Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Жириновский: "Последняя ступень социализма отваливается 5 августа!"


Михаил Соколов: Вместе со мной в московской студии Радио Свобода лидер ЛДПР, вице-спикер Государственной Думы России Владимир Жириновский.

Владимир Вольфович, вот газета "КоммерсантЪ" сегодня пишет, что вчера на митинге вы деньги там раздавали, и вас закидали то ли бутылками, то ли комьями земли. Вот вообще, зачем вы туда ходите? Вы все-таки хотите доказать, что надо льготы менять на деньги?

Владимир Жириновский: Мне просто хочется знать, на чем сегодня основываются догмы коммунистов. Потому что они 100 лет у нас как бы бунтуют. Вот сейчас уже что их как бы интересует, на что они злятся. И само отношение меня просто раздражает. Ну, пришли депутаты с вами поговорить. Мы не голосовали ведь за принятие этого закона об отмене льгот. И я не буду голосовать и сейчас, и сегодня во втором чтении, и в пятницу, в четверг, послезавтра - в третьем чтении. То есть мы как бы с ними, а они - только революция. У одного нож там был, другой камнями кидается, кто-то там бутылками. То есть вот это вот бунт, бунт. То есть у левых те же люди, та же идеология: бунт, революция, долой. И в течение митинга: "Долой, долой, долой!". Все "долой" у них. Вот убедиться... Вот 100 лет назад у нас была первая революция. Вот я хотел убедиться, как она начиналась. Вот так же начиналась, вот как бы живое свидетельство.

Михаил Соколов: Владимир Вольфович, а вот смотрите, может быть, людей волнует многих не суть, да, - они этот закон и не читали, а вот отношение власти. Вот у них эстетические разногласия с государством в данный момент.

Владимир Жириновский: Я думаю, здесь как бы горечь за все 20 лет. Потому что действительно до 1985 года вместе с плохим у нас была и какая-то стабильность. У людей было жилье, работа, регулярные выплаты. Сейчас, за 20 лет все это поломалось - и их это раздражает. И для многих из них, они уже поняли, - им ничего не светит. Поэтому министрам нужно было бы честно сказать, что новый режим, новая идеология, новая экономика для молодой России. Вот тем, кому сегодня 15-20-30 лет, они выиграют, они выгадают. А старшее поколение как бы должно, ну, смириться с этим и построить свою жизнь на тех доходах, которые есть. Но при этом, если действительно отмена льгот приведет к тому, что больше будет реальных, живых денег, может быть, даже некоторые и выиграют. В любом случае, я думаю, особенно проигравших не будет.

Вот закон о земле. Ведь как шумели левые! Мы его приняли. И ничего же не случилось.

Михаил Соколов: Да, даже, вы знаете, жалуются, что люди землю не могут взять, несмотря на этот закон, те, кто хочет.

Владимир Жириновский: В том-то и дело. До сих пор борьба с чиновниками, которые препятствуют реализации права граждан стать собственниками. А те, у кого есть доли, не могут их найти, не могут найти документы, не могут свободно ими распоряжаться. То есть надо снимать эти путы, которые мешали у нас людям более свободно распоряжаться своей экономикой, своей собственностью, своими деньгами.

А левые спекулируют на том, что, якобы, власть их чего-то лишает. Чего лишает? Дает больше свободы, в данном случае - свободы. Вот замена льгот на деньги - это свобода гражданина. Не надо идти к чиновнику, не надо собирать справки, не надо унижаться, не надо прикидываться больным. Получай живые деньги и трать на себя. Покупай черешню там... Я понимаю, на все не хватит денег. Но это как бы остатки социализма. Естественно, сегодня стоят красивые дома, люди понимают - не для них. Идут отличные машины - не для них. Дорогие магазины - не для них. Поэтому общее недовольство вот тех, кто оказался ущемленным вследствие этих 20 лет реформ, а не по конкретному, данному закону. Это просто недовольство людей властью вообще, как это всегда было характерно для России.

Михаил Соколов: Ну что ж, тут Виктор Николаевич из Томска нам звонит. Давайте ваш вопрос Владимиру Жириновскому.

Слушатель: Добрый день.

Владимир Жириновский: Да-да, добрый день.

Слушатель: Владимир Вольфович, я вам предложение... оно вам обеспечит проход даже во все структуры власти и управления.

Владимир Жириновский: Да-да, слушаю.

Слушатель: Вы знаете, коли государство сейчас стало хорошо жить, коли так печется о пенсионерах, льготы там хочет им монетизировать. Может быть, начнем с самого начала и по порядку. Давайте пенсию подтянем до прожиточного минимума. Ведь в основном сейчас деньги люди возьмут, потому что действительно на эти деньги, которые дают на пенсию, прожить невозможно. И вот с этим предложением - начать именно выравнивать пенсии и прожиточный минимум - мне кажется, вас все население поддержит. Удачи вам.

Владимир Жириновский: Мы с удовольствием. Это был бы самый лучший вариант: не заниматься льготами, а просто... В основном льготами-то пользуются пенсионеры, даже если не по старости, но они, допустим, по последствиям Чернобыля или воевали где-то, то есть это все категория пенсионеров. Ну и действительно, им бы пропорционально, так сказать, повышать пенсию регулярно - и было бы все проще. Чем вот такую устраивать как бы сложную операцию, когда люди начинают бояться, что "вот льготы, да их отменят". Это лучший, идеальный вариант. Но, видимо, слишком много пенсионеров - почти 38 миллионов. И правительство боится, что слишком много не может дать, поэтому лучше пока вот попытаться существующие льготы просто хотя бы заменить на деньги. Но лучше надо объяснять, конечно, лучше объяснять, что и как. В любом случае, убрать лишних чиновников, которые занимаются обеспечением этих, якобы, бесплатных льгот, чтобы быстрее был бы, более свободный оборот капитала. Да вот возьмите даже вклады восстановить. Это ведь тоже в основном имеет отношение к нынешним пенсионерам. Ну, хотя бы в безналичном варианте, но восстановите вклады 1991 года. Там было 300 миллиардов рублей советских, значит, это 200 миллиардов долларов по тому курсу. Понятно, что три бюджета страны. Но никто не говорит, что завтра всем гражданам раздать. Ну, хотя бы с рассрочкой на 20 лет. А сейчас начинают выплачивать тем, кому 80, 70 лет, и не по тысяче рублей за весь вклад, а более приличные деньги. То есть можно делать. Ну вот, три министра у нас есть - Кудрин, Зурабов и Греф, - как-то у них вот своя модель развития, и не всегда они могут внятно объяснить, что и как.

Михаил Соколов: А вы считаете, это одна команда, кстати?

Владимир Жириновский: Я думаю, они вместе как бы, они вместе. Ну а в целом впечатление, что у нас в экономике разбираются только два человека - Греф и Илларионов. И то Илларионов иногда только что-то говорит. У нас же огромное количество институтов научных до сих пор существует. Где они, все эти команды? Ну, иногда этот депутат... не депутат он, академик Львов что-то говорит. А Шмелев так замолчал совсем, Абалкин замолчал, и другие. То есть надо, чтобы была дискуссия какая-то экономическая, чтобы люди могли понять, что к чему. Ну, в любом случае, конечно, пенсионерам обидно - жизнь прожита. И как бы вот сейчас эта социальная реформа, такая социальная революция, когда им предлагают, пенсионерам, стать собственниками их денег. Но они вправе бояться, потому что уже обманули на вкладах, обманули на всех финансовых пирамидах, дефолтах, облигациях. И вот этот страх, он, конечно, немножко их, может быть, беспокоит.

Михаил Соколов: Владимир Вольфович, а вам не кажется, что вообще сегодня Государственная Дума решает вопрос не просто об этой монетизации, о льготах, даже не о реструктуризации всей социальной системы? Это фактически некий выбор пути: вот уже точно не европейский социальный капитализм, а в лучшем случае, такой американский, но хищнический такой, до Рузвельта, а в худшем - азиатский, азиатских этих "тигров", где государство вообще ответственности за нищих, больных, сирых и убогих не несет.

Владимир Жириновский: Но это более быстрый способ, более быстрый. Понятно, что он может тяжело отразиться на гражданах - они будут больше бояться, но, видимо, Греф, Кудрин, Зурабов считают, что для экономики это более эффективно. Вот эти "тигры", они же быстро поднялись. Потому что они просто не думали о народе, они думали только лишь об экономических показателях. Европейский, он более классический. Для него это нужно десятилетие, и спокойной, нормальной жизни. Поэтому у нас, конечно, больше или американский вариант, или азиатский.

Азиатский, он, конечно, более такой кровожадный, более жесткий и меньше как бы раздумий о человеке. Но это как бы компенсация того, что при социализме, наоборот, якобы, думали о человеке - там очередь была на бесплатное жилье, бесплатные путевки, учеба, лечение, а сейчас наоборот как бы, стараются новое поколение поставить в более жесткие условия выживания, чтобы они научились сами о себе заботиться. Кстати, новое поколение нормально воспринимает. Но вот надо как-то сделать, чтобы старшее поколение не очень волновалось.

Михаил Соколов: Ну вот старшее, наверное, поколение нам звонит. Раиса Егоровна из Москвы. Пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Жириновскому.

Слушатель: Здравствуйте. Уважаемый Владимир Вольфович, не считаете ли вы, что президент должен отправить в отставку правительство за антинародный закон, который оно внесло в Думу? Он достоин Конституционного суда, а также суда в Страсбурге, так как он нарушает права человека, а также является геноцидом по отношению к старшему поколению.

Владимир Жириновский: Вы абсолютно правы. Потому что в той же Америке это все делалось постепенно, 200 лет почти. В той же Европе, может быть, 100-150 лет. И даже эти азиатские государства - это ушло 30-40 лет. А сейчас это как бы сразу отразится на жизни миллионов людей. Я уверен, что президент накажет, накажет.

Кто-то уйдет в отставку, будут наказаны они. Но хотелось бы, чтобы просто не обязательно наказание министров было бы вам отдушиной, а все-таки найти возможности вашу жизнь улучшить.

Вот меня иногда упрекают те же коммунисты, почему я даю деньги. Слушайте, ну пускай все дают деньги. И я буду давать, и Зюганов, и все депутаты, и все губернаторы. Ведь 300-500-1000 рублей людям надо. Где-то парень без велосипеда. Ну почему не купить велосипед ему? Тысячу рублей я дал ему купить велосипед - он катается. Уже какая-то проблема решена. Кому-то нужно на мячик, кому-то - на зубы. То есть деньги есть в стране. Надо быстрее их довести до человека. А у нас старая, еще социалистическая государственная машина, когда деньги лежат, но вы не можете до них дотронуться - они не ваши. На самом деле они ваши. Нужно найти механизм, чтобы эти деньги пришли к вам быстрее, а вы бы ими распоряжались. Поэтому я думаю, что обязательно будем наказывать.

Да и на выборах 2007 года вы накажете, может быть, "Единую Россию" за то, что она так вот слишком быстро штампует все законы, которые дает нам это новое правительство.

Михаил Соколов: Рейтинг падает, кстати говоря.

Владимир Жириновский: Я единственный назвал прямо этих трех министров - "министры-убийцы" - Кудрин, Зурабов и Греф. Но ведь Зюганов их так не называет. Он шумит у памятника Карлу Марксу, а в Думе его вообще не бывает. Вот его двуличие.

Михаил Соколов: Был сегодня.

Владимир Жириновский: Он сегодня был, но он не выступал. Что оттого, что он был?!

Михаил Соколов: Он перед прессой выступал.

Владимир Жириновский: Вот он перед прессой... пришел выступить перед прессой, снова пошуметь. А в зале он же ничего не делает. Поэтому как бы мы в этом плане чисты. Мы считаем, что министры, конечно, не дорабатывают здесь.

Михаил Соколов: Владимир Вольфович, вот по пейджеру Юрий из Самары ставит вопрос, и тут еще несколько вопросов тоже прямо такого же плана пришло, о льготах для чиновников, депутатских зарплатах и так далее. Почему, действительно... Кстати говоря, это позиция и правых. СПС тоже ставит вопрос, что их претензия, что законопроект не затрагивает льготы бюрократии. Вот ваша позиция? Надо было, наверное, монетизировать и льготы чиновникам: что-то деньгами, а что-то и вообще ликвидировать.

Владимир Жириновский: Ну, здесь как бы двойной вариант. Здесь чиновникам... Вот, например, есть закон о гражданской службе. И предполагается, что до конца года чиновникам зарплата повысится где-то в два-три раза.

Михаил Соколов: И взяток меньше брать будут?

Владимир Жириновский: Есть надежда. Во-первых, их будет меньше, функции усечены. И уже при зарплате, допустим, 50 тысяч в месяц все-таки неудобно уже брать взятку, там, 2 тысячи долларов, 3 тысячи долларов, поскольку он почти получает... это его месячная зарплата. А сегодня, когда чиновник получает 10-12 тысяч, у него появляется желание брать взятки. Но вот депутатам мы хотим убрать с 1 января 2005 года, например, право бесплатного пользования машиной. Будут давать деньгами. Покупай, оплачивай бензин, ремонт машины, водителя, если хочешь, возьми. То же самое квартиры. То, что положено проживать иногороднему депутату, будут давать деньгами. Хочешь - в гостинице живи, хочешь - покупай что-то на эти деньги, хочешь - у родственников живи. Вот тебе деньги дали. Ведь это намного облегчает. Не будет целого управления, которое снабжает их квартирами, проверяет, ордера выписывают, мебель... Сколько лишних чиновников! То есть вот в этом смысле как бы люди должны понять, что это борьба с чиновниками. Если переводить все в деньги и напрямую давать людям деньги, напрямую, прямо на их счета и в их пенсии это вливать, то мы убираем огромное количество бюрократов, чиновников, перед которыми им приходится унижаться. Потом эти деньги уходят. Вот то, что обеспечивают бесплатные льготы, эти деньги уходят налево иной раз, через чиновников. Ведь не все же знают, что им положено. Не всем оплатили их льготы, те же самые бесплатные лекарства... "Нет и нет", - говорят.

Михаил Соколов: И санатории еще. Кто ими пользуется?!

Владимир Жириновский: Одна путевка на 100 человек. А на самом деле, может быть, там положено 30-ти человекам отдыхать. Кто проследит, сколько путевок? Эти деньги, естественно, чиновники поворачивают. Поэтому выгоднее, конечно, дать напрямую людям в руки, эти деньги, пускай он отдыхает, как хочет, на эти деньги, питается, лечится, учится, хочет - внукам что-то покупает. Но у него больше возможностей появится.

Михаил Соколов: Давайте еще вопрос. У нас вопрос из Омска. Надежда, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Жириновскому. Здравствуйте.

Слушатель: Я всегда с огромным удовольствием слушаю Владимира Вольфовича. Это мне доставляет, ну, столько наслаждения, даже представить невозможно. Это как Большой театр. Я ему за это очень благодарна.

И у меня два вопроса. Первый вопрос. Насколько, как вы думаете, уменьшится количество пенсионеров, так как вы сказали, что их много у нас сейчас, в Союзе, после того, как наши льготы будут заменены денежной компенсацией? И второе. Вы сказали, что очень много приходится собирать бумаг для того, чтобы доказывать то, что ты имеешь какие-то льготы, а теперь, когда будут деньги, значит, это будет меньше. Я так не думаю. Ваше мнение?

Владимир Жириновский: Ну, я с вами согласен. Чиновники и здесь попытаются голову морочить вам. Во-первых, уже придумана хитрая уловка. В следующем году все сохраняется, но вы можете уже половину льгот получить деньгами. А с 2006 года вроде бы вы можете уже выбрать вариант: или полностью деньгами взять, или же сохранить за собой льготы. И при этой ситуации получится, что чиновники сохраняются, ибо те, кто за собой сохраняет льготы, им нужны эти чиновники, или их обслуживание, а те, кто получит деньги, они, естественно, могут быть не довольны той суммой, которую дадут. Это отразится на здоровье людей, и, естественно, ускорит уход пенсионеров из жизни. Вот это, может быть, скрытая цель правительства Грефа, Кудрина, Зурабова и Фрадкова. Ведь самое лучшее - это как бы уничтожить людей. Вот как бы им и подарок делать, и в то же время люди волноваться будут сейчас. Потому что любой переход на новую систему, как переезд на новую квартиру, как новая жена, как новый город, новое гражданство, новая религия - это ж тяжело людям. Поэтому эта тяжесть, конечно, отразится на простых людях и ускорит уход из жизни именно пенсионеров, чернобыльцев, инвалидов, ветеранов и так далее. И, конечно, правительству будет легче лет через 5-10, когда пенсионеров будет намного меньше.

Михаил Соколов: Владимир Вольфович, вот еще одна проблема. Огромная часть обязательств будет брошена на региональные и муниципальные власти. Ну, федералисты, наверное, это бы поддержали, если бы у местных властей центр не изымал налоги. Водный, к примеру, вот сейчас забрали, и там почти весь налог на добычу нефти. Ну а вы, я знаю, унитарист. Да? Вы за такое централизованное государство?

Владимир Жириновский: Ну, здесь скрытая как бы идея заставить губернаторов повиноваться центру через деньги. Нет у тебя денег, у губернатора, платить деньги вместо льгот, значит, ты должен их у центра просить. А для этого веди себя хорошо. Например, молодые живут с родителями, у них не хватает денег на жизнь, а у стариков есть деньги. Значит, они будут вести себя соответствующим образом, чтобы престарелые родители помогали бы этой молодой семье. А если у них хватает денег, они самостоятельно ушли на другую квартиру и там живут. Вот надо бы губернаторов приручить. Способ такого финансового кнута, финансового пряника, финансовой привязки, чтобы губернаторы...

Михаил Соколов: Да уж сейчас никто и не бунтует. По-моему, десяток губернаторов письмо подписали, а потом половина отказалась.

Владимир Жириновский: Но они иногда занимаются саботажем, что-то не так делают. А так они должны лечь под Кремль. То есть своего рода в рамках уже демократии - вроде выборные губернаторы, но перейти к самодержавию. Есть царь в Кремле, остальные - наместники. На местах вы, губернаторы (пускай будет дань демократии) - вас выбирают, но через деньги вы будете прочно привязаны к Кремлю. И никакого сепаратизма, никаких там переходов на латинский шрифт, если национальный регион, никаких выкрутасов. Нам мешает, конечно, национальная проблема.

Михаил Соколов: А что вы против латинского шрифта? Вот, например, финский язык, карельский язык с латинским шрифтом - это же вполне логично.

Владимир Жириновский: Ну, у нас государственный язык на кириллице... поэтому любые переходы на другой шрифт - это как бы отдаляет население. Ему тяжело будет воспринимать два шрифта. Ведь нет ни в одной стране мира, чтобы там изучался язык и применялся бы другой шрифт. Этого нет нигде. Я весь мир объехал, и везде, где находился, такого нет. А у нас вот в этой сфере, в культурной, тоже...

Но, в основном, это ж коммунисты все это напортачили. Не было бы у нас этих республик - не было бы этих проблем, была бы унитарная Российская республика, как это было при Керенском. Но появился Зюганов 17-го года разлива, вот большевики захотели сами прийти к власти - и мы видим, чем закончилась их власть.

Михаил Соколов: Давайте еще вопрос. Эмилия Ивановна из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте, Владимир Вольфович.

Владимир Жириновский: Добрый день.

Слушатель: Я довольно старый человек. И у меня вот такой вопрос. А не могли бы вы предложить или хотя бы намекнуть там, в Думе, на то, чтобы пора, наверное, расплачиваться за те долги, которые у нас до 1991 года, наши сбережения, которые мы клали себе как раз на старость, чтобы дожить в старости? И вот нам вместо этих льгот заплатили наши деньги бы.

Михаил Соколов: А вот только что, по-моему, сказал Владимир Вольфович, что он за это.

Владимир Жириновский: Вот я об этом говорил, вы абсолютно правы, что хотя бы, во-первых, восстановили счета. Выдать сберкнижки с остатками счетов на 1 января 1992 года. Условно, у вас там было 20 тысяч советских денег, это где-то 17 или... 15 тысяч долларов. Вот сегодня эти 15 тысяч долларов - это, условно, 500 тысяч рублей. Вот пускай эти 500 тысяч рублей у вас будет, и вам разрешат брать по какой-то небольшой сумме. Вы бы снимали эти деньги каждый месяц - и это было бы вам приятно, что деньги ваши восстановлены, это ваши законные деньги, и вы берете понемножку, чтобы не вызывать инфляцию. И вы с удовольствием проживете еще и 10, 15 и 20 лет, и успеете все деньги израсходовать. Пытаемся это подсказать, навязать. Но потом, правительство боится, ведь наследники ваши будут тогда эти деньги использовать. Поэтому ведь льгота предназначается конкретному лицу. Он умирает - льготы нет. А если вам восстановить счета, нам с вами, то тогда наследники наши будут иметь право эти деньги получить. Вот поэтому правительство хитрит, пытается забыть про все долги, а вот льготы перевести в деньги. И, естественно, чем меньше будет льготников, тем быстрее они рассчитаются с ними.

Михаил Соколов: Вот спрашивают: "Как вы думаете, что будет со всеми сегодняшними Пенсионными фондами, когда вас, Зурабова и Путина уже не будет у власти?". Ну вот, действительно, накопительные-то фонды за два года у части людей отняли.

Владимир Жириновский: Вот надо сделать так, чтобы у нас были какие-то постоянные пенсионные кассы, чтобы никто не имел права прикасаться к этим деньгам. Нужна гарантия государства. У нас пока идут по пути снятия всех гарантий. Вот на днях мы убрали гарантии от Сбербанка. Я сопротивлялся, доказывал, шумел. Но у нас нет большинства. Мы оппозиционная партия, у нас 36 мандатов, 36 кнопок - 8 процентов. Ну что мы можем сделать?! Я считал, что пускай Сбербанк будет с гарантией государства. Людям приятно это, более спокойно, чем его приравнивать к обычному коммерческому банку.

Михаил Соколов: Но зато борьба с монополией.

Владимир Жириновский: Вот сейчас революционный этап. Вот пока мы уберем все монополии, действительно, уйдут из жизни и Путин, и Греф, и Зурабов, и я не вечен. А вот новое поколение, с чем они столкнутся? Вот они уже будут как молодые волки. Они уже научатся зарабатывать сами, копить, так сказать, вкладывать в недвижимость и вкладывать деньги туда, чтобы они не пропадали. Самое лучшее - это строить жилье. Постройте личную квартиру на ваши деньги - и сдавайте ее в аренду. Сейчас высокая арендная плата - от 500 долларов до 10 тысяч долларов в месяц готовы платить за ваше жилье.

Михаил Соколов: Это в Москве.

Владимир Жириновский: В Москве, конечно. Там, в регионах уже намного слабее. А в регионах другие какие-то есть варианты, формы. То есть надо помочь, помочь нашим гражданам. Мы за это выступаем, критикуем, но у нас нет необходимого большинства.

Михаил Соколов: Давайте еще вопрос Александра. Пожалуйста.

Слушатель: Вы всегда говорите правду, как политик? Спасибо.

Владимир Жириновский: Да-да, всегда говорю. Вот в этом смысле я перед вами честен. За нами нет никакой мафии, ни Карла Маркса, ни ЮКОСа, ни каких-то губернаторов. Все, что есть, я вам говорю открыто. И я вам объясняю... это не значит, что это моя позиция, я вам объясняю, что делает правительство, что делает президент. И я с ними не согласен. Я просто объясняю, почему это они делают. И я вам объясняю, что можно было бы делать, но у нас не хватает для этого сил. Даже если вся оппозиция объединится - КПРФ, бригада Рогозина и мы - это 140 голосов. Мы ни одного решения принять не можем.

Михаил Соколов: Ну, кстати говоря, вот Рогозин с коммунистами сейчас договаривается о взаимодействии. Зачем, если они ничего не могут сделать?

Владимир Жириновский: Ну я не знаю. Это просто опять блефуют. Ну какое взаимодействие?!

Михаил Соколов: Координационный совет.

Владимир Жириновский: СПС и "Яблоком" уже договаривались несколько лет. До чего они договорились, что оказались на улице. Он забрал людей из КПРФ. Тот же Вареников был в КПРФ, тот же Глазьев был в КПРФ. Они друг друга расщепляют, друг у друга воруют депутатов, активистов, названия партий, только потом начинают думать о какой-то координации. Понимают, что они как бы два щенка перед огромной борзой, так сказать, мощной собакой-волкодавом - "Единой Россией". Если они объединятся, ну, у них будет вместе 20 процентов - все. Что такое 20 процентов? Ничего у них не получится.

Михаил Соколов: Спасибо.

Ну что ж, продолжим, наверное, разговор с нашими слушателями. Вот Валентина Васильевна из Москвы. Ваш вопрос Владимиру Жириновскому, пожалуйста.

Слушатель: У меня к вам вопрос, Владимир Вольфович, как к юристу.

Владимир Жириновский: Да, пожалуйста.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, что и как надо сделать для того, чтобы в наше избирательное право ввести норму отзыва депутатов на всех уровнях, начиная от федерального, заканчивая местным? Потому что, получается, попадают пустые, совершенно ненужные люди, четыре года ничего не делают, и живут припеваючи на наши с вами деньги. Вот что нужно сделать для этого?

Владимир Жириновский: Я с вами согласен. Самая лучшая форма - это голосовать только по партийным спискам и ввести императивный мандат, когда партия, фракция могут исключить депутата из своего состава.

Михаил Соколов: Чтобы не перебегали, да?

Владимир Жириновский: Он автоматически сдает мандат, и автоматически новый из списка входит как бы в партийную фракцию. Например, вы жалуетесь, что по вашему округу закреплен депутат Петров - ни черта не делает, никого не принимает, не помогает. Полгода-год - мы его убираем из фракции и другой входит из партийного списка. Потому что если делать по схеме закон об отзыве по одномандатному округу, нужно снова выборы проводить. Это снова тратить ваши деньги, вам идти на избирательные участки. И где гарантия, что этот новый сделает что-то лучше. А партия заинтересована в том, чтобы у нее были хорошие депутаты, чтобы работать. Потому можем его заменить, его подменить, вместо него сделать то, что он не может, если возникают какие-то проблемы.

Мы оказываем помощь материальную всем нашим избирателям, кто присылает нам письма. Вот сейчас, сравните... Направьте письмо сейчас Грызлову, Зюганову, Рогозину и мне - четыре фракции, кто ответит. Вы получите хорошее, теплое письмо от моих юристов, и если вы нуждаетесь на лекарства, на какие-то подарки, какая-то у вас есть необходимость, мы вам вышлем деньги реальные. Вы правильно сказали, что мы существуем на ваши деньги. Мы не производим продукцию, мы принимаем законы. Но весь госаппарат, и в данном случае органы власти, мы существуем за счет налогов, которые с вас собираются. И я с удовольствием возвращаю вам ваши деньги. У нас большая зарплата...

Михаил Соколов: А деньги-то откуда?

Владимир Жириновский: Зарплата депутатов.

Михаил Соколов: Ну, не хватит же на всех.

Владимир Жириновский: 36 депутатов по 40 тысяч, а с нового года будет еще больше - это 1,5 миллиона в месяц. Вот я каждую неделю, значит, 200 тысяч-300 тысяч раздаю.

Михаил Соколов: А вот говорят, что вы голосовали сейчас за запрет рекламы пива, а это потому, что вам водочные магнаты поднесли.

Владимир Жириновский: Ничего и никто. Вот сейчас один радиослушатель спрашивал, всегда ли я говорю правду. Никто и ничего не поднес. А против пива только потому, что действительно в жару молодежь приучили в любой точке пить пиво, пиво, пиво. Ну, есть квас, минеральная вода, какие-то там лимонады, соки. Только лишь поэтому.

Они же, водочные магнаты, как бы могут дать той партии, от которой зависит принятие решения. Поэтому здесь никакой связи нет у нас ни с пивными магнатами, ни с водочными.

Михаил Соколов: Так, Наталья Николаевна из Москвы. Пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Владимир Вольфович, я вас приветствую.

Владимир Жириновский: Да, добрый день.

Слушатель: Я была очень впечатлена вашим фильмом о вашем детстве, о вашей семье. Я считаю, что вы... вот вы про возраст свой говорите то как бы немножко с грустью, то вы говорите, что мы вас в президенты выбирать еще будем, вот в одном интервью по ТВЦ. Вы не сдавайтесь.

Владимир Жириновский: Я не сдаюсь. Просто виду перспективу на 30-40 лет вперед.

Слушатель: Да. Но вот вы не сдавайтесь, Владимир Вольфович. Вы уже, по-моему, в душе даже как-то по-другому смотрите и на многие материальные вещи, и еще на какие-то. А то, что народ на вас стал бросаться как-то, понимаете, народ уже разуверился во всех. Всем снится уже двойная агентура - это вот разговоры тут между людьми. Никто ни во что уже не верит. Потому что человек верит крыше над головой, защищенности и так далее. Я желаю вам здоровья. Я считаю вас очень мощным аналитиком. Я прочла вашу книгу. Пока не буду говорить какую. Я пробиваюсь к вам на прием. Вы мне в Доме кино как-то дали визитку. Это касается смерти ребенка, американского гражданина, по халатности врачей которых ни дело не возбуждается, ничего. И плюс я, пройдя все это горе... это мой сын, сын американского мужа моего. И у нас разбилась семья. Мы просто пережили очень много. Я прошу лично вашей помощи. Но очень трудно к вам пробраться. Все бумаги я отксерила. Какой-то Любови Федоровне передали, которой нет долго. Но вы обещали говорить со мной лично.

Владимир Жириновский: Все, пожалуйста.

Слушатель: Я очень вас прошу, помогите.

Владимир Жириновский: Я приму лично. Любой избиратель имеет право прийти ко мне с 10 до 7 каждый день. Вот эти дни, пожалуйста, если успеете. На неделю я отъеду. И с 16 августа - пожалуйста. Телефон: 292-92-42 - круглые сутки. У меня единственная партия в мире, где дежурные... в любое время звоните. И запишитесь, и вам всегда этот телефон, так сказать, откликнется. Или второй телефон есть: 292-11-95 или 292-80-46. По 09 всегда можете узнать. Поэтому всех приму. И вам обязательно окажем помощь. Обязательно.

Михаил Соколов: Владимир Вольфович, вот еще по пейджеру. "Подсчеты показывают, что три четверти проголосовавших за Путина - пенсионеры. За что их, выходит, отблагодарили сполна. Это же хитрость и коварство. Неужели власть не понимает, что она поставила под вопрос свое будущее избрание, и может повторить участь венгерских либералов, потерявших власть именно из-за притеснений своих пенсионеров?" - спрашивает наш слушатель Викторов.

Владимир Жириновский: Вот очень как бы коварные избиратели - это молодежь и пенсионеры. Пенсионеры, они боятся новых выбирать, как бы им кажется: ну, вот эти есть, хоть как бы с ними прожить еще несколько лет. А молодежь - обаяние власти. Они смотрят: вот вы, наш президент, и он снова идет, давайте за него голосовать. А вот среднее поколение, они обычно саморазочаровавшиеся, и оно вообще не ходит на выборы.

Михаил Соколов: Зря не ходит?

Владимир Жириновский: Конечно. Если бы все пришли, давно была бы власть более влиятельная, более поддержанная, как говорится, большинством таким реальным. Потому что и молодежи, и престарелым трудно выбрать. Потому что престарелые боятся: сколько еще прожить? А молодежь, она как бы... ну, нет тормозов еще, еще вся жизнь впереди. И они очень впечатлительные, как учителя, родители, так и действующая власть. Они в основном как бы и голосуют за действующую власть, и оппозиции тяжело прийти, естественно, на смену этой действующей власти. И, конечно, заранее вам говорю, что удар в основном наносится по пенсионерам этим правительством. Потому что самое лучше облегчить бюджет - это более быстрый уход из жизни старшего поколения. Заодно это и советское поколение, и как бы те, кто голосует за КПРФ. Сразу удар - и получат три плюса: меньше людей, меньше хлопот, меньше денег и меньше приверженцев советской модели общества.

Михаил Соколов: "Российское государство реконструируется за счет сокращения демократии", - пишут сегодняшние "Ведомости". Вы согласны с таким подходом?

Владимир Жириновский: Да. История показала, что реформы никогда и нигде не проводились в условиях демократии, только в условиях строгого режима, тоталитарного режима. Возьмите любую страну...

Михаил Соколов: А возьмите ФРГ, пожалуйста, после Второй мировой войны.

Владимир Жириновский: В условиях оккупации, согласен.

Михаил Соколов: После, после.

Владимир Жириновский: После оккупации. До сих пор оккупирована страна. Там стоит полмиллиона иностранных солдат. Япония - оккупированная страна. То есть вот есть чудо и есть режим, который сразу стал демократическим, но под оккупацией. То есть они не могли по-другому. Сейчас Ирак. Возможно, удастся. Но это будет оккупированная страна. Там 200 тысяч солдат будут стоять, и вот это новое правительство Ирака... Или в Афганистане. Но оккупированные.

То есть или оккупация нужна для демократизации ускоренной, но это все равно лет 20-30 нужно на такую демократизацию, или тоталитарный режим, как это Пиночет сделал.

Михаил Соколов: Ну, авторитарный скорее.

Владимир Жириновский: Авторитарный, пусть авторитарный. Вот вариант Пиночета, допустим, или Франко, или, допустим, Рузвельт даже. Он же в определенном смысле очень ужал демократию... Де Голль - в чем-то тоже были какие-то такие самодержавные моменты: конституция заменена, пятая республика, полное подчинение. Хоть лет на 5-на 7 это были очень строгие режимы, и демократия была ужата. Вот мы идем сегодня вариантом Рузвельт-де Голль.

Михаил Соколов: А может быть, вариант Назарбаева? Вот сравнивают с Казахстаном сейчас.

Владимир Жириновский: Да, пожалуйста. У нас есть свои - Лукашенко, Назарбаев и Ниязов.

Михаил Соколов: Ну, у Лукашенко нет же успехов экономических, а у Назарбаева, в общем, есть определенные.

Владимир Жириновский: Вот Назарбаев. Пожалуйста, вот вариант Назарбаева. Он добился больших успехов: и экономическая амнистия, и связи с Западом, и как бы действительно авторитарный режим, одна партия...

Михаил Соколов: Ну и коррупция.

Владимир Жириновский: И коррупция. Все у нас есть. Но у нас еще была демократия, которая не позволяла проводить те реформы жестко, которые провел Назарбаев. Вот мы, возможно, идем эти путем - путем Назарбаева, Казахстан. Мне это близко - это моя Родина, Казахстан. Но повторяю, это как бы... ну, там все-таки не пострадало старшее поколение. Но пострадали демократические институты. Там нет реальной оппозиции, реальной свободы прессы, но зато жесткая экономика, которая позволяет достичь каких-то успехов.

Михаил Соколов: Петр из Москвы спрашивает: "Господин Жириновский, что вы делаете для возвращения на НТВ передачи "Свобода слова" Савика Шустера?". Жалко передачу-то.

Владимир Жириновский: Передача, по-моему, остается, просто новый ведущий будет. Насколько мне известно, это будет Соловьев Владимир. А Савик Шустер вроде будет заниматься документальным кино. Вот все эти ток-шоу... я думаю, в перспективе и Познера уберут "Времена", и Сорокину...

Михаил Соколов: Но Познер же такой вежливый.

Владимир Жириновский: Но тем не менее. Во всех ток-шоу у ведущих все-таки прорывается иногда легкая критика руководства страны и какое-то такое как бы критическое отношение вообще к нашей стране. Поэтому, конечно, легче нынешней власти - просто информационные блоки, хорошо проверенные, выверенные. И если какие-то ведущие будут, чтобы это не было... были бы только личные какие-то перепалки. Две команды пускай между собой спорят, но ни в коем случае это не должно переходить на власть. Поэтому Шустер, он иногда позволял себе какие-то вещи против Кремля, хотя бы через намеки, - это, естественно, Кремль не устраивает. Поэтому я думаю, что вот в том ключе, как сейчас, будут и дальше и газеты подвергаться как бы выстраиванию в один ряд, чтобы это было оправдано для проведения этих новых социальных реформ. Потому что недовольство большое, и если еще через средства массовой информации его подогревать, то власти, конечно, тяжело в этих условиях.

Михаил Соколов: Но за газеты не возьмутся, как вы думаете?

Владимир Жириновский: Возьмутся, я думаю. И МК пострадает, и "Комсомолка", и "Аргументы и факты", и "Независимая", и "Новые известия".

Михаил Соколов: А что ж вы читать-то будете?

Владимир Жириновский: Ну, газеты, все равно их много будет, но они просто тон свой изменят. Ведь каналы остаются, радио остается. Ведь "Свободу" никто не трогает, вот "Свобода" ваша существует сколько времени. Поэтому радио вообще трогать особенно не будут, да и газеты... ну, немножко как бы подкорректируют стиль, чтобы не было антикремлевских статей явно выраженных или антироссийских.

Михаил Соколов: Марина из Москвы. Пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Как вы оцениваете вероятность, что следующее правительство будет коммунистическим в самом кондовом его варианте? И причем вернутся коммунисты надолго. Вот ваша оценка?

И второе. Как вы оцениваете состояние сельскохозяйственного рынка и продовольственного рынка в нашей стране? Потому что иначе не только черешни, но и не хватит даже гнилых картошки и помидоров на голову нашего "любимого" правительства. Простите.

Михаил Соколов: Молдову, наверное, вспоминают. Там коммунисты-то пришли к власти.

Владимир Жириновский: То, что касается возможного возвращения коммунистов, - исключено полностью. Скорее всего, будет авторитарный режим вот с той командой, которая сегодня уже есть. Поэтому никто не захочет... даже Зюганов, он сам не хочет. Он страшно боится, что вдруг это случилось бы когда-то, что бы он сейчас делал. Поэтому это исключается.

А то, что касается нехватки, то в сельском хозяйстве надо поддерживать нашего... У нас сейчас огромный урожай хлеба снова. Но надо дать возможность его закупать свободно. Вот Красноярский край. Установили цену 1 рубль 60 за килограмм. Почему 1 рубль 60? Есть покупатели за 5 рублей. Дайте возможность. Монополия. То есть нам мешает советская модель. До сих пор везде монополисты. Губернаторы вместе с милицией, с прокуратурой, даже с ФСБ и судами травят любых покупателей за большие деньги, чтобы... А им выгодно.

Михаил Соколов: А что ж делать с этим?

Владимир Жириновский: Бороться, бороться. Вот идеальный вариант - губернаторов назначать. Укрупнить территории и дать возможность развитию свободного рынка.

Михаил Соколов: Ну, тогда им все равно будет, вообще уж. Он же будет только на президента ориентироваться.

Владимир Жириновский: Да-да. И лучше такой авторитарный режим, самодержавный, унитарный, но мы быстренько экономику поднимем до нужного уровня. Ведь огромная страна, столько простора, столько лесов, полей, рек, пашней... скота можно было бы развести в огромном количестве. Да возьмите, вот Греф, его ошибка. Ну, Монголия нам должна 5 миллиардов долларов. Он не хочет брать живым рогатым скотом - овцы, просто скот. Живьем возьми.

Михаил Соколов: Так подохнут же.

Владимир Жириновский: Так зачем? Рядом перегони их в Читинскую область - пустые кошары, заколи их, мясо получи, шкуры, шерсть, овчину. "Только деньги". Вьетнам тоже должен деньги. "Только деньгами". Нет денег. Он списывает долги. Вот это двойная ошибка: не берем товарами, а деньги списываем. Хотя бы продлевали бы срок этого долга. То же самое Афганистан. Вот Греф всем спишет долги, вместе с Фрадковым, - и мы вообще ничего не получим. В этом плане правительство неправильно поступает.

Михаил Соколов: Спрашивают: "Вы за то, чтобы продолжить приватизацию?". Ну, например, в такой форме, чтобы людям, например, землю выдавать бесплатно под строительство и так далее.

Владимир Жириновский: Вот мы навязываем эту идею. При утверждении Фрадкова я так и сказал: "Ну раздайте землю. Ведь по гектару можно дать". И пусть люди эту землю заложат в банк, или еще какие-то залоги, или просто кому-то в аренду сдадут - и зарабатывают деньги. То же самое лес. Он сгорает на 2 миллиарда долларов ежегодно. А раздать лесные участки ближайшим, так сказать, селянам - и там будет порядок. Обязательно приватизацию провести. Территория огромная. Всего хватает у нас. И пусть реально люди станут собственниками, реально. Это все можно сделать. Но вот чего-то боятся. Поэтому предлагаем это не раз, обязательно. Есть еще что приватизировать. Огромное количество предприятий, и земли, и собственности, которая в руках государства, - все это можно передавать в руки граждан.

Михаил Соколов: А не думаете, что всё пойдет назад от дела ЮКОСа, регресс?

Владимир Жириновский: Нет-нет. Если будут платить налоги, если не будут утаивать свои капиталы, не будут их переводить за рубеж, всем, кто будет работать на российскую экономику, будет зеленая улица.

Михаил Соколов: Просто борьба с коррупцией, знаете, она получается так, что бизнесменов сажают, а чиновники, они в стороне.

Владимир Жириновский: Ну, в данном случае смена собственников произойдет - и все. Все, кто пришли, получили лакомые куски собственности при Ельцине, они должны или работать на нашу экономику, или передать свою собственность...

Михаил Соколов: Питерским.

Владимир Жириновский: Новым питерским, пускай так будет, но чтобы деньги шли здесь, в Россию, так сказать, для наших, чтобы не уводили капиталы за рубеж. У нас же огромные деньги - 500 миллиардов за рубежом. Это семь бюджетов. Давайте их вернем потихонечку в Россию - и вот вам дополнительные деньги.

Михаил Соколов: Ну, если грабить Ходорковского, то эти деньги там и останутся.

Владимир Жириновский: Ну, искать пути. Но это делать нужно. Потому что это все коммунисты бывшие - в этом же проблема. Это все бывшие коммунисты: только отбирать. Вот в чем проблема, так сказать.

Михаил Соколов: Еще звонок. Сергей, Ростовская область. Пожалуйста.

Слушатель: Владимир Вольфович, я хотел бы задать два вопроса. Вот вы говорите, что деньги раздаете . А официально объявите, что "я отказываюсь от пенсии"... сколько там у депутатов? - 16 с чем-то тысяч, а так же, как у обычного работяги - 2 с копейками. И тогда вы будете, если не точно президентом, то наполовину президентом, сразу народ вас поймет. А то это пиар. Все говорят, а все лезут из-за льгот - офицеры, все туда... артисты разные - все льготы. Это все для народа ничего не значит, а просто слова.

И второй вопрос. Помните, что в 1999 году весь народ притих - боится, что дома взрывали, мол, ФСБ в Рязани попался с поличным, там комиссия была, Юшенкова убили, у того внезапный сердечный приступ, Лациса избили - и все это затихло. Что это? Об этом будет продолжение парламентское или не будет? Или все уйдет в песок?

Владимир Жириновский: Все уйдет в песок. Потому что в каждом государстве есть свои тайны, и та информация, которую как бы неудобно говорить, и она может повредить имиджу государства.

А то, что касается льгот депутатов, ну, вот я реально это уже делаю. Всю зарплату, и свою, и депутатов, я раздаю гражданам. В каждой области по 100 тысяч, по 200. Каждый может проверить, направить письмо: "Москва, Госдума, фракция ЛДПР. Прошу выслать тысячу рублей". "Прошу выслать 500, 700". Много мы не можем, потому что избирателей же огромное количество. Но вот если я был в Калининградской области, я раздал там 200 тысяч. Был в Курской области - раздал 200 тысяч. Был в Ленинградской области. То есть раздаем. Я согласен.

Михаил Соколов: А в Курской области, вы там кур стреляли, так пишут журналисты.

Владимир Жириновский: Это я остановился в деревне специально, чтоб не в городе. И поскольку как бы не во что пострелять, немножко расслабиться, я выкупил двух кур у хозяйки по 100 рублей...

Михаил Соколов: Пишут, что четырех.

Владимир Жириновский: Ну, четырех, не помню уже сколько, может быть, трех-четырех. И из охотничьего ружья вот как бы...

Михаил Соколов: А пенсионер-то там какой-то... вы в него чуть не попали.

Владимир Жириновский: Да, это он шутит, пенсионер. Я там всем тоже раздал деньги. Ему хотелось еще денег. Пусть пришлет письмо - я ему вышлю тоже денег. Куда попасть, когда вот по полю курица идет, я выстрелил прямо в голову ей - все, никакой проблемы нет. Все-таки близко там, метров 30. Тихо, никого нет - поле. Это голову морочит этот пенсионер. Надо ему - вышлем деньги.

Поэтому я согласен. Но уравниловка, она ничего не даст. Если мы будем платить чиновникам по 2 тысячи рублей, они просто не будут работать. Вы сами поставьте себя на место чиновника. Он отвечает за огромный вопрос. Министр отвечает за всю страну. Поэтому их зарплата сегодня с трудом приближается к зарплате их коллег за рубежом. Но, конечно, надо и нашему народу поднимать и пенсию, и зарплату, и все остальное.

Но вы сами прекрасно понимаете, в семье ведь, наверное, отец должен получать больше всех, потом, может быть, мать, потом старший сын, потом младшая дочь, потом уже, может быть, внуку. То есть какая-то иерархия всегда есть. Нельзя, если отец всю семью содержит, ему дать тоже маленькую тарелочку супа и заплатанную рубашку. Наверное, ему надо дать больше, потому что он кормилец семьи. В этом смысле вы должны понять, что в любой стране мира чиновники, депутаты, министры, губернаторы получают больше простого народа - это уж так сложилось исстари.

Михаил Соколов: Спрашивают: "Нуждается ли общество в обязательном освидетельствовании независимыми от властей психиатрами кандидатов на пост президента, например?".

Владимир Жириновский: Можно все освидетельствовать, но любые диагнозы, они будут противоречить Конституции. По Конституции нет противопоказаний для избрания человека, если у него есть какие-то заболевания. А болеют у нас все. И, в общем-то, единственный случай был, по-моему, где-то в Аргентине или в Бразилии, когда добились отставки президент, считая, что он сумасшедший, чего-то он не так делал. А так, в основном, власть стабильная. На голосовании - пожалуйста. У вас выборы проходят, не голосуйте за того человека, который вызывает у вас какие-то подозрения. А независимой психиатрической экспертизы никогда нет. Если надо, все заплатят, кто в состоянии заплатить... Вон футбол тоже. Разыгрывают, так сказать, кого надо сделают чемпионом футбола Европы и мира. Вот вам независимое жюри, независимое ФИДЕ и так далее. То же самое Олимпийские игры. Кто заплатит побольше, того и сделают олимпийским чемпионом.

Михаил Соколов: Владимир Вольфович, вот итальянские газеты тут много пишут про вас. О том, что вы, якобы, поставляли сербской армии Караджича боеприпасы, установки залпового огня. И даже вот такой текст, что "в 2000 году суд Венеции признал виновными всех итальянских компаньонов Жириновского. По словам Паоло Орманни, прокурора Торре Аннунциата (это город такой около Неаполя), Жириновский - иностранный гражданин, совершивший преступление в другой стране. Мы не имеем права на какие-то активные действия против него. Все улики и доказательства его причастности к торговле оружием отправлены в Словению, Швейцарию и Россию. Ни одна из этих стран не возбудила дела против Жириновского, что дало ему право продолжать свою деятельность". Что скажете?

Владимир Жириновский: Ну вот, видите, ни одна из этих стран не возбудила, потому что никакого дела нет. Никогда не занимался никакой контрабандой, никакого оружия. Просто один в Словении серб... я был там, зашел в его лавку, мы выпили там сливовицу, он сфотографировался со мной. А потом, через несколько лет, он занялся действительно контрабандой оружия для сербских патриотов. И потом его арестовали. И в его архиве нашли фотографию со мной. Из этого сделали вывод, что я имею какое-то отношение к его группировке. Я же приезжаю в страну, откуда я знаю, кем этот человек станет в будущем. Люди подходят: братья-славяне, давай, все, фотографии... Я фотографируюсь в день 100 раз, наверное. И очень часто это могут быть люди, случайно оказаться, кто связан с преступным миром. Потом эти фотографии находят следователи, и из этого делают выводы, что я имею отношение к этому человеку. Никакого отношения не имею ни к одной преступной группировке, и никогда никаких противоправных деяний не совершал.

Михаил Соколов: Ольга Ивановна из Москвы. Вопрос, пожалуйста, ваш. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день, Владимир Вольфович.

Владимир Жириновский: Добрый день.

Слушатель: Спасибо вам и уважение глубокое за то, что вы не боитесь нас принимать и выходить к нам на улицы.

Если бы нам, предположим, всем стали платить нормальную пенсию, не считали бы вы, что просто мы бы... страна опять бы села на карточки по продуктам?

Владимир Жириновский: Вы сами как бы подтвердили это. Это правительство и боится, что если резко повысить пенсию, то, якобы, сметут снова с полок магазинов все те товары, которые там находятся. Поэтому и сдерживают рост зарплат, доходов и всего остального. Потому что иначе боятся, что...

Михаил Соколов: А вы считаете, что можно дать, да?

Владимир Жириновский: Конечно, деньги есть. Ну пусть понемножку увеличивают и увеличивают. Они зря боятся. Товаров слишком много в стране. Никто из людей не будет покупать три телевизора, пять холодильников, десять костюмов.

Михаил Соколов: А цены на нефть упадут вдруг - и все, дефолт.

Владимир Жириновский: Вот этого и боятся. Вот сейчас снова поднялись, а через три-четыре месяца вдруг резко падают. Советский Союза из-за этого же рухнул, когда в 73-ем году началось резкое падение цен на нефть, и 85-ый год, 91-ый год - все, страна начала рушиться. Нам нужно обязательно восполнить бюджет деньгами, доходами от других отраслей промышленности, чтобы не быть зависимыми от нефти.

Треть доходов от нефти. Представляете, треть населения будет голодать. Это же бунт. Поэтому в этом плане как бы правительство боится. Они просто пугливые, министры. Ничего бояться не надо, нужно больше и лучше кормить людей. А еще лучше, чтобы у людей, у каждого был бы свой источник дохода. Но это не касается пенсионеров. У них уже один источник дохода - пенсия.

Но вот я думаю, что правительству выгоднее, конечно, резкое сокращение пенсионеров за счет преждевременного ухода из жизни, чем попытаться дать им хорошо пожить. Правительство как думает: "Зачем кормить их, пенсионеров? Они все равно уже свое отработали, и они ничего хорошего уже для страны не сделают". Но это неуважение, конечно, к пенсионерам, но зато это хорошая модель для правительства улучшить экономические показатели лет через 5-6.

Михаил Соколов: Леонид из Петербурга.

Слушатель: Владимир Вольфович, я жители блокадного Ленинграда, пенсионер, отставник. Меня очень интересует вопрос. Вот с прошлой Государственной Думы висит вопрос о льготах по автострахованию.

Дума нашла время для рассмотрения вопросов по закону о референдуме и так далее. А когда же вот этот-то вопрос будет разрешен? Или он так и повиснет?

Владимир Жириновский: Я думаю, повиснет. Потому что он как бы уже целый год работает. Уже собрано где-то около 50 миллиардов рублей, а выплачено по компенсациям всего 5. То есть 90 процентов прибыли идет в руки страховых компаний. Это тоже в доход как бы общий для страны, для Кудрина, для Грефа. Но мы будем стараться. Мы ставили вопросы и о блокадниках, и о ветеранах, и о пенсионерах, чтобы или освобождать их, или уменьшать им ставки платежей по автострахованию. Мы думаем об этом, стараемся вам помочь. Но пока правительство не идет ни на какие уступки, и в том числе "Единая Россия".

Михаил Соколов: Наталья из Москвы, пожалуйста. Последний вопрос.

Слушатель: Я вот тоже считаю, что льготы - это остаточное явление коммунистического режима, что это коммунистическая утопия, потворство беспечности и лени. В концлагере тоже бесплатное обслуживание. И я очень разочаровалась в тех демократах, которые стали объединяться с коммунистами. Чем они отличаются от них?! И когда они мне говорят: "А чем же старики будут кормиться?". Я говорю: "А где ваши дети и близкие? Почему они содержание своих родителей спихивают на государство?". Мы должны развивать частную собственность и милосердие в первую очередь. И это и будет покаянием. А без покаяния сбудется пророчество о возврате коммунистов.

Михаил Соколов: Понятно. На позициях СПС, между прочим, получается.

Владимир Жириновский: Правильно, Наташа, говоришь. Я при советской власти... мама получала 57 рублей 20 копеек, конечно, я ей помогал. Это тогда, когда никакого Горбачева не было. Так и сейчас. Государство, видимо, и правительство это и имеют в виду. Пускай это будет как бы призыв рожать детей, чтобы дети содержали своих родителей в старости. В Китае вообще пенсий нет ведь. Есть государства, которые вообще не выплачивают никаких пенсий.

Надо подтолкнуть людей, чтобы сперва родители заботятся о детях, а на старости - дети заботятся о своих родителях. Это был бы самый лучший вариант.

А все деньги платить в зрелом возрасте - высокую зарплату, чтобы глава семьи бы обеспечивал и стариков своих, престарелых родителей, и молодежь, которая еще не пошла работать.

Вот он взрослый, 45-летний мужчина, который содержит свою жену, двоих детей и двоих стариков, и со своей стороны, может быть, и со стороны жены. Вот идеальный вариант. Хорошая квартира, у них разные квартиры, машина, офис у него, какая-то собственность, какие-то доходы - и все это спокойненько обеспечивается вот для этой всей большой семьи.

Чем миллионы стариков со справками будут стоять у кассы, требовать: дайте, дайте, дайте, - а правительство, естественно, их обманывает, и это вредно сказывается.

Ну, вот это последняя ступень социализма, которая отваливается с 5 августа, в пятницу, в четверг, вернее, послезавтра. И в ближайшие несколько лет граждане будут получать все деньгами - и это как бы окончательное становление капиталистической формации в нашей стране.

Михаил Соколов: "Господин Жириновский, почему вы выступаете на американской радиостанции? Вы же не любите Америку".

Владимир Жириновский: Меня приглашают, и радиостанция же вещает на наших граждан. Да если и на американцев... там 7 миллионов наших граждан. Да если бы не было наших граждан, пускай американцы слышат то, о чем я говорю.

Я не люблю не Америку, а, может быть, тех деятелей в Америке, которые мечтали об уничтожении Советского Союза. А миллионы американцев о нас хорошо думают и не желают войны с нами.

Это руководители отдельные, отдельные министры, отдельные чиновники, типа Киссинджер или Збигнев Бжезинский - это отдельные лица.

Как у нас там был Сталин, Берия, не знаю, Суслов.

Это же не русский народ!

Сегодня свобода прессы. И через все каналы мы должны друг на друга воздействовать, чтобы прийти к нормальному согласию.

И все мы должны любить свободу, но свободу для всех, в том числе и для русских.

Михаил Соколов: Спасибо. В эфире была программа Радио Свобода "Час прессы". Вместе со мной в московской студии Радио Свобода был лидер ЛДПР, вице-спикер Государственной Думы России Владимир Жириновский.

XS
SM
MD
LG