Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирак под прицелом масс-медиа.


Сегодняшнюю программу мне хотелось бы начать с вопроса нашим слушателям. Понятно, что содержание доклада в Организации Объеденных Наций госсекретаря США Колина Пауэлла, который обвинил Ирак в невыполнении решений международного сообщества о разоружении, вы узнали в пересказе российских газет и телевидения. Показались ли вам убедительными аргументы Пауэлла? Повлияла ли на ваше отношение к его докладу точка зрения СМИ, которое вам о нем сообщило? И теперь поясню, почему возник этот вопрос. Российские газеты в сообщениях об этом докладе проявили достаточно пристрастный подход. К примеру, вступление к материалу о докладе Колина Пауэлла в газете "Газета" было сформулировано так: "Пауэлл представил ряд косвенных доказательств того, что группа инспекторов ООН была введена властями Ирака в заблуждение, однако "дымящегося пистолета" в руках Саддама Хусейна он мировому сообществу так и не предъявил".

И несколько иная интонация в газете "Коммерсант": "Полуторачасовое выступление Пауэлла было выдержано в чрезвычайно жесткой манере и содержало многочисленные свидетельства того, что режим Саддама Хусейна нарушает резолюцию Совбеза N1441".

Российские журналисты ведут между собой заочный спор: насколько весомы доказательства, которые привел Колин Пауэлл? Газета "Газета" написала: "Практически каждый обвинительный тезис Пауэлл сопровождал словами: "К сожалению, мы не может раскрыть всей имеющейся у нас информации". Эта присказка была необходима, поскольку фотографии неких зданий, в которых, по утверждению американских разведчиков, прежде были складированы боеголовки ракет, а теперь вот все взяли, да исчезли, выглядели неубедительно".

Газета "Московский комсомолец" с подобным выводом не торопится: "Речь Колина Пауэлла была крепкой эмоциональной попыткой доказать вину Хуссейна. Удалось ли? Думается, отчасти - да, отчасти - нет. "Нет" - по тем причинам, что представленные доказательства подразумевали необходимость новых доказательств, что они, в свою очередь, достоверны. "Да" - потому что Госсекретарь США - фигура такой величины, что, будь он пойман на фальсификации представленных материалов, это станет для самого Пауэлла персональным уотергейтом, а для США - невиданным по скандалу оонгейтом. На карте - престиж сверхдержавы, и Пауэлл не посмел бы лгать".

Но один из обозревателей "Коммерсанта", по всей видимости, не считает, что сам по себе пост Госсекретаря США - гарантия качества представленных доказательств". "Что касается выступления госсекретаря, то здесь мне почему-то вспоминается крылатое: "Он пугает, а мне не страшно". Впрочем, страшно. Но не Ирака, а тех, кто нас хочет от него защитить". К тому же, - пишет обозреватель, - насколько серьезны выдвинутые обвинения, может судить лишь узкий круг специалистов. Мы с вами оценить не можем".

Не можем - но все же оцениваем. Слова "убедительно" и "неубедительно" звучат во всех газетах и на всех телевизионных каналах.

Итак, вопрос нашим слушателям: как влияют на ваше отношение к войне с Ираком средства массовой информации? И я представляю вам гостей сегодняшней программы: Виктор Литовкин - военный обозреватель агентства РИА-Новости и Борис Волхонский, международный обозреватель газеты "Коммерсант". К ним - такой вопрос: если согласиться, что пресса не может оценить аргументов, представленных Колином Пауэллом, то почему она их все-таки оценивает?

Виктор Литовкин: Потому что оценивать аргументы - это работа прессы. И первая заповедь журналиста - всегда сомневайся. Нельзя получать информацию из одного источника, как минимум должны быть два, три, а лучше и больше источников, чтобы убедиться в объективности и достоверности полученной информации. Это как координаты на карте. Обязательно должна быть широта и долгота, как минимум. Потому что по одной широте невозможно достичь той точки, которая назначена.

Елена Рыковцева: А вы сами, из какого источника получили представление о том, что говорил Колин Пауэлл?

Виктор Литовкин: Я по разным совершенно источникам получаю информацию. Я смотрел те выдержки, которые были на нашем телевидении, я смотрел различные публикации в Интернете, в том числе в иностранной прессе. У нас очень хороший Интернет в России и очень быстро переводят выступления. Есть "Вашингтон-пост" и многие другие американские газеты, которые оценивают выступления своего государственного секретаря. Но есть и наши журналисты, которые работали в ООН и которые в прямом эфире слушали выступления Пауэлла.

Елена Рыковцева: Борис, а как вы оцениваете оценки российской прессы?

Борис Волхонский: Мне трудно судить об оценках всей российской прессы. Я могу оценить несколько другой аспект этой ситуации. Дело в том, что очень часто в оценке самого доклада Колина Пауэлла пытаются найти доказательства того, что в Ираке есть оружие массового поражения. Хотя США с самого начала поставили вопрос немножко по-другому, и они на этом настаивают. Они пытаются представить не доказательства того, что в Ираке есть ядерное, химическое или биологическое оружие, а то, что Ирак не сотрудничает с комиссией ООН. Поэтому на разных посылках возникают и разные оценки и разные недопонимания иногда всей ситуации.

Елена Рыковцева: Борис, ваш коллега по "Коммерсанту" Сергей Строкань задает такой вопрос в газете: "Если США настолько владеют информацией и эта информация такая конкретная и неопровержимая, почему они до сих пор не поделились ею с инспекторами ООН, работающими в Ираке не один месяц?" Кстати, точно такой же вопрос ставил в эфире НТВ две недели назад Евгений Примаков. Мне показалось, что в каком-то смысле на него ответила газета "Известия": "Надо помнить об опыте предыдущих инспекций спецкомиссии Ричарда Батлера. Среди инспекторов были не только информаторы западных спецслужб, но и иракские агенты или те, кто симпатизировал режиму Хуссейна. Они предупреждали власти заранее о предстоящих "неожиданных" инспекциях. Инспекционные машины подъезжали к одному входу в бункер, а из других выезжали караваны с запрещенными веществами. К сожалению, у нас короткая память. У иракских специалистов есть сильная сторона - умение маскировать объекты. Они это делают гениально". Это была газета "Известия", но, тем не менее, хотелось бы знать ваше мнение - почему американцы не делились своей информацией с инспекторами ООН?

Борис Волхонский: Отчасти потому что это разведывательная информация, которой, наверное, спецслужбы не будут делиться с каждым органом, даже с ООНовским. Это как ноу-хау. А отчасти вы ответили на этот вопрос, процитировав "Известия". Уже в сегодняшней ситуации был точно такой же случай, когда инспекцию задержала дорожная полиция, а тем временем к одному из объектов, к которому они направлялись, подъехали тяжелые грузовики, в которые что-то грузилось. Неизвестно что грузилось. Опять-таки у США нет убедительных доказательств того, что грузилось именно оружие массового поражения или какие-то предметы, которые могли об этом свидетельствовать. Но это, по крайней мере, свидетельство того, что Ирак не вполне готов сотрудничать, мягко говоря.

Елена Рыковцева: Спасибо, а мы слушаем звонок.

Слушатель: Я больше слушаю свою интуицию, и еще я доверяю Владимиру Лукину, у вас была передача с ним. Пауэлл свою задачу выполнил. Ему нужно было настроить соответствующим образом общественное мнение и вообще всячески вынудить Саддама тем или иным путем покинуть страну. Поэтому они и нагнетают обстановку. Я не думаю, что нужна война. Гораздо выгоднее было бы всем мирное разрешение. А наша печать на меня не производит впечатления. "Известия" я тоже читала, но между строк.

Елена Рыковцева: То есть если говорить о вашем мнении, то оно никак не изменилось после того, что вам сообщили российские средства массовой информации об аргументах Колина Пауэлла?

Слушатель: Нет. Оно вообще не меняется в соответствии с нашей информацией.

Елена Рыковцева: Спасибо, а я вновь цитирую одного из обозревателей "Коммерсанта", потому что, как выясняется, именно в этой газете обнаружилось больше всего неравнодушных к теме войны в Ираке. Итак, Валерий Панюшкин считает, что США относятся к Ираку, говоря мягко, нецивилизованно. "У нормальных людей, если они не людоеды, существует презумпция невиновности. То есть для того, чтобы прийти к человеку с обыском, надо предъявить обвинение, получить ордер на обыск, и, если ничего при обыске не нашлось, извиниться и уйти. Подозреваемый при этом имеет охраняемой законом право не свидетельствовать против себя, то есть он не должен раскрывать тайники в своей квартире и помогать следователям искать то, что они ищут. Не правда ли? Тогда почему же главное обвинение государственного секретаря Соединенных Штатов Колина Пауэлла против Ирака сводится именно к тому, что Ирак не свидетельствует против себя, не показывает инспекторам сам, какое у него оружие? Позвольте, так ведь каждый имеет право не свидетельствовать против себя, или нет?" Виктор Литовкин, вы считаете корректным такое сравнение?

Виктор Литовкин: Безусловно. Никто не должен свидетельствовать против себя, это закон криминалистики. Но я думаю, что здесь много лукавства в этих подходах. Наивно представлять инспекторов ООН каким-то дилетантами, которых можно остановить на дороге, а за это время вывести большую партию оружия, там 56 тысяч снарядов, начиненных сибирской язвой. Это смешно, особенно когда это слышат специалисты. Очень много других приемов, когда можно засечь вывоз этих снарядов, этого оружия. Для этого существуют и спутники, и самолеты разведки и много других косвенных свидетельств, и даже люди, которые могут увидеть и зафиксировать номера машин, количество груза, который вывезен в этот момент и т.д. Все эти возможности есть и у инспекторов ООН. Это не люди с улицы, это профессионалы, профессионалы разведки, профессионалы и специалисты в том или ином виде вооружений и т.д. Обмануть их очень трудно. А то, что приводятся такие аргументы, что Саддам не хочет сотрудничать с ООН, это все напоминает мне старую русскую басню "ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать".

Елена Рыковцева: Борис, вы согласны с тем, что сказал Виктор Литовкин?

Борис Волхонский: Отчасти согласен. Действительно Соединенные Штаты поставили себе установку и ее исполняют. Другое дело, что в данном случае я не хотел бы давать никаких оценок ни своим коллегам, ни тому, как это подается в печати. Моя журналистская задача изложить точку зрения, в том числе и иракскую, и американскую. Если я говорю, что цель Колина Пауэлла была представить вопрос именно так, то это не значит, что я с ней солидаризируюсь.

Елена Рыковцева: И у нас слушатель.

Слушатель: Я москвич. Мне 57 лет. Мои источники информации в отношении событий вокруг Ирака это в основном "западные голоса" - БиБиСи, "Голос Америки" и "Свобода", которую я слушаю регулярно. У меня складывается впечатление, что ситуация вокруг Ирака очень напоминает то, что происходило в начале ХХ века в отношении латиноамериканских стран. США и тогда находили предлог вмешиваться в их дела и совершать интервенции в отношении этих государств. То же самое происходит сейчас и в отношении с Ираком. США могут выдвигать массу предлогов. Если бы не было там, допустим. Хуссэйна, то они бы нашли другой повод. Потому что причина заключается в том, что им обязательно нужно туда войти и решить проблему в первую очередь с нефтью. Все остальное это политическая игра.

Елена Рыковцева: Виктор, эта версия нефти звучит регулярно. Пожалуйста, ваш комментарий.

Виктор Литовкин: я согласен со слушателем, что главная проблема - это нефть. Потому что те вещи, которые происходят в Ираке, есть и в других странах мира с гораздо более развитой террористической сетью. Например, в Индонезии, в Филиппинах и т.д. США в таком масштабе не вмешиваются в дела Филиппин или Индонезии. Не объявляют им эмбарго и ведут себя достаточно индифферентно по отношению к этим странам. А нефтью Ирак, как сегодня я услышал, может обеспечить Соединенные Штаты на сто лет вперед. И цена этой нефти действительно высокая. Поэтому Соединенные Штаты затрачивают огромные деньги, огромный пропагандистский, информационный и военный аппарат для того, чтобы понизить цену этой нефти и распоряжаться этой нефтью.

Елена Рыковцева: Борис, мне бы хотелось услышать ваше мнение по поводу нефтяной версии.

Борис Волхонский: Дело в том, что о нефти сказано уже очень много. Естественно это один из главных определяющих вопросов всей международной политики. И сейчас вопрос стоит не о том, давать ли американцам установить контроль над нефтью, а как вести себя дальше, когда это будет сделано.

Елена Рыковцева: Спасибо, и слушаем звонки.

Слушатель: Меня зовут Татьяна. Наши средства массовой информации меня, честно говоря, не очень удовлетворяют в связи с тем, что я могу узнать по Ираку. Я никак не могу, допустим, получить информацию по поводу того, что вот был перебежчик из охраны Хуссейна, и вот он вроде бы выдал какие-то сведения. Почему эта информация не выдается тем, кто от ООН сейчас проверяет что-то в Ираке? Какая-то недоговоренность. При этом очень сильное чувство, что в Америке такой же поверхностный подход к проблеме с Ираком, то есть их не волнуют проблемы тоталитаризма как такового, потому что за последнее время они сами приложили достаточно серьезно руку, вскармливая своих, а эти свои потом против них самих и оборачивались. Тот же самый Афганистан и бен Ладен, и все это скучно перечислять.

Мне кажется, что о том, что там сейчас происходит, мы все равно не можем получить достаточно адекватной информации. А что касается наших СМИ у них, к сожалению, с одной стороны псевдогордость какая-то с шапкозакидательством - говорить что угодно, только вот не так, как Америка считает. А с другой стороны достаточно серьезное пренебрежение к действительно печальным проблемам, которые происходят с Ираком. Ни одна тоталитарная страна не успокаивается на своем собственном тоталитаризме. Это неизбежно будет касаться нас всех. Это, конечно, очень страшно.

Елена Рыковцева: Борис, вы принимаете упрек в недостаточном информировании читателей относительно происходящего вокруг Ирака в адрес своего издания?

Борис Волхонский: В адрес своего издания я его не принимаю, потому что мне кажется, что именно то, что вы мне пытались процитировать моих коллег, которые, может быть, не всегда выражают ту же точку зрения, которую выражаю я, показывает, что в нашем издании как раз картина дается с максимально возможной широтой, и нет ограничений на каждого отдельного автора в выражении своей точки зрения.

Елена Рыковцева: Это правда. Виктор и Борис, как вы считаете, о чем не информирует российская пресса своего читателя в отношении ситуации с Ираком?

Виктор Литовкин: Я думаю, что наша пресса не пишет о последствиях войны в Персидском заливе. Это главная, на мой взгляд, проблема. О гуманитарных, экологических и просто тех человеческих потерях, которые могут случиться из-за этой войны. О том, что война в Ираке может возродить новую волну террористических актов и не только в Соединенных Штатах, но и в Европе и в других странах мира. И это, мне кажется, очень большая опасность, которую сегодня недооценивают и Соединенные Штаты и те, кто поддерживает их в желании разбомбить Багдад.

Борис Волхонский: Мне кажется, что говорить сейчас о последствиях было бы несколько спекулятивно, поскольку мы не можем их все просчитать с абсолютной достоверностью. Что касается меня, то мне иногда не хватает возможности выразить ту информацию, которую я знаю, но по которой у меня нет достаточных доказательств, чтобы ее представить читателям. Это связано с законом о печати и некоторыми другими законами, регулирующими деятельность прессы.

Елена Рыковцева: А корректно будет спросить у вас, эта информация - в чью пользу?

Борис Волхонский: Эта информация в пользу истины.

Елена Рыковцева: Спасибо, и у нас звонок.

Слушатель: Меня зовут Зоя Игнатьевна. Меня как-то очень смущает мнение, которое охотно выражают наши журналисты по поводу Ирака. Как-то больно за то, что Чечне не уделяют столько внимания, ведь там уничтожают чеченский народ. А сколько наших инвалидов, сколько людей становится психически-ненормальными. Поэтому мне кажется, что мы еще не доросли до того, чтобы вмешиваться в те дела. Может быть, я не права, но у меня такое мнение. Я стараюсь в это не вникать, потому что мне очень больно за наших русских солдат, за то, что они ни за что гибнут. А чеченцев бедных вообще за людей не считают.

Елена Рыковцева: Борис, как бы вы прокомментировали точку зрения Зои Игнатьевны о не вполне, что ли, справедливом соотношении информации об Ираке и Чечне?

Борис Волхонский: В данном случае я никак не могу прокомментировать, потому что мне кажется, что информация подается по мере важности событий и по мере адекватности реакции в обществе, и не надо прессу обвинять в том, что она что-то формирует. Она следит за мнением общества и интересами, которые существуют в обществе.

Елена Рыковцева: Мы продолжаем разговор, начатый в первой части нашей программы. В студии - военный обозреватель агентства РИА-Новости Виктор Литовкин, с нами на связи собственный корреспондент радио "Свобода" в Нью-Йорке Юрий Жигалкин. Сейчас мы пытаемся сравнивать освещение ситуации вокруг Ирака в российской и зарубежной прессе. Виктор, российские издания выдвинули любопытную версию: по их мнению, Соединенные Штаты ведут специальную пропагандистскую кампанию на тему слабости своих рядов, чтобы усыпить бдительность потенциального противника. Причем некоторые российские издания в эту пропаганду верят. К примеру, "Время новостей", со ссылкой на российского дипломата в Багдаде, предлагает своим читателям такое видение событий: "Войны не будет не потому, что Саддам сумеет что-либо сделать, а потому, что США, вопреки разным заявлениям, не готовятся к ней. В российском посольстве говорят, что из 100-тысячной группировки, которая находится возле границы Ирака, лишь 25 тысяч - реальные солдаты, остальные - обслуживающий персонал, который не умеет воевать. "Ну, что может сделать такая группка в Ираке, который воюет с 1980 года?" - недоумевает российский дипломат, пожелавший остаться неизвестным".

А вот что пишет в "Московском комсомольце" известный военный аналитик Павел Фельгенгауэр: "В условиях полной неясности, вроде бы, складывается достаточно безрадостная картина: Америка к войне не готова, в союзниках раздрай, в обществе - протесты. Багдадская официальная пропаганда еще добавляет: американцев, мол, ждет в Ираке "могила", что потери будут чудовищны и т.д. Однако есть все основания полагать, что в самое ближайшее время с Ираком янки разберутся столь же эффектно и эффективно, а впечатление об американской слабости и нерешительности - всего лишь результат хорошо оркестрованной многослойной кампании дезинформации, на которую американские военные большие и признанные мастера. В Америке делается так: заведомо лживые версии распространяют через журналистов в качестве "утечек", а официальные лица стараются говорить правду (естественно, не всю). Президент Буш на днях обещал - так и будет: через несколько недель режим Хусейна будет уничтожен. Тогда противники войны в Европе, в России и в самой Америке, которые из лучших чувств хотели оставить иракский народ и дальше пропадать под пятой кровавого диктатора, будут выглядеть до крайности глупо - вежливо говоря".

Виктор, вы согласны с этой теорией?

Виктор Литовкин: Нет, конечно, не согласен. Есть разные взгляды на то, какими силами располагают Соединенные Штаты в районе Ирака. Есть такие взгляды, когда сообщается, что около пяти авианосцев (из одиннадцати, которые есть у Соединенных Штатов) находятся районе Персидского залива. Это не обязательно в самом Персидском заливе, это и Средиземное море, и Индийский океан. И среди них такие крупные, как Китихок и Нимиц. А на каждом из этих авианосцев до 70 самолетов штурмовой авиации. Как считают некоторые военные аналитики, вокруг Ирака собрано вообще 52 боевых корабля. Из них 11 кораблей - носители крылатых ракет морского базирования. Из них три - это атомные подводные лодки, и восемь наземных кораблей. Всего более 330 крылатых ракет морского базирования. Если вспомнить, что 10 лет тому назад по Ираку было выпущено около 700 крылатых ракет, то можно понять, что подготовка идет очень серьезная и половина того, что было выпущено за четыре месяца первой войны против Ирака, уже приготовлено для того, чтобы нанести удар по Багдаду.

Елена Рыковцева: Я повторяю наш вопрос к слушателям: как влияют на ваше отношение к войне с Ираком средства массовой информации и обращаюсь к Юрию Жигалкину в Нью-Йорк.

На днях газета "Коммерсант" рассказала: "Уже вторые сутки массированный десант "говорящих голов", высаженный Белым домом на все ведущие американские телеканалы убеждает страну и весь мир, что доклад госсекретаря ни у кого не должен оставить сомнений в злостном несотрудничестве Ирака с ООН. На внутреннем рынке мастерски срежессированное шоу попало в "десятку". Накануне пресс-секретарь Белого Дома прозрачно намекнул, что "не был бы удивлен" прямой трансляцией доклада Колина Пауэлла, тут же оговорившись, что сам он ни с кем из руководителей телеканалов, конечно же, не беседовал, так как "они принимают такие решения независимо". Руководители американских телекомпаний намек поняли, и Пауэлл-шоу везде пошло в прямом эфире".

Юрий, действительно ли американские СМИ получили такой намек, и какой эффект возымела эта трансляция?

Юрий Жигалкин: На мой взгляд, смешно говорить о том, что американские средства массовой информации будут получать некие намеки со стороны Белого дома. Дело в том, что в американской прессе существует понятие - новости. Выступление Пауэлла в Объединенных нациях было большой новостью. И поэтому, естественно, в американских средства информации, насколько я знаю, да и не только американских, но и во всей Европе, выступление Колина Пауэлла транслировалось полностью в прямом эфире. Естественно все мы смотрели это выступление, и естественно все мы делали свои выводы после этого выступления, и естественно американцы ожидали, что это выступление во многом сформирует американское общественное мнение по отношению к войне в Ираке. И судя по всему, выступление Пауэлла сработало именно так, как на это, естественно, надеялся Белый дом.

Елена Рыковцева: Спасибо, и у нас звонок.

Слушатель: У меня такое персональное мнение, независимо от того, что я слушаю и какие газеты читаю. Мир уже умиротворял одного диктатора. Было такое. Доумиротворялись. Дождались. Потом умиротворяли Иосиф Виссарионовича. Потом он, не задумываясь, проглотил Польшу, Чехословакию и задушил Венгрию. Теперь еще один диктатор. И если американцы его не придушат прежде, чем он начнет свои действия (он же уже развязал один раз войну, и даже дважды за это время), то дело кончится опять какой-то большой войной с применением химии, биологии и бог знает чего. Я это мнение составила еще тогда, когда Саддам оккупировал Кувейт, и я очень жалела, что его тогда окончательно не добили. У меня мнение твердое, совершенно не зависимое от того, что пишут. А газеты пишут разное.

Елена Рыковцева: Юрий, я должна пояснить вам, что в первой части нашей программы мы рассказывали о том, как российские средства массовой информации комментируют доклад Колина Пауэлла. И все отличие восприятия российских зрителей и читателей от американских и западных в том, что никто здесь, конечно, его в прямой трансляции не видел, а все аргументы и факты, которые приводил Пауэлл, слушатели и читатели воспринимали из комментариев корреспондентов. Вот в этом разница.

Юрий, как влияют на отношение к войне рядовых американцев американские же средства массовой информации?

Юрий Жигалкин: Я думаю, что ни для кого не будет секретом, это секрет Полишинеля, что средства массовой информации по большому счету формируют общественное мнение в любой стране. В этом нет никакого секрета. В данной ситуации американские средства информации, если мы говорим о ведущих средствах информации, скорее, позитивно относятся к идее Соединенных Штатов заставить Ирак выполнить резолюции ООН.

Возьмем, допустим, сегодняшнюю "Wall Street Journal". В своей редакционной колонке она дает редакционную заметку " "Новый "прогресс" Ирака". Заканчивается этот редакционный материал тремя строчками о том, что прогресс, который якобы продемонстрировал Ирак в течение последних дней - это не реальный прогресс. Это формальное извинение лишь для того, чтобы не позволить президенту Бушу заставить Ирак выполнить резолюции ООН.

И в принципе я думаю, что американская пресса по большому счету именно с такой точкой зрения подходит к иракской проблеме.

Елена Рыковцева: Спасибо, Юрий. У нас следующий звонок.

Слушатель: Я из Москвы. Мое мнение и мнение моих знакомых таково. Средства массовой информации замалчивают тот очевиднейший факт, что на сто лет вперед (а потом у них стоит вторым еще и Иран по захвату) мировое еврейское правительство во главе с Бушем обеспечивает себя нефтью. Вот в чем смысл войны с Ираком.

Елена Рыковцева: Мы уже обсуждали нефтяную версию в предыдущем эфире, а Виктор Литовкин, как я понимаю, хотел бы прокомментировать статью из "Wall Street Journal", которую процитировал Юрий Жигалкин.

Виктор Литовкин: Я поддерживаю ту мысль, которую высказывает "Wall Street Journal". В начале любой войны, когда собираются произвести удар на ту или иную страну, многие средства массовой информации поддерживают, безусловно, свое правительство. Но не всегда они задумаются о том, какие последствия могут быть после этой войны. Мы знаем, что и в первую войну против Ирака десять лет тому назад средства массовой информации поддерживали, а потом они стали анализировать тот ход войны, который проводили США. И не всегда высокие оценки были. Так было и во вьетнамской войне. Сначала это была поддержка вьетнамской войны, борьба против коммунизма. И мы знаем, к чему это потом привело. Поэтому я думаю, что всегда в начале войны это одно мнение, после окончания войны - это другое мнение. И я думаю, что в Соединенных Штатах, наверное, Юрий может это подтвердить, совершенно различный спектр по отношению к той войне, которая готовится в Персидском заливе.

Елена Рыковцева: Юрий, у меня как раз вопрос о "спектрах мнений". В четверг в газете "Газета" прошло сообщение о том, что президент Ирака Саддам Хуссейн в первом за последние 12 лет интервью западной телекомпании заявил, что у его страны нет связи с Аль-Кайедой. Но самое любопытное, что это заявление он сделал в Великобритании. Дальше я цитирую: "Руководство четвертого телеканала обосновало свое решение о трансляции этого интервью следующим образом: "В жарком споре о том должны ли мы начинать войну надо выслушать даже того, чьё имя является пугалом для живущих на Западе. Британское правительство, - пишет газета - никак не комментирует высказывания Саддама Хуссейна и позицию телевидения. Дело четвертого канала решать соответствует ли это интервью журналистским стандартам", - заявил представитель канцелярии премьер министра Тони Блэр. Скажите Юрий, возможно ли в США подобное интервью на национальном канале?

Юрий Жигалкин: Теоретически такое интервью возможно, и нечто подобное мы видели и слышали не однажды. Напомню, что во время первой войны в Персидском заливе, или точнее во время операции "Буря в пустыне" CCN сильно критиковалось за то, что они преподносят американскому зрителю одностороннюю (в том случае - иракскую) точку зрения. Данного интервью с Саддамом Хуссейном я не слышал, но я вас заверяю, что в американских средствах массовой информации, особенно в новостных телеканалах, очень-очень много цитат представителей иракского правительства, иракских властей.

Елена Рыковцева: Спасибо. И мы слушаем следующий звонок.

Слушатель: Я вас благодарю за ваши интересные радиопередачи и за ваше умение проводить опросы общественного мнения. Надеюсь, что мой вопрос, мое слово будет так же услышано. Я считаю, что Соединенные Штаты Америки никакого права не имеют лезть в любую страну. Соединенные Штаты Америки постоянно обвиняют разные страны в терроризме. На самом деле злым террористом на всей планете в данный момент и в данных наших жизненных условиях являются сами Соединенные Штаты Америки. Потому что Соединенные Штаты Америки через средства массовой информации, ими подкупленные, ведут оголтелое нагнетание страха на Ирак, на Северную Корею и на другие страны, которые им не угодны. А не угодны они им по той причине, что они не желают жить по американскому стандарту.

Елена Рыковцева: Простите, пожалуйста, я вас прерву, чтобы уточнить. Вы считаете, что Соединенные Штаты подкупили российские средства массовой информации?

Слушатель: Естественно. Я в этом тоже уверена, потому что так называемые рыночные отношения вынуждают людей идти на поводу у зеленого змея - доллара.

Елена Рыковцева: Юрий Жигалкин, что вы думаете о такой теории?

Юрий Жигалкин: Я думаю, что выступление нашей радиослушательницы в нашем эфире в принципе говорит само за себя.

Елена Рыковцева: Спасибо. И у нас следующий звонок.

Слушатель: Я согласен с оценкой, которую дал депутат Жириновский Бушу и его окружению. И знаете почему? Сколько может мир терпеть диктат Соединенных Штатов?! Белград разбили, Югославию, теперь это. И что это за сообщество - ООН?

Елена Рыковцева: Скажите, пожалуйста, вот я продолжаю задавать все тот же вопрос, все-таки возвращаю Вас к теме нашей программы. А на Ваше мнение какое-то влияние оказывают средства массовой информации, газеты, которые Вы читаете, или телевидение?

Слушатель: Оказывает. Если сейчас они начнут войну без резолюции Совета безопасности, надо Китаю, России, Германии, Франции нанести удар по Америке, чтобы проучить раз и навсегда их.

Елена Рыковцева: Мне даже любопытно, какое именно средство массовой информации подсказывает Вам такой выход из ситуации: Я хотела бы рассказать вам, Юрий и Виктор, и нашим слушателям, что сейчас группа российских журналистов вылетела в Ирак по приглашению иракской же стороны. И они публикуют свои отчеты в своих же, соответственно, газетах. Я уже пригласила одного из участников группы - Игоря Найденова из "Московских новостей", он, по приезде, придет к нам на Радио "Свобода". Но я хочу пример такого отчета прочитать из "Комсомольской правды". Пишет Максим Чижиков специальный корреспондент этой газеты: "Американский госсекретарь Колин Пауэлл еще не закончил своего выступления в совете безопасности ООН, а российским журналистам уже предложили съездить на упомянутые им "секретные объекты". Я отправляюсь искать на секретном комплексе запрещенные материалы. Прочесываю каждый сантиметр пустынной землицы. Тщетно. На втором объекте, полигоне для испытания баллистических ракет, та же картина лишь ржавые боеголовки. Такая не то, что до Вашингтона - до соседнего забора не долетит. А незаконным, по мнению американцев, секретным объектом оказывается только что сданный под ключ дом директора полигона".

Виктор Литовкин как вы расцениваете такой пример журналистского расследования?

Виктор Литовкин: Знаете, я одиннадцать лет тому назад тоже был в Ираке, и тоже мы ездили и смотрели объекты иракские разные, и я хочу вам сказать, что ни один шаг наш с моим коллегой Евгением Баем, с которым мы были, не проходил без тщательного контроля иракских спецслужб. У нас даже отнимали фотоаппараты, чтобы мы, не дай Бог, не сфотографировали пулеметы на крышах зданий. Поэтому, всегда, когда ты читаешь такие отчеты, возникает другой вопрос. Ведь Колин Пауэлл показал не один объект, а несколько объектов. Почему иракские партнеры повезли людей именно на тот объект, где ржавые боеголовки были, а не на тот объект, который мог подтвердить правоту Пауэлла? Это все подбирается иракскими партнерами - те факты, те примеры, которые Ираку выгодно показать. И всегда делается так, чтобы не показать то, что не выгодно Ираку, что подтвердило бы правоту госсекретаря Соединенных Штатов. Я не хочу сказать, что госсекретарь везде прав или везде он не прав, но я хочу сказать о практике работы иракских спецслужб, которые всегда услужливо дают журналистам те факты, которые будут на их стороне.

Елена Рыковцева: И мы слушаем следующий звонок.

Слушатель: Никаких средств массовой информации не нужно для того, чтобы сказать, что Соединенные Штаты поступают абсолютно правильно. Это превосходно, что экономически мощная, демократическая страна имеет возможность подавить любого диктатора, который грозит средствами массового уничтожения в любой точке земного шара. За это мы должны быть благодарны Соединенным Штатам. А что касается позиции Совета Безопасности, достаточно вспомнить нападение Советского Союза на Афганистан. В течение девяти лет войны дважды в год ООН принимал решение о немедленном выводе советских войск оттуда. И ничего не делалось. Только с приходом Горбачева ушли оттуда. Так что успехов Соединенным Штатам в их великолепной деятельности на благо мира. Я убежден в этом.

Елена Рыковцева: Это было еще одно мнение, к сожалению, последнее из тех, что мы успеваем выслушать в этой программе.

XS
SM
MD
LG