Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президентское трудоустройство.Гость по вашему приглашению


"Владимир Путин назначил преемником Леонида Кучму". Под таким заголовком газета "Коммерсант" рассказала в минувший четверг об итогах неформального саммита государств-членов стран СНГ. Речь о том, что новым лидером Содружества стал президент Украины Леонид Кучма. В связи с этим киевская газета "День" задалась сразу несколькими вопросами. "Почему именно украинский лидер? Какие цели преследовал Владимир Путин, делая подобное предложение украинскому коллеге? Зачем, наконец, Леонид Кучма принял это предложение? И как это согласуется с постоянными заявлениями украинского руководства о европейском выборе?" Ну, последний вопрос можно с чистой совестью отнесли к сугубо внутренним. Остальные - вполне аналогичны тем вопросам, которые ставят сегодня российские издания. У нас в гостях журналисты - эксперты в области российско-украинских отношений. В московской студии - редактор международного отдела еженедельника "Московские новости" Дмитрий Бабич, с нами на связи заместитель главного редактора киевской газеты "Телеграф" Мария Старожицкая.

Мы приглашаем слушателей радио "Свобода" присоединяться к нашему разговору по телефонам прямого эфира. Хотелось знать ваше мнение по поводу одного из вопросов, поставленных украинской газетой: какими мотивами руководствовался российский президент, выдвигая на должность лидера Содружества своего украинского коллегу, положение которого в родной стране, как известно, весьма шатко.

И для начала я хотела бы обратиться к участникам нашего разговора. Многие российские газеты считают, что, обеспечив Кучму местом лидера Содружества, Путин, в какой-то мере, подстраховал своего украинского коллегу. По мнению газеты "Время новостей" "дальнейшая политическая судьба господина Кучмы, не идущего на предстоящие выборы, может быть обеспечена предоставлением ему "подходящей" должности в структурах СНГ. А это в свою очередь может обеспечить ему неприкосновенность у себя на родине, где украинскому президенту грозят его политические противники". И я обращаюсь к Марии Старожицкой, украинские газеты - тоже считают, что выдвижение Леонида Кучмы некая акция поддержки со стороны российского президента, поскольку работа Кучмы в структурах СНГ, после передачи им президентского поста, застрахует его от возможных неприятностей с украинской оппозицией.

Мария Старожицкая: Я бы далеко идущие прогнозы не строила, потому что брэнд СНГ имеет привлекательность сейчас в Украине не такую высокую, чтобы это была действительно какая-то престижная должность "на потом". Мы еще не дошли до ближайших выборов, чтобы думать о чем-то, что будет после. Мне кажется, что в самом этот назначении стоит даже, наверное, поверить Путину, который сказал, что все это делается по другой логике. Не потому, что главы других государств опасались, что этот шаг приведет к ослаблению СНГ. Естественно, что Украина, которая воспринималась как могильщик СНГ, так и не вошла в него как полноправный член, постоянно все договоры тормозила и делала только то, что в ее интересах. Путин сказал, что он этим назначением хотел бы, чтобы все страны СНГ почувствовали свою сопричастность к общему делу. Это высокие слова, но, скорее всего, он хотел показать, и в первую очередь гражданам Украины, позицию украинского президента в евро-азиатском направлении, то есть его близость к России, именно накануне будущих украинских выборов. То есть продемонстрировать гражданам Украины, где и с кем должна быть их страна.

Елена Рыковцева: Спасибо, Мария. И, Дмитрий, ваше мнение. Вы поверили в эти высокие слова, которые сказал президент России?

Дмитрий Бабич: Мне кажется, что тут мотивы немножко другие. Путин проявил себя в последние месяцы именно как человек, занимающийся проблемами Российской Федерации и во всем следующий интересам только Российской Федерации. Об этом говорит и закон о гражданстве, который, по сути дела, отрезал соотечественников, которые находятся за рубежом, в том числе в бывшем СССР, от России. Об этом говорит и визовая политика, которую проводит Россия. И мне кажется, что просто Путину немножко надоела вот эта игра в СНГ, которой активно занимался Ельцин, и которая у него, как у прагматика, вызывает только улыбку. Я помню, в какой обстановке на саммите в Кишиневе Путин объявил об этом своем предложении - сделать Кучму главой Совета государств СНГ. Это, скажем, делалось в виде какого-то экспромта. Люди даже не поняли, что идет пресс-конференция, настолько это было походя и быстро сказано. Поэтому мне кажется, что Путин просто показывает Кучме и всем остальным: "Вы знаете, господа, мне эта игра нужна не больше, чем вам всем. Если вы к этому СНГ несерьезно относитесь, то я и подавно к этому буду несерьезно относиться".

Елена Рыковцева: Вот такое мнение. И у нас первый звонок.

Слушатель: Меня зовут Евгений Васильевич. Я думаю, что Владимир Владимирович руководствовался следующим. Дело в том, что он тоже несколько утомился от этого бремени, так сказать, функционирует или не функционирует СНГ? Он обременен тем, что народ требует объединения с Белоруссией, с Украиной и т.д. Нужно положить этому конец. Самому ему объявить о том, что СНГ себя изжило, несколько неловко. Тогда он, договорившись об этом с Кучмой, предложил ему. Что и сделал Кучма буквально через день-два. Вот он не далее как вчера нам вещает, что СНГ себя изжило, давайте объединяться на других принципах. Вы согласны со мной?

Елена Рыковцева: Спасибо. Весь вопрос: согласна ли с вами Мария Старожицкая? Мария, вы согласны, что Кучма - это некий могильщик СНГ, в этом его нынешняя функция?

Мария Старожицкая: Мне кажется, что его функция более многоплановая. Очевидно, что СНГ - это отыгранная карта и СНГ - это немодно, а Еврозэс - это модно и т.д. Но Кучма сам заявил, что концепция воссоздания экономического пространства на основе хозяйственных связей бывшего СССР показала свою несостоятельность. Это весьма показательная фраза. Возможно, продолжая политику некоего дистанцирования от России в рамках СНГ и сближения с остальными государствами в каких-то других рамках, у Кучмы действительно появятся варианты создания зон свободной торговли (это его давняя идея) с частью стран СНГ или со всеми странами СНГ. И, возможно. СНГ без России окажется тоже жизнеспособным в каком-то виде. Потому что у маленьких стран, у маленьких независимых государств есть действительно свои интересы, прежде всего экономические. Это слово, которое повторялось на саммите и после него постоянно.

Елена Рыковцева: Судя по тому, что пишут российские газеты - Кремль для украинского президента - это чуть ли не последний шанс. "Кучму очень волнуют политические позиции его страны в мире" - написали "Известия". "После того, как США отнесли Украину к неблагонадежным, с точки зрения борьбы с отмыванием денег, странам, в мире пошла цепная реакция. Европейские страны, одна за одной. начали ужесточать требования в работе с Украиной. Это значит, что Кучме лишь остается обратиться за поддержкой к России. У Москвы сейчас есть редкий шанс закрепиться на булыжниках Крещатика и оказать серьезное влияние на будущие события в Украине, вплоть до президентских выборов в 2004 году".

Газета "Время новостей" прямо увязывает обретение Кучмой поста лидера содружества с таким поворотом событий: "Мало кто сомневается, что председательство Украины в СНГ всего лишь один из, но весьма мощный пиаровский ход, сделанный Москвой в стремлении помочь господину Кучме обеспечить победу своего кандидата на предстоящих через год президентских выборах на Украине".

Вы согласны, Дмитрий, что действительно существует такая форма размена: Леонид Кучма, загнанный в угол США и Европой, отдает Москве на откуп президентские выборы в своей республике? И вообще, что означает участие Москвы в украинских выборах? Это поддержка трех-четырех президентских партий или поддержка приемника, которого назовет Леонид Кучма?

Дмитрий Бабич: Эта версия, что Кучма, загнанный в угол, идет навстречу Москве, часто звучит именно с Запада, особенно из Польши.

Елена Рыковцева: Но в российской прессе она тоже звучит, как видите.

Дмитрий Бабич: Да, но часто это просто отголоски. Потому что, в принципе, среднего россиянина эта перспектива не пугает, и даже не интересует, я бы сказал. Особенно к кому там идет Кучма. Здесь чувствуется некий страх Запада. Запад прекрасно помнит о Советском Союзе и прекрасно помнит слова, по-моему, Буша о том, что без 50 миллионов на Украине Советского Союза быть не может. Поэтому единственный шанс восстановления Советского Союза или чего-то подобного - это если произойдет действительно сближение России с Украиной. Мне кажется, что этого не произойдет. Нового Советского Союза не будет ни при каком раскладе. Другое дело, что сама эта ситуация - разделения России и Украины - создает колоссальную базу для нарушения прав человека. В любой момент украинца, находящегося в Москве, или россиянина, находящегося в Киеве, могут спросить: "Что вы здесь делаете?" Мы это уже замечаем, и этим активно пользуются. И так получилось, что политически защищать права человека в этой сфере сегодня никому не выгодно. Это не выгодно российской власти, которая очень эгоистична и работает именно на себя, на Российскую Федерацию. Это не выгодно и Западу, который боится, что произойдет объединение, и опять будет некая угроза политической нестабильности в Европе исходить отсюда. Это никому не выгодно кроме людей, которые у нас, как известно, организовываться не умеют и не могут. Поэтому мне бы хотелось, чтобы мы чаще смотрели на эту проблему с этой точки зрения - с точки зрения прав человека.

Елена Рыковцева: У нас звонок.

Слушатель: Меня зовут Сергей. Я, честно говоря, даже не разбираюсь в деталях, то есть не хочу разбираться в деталях - почему Кучма и Путин таким образом ведут себя друг с другом. Мне кажется, что народная мудрость по этому поводу уже давно высказалась, по крайней мере, в трех пословицах. "Рука руку моет". "Свой свояка видит издалека". "Путушка хвалит Кучмуха за то, что хвалит он Путушку". Спасибо большое.

Елена Рыковцева: Спасибо. Маша, вернемся к моему предыдущему вопросу. Вы согласны с тем, что существует некая форма размена: сегодняшняя поддержка Москвы в обмен на последующее участие Москвы в президентских выборах на Украине?

Мария Старожицкая: Я бы хотела сказать, что общность определенных интересов российских и украинских, общность каких-то пожеланий народа - жить мирно, дружно, без особых границ и прочие естественные желания среднего избирателя - не являются прерогативой для исполнения чисто Леонидом Кучмой. И в Украине и в России есть новое поколение политиков, где-то оно даже оформилось. И необязательно, что это будет дело Кучмы или его преемника. Это объективная реальность и рассуждать о непременном размене и последующей поддержке Москвы на будущих украинских выборах именно Кучмы или того, на кого он покажет пальцем, это необязательно. Потому что объективно-конструктивные вещи Москва будет поддерживать в любом случае. И, скорее всего, в этом случае выбор Москвы на будущих украинских выборах будет исходить из чисто прагматичных расчетов, а не из каких-то сегодняшних договоренностей и тем более размена на столь объективно ничего не значащий пост.

Елена Рыковцева: Я бы так хотела сейчас поставить вопрос перед нашими слушателями - вы заметили, что в прошлом году в России проводился год Украины? И знаете ли вы о том, что в этом году на Украине проводится год России? Может быть те, кто видел программу Виктора Шендеровича "Бесплатный сыр", слышали, как иронично он заметил по этому поводу: "Российско-украинская дружба достигла невиданных размеров" и в стык с этими словами поставил мнение украинской женщины насчет "Геть москалей!". Кстати, такой же ход использовала украинская газета "День": "Торжественно, помпезно, грандиозно состоялось открытие года российской федерации в Украине в национальном дворце "Украина". Гром рукоплесканий ждал там Владимира Путина. В своем выступлении он говорил о больших достижениях двух народов, о глубоких корнях дружбы и отношений, которые будут только прирастать и приумножаться с годами". В это время напротив дворца "Украина" около ста человек, выкрикивая антироссийские лозунги, протестовали против года России. И, кстати, свою заметку по поводу начавшегося года России украинский журналист назвал "Торжество асимметрии". "Год Украины в России" - пишет он, - "задумывался якобы для пользы двусторонних отношений или, как высказывался посол Виктор Черномырдин, для лучшего познания. Так и произошло. Украину познавали в России деятели культуры, а Россию в Украине - деятели бизнеса. Руководство двух стран демонстрировало дружескую атмосферу на фоне спада показателей в экономическом сотрудничестве, фактического отсутствия украинских инвестицийв российской экономике". Но послушаем звонок.

Слушатель: Меня зовут Анатолий Михайлович. Я думаю, что у Путина нет никаких обязательств перед Кучмой, как это было перед Ельциным. Тем более, вряд ли Кучма надежный политик, на последовательность которого можно рассчитывать. Он зависит только от ситуации. И поэтому здесь все определяется реальным соотношением позиций, потому что Россия кардинально заинтересована в союзе с Украиной, Запад этому противостоит. У России нет особых возможностей препятствовать этому так или иначе. Это кардинальная позиция Запада. И в данном случае речь идет только о послании определенном. Что мы готовы видеть на посту украинца, Кучма это или не Кучма:

Елена Рыковцева: Нет, это все-таки Кучма.

Слушатель: Ну, понятно. Сейчас Кучма. Личных обязанностей никаких нет. Что касается юмора Шендеровича, то тут, понятно - он транслирует определенную позицию. Это совершенно ясно.

Елена Рыковцева: Анатолий Михайлович, а вы-то заметили, что в России проводился год Украины?

Слушатель: Понимаете ли, попытки проведения года Украины или года России - это слабые потуги, потому что нет возможностей для настоящих усилий по расширению связей. Ведь это все настолько ясно. Конечно, это не видно, все это пустые звуки. Ну и что ж? Печально.

Елена Рыковцева: Спасибо. Мария. Правильно ли я понимаю, что в украинской прессе тоже существует несколько ироничное отношение к году России, который сейчас начался в республике?

Мария Старожицкая: Конечно, а как иначе? Например, если у нас сейчас проводится год России, то в России уже начался год Казахстана. Так что вот такая асимметрия, как вы сказали. И тем более, например, тот же президент Казахстана не почтил Киев своим присутствием в этом самом году. Дело в том, что прошел один год, начался другой год, но на самом деле это все равно, что день механизатора или день работника виноделия. Это не та форма, которая может действительно каким-то образом подействовать на лучшее взаимопонимание и дружбу граждан близких действительно государств. У меня лично год России начался тем, что мне в загранпаспорт поставили визу "Конотоп" при поездке в Москву, это весьма показательно.

Елена Рыковцева: Вот Маша, вы сказали - "а как иначе?" Но у меня. например, создалось ощущение, что российские газеты предпочитают подбирать благостные экспертные оценки по поводу акции "год России на Украине". К примеру, в "Известиях" было напечатано: "Год может стать не просто показухой, а возрождением старых традиций. Российский год может сделать то, что не успел украинский: наладить культурный обмен, издать общий украинско-российский учебник истории, открыть в Киеве российский культурный центр:"

Дмитрий Бабич: Вы знаете, я в основном все-таки встречаю ироничные оценки. Даже в нашей газете "Московские новости" появился такой заголовок "Российско-украинскую дружбу оставили на второй год". Ну, ирония это всегда хорошо, это хлеб прессы, но, в принципе, я ничего плохого даже в какой-то компанейщине в этих делах не вижу. Понимаете в чем вся беда? Беда в том, что это действительно не реализуется. Может быть, нет какой-то потребности в самом обществе - послушать, о чем говорят молодые люди. Очень редко они обсуждают, скажем, украинских писателей или украинскую музыку, хотя есть что почитать и что послушать. К сожалению, так устроен сегодняшний мир, что в кинотеатрах идут одни и те же фильмы, в основном американские, люди читают более-менее одни и те же книги, то есть нескольких культовых авторов и нескольких мировых современных скажем так классиков. Это действительно печально, об этом много говорят. Если удастся это преодолеть какими-то годами - Украины, Казахстана - дай бог.

Елена Рыковцева: Дмитрий, а вы верите в то, что появится общий украинско-российский учебник истории?

Дмитрий Бабич: Я думаю, что Россия и Украина - это страны с самым непредсказуемым прошлым и, честно говоря, при нынешнем настрое в Киеве и Москве, мне довольно трудно представить такой общий учебник, по крайней мере, начиная с 1219 года, когда было татаро-монгольское нашествие.

Гость по вашему приглашению

Елена Рыковцева: Во время прямых эфиров нашей программы непременно раздается хотя бы один звонок с просьбой позвать в эфир Егора Яковлева. Сегодня Егор Яковлев на эти просьбы откликается Он гость нашей студии. Звоните, задавайте вопросы, а я начну. Егор Владимирович. Где вы теперь?

Егор Яковлев: Я сегодня являюсь председателем совета директоров новой телевизионной компании "Москва - открытый мир", которая пытается налаживать связи с Америкой, Германией, потом с Израилем: Мы передаем русские программы для русской диаспоры. Не могу сказать, что эта работа безумно увлекательна, но интересна и приятна, потому что я в своей жизни достаточно часто убеждался, как мы виноваты перед людьми, которые уехали из России. В каком мы оказываемся положении, будь то наше вхождение в Чехословакию, будь то моя мама, которая когда-то жила за границей. Если можно что-то доброе сделать, я считаю это божьим делом.

Елена Рыковцева: Интересно у вас жизнь складывается. Газета "Московские новости", потом телевидение - "Останкино", потом опять газета - "Общая" и теперь снова телевидение. Наверное, следующим этапом вновь будет газета.

Егор Яковлев: Я бы очень хотел.

Елена Рыковцева: И у нас первый звонок.

Слушатель: Меня зовут Виктор Николаевич, я из Москвы. За 80 лет все уже убедились, что идея коммунизма и социализма - сплошная утопия. Однако об этом мы пока еще мало говорим, и до сих пор еще есть горячие сторонники этой утопии. Второе, самое главное, что мы сейчас переживаем - переход к рыночной экономике. Ну, какая может быть экономика рыночная, если страна более 10 лет находится под монопольным произволом различных мафиозных кланов. И самая элементарная справедливая конкуренция задушена в самом зародыше. У меня таких вопросов к Егору Владимировичу очень много. Как бы я мог эти вопросы задать ему помимо Интернета, потому что у меня нет входа в Интернет?

Егор Яковлев: У меня нет выхода в Интернет тоже. Спасибо за вопрос и за то, что вы позвонили. Вы знаете у меня, когда я вас слушал, несколько двойное чувство. С одной стороны вы говорите, что все поняли, что социализм никуда не годен, а с другой стороны, вам абсолютно ясно, что наш рыночный мир тоже никому не годен. Мне кажется, нельзя быть окончательным ни в том вопросе, ни в другом. Если говорить о социализме, здесь еще очень много людей, которые в это верят. И, в общем, я с большим трудом расстался с этими идеями, освободился от них. Но, тем не менее, проблема социального равенства, проблема социального взаимодействия, проблема общественного взаимодействия - они остаются для меня серьезными и сегодня. Если говорить о рыночном социализме, то я хочу просто привести в пример один мой разговор с Александром Николаевичем Яковлевым, с которым мы много лет дружим.

"Александр Николаевич, когда вы были послом в Канаде, если бы вы пришли в приличный дом и сказали, что ваша самая светлая мечта - построить капитализм". "Меня бы никогда в этом доме не приняли". Потому что капитализм, совершенно ясно, это бывшая уходящая, несомненно, структура. Куда двинется Россия, я не готов сейчас сказать, но не к социализму и не к капитализму, я в этом уверен. Понимаете, история развивается волнообразно. Бывают периоды провальные в истории. Но, наверное, они не должны быть провальными в нашем мышлении. И наша задача, если выпало какое-то время подумать, подумать чего же мы хотим.

Елена Рыковцева: А вы считаете сейчас - время для размышлений?

Егор Яковлев: Несомненно.

Елена Рыковцева: У нас еще звонок.

Слушатель: Меня зовут Татьяна Андреевна. Егор Владимирович, год назад вы на вопрос - почему вы не критикуете Лужкова? - ответили, что от добра добра не ищут. Но вот он хочет ставить Дзержинского, поворачивает реки, ставит уродливые памятники, памятников очень много и очень много на это идет денег, но зато для заложников у него денег нет. Изменилось ли у вас сейчас отношение к Юрию Михайловичу?

Егор Яковлев: Я не могу сказать, что оно изменилось резко, потому что было бы слишком легко менять мнение. Кто-то очень правильно сказал, что Юрий Михайлович ошибся в последовательности. Надо было сперва соединять реки, а потом восстанавливать Дзержинского. И это никого тогда не удивило бы. Я не разделяю, естественно, этих его позиций, страшно переживаю за наши пруды.

Елена Рыковцева: Вы бы встали в эту цепочку людей, которые протестуют на Патриарших против возведения Примуса?

Егор Яковлев: Встал бы с удовольствием. Тем более, что я полжизни проработал в комбинате "Московской правды". Тем не менее, все происходит в сравнении. Если мне сегодня кто-то скажет, что он знает человека, который мог бы сделать для Москвы больше, чем сделал Лужков за последнее время, я ему поклонюсь в пояс. Я такого человека не знаю.

Елена Рыковцева: Егор Владимирович, наверное, это болезненный для вас вопрос, но тем не менее. В мае прошлого года прекратила свое существование "Общая газета", которой вы руководили с момента ее основания, и мы не обсуждаем сегодня причин, по которым это произошло - тем более, что вы подробно говорили тогда о них в эфире радио "Свобода", в программе "Лицом к лицу". Но, как известно, стены - остались. И в этих стенах какое-то время продолжали работать некоторые сотрудники "Общей газеты", туда также пришли новые журналисты и владельцы, пришли, чтобы работать уже над новым изданием под названием "Консерватор". Не может быть, чтобы вы никак не следили за тем, во что превратилась бывшая "Общая газета". Во что она превратилась?

Егор Яковлев: Во-первых, время коммунистической эры приучило меня не читать то, что мне не интересно. Я мог не читать многие годы "Правду" и т.д. Если говорить о сотрудниках, то мне как-то очень греет душу то, что большинство людей, которые работали в "Общей газете", себя нашли и очень ярко проявляются в сегодняшней печати и в эфире. Один из этих людей - Лена Рыковцева, прошу прощения. Я вижу, как в "Известиях" выступают многие люди и т.д. Какое интересное приложение к "Московским новостям" создал Илья Медовой.

Елена Рыковцева: "Родительское собрание". Это прекрасный журнал.

Егор Яковлев: Поэтому все нормально с этим. Я начинал жизнь с нулевого цикла раза четыре или пять. И все нормально.

Елена Рыковцева: Но то, во что превратилась газета, вы не хотите оценивать или :

Егор Яковлев: Я не хочу оценивать, потому что я это абсолютно не принимаю. Смешно это оценивать. Если человек, который взял остатки "Общей газеты" и стал говорить о том, что идеология шестидесятников, вы меня простатите - дерьмо собачье. Если он говорил так.

Елена Рыковцева: Именно так, судя по тому, что рассказывали сотрудники редакции.

Егор Яковлев: Тогда о чем тут говорить?

Елена Рыковцева: И у нас звонок.

Слушатель: Меня зовут Александр. Вот был вопрос по поводу Лужкова, все говорят, что он сделал много хорошего. Я бы хотел узнать - как вы относитесь к регистрации. На мой взгляд, есть решение конституционного суда, которое говорит о том, что это антиконституционно, и, тем не менее, Лужков продолжает управлять.

Егор Яковлев: Вы знаете, Александр, я примерно так же, как вы нападал на Лужкова по поводу регистрации. У меня своя позиция по поводу чеченской трагедии, и других вещей, поэтому я на него нападал. Он мне ответил очень просто: "Егор Владимирович, вы требуете от меня, чтобы я обеспечил безопасность москвичей?" Я говорю: "Да, требую". "Для меня необходима регистрация". И честно вам признаюсь, я не знал, что ему возразить. Я против регистрации, мне это все не нравится, но, тем не менее, что я мог сказать в ответ на это?

Елена Рыковцева: Ну, вы могли сказать, что регистрация принимает уродливые формы, и что это просто средство зарабатывания денег милиционерами.

Егор Яковлев: А что у нас за последнее время не принимало уродливые формы?

Елена Рыковцева: На самом деле в этой ситуации это все-таки не ответ.

Егор Яковлев: Что у нас - ГАИ не принимало уродливую форму?

Елена Рыковцева: Но с регистрацией это особо зримо проявилось.

Егор Яковлев: Может, особо зримо, да. Но, тем не менее, есть проблема знания: кто все-таки живет в Москве? И я ее принимаю серьезно.

Елена Рыковцева: И у нас еще один звонок.

Слушатель: Арутюнов Роберт. В 91-ом году по приказу этого Лужкова меня шесть милиционеров в "Детском мире" избили. Якобы Лужков дал указание очистить город Москву от черных. Я считаю, что пора этого Лужкова выкинуть из кресла и поставить нормального русского человека, молодого парня.

Елена Рыковцева: Роберт, вы предлагаете это сделать Егору Владимировичу? Вы почему к нему с этим обращаетесь? Он разве решает судьбу Лужкова?

Егор Яковлев: Во-первых, Роберт, что вы понимаете под словом русский человек? Я, например, вместе с Лужковым вырос на Зацепе, и мы были мальчишками во время войны и знаем, что это такое. Так что, первое, что такое русский человек? Второе. Если бы наша жизнь развивалась по рецептам таких людей, как вы, я бы его выгнал немедленно и т.д., но тогда бы жизнь была еще хуже, чем она есть сегодня.

Елена Рыковцева: Егор Владимирович, меня так же интересует ваше мнение о сегодняшней ситуации на канале НТВ. По большому счету, существует две оценки того, что произошло: первая - сочувственная: профессионалам плюнули в лицо, назначив им в руководители, практически, человека с улицы, или из больницы. Вторая - несколько злорадная: мол, вы сами дали повод так поступать с собой, когда два года назад остались работать на захваченном НТВ. Но я хотела бы узнать о вашем отношении к этой ситуации.

Егор Яковлев: Я очень с большим уважением отношусь к журналистке Латыниной. Она много моложе нас всех, но очень хорошо и зрело мыслящая. И когда она сегодня сказала, что от нас хотят, чтобы мы переживали за людей, которые предали в свое время НТВ, я не могу с ней не согласиться. Больше того, я внутренне очень тяжело пересматриваю свою позицию. Я был одним из организаторов митинга на Пушкинской площади в защиту НТВ. Мы выпускали специальное приложение "Общей газеты" в защиту НТВ. Я думаю, что, в общем-то, что люди связанные с этим, они не полностью оправдали:

Елена Рыковцева: Я уточню, что мы выпускали газету в защиту того НТВ, которое еще не договорилось с Йорданом.

Егор Яковлев: Не договорилось с Йорданом. А с кем оно договорилось?

Елена Рыковцева: На тот момент, когда вы выпускали спецвыпуск "Общей газеты" еще ни с кем.

Егор Яковлев: Ни с кем. И понимаете в чем дело. Когда я сегодня, допустим, встречаю Сашу Пономарева (Александр Сергеевич Пономарев возглавляет канал "Культура"), и он их называет кукушата: все что мы сделали - они это разбили. Мне кажется, что НТВ - это удивительно точное повторение всего на круге своем. Потому что НТВ оказалось сейчас в том же положении, в каком было, когда его разгоняли. Значит, сегодня их какие-то действия у меня не вызывают никакого интереса, хотя я очень хорошо отношусь к Тане Митковой. Как мог ей помогал, и другим ребятам. Я очень хорошо помню, как в первый день после захвата НТВ мне позвонил Парфенов и попросил прийти в "Героя дня". Я сказал: "Извини, я очень хорошо к тебе отношусь (я правда к нему очень хорошо отношусь), но прийти не могу после того, что вы сделали".

Елена Рыковцева: Егор Владимирович, а можно я вас поправлю и скажу, как вы на самом деле тогда сказали? Вы сказали: "Леня, ну неужели ты меня не уважаешь до такой степени?" Я это совершенно точно помню.

Егор Яковлев: (смеется) Да.

Елена Рыковцева: И ваш прогноз - чем закончится эта ситуация? К примеру, один человек сказал, что он бьется об заклад, что уйдут все-таки те, кто выразил недоверие, а не те, кому выразили.

Егор Яковлев: Я считаю, что мы живем в период полного разгула "Газпрома" и его людей. Поэтому те, кого назначил "Газпром", не уйдут, наверняка. Уйдут лучшие люди, которые сегодня на НТВ - начиная от Лёни и кончая Таней Митковой. Я не знаю. Понимаете, в общем-то, уходить некуда. Когда мы вместе с вами, Леночка, начинали всю эту борьбу за НТВ, еще был большой простор для выбора.

Елена Рыковцева: Егор Владимирович, но, по-моему, и тогда не особо было куда уходить.

Егор Яковлев: Мне кажется, что тогда было шире. А сегодня совсем некуда. Поэтому уйдут они или не уйдут, я даже не готов об этом судить. Потому что сказать, чтобы Таня Миткова уходила "в никуда", я не могу.

Елена Рыковцева: Спасибо. И у нас следующий звонок.

Слушатель: Егор Владимирович, скажите, пожалуйста, как избавиться от коррупции, хотя бы на 60 процентов? Это первый вопрос. И второй. Вы умудренный опытом человек, вы и при социализме, и при капитализме, а результат тот же самый? Скажите, пожалуйста. Вы осведомленный человек и лучше других знаете обо всех недостатках в бывших союзных республиках. Расскажите о недостатках в Азербайджане.

Егор Яковлев: Во-первых, я не берусь рассказывать о недостатках в Азербайджане, в котором я не был, по-моему, последние лет десять. Поэтому не могу браться за оценку - будь то Казахстан, Туркменистан, Азербайджан.

Елена Рыковцева: Тогда с коррупцией давайте разбираться.

Егор Яковлев: С коррупцией есть одна вещь, которая как ни странно ведет к банальной истине. Рыба гниет с головы. И до тех пор, пока ни по одному вопросу за последнее время я не видел серьезного действия руководства страны, говорить о какой-либо борьбе с коррупцией - для меня это смешной разговор. Я, как только слышу: "ведем план перехвата :", я уже знаю, что ничего не будет.

Елена Рыковцева: "Вихрь-антитеррор" и т.д.

Егор Яковлев: Да. Это все ничего не значит. До тех пор, пока правительство не почувствует, что мы ставим перед ним вопросы. Или оно начнет бороться со взятками, с тем, другим, третьим, или мы с ним не имеем дела. Пока этого решающего момента не будет, ничего не произойдет. Да, можно говорить, что в России всегда были взятки, но дело в другом. Дело в том, что сегодня ни один человек настоящего наказания за коррупцию не понес. Так же как с Дубровкой. Вы по Дубровке мне ничего сегодня не скажете. Кто понес за это хоть какое-то наказание?

Елена Рыковцева: Разве что, Борис Йордан:

И у меня очень короткий вопрос, который пришел по Интернету. "Теперь, когда нет "Общей газеты", на что ориентироваться читателю?"

Егор Яковлев: Во-первых, не надо меня убеждать в том, что "Общая газета" - это то, на что надо ориентироваться.

Елена Рыковцева: Видимо, тот человек, который задавал нам этот вопрос, ориентировался.

Егор Яковлев: Я очень хотел бы вернуться к газете и подумать о газете "Русское слово", которая в свое время была рождена Сытиным, в 1885-ом году, где был и Гиляровский, и Дорошевич, и Амфитеатров. В 17-ом году ее спокойно загубили большевики. Вот об этой газете я бы сегодня подумал.

Елена Рыковцева: А из того, что сегодня существует на газетном рынке? Не уходите от ответа! Ведь есть же еще какие-то издания, кроме "Общей газеты". Что читать сегодня честным, порядочным людям?

Егор Яковлев: Я сейчас наиболее внимательно читаю газету "Газета" Рафа Шакирова. Мне в чем-то нравится "Новая газета", в чем-то другие издания. Но ни одно из них меня полностью не удовлетворяет, поэтому я имею право думать о другой газете.

XS
SM
MD
LG