиарда, а может - чуть больше числа людей, которые очень интересуются Россией, смотреть, какой можно создать стратегический имидж. И дальше уже можно определить, причем определить арифметически, определить в у.е., сколько нужно затратить денег, для того чтобы сдвинуть реальный образ России к стратегическому имиджу, к такому, какой мы хотим. Вот вам и технология.

Елена Рыковцева: Понятно. Андрей Золотов хотел высказаться и Борис тоже.

Андрей Золотов: Ну, сказать, что никто этим не занимается, неправильно. Например, агентство РИА "Новости" занимается этим делом.

Елена Рыковцева: Которое издает ваш журнал именно с этой целью.

Андрей Золотов: Да. Агентство РИА "Новости" заказало наш журнал издательскому дому "Индепендент Медиа". Наш журнал - это независимый журнал, который финансируется РИА "Новостями", но при этом мы имеем совершенно самостоятельный редакционный и операционный контроль. Тем не менее, агентство РИА "Новости" (я просто вижу это по работе коллег) занимается целым рядом вещей, делают, так сказать, что могут.

Конечно, имидж начинается с политики. Конечно, имидж начинается внутри страны. И никто не может его ни за какие деньги сделать принципиально другим: "а я буду такой!". Но при этом, конечно, определенные представления, сила стереотипов о России на Западе существует.

Например, в прошлом году по заказу агентства РИА "Новости" в Великобритании и в США были проведены опросы о том, что в первую очередь приходит вам в голову, когда вы слышите слово "Росси". Вот в Великобритании (это данные агентства "Мори") на первом месте стоит - "холод, снег, меховые шапки, теплая одежда", на втором месте - "политика, коммунизм, Сталин, Ленин, Троцкий", на третьем - "обнищание, длинные очереди", на четвертом - "Москва, Кремль", на пятом - "водка, алкоголь, пьянство", а на следующем - "мафия, преступность, жестокость", потом - "вооруженные силы, Красная армия, КГБ" и так далее. Чернобыль, Анна Курникова и Петр Великий - это все гораздо более внизу, и там же примерно - Большой театр. В Соединенных Штатах на первом месте - "коммунизм" или "крах коммунизма и политика", на втором месте - "холодная война, гонка вооружений, КГБ", на третьем - "холодная погода, снег", на четвертом - "коррупция, преступность, мафия, насилие", потом - "Москва, Кремль", потом - "водка, алкоголь, пьянство".

Таким образом, видно, что инерция этих представлений колоссальная. То есть мы должны понимать, что советский период - это был такой мощный "взрыв сверхновой звезды", который до сих пор имеет очень серьезные последствия в представлениях. Следующий, поменьше взрыв - это было начало 90-х годов, это была контрсоветская революция, которая тоже имеет свои последствия в этом представлении. И задача именно в том, чтобы то, что происходит у нас, - и то, что происходит плохо, и то, что происходит нормально или хорошо, - пытаться ставить в контекст.

Елена Рыковцева: Вы знаете, Андрей, газета "Известия" только что опубликовала табличку, что есть "плюсы" в России для иностранца и что есть "минусы". Я сейчас еще раз посмотрела в эту табличку и вдруг подумала, что "плюсы", - это все, не связанное с политикой государства. Вот смотрите, я перечисляю. "Плюсы" в России, с точки зрения иностранца, - это красивые женщины, русская душевность, возможность обойти закон (ну, тут есть от политики...)

Андрей Золотов: Хороший "плюс"!

Елена Рыковцева: Да, но, забегая вперед, скажу, что это и в "минусы" тоже записали. Последний "плюс" - это "возможность испытать настоящий экстрим во всем - от путешествий до бизнеса". А "минусы" - это пьянство, необязательность, неумение ценить свое и чужое время (это, понятно, личные качества), но вот дальше идет низкий уровень безопасности (это уже государство), низкий уровень сервиса, плохой запах в туалетах...

Андрей Золотов: Низкий сервис - это тоже государство?

Елена Рыковцева: Конечно, это коммунальные, муниципальные службы, это все то же государство. Ну, Андрей, мэрия - разве это не государство? Продолжаю перечень: "Тотальное неуважение прав человека, несвободная пресса, дело ЮКОСа"... То есть дальнейшие "минусы" - сплошь политика. У нас слушатели на линии. Алексей Федорович из Москвы, говорите, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Ну, что я могу сказать? В общем-то, я с вами не согласен, потому что я - член сборной команды России по бадминтону среди ветеранов, и я езжу по всей Европе, только что был в Шотландии. Простые, нормальные люди там, мы тоже приехали - простые, нормальные люди, ветераны (с 35 лет до 70-ти там были). Ну, сколько пьют они - нам то и не снилось, сколько они пьют и едят. По вечерам танцуют и совершенно они нашей Россией - сколько мы разговаривали - не интересуются, у них своих забот море. И живут они прекрасно. Прилетел я из Куршавеля, мы сняли спортивный комплекс рядом со школой. Ну, наверху жил, внизу вместе с ребятишками, с тренерами занимался. Какая забота у них? Вот единственная их забота, связанная с Россией, все, что они вспомнили, говорят: "Почему вы нам не дадите этих беспризорных, 3-4 миллиона мальчишек и девчонок, которых бы мы бы воспитали, одели, обули и дали специальность?" У них вот какая забота.

Елена Рыковцева: Алексей Федорович, очень хорошая это, теплая забота.

И Марк Семенович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу уточнить следующий вопрос. Ведь существенная разница, у психиатров (особенно наркологов) есть понятие "наличие критики" или "отсутствие критики", то есть осознает ли человек свое состояние. Если мы будем предпочитать не замечать серьезных своих болезней, а все разводить сахарной водичкой, - это очень тяжело. Те же, кто выступает с критическими замечаниями такого рода, в настоящее время, - это не кампании, а это правда. Поэтому нам и говорят: "Не спи - замерзнешь", мы же предпочитаем этого не слышать. Здесь существенное различие, потому что у кого-то, скажем так, жемчуг мелкий, а у кого-то - щи жидкие, то есть у кого-то прыщ на щеке, а у нас - тяжелые и серьезные заболевания, и забывать о них нельзя. А власти наши, казалось бы, как закоренелые наркоманы и алкоголики, хотят об этом забыть и сказать, что нет, мы не алкаши, а просто пьем иногда.

Елена Рыковцева: Марк Семенович, спасибо, и я все-таки вернусь к той теме, которую мы начали в первой части программы. Напомню, что призыв Путина к послам улучшить образ России на Западе прозвучал ровно в те дни, когда всю западную прессу, буквально, взорвало известие о гибели Пола Хлебникова. Вполне возможно, эту реакцию в Кремле тоже считают кампанией. Реакция действительно была очень жесткой, несмотря на то, что, как отметило агентство United Press International, "в лице Хлебникова Владимир Путин потерял одного из своих самых последовательных сторонников", тем не менее, главный удар прессы пришелся все-таки по Кремлю. Послушаем несколько комментариев американских журналистов.

Диктор: "Нью-Йорк Таймс". "Убийство Хлебникова стало жестоким подтверждением того, что закон и уважение к свободе еще не утвердились в России. Оно свидетельствует, что убийство по-прежнему считается нормальным и безнаказанным способом сведения счетов и обогащения, а у Кремля нет реальной заинтересованности в том, чтобы изменить ситуацию. Свободная пресса не враг России, и Запад - тоже. Пол Хлебников писал об олигархах и преступности, потому что верил, почти наивно, что Россия действительно хочет стать нормальной страной, а ее президент действительно хочет знать, что в государстве происходит не так. Многие люди, как и Пол, хотели бы помочь России, но когда власть обрушивается на институты, играющие ключевую роль в формировании свободного общества, у нас возникает вопрос: а можем ли мы чем-то помочь и следует ли это делать?"

"Вашингтон Пост". "Не понимаю, на каком основании страна, проявляющая такую терпимость к организованной преступности, даже покрывающая ее, должна на равных с мировыми лидерами входить в такие структуры, как Всемирная Торговая организация. Путин должен выступить гарантом свободы СМИ, а администрация Буша должна потребовать, чтобы по этому убийству было проведено результативное расследование, чтобы убийцы и их хозяева были выявлены, арестованы, отданы под суд и наказаны по всей строгости закона".

"Уолл Стрит Джорнал". "До сих пор потворство путинского режима организованной преступности и медленное удушение политического плюрализма не вызывали особой реакции со стороны США. Убийство господина Хлебникова показывает, что эта политика нуждается в пересмотре. Пока американские репортеры пользовались своеобразным иммунитетом от покушений, из-за которых Россия превратилась в одну из самых опасных для журналистов стран мира. Но если сейчас мы не увидим энергичной реакции со стороны США, то даже этот ограниченный иммунитет перестанет существовать. Кроме того, в этом случае российская сторона не предпримет никаких действий, чтобы найти убийцу Хлебникова, и в стране еще более укрепится система, накрепко связывающая будущее России с диктатурой и организованной преступностью".

Елена Рыковцева: Андрей, вы такую реакцию оцениваете как "кампанию" в американской прессе или как эмоции потрясенных и возмущенных коллег?

Андрей Золотов: Безусловно, как второе. И я сам отношусь к числу тех самых потрясенных коллег, поэтому я прекрасно понимаю реакцию коллег-журналистов. В частности, первый комментарий, который прочитали, из "Нью-Йорк Таймс", - это невероятно сильная статья Сергея Александровича Шмемана. Там очень сильный и первый абзац, который вы не прочли, где он говорит о том, что "я отношусь к числу тех бывших московских корреспондентов, людей русского происхождения, которые перед лицом всей критики относительно и ЮКОСа, и происходящего в Чечне, и удушения свободы СМИ все равно продолжал говорить о том, что, посмотрите, где Россия была 15 лет назад, это все равно сложный период и Путину надо справиться с хаосом, с засильем олигархов и так далее. А сейчас мне говорить это гораздо труднее - после смерти друга".

Поэтому я считаю, что это, безусловно, не кампания. Другое дело, что надо смотреть по сторонам и немножко корректировать кое-какие выступления. Но те комментарии, которые сейчас звучат в связи со смертью Павла Хлебникова, я, безусловно, не отношу к числу кампаний.

Елена Рыковцева: Спасибо, Андрей. Послушаем звонки. Марина из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Чтобы быть дисциплинированной, я сразу отвечу на ваш вопрос, что дискредитирует Россию: выброшенные дети, наркотизация, люмпенизация и дебилизация. Что за нами в наших домах убирают приезжие киргизы или я уже не знаю кто, причем не крупного телосложения, а мы только пачкаем, - вот это вот, я считаю, дискредитирует и не саму Россию, а нас, людей, живущих здесь. Но мы должны воспринимать эту критику, если она идет с любовью по отношению к нам, с желанием каким-то образом поменять это дело, как-то воспитать. Потому что иначе задаешься вопросом: а кто судьи? Потому что каков сейчас сам Запад, на каком он уровне находится вообще - умственном, культурном? Какая страна нормальная, какие критерии нормальной страны? И что касается Хлебникова, вот вы прочитали эти статьи, но ведь еще никто не знает, кто убил Хлебникова. Может быть, именно враги России его убили, потому что он сегодня России - новой России, думающей России - был очень нужен и уважаем. Спасибо.

Елена Рыковцева: Спасибо вам за звонок. Дмитрий из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я бы хотел ответить на ваш вопрос. В первую очередь виноват президент, потом - парламент. Хочу один пример привести - хотя бы закон о замене льгот на деньги. Вот они не задумывались, как они будут этот закон применять. Поскольку я - инвалид по зрению, интересно, как я буду расплачиваться в общественном транспорте. Ведь себе они льготы не отменили! Начали бы с себя, а потом продолжили бы с пенсионеров и инвалидов.

Елена Рыковцева: Понятно, Дмитрий, ваше мнение. И третий звонок, от Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый день. Мне понравилось утверждение одного из участников о том, что психоаналитики, врачи против того, чтобы в одной палате находились больные одной болезнью. Вот я сейчас слышал, все говорят о том, как Россия дискредитировала себя. А я просто хочу добавить, что Россия, на самом деле, сейчас выглядит более привлекательной, чем Советский Союз. Смотрите, никогда больше с территории России не взлетят ядерные ракеты, наконец, наша элита перестала врать идеологически, теперь она говорит: "Мы хотим стать богатыми". Да бог с ним, пусть будут богатыми. И третье, в конце концов, если кто-то говорит, что "3 миллиона детей, пожалуйста, приезжайте к нам", - это называется свободным передвижением, и это уже тоже замечательно. Давайте наберемся терпения и, может быть, воспользуемся некоторыми нашими свободами.

Елена Рыковцева: Сергей, спасибо вам за звонок. И я хочу сказать нашим слушателям, что приходит масса пейджерных сообщений. Они, в общем, однотипны, прочитаю такое, которое из общего ряда выбивается, от профессора Дерябина: "Господа интеллигенты, постыдитесь ругать народ, спасший человечество от фашизма. Не в нем таятся беды, а в лукавых и вороватых авантюристах, рвущихся в начальники во все времена и дурящих простых трудяг. Вы не ему сочувствуете, а многократно, не в одной передаче сожалеете о Ходорковском, как минимум укрывшем миллиард налоговых выплат. Не это ли организованная и проплаченная кампания? Что же касается нынешней власти, истоки ее - в ельцинском правлении и оболванивании народа псевдодемократами".

И, как мне кажется, достаточно важный вопрос я хочу задать гостям программы. По мнению некоторых иностранных наблюдателей, мир воспринимает Россию хуже, чем она есть на самом деле. Газета "Правда.ру" напомнила вчера одно высказывание посла Швейцарии в России Вальтера Фечерин: "Я еще никогда не был в стране, имидж которой не расходился бы в такой степени с действительностью. Репутация России значительно хуже, чем то, что она представляет собой на самом деле". И вопрос к Борису сначала: согласны ли вы с самим посылом, что репутация России хуже, чем то, что она собой реально представляет, и если согласны, то каковы причины этого, по-вашему?

Борис Райтшустер: Я с этим не согласен. Я думаю, что очень хорошая репутация у русских людей, в Германии очень хорошо относятся к русским. Плохая репутация у русских политиков. Второе, я хочу сказать, что меня как немца вообще вся эта дискуссия удивляет, потому что нас, например, имидж страны не настолько волнует, и для меня очень странно, что это так болезненно воспринимается. Может быть, это какие-то комплексы. Думаю, что и американцев это не так уж волнует. Понятие "имидж" в моих глаза очень "совковое", потому что у нас в Германии об этом даже не думают, мы думаем, что изменить, что лучше сделать. Я думаю, не надо рекламу улучшать, а надо продукт улучшать, товар, а не рекламу.

Елена Рыковцева: Борис, вот вы говорите, что не волнует, а я только что вычитала на сайте RBC daily такую идею группы пиарщиков: "чтобы технически управлять репутацией России, надо создать некий "антикризисный" национальный имидж-центр, который объединит представителей общественности, средств массовой информации и так далее". Так вот в качестве "классического примера использования такого подхода" авторы называют Германию и Японию, "которые смогли кардинально поменять образ военных держав за довольно короткий послевоенный период".

Борис Райтшустер: Потому что настоящие изменения были, Германия изменилась из диктатуры в настоящую демократию. Так же делайте - и ваш имидж, все эти проблемы отпадут, но не за счет имидж-центра, а за счет реальных изменений.

Елена Рыковцева: И, Станислав, согласны ли вы с мнением посла Швейцарии, что на самом деле Россия лучше своей репутации на Западе??

Станислав Радкевич: Мы ведь работаем на русскую аудиторию, поэтому я бы согласился с Борисом в том, что, в конце концов, не так уж важно, что думают о нас наши соседи. Привыкли мы к тому, что они и хуже, и лучше думают о нас. Гораздо важнее, что мы сами думаем о себе, и тут призыв ко всем слушателям: учтите, современные политтехнологии, информационные политтехнологии - штука очень серьезная; и если вы попадаете под какую-то кампанию, то будет очень трудно реальное свое представление составить о каком-то объекте, человеке и так далее. Выход один: меньше читайте газеты, меньше слушайте радио и меньше смотрите телевизор, больше живите, больше занимайтесь реальной работой.

Елена Рыковцева: Вот как он нам отомстил, уважаемые коллеги журналисты.

Станислав Радкевич: Живите реальной жизнью - и тогда вы будете понимать ее и самих себя в ней гораздо лучше.

XS
SM
MD
LG