Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Референдум: поиски смысла. Михалков как символ


Елена Рыковцева: Российские власти готовят чеченский народ к референдуму, а остальную часть России к тому, что чеченский народ на референдум придет. Как обычно, в судьбоносных для страны ситуациях важную разъяснительную роль играет пресса. Впрочем, в отличие от прежних лет, когда пресса закатывала на своих страницах всенародное обсуждение по единому сценарию, на этот раз четких инструкций для читателей-зрителей она не дает. Материалы к предстоящему референдуму достаточно противоречивы. Какие выводы сделала для себя аудитория газет, телевидения и радио мы попытаемся понять сегодня, из ваших звонков и пейджерных сообщений. Итак, телефоны прямого эфира - 796-96-44 и 796-96-45. Вы также можете позвонить в пейджинговые компании: в Москве 961 -33-33 и 974-22-22, в Екатеринбурге - 76-17-62, в Самаре 96-00-40, в Томске - 55-55-22, в Санкт-Петербурге - 329-29-29. Абонент - Радио Свобода. В конце сообщения непременно указывайте свое имя и адрес.

А вопрос у нас сегодня простой: какой смысл вы вкладываете в предстоящий 23 марта в Чечне референдум. По поводу смысла обозреватель "Новой газеты" Анна Политковская в сегодняшнем номере этого издания высказалась так: "Каждый остается при своем. Официальные речи остались официальным лицам. Реальная жизнь - остальным. Их объединяет то, что большинство делает вид, что верит - референдум имеет какой-то смысл. Однако, как только начинается разговор наедине, и те и другие прямо говорят, что в лучшем случае референдум бессмыслен. В худшем - это и есть эскалация идущей в Чечне гражданской войны. Ведь все, кто против этой конституции, окажутся вне. Вне жизни. Таковы чеченские реалии".

Действительно ли они таковы, эти реалии, мы обсуждаем с журналистами, которые пишут для своих изданий о предстоящем референдуме. Это Вадим Речкалов, газета "Известия" и Людмила Аверина, еженедельник "Аргументы и факты". Коллеги, давайте начнем с вопроса, с которым мы обратились и к нашей аудитории: каким вы видите смысл предстоящего события?

Вадим Речкалов: Смысл в референдуме, безусловно, есть и у каждой социальной группы в Чечне этот смысл свой. Я бы начал с чеченских обывателей. Уже лет восемь никто не относился к рядовому чеченскому обывателю по-человечески на большом уровне. Вот вчера Путин перед ними выступил. Для нас здесь это формальность - выступление президента, поздравления президента, призывы президента, для чеченцев - это несколько иное.

Что касается властей у каждой ветви, у каждого представителя и, может быть, у каждой фирмы, есть свой смысл. Кто-то хочет легализоваться после того, как пройдет всенародное голосование и можно будет пройти в парламент после выборов. Кто-то хочет укрепить свои чиновничьи и политические позиции.

А отрицательное? Ну, что может быть отрицательного в том, чтобы у республики была своя конституция?

Елена Рыковцева: Людмила Аверина, пожалуйста, ваше мнение.

Людмила Аверина: Я согласна с тем, что референдум в Чечне проводить надо. Но одновременно считаю, что референдум преждевременен. Прежде, чем проводить референдум, надо было вывести войска, наладить нормальную жизнь, а потом заниматься всякими политическими разборками. Ну, какой смысл в том, что люди проголосуют за конституцию? Даже если не будет никаких подделок, подтасовок при этом подсчете, едва ли принятие чеченской конституции даст возможность людям выдохнуть свободно.

Что собственно закладывается в смысл референдума? То, что люди выбирают мирную жизнь, и значит, все боевики сложат оружие, поднимут лапки и на этом все успокоится. Наверное, Аня Политковская права в том, что голосование за федеральную власть может каким-либо образом вызвать эскалацию гражданской войны. То, что я считаю, сейчас не происходит в Чечне. Сейчас есть федеральные войска, есть боевики, есть группы инертных, есть группы, поддерживающие и тех, и других, и вот на том уровне мы и стоим.

Елена Рыковцева: Вадим, вы в своем сегодняшнем материале в "Известиях", посвященном предстоящему референдуму, сделали акцент на террористических акциях, которые в Чечне провели боевики. Вот что вы написали: "После того как федеральные власти объявили о своем намерении провести в республике всенародное голосование, боевики предприняли ряд громких террористических акций. Вот их хроника: 27 декабря 2002 года - теракт у Дома правительства в Грозном (около 80 погибших, более 300 раненых); 27 февраля - 1 марта 2003 года - бои в Веденском ущелье (6 погибших морских пехотинцев, сбит вертолет Ми-8); 1 марта 2003 года - нападение на колонну федеральных сил днем в самом центре Аргуна (2 иркутских милиционера погибли, 6 раненых); 5 марта 2003 года - убийство командира чеченского спецназа Джабраила Ямадаева. Кроме того, сразу после громкого демонтажа блокпоста в центре Грозного на площади Минутка была расстреляна машина с омоновцами (2 человека погибли). Облит бензином и сожжен избирательный участок в Чири-Юрте. Разгромлен участок в Дуба-Юрте. Полностью уничтожена наглядная агитация на улицах Ленинского района Грозного".

А вот "Коммерсант" опубликовал достаточно подробный отчет о встрече в Грозном Александра Волошина с главами администрации районов Чечни. И они жаловались не столько даже на боевиков, сколько на военных. Давайте послушаем несколько выдержек из материала а газете "Коммерсант": "Глава Шелковского района Хусейн Нутаев заверил руководство в том, что люди готовы идти на референдум, и что почти все для этого сделано.

"Вот только неделю назад военные увезли у нас пять человек, - сказал чиновник, - и теперь это серьезно осложнило нашу работу".

Глава Грозненского сельского района Шахид Джамалдаев рассказал, что людей беспокоит проблема блокпостов и зачисток.

Глава администрации Шалинского района Шарип Алихаджиев рассказал о систематических обстрелах селения Сержень-Юрт: "Примерно раз в десять дней снаряды бьют по одной и той же части села. У нас там уже убито два ребенка. Многие семьи уходят ночевать в Шали".

На совещании рассказывали о том, что во время полевых работ снайперы убивают людей, что в районе Ханкалы военные часто перекрывают федеральную трассу и отрезают от Грозного часть районов, и что 1 марта в селе Старая Сунжа военные забрали двух мужчин, и военные в том же селе расстреляли двух милиционеров и скрылись.

"После этого в Старой Сунже мнения у людей резко изменились, - сказал один из глав администраций. - Я сам там живу. Я вижу, что люди уже не хотят голосовать, потому что не верят в порядок. Неужели трудно найти эту группу на четырех бэтээрах и двух "уазиках" и наказать прилюдно?"

Один за другим главы администрации стали называть фамилии похищенных в последнее время людей, судьбы которых так и не установлены. Господин Волошин пообещал довести до президента все, что услышал на совещании".

И такой вопрос у меня к обоим гостям: кто больше, с вашей точки зрения, вредит проведению референдума - боевики или военные?

Людмила Аверина: По-моему в равных частях. Боевики получили деньги на срыв референдума. Я только завтра еду в Чечню, поэтому не знаю, насколько это соответствует действительности, но листовки из Чечни, призывающие не голосовать, называющие людей, которые собираются пойти на референдум, предателями, распространяются в больших количествах по всей Чечне. Вредят ли федералы? Да, вредят. В Чечне нет ни одной семьи, в которая бы не пострадала. Где погибшие, где ограбленные, где избитые, где просто униженные. А униженные они там все. Боевики? Наверное, и боевики вредят, и не меньше, чем федеральные войска. Вредят своим существованием. Но в то же время, понимаете, они свою силу показывают. Федералы постоянно нам заявляют, что боевиков, рьяно выступающих против федеральных властей, там человек двести. А остальные?

Елена Рыковцева: Вадим, я правильно вас понимаю, что если вы перечисляете только теракты с участием боевиков и не говорите о том, что делают военные перед референдумом, то ваша позиция ясна?

Вадим Речкалов: Да нет. Я перечисляю эти теракты только для того, чтобы люди поняли, что в Чечне обстановка остается опасной. Я там дальше развиваю мысль, что жальче всего обычных чеченцев, которых опять призывают собрать в кулак все свое мужество и идти на избирательные участки. Хотя есть очень большая верятность, что именно в этот день будут какие-то подрывы или обстрелы. Дай бог, чтобы этого не случилось. Если же это случится, то вина за этих погибших 23 марта людей, ляжет на всех, кто призывал к этому голосованию. И не голосовать нельзя, и :

Елена Рыковцева: Даже страшно представить, что такое может произойти. А у нас слушатель.

Слушатель: Большое вам спасибо за то, что вы обсуждаете эти очень нужные темы. Меня зовут Пантюков Николай Николаевич, город Ленинград, майор в отставке.

По поводу референдума. Я считаю, что референдум в Чечне нужно проводить. И вообще нужно проводить все, что будет способствовать урегулированию ситуации в Чечне. Но здесь есть обязательное "но". Мы не можем идти на предоставление Чечне полной независимости. Чечня должна находиться в составе России. Допустим, Путин сейчас идет на такой шаг и обещает им широкую автономию. Хорошо, можно и на это пойти, но не выводить Чечню из состава СССР. Потому что если это произойдет, то вы прекрасно понимаете, это будет только начало большой цепочки ухода всех республик Кавказа. Это, между прочим, цель Америки. Война в Чечне была развязана по плану Америки, с помощью того же Ельцина, но в интересах Америки. А интересы - это отделение Кавказа от России, и взятие в дальнейшем этого региона под юрисдикцию, допустим, той же Америки.

Людмила Аверина: Николай Николаевич, так как вы все-таки считаете, стоит ли выводить войска из Чечни?

Слушатель: Я согласен, что со стороны наших войск много нарушений. Но мы не можем закрывать глаза на те зверства, которые совершаются со стороны боевиков. Ведь со стороны боевиков есть презренные негодяи, которые такие вытворяют зверства, о которых Радио Свобода почему-то умалчивает. Это отрезание голов. Я считаю, что выводить войска не стоило бы, но поскольку референдум надо проводить, то только для того, чтобы общественность не обвинила Россию в том, что в Чечне голосуют под дулом автоматов, да.

Елена Рыковцева: Кстати говоря, Николай Николаевич, это то о чем я сейчас хотела поговорить. Вчера в программе "Времена" Владимир Познер сказал, что его отношение к предстоящему референдуму будет зависеть ровно от того, в каких условиях проголосуют люди. Он сказал, что если это будет добровольное голосование, если люди придут на участки спокойно, проголосуют и выскажут действительно существующее у них мнение, то это один вопрос. Это значит, что Чечня идет в светлое будущее. Но если это будет под дулами автоматов, как вы сказали, то, конечно, у него очень мрачные прогнозы относительно перспектив развития ситуации. И Людмила Аверина, которая завтра едет в Чечню, чтобы освещать референдум, она-то собственно и должна будет донести до нас всех, и Владимира Познера в частности, как люди шли к этим самым избирательным урнам, в каких условиях. Людмила, вы верите в то, что когда вы приедете, вам увидится истинная картина происходящего, и вы сможете об этом открыто рассказать в своей газете "Аргументы и факты"?

Людмила Аверина: В своей газете я смогу это рассказать, но насколько я буду свободна в перемещениях по Чечне? Ведь вполне возможно, мне могут сказать, что там опасно, и ты не можешь туда поехать. И вполне вероятно, что я останусь в самом городе Грозном на центральном избирательном участке, а в села и районы, в которые я планировала поехать, не попаду.

Елена Рыковцева: Вадим, и каков ваш прогноз относительно того, в каких условиях будут работать журналисты в Чечне, и как они потом смогут рассказать о том, что там действительно происходило?

Вадим Речкалов: Я думаю, что работа будет нормальная. Потому что три месяца назад в принципе никаких препятствий для нашей группы я не припомню. Другое дело, что телевизионным группам сложнее, потому что им нужна охрана, у них аппаратуры много, а газетчики, я думаю, будут работать нормально, и там, где они захотят.

Елена Рыковцева: А дальше все будет зависеть от позиции той газеты, для которой он пишет? Потому что не факт, что все, что он привезет, сможет быть опубликовано.

Вадим Речкалов: У меня с этим делом все нормально.

Елена Рыковцева: И у вас, Людмила, тоже?

Людмила Аверина: Да.

Елена Рыковцева: Значит, в этом смысле оптимистический прогноз. А у нас слушатель на связи.

Слушатель: Меня зовут Владимир Яковлевич. Вы знаете, что 50 лет тому назад государственный секретарь Даллес выступая у себя, сказал, что мы не будем брать Советский Союз снаружи, мы возьмем его изнутри, то есть произойдет раскол. Я тогда посмеялся. А теперь я не смеюсь. Вот как вы расцениваете, можно ли, когда все раздробили, отдавать еще и Чечню, и как сказал предыдущий товарищ, это будет цепная реакция.

Вадим Речкалов: Да никто Чечню не отдаст. Кадыров же ясно сказал, что нам никакая политическая автономия не нужна. Нам нужен особый экономический статус. И дело не в том, что это план Даллеса, мы пожинаем плоды неправильно проведенной в отношении Чечни кампании, что первой, что второй. Сейчас ситуация такая, что никак нельзя сделать иначе, чем провести референдум, создать какую-то законодательную базу. Одновременно идет война с боевиками, и, безусловно, это квази-голосование. В любом случае оно будет под дулами автоматов, видно эти автоматы или не видно, боевики это или федералы. На наши автоматы можно хоть рассчитывать, как на защиту.

Елена Рыковцева: Я должна сообщить нашим слушателям, что в следующей части нашей программы мы будет обсуждать одного из главных героев газетной недели Сергея Михалкова, которому исполнилось 90 лет. Так вот, по совпадению, Михалков имеет некоторое отношение и к первой части нашей программы, потому что именно он написал предисловие к книге "Чеченские и ингушские сказки", которая издана специально к референдуму. Вот как о презентации этой книги написал сегодня корреспондент газеты "Коммерсант" Андрей Колесников: "Если бы на эту презентацию в Российском фонде культуры пришла, допустим, только сотрудница этого фонда Анна Михалкова, лично я со спокойным сердцем купил бы своему ребенку такую книгу. Но ведь, она была не одна, с ней пришел ее отец Никита Михалков. Впрочем, даже это могло не вызвать серьезных опасений. Но к нему присоединился президент группы компаний "Милан" Малик Сайдуллаев. Но и на это при большом желании можно было бы закрыть глаза. Однако появление одного из лидеров партии "Единая Россия" Олега Морозова вызвало по-настоящему серьезные вопросы. А приезд помощника президента Сергея Ястржембского - и ответы. С его появлением чистое искусство заканчивается и начинается пиар".

В пиар, одним словом, превратили даже сказочную книжку.

Михалков как символ

На минувшей неделе газеты живо обсуждали юбилей Сергея Михалкова. Поэту исполнилось 90 лет. Главная мысль, которую пытались донести до читателя газеты так называемой демократической ориентации - это абсолютная уверенность Сергея Владимировича во всем, что он делал. В газете "Время МН" вышел необычный материал - рецензия на интервью Сергея Михалкова журналу "Итоги", и конкретно журналисту Андрею Ванденко. Вот что написал Александр Агеев во "Времени МН": "Ванденко интервьюер нахальный и безжалостный. Ему все время хочется поддеть и уколоть автора "Дяди Степы". Но тщетно. Самые острые вопросы не пробивают бронь и простодушной уверенности патриарха в правоте собственной и в правоте советской власти, которая дала ему все. Ванденко к примеру спрашивает: "Наверное, есть поступки, за которые стыдно, Сергей Владимирович?" А детский классик гордо отвечает: "Я не на смертном одре, а вы не священник, отпускающий грехи. Каяться ни перед кем не буду, да и не в чем. Не совершал ничего тяжкого. Знаете, что я возглавлял 20 лет Союз писателей России, и коллеги четыре раза переизбирали меня на этот пост? Как думаете, почему? Людям помогал". Но журналист не успокаивается: "И Синявскому?" На что следует раздраженное и опять же без тени сомнения: "Терпеть не мог этого человека и не скрывал своего отношения. Считаю, что Синявский был спекулянт от литературы. Зачем изображал из себя русского, хотя ходил в высоких сапогах и косоворотке, а сам тайком печатал на Западе антисоветские книги под еврейский псевдонимом Абрам Терц. Как-то мелко это, стыдно. Не уважаю таких людей". Дальше примерно в том же духе о Пастернаке и Солженицыне.

Приблизительно о том же пишет газета "Коммерсант" в материале под названием "Человек, который никогда не ошибался".

"В Сергее Михалкове поражает не столько идеальная, восходящая прямизна карьеры, сколько нечеловеческая, почти мистическая уверенность в себе, способность примирять непримиримые детали биографии.

Четыре ордена Ленина (не считая прочих высших советских наград) - с орденами Святого Сергия Радонежского (1993) и Святого благоверного царевича Дмитрия (1998). Высмеивание царской России с бережно, как выяснилось хранимыми традициями даже не дворянского, а бери выше! боярского рода с ударением на втором слоге. Славословия Сталину (поэт восхищается им и по сей день) и Брежневу ("перед нами выступает человек с душой борца") - с гордостью за то, что ему довелось написать "гимн православной страны". "Доброту" как "жизненное кредо" - с уверенностью в том, что и Пастернак, и Синявский, и Солженицын, и не столь именитые отщепенцы получили при его активном участии поделом. Мало кто может так лаконично ответить на вопрос, совершал ли он в жизни ошибки: "Нет". Человек на все времена".

Впрочем, газета "Красная звезда" абсолютно уверена, что Сергей Михалков и в самом деле не совершал никаких ошибок: "Михалкову не в чем каяться, он жил и работал у всех на виду, его творчество близко к народному. Ежедневно звучит по утрам на радио прекрасная музыка Гимна нашей страны. С его, Михалкова, словами".

Итак, сегодня мы говорим о Сергее Михалкове, в программе участвуют редактор отдела культуры газеты "Время МН" Юрий Арпишкин и известный российский публицист и политолог Дмитрий Фурман. Телефоны прямого эфира 796-96-44 и 796-96-45. Вы также можете позвонить в пейджинговые компании: в Москве 961-33-33 и 974-22-22, в Екатеринбурге 76-17-62, в Самаре 96-00-40, в Томске 55-55-22, в Санкт-Петербурге 329-29-29. Абонент - Радио Свобода. В конце сообщения непременно указывайте свое имя и город.

Наш вопрос: можно ли считать Сергея Михалкова символом современной России и если да, то, в каком смысле? А я обращаюсь к Дмитрию Фурману. Дмитрий. Именно вы назвали Михалкова российским символом. Почему?

Слушатель: Мне действительно кажется, что Михалков сам по себе до боли символ нашей страны и нашей элиты, тех символов, которые он создавал, и текста гимна, который он написал. Михалков, вообще, явление очень интересное и, конечно, гротескное. Он в гротескном, преувеличенном размере выражает какие-то очень глубокие тенденции и очень глубокие характеристики нашей культуры, и тем более нашей современной культуры. Здесь говорилось о том, что Михалков не выражал никакого сомнения по поводу своего служения советской власти. Мне кажется, что здесь есть небольшая ошибка. Михалков, вообще, никогда не выражал сомнения по поводу служения власти, любой власти. Откуда возникла эта позиция? Я думаю, что эта позиция имеет очень глубокие корни. Он из дворянской семьи. И очень большая часть русского дворянства и русского правящего до революции 17-го года класса перешла на позиции, которые были заявлены в идеологической форме сменовеховцами, которые были распространены в громадном социальном слое. Приблизительно эти позиции можно сформулировать так. Прошло смутное время - революция. Какой-то хаос, который периодически наступает в нашей стране. Уже один раз, когда кончилась династия Рюриковичей, тоже был такой хаос. Пришла новая власть. У этой новой власти какие-то новые странные слова, новые обычаи, новая вера. Но, в общем-то, ничего особенного не изменилось. Страна осталась страной. Она не погибла, она вернулась на круги своя. Был царь, сейчас Ленин, Сталин и т.д. Вот эту очень распространенную в этом слое и в это время философию, в общем, нельзя осуждать и нельзя негативно к ней относиться. Для многих людей она была очень выношенной. Приход к ней сопровождался какими-то очень мучительными трудными переживаниями и решениями. Но это все очень легко переходит в гротеск и в какую-то комическую ипостась. Вот у Михалкова это, по-моему, уже перешло и перешло очень основательно.

Елена Рыковцева: Спасибо. А у нас первый звонок.

Слушатель: Я не считаю Михалкова символом эпохи. Наоборот, я считаю, что это символ приспособленца, который одинаково служил Сталину и Брежневу, он служил тем, кто ему хорошо платил. Поэтому особенно восхвалять такого человека, хотя и возраст почтенный, мне кажется, не удобно, потому что, то, что он сделал, очень плохо вяжется с тем, что мы переживаем.

Юрий Арпишкин: Поскольку мне выпала роль выступать третьим в этом разговоре, я неизбежно должен сказать, что истина где-то посередине. Является ли Михалков символом? Я не знаю, просто потому что он при том же лоске фигура все же очень несамостоятельная. Очень трудно из его биографического потока выделить какой-то поступок, который он совершил сам по себе, и чтобы этот поступок не был связан с внешними обстоятельствами, чтобы он не был ими продиктован. Так что символом я бы его, пожалуй, называть поостерегся. Другое дело, что он назначен символом, он выбран на эту роль. Это совершенно очевидно. Ну, что сказать. Конечно, это отражает некие печальные тенденции наших будней.

Елена Рыковцева: И у нас следующий звонок.

Слушатель: Я совершенно согласна с предыдущим товарищем в оценке господина Михалкова. Я считаю, что эта семья может выглядеть как клонированный вариант. То есть там и папа, и сыновья очень умеют приспособиться к существующему строю. И очень обидно, что сейчас превозносятся и расхваливаются именно такие люди. Если мы вспомним, то сын Никита поставил себя вторым номером в "Нашем доме Газпроме" или в "Нашем доме Россия", тогда это называлось. И получил очень приличные деньги на "Сибирского цирюльника". Очень стыдно, что такие люди считаются нашими символами. Очень жаль.

Елена Рыковцева: И я сделаю небольшую паузу в этом разговоре для того, чтобы восстановить справедливость по отношению к слушателям нашего разговора в предыдущей программе. Мы обсуждали референдум в Чечне. Я прочитаю несколько пейджерных сообщений, которые пришли в перерыве между двумя программами.

"Референдум в Чечне является очередной фикцией и полностью стою на позиции Анны Политковской о референдуме: "Кровавая бессмысленность продолжается". Георгия Самойловича из Санкт-Петербурга удивляет, что повстанцев называют боевиками. Они защищают свои права". "Лицемерный гэбистский референдум, аналог футбольных матчей, проводимых с фашистами на оккупированных территориях". Это Александр.

И "Господа, вы даете пейджер для сообщений по Чечне, но сама передача не проходит в Екатеринбург. Когда же можно услышать вас в Екатеринбурге и в какое время?"

Я должна вам объяснить, что наши программы в Екатеринбурге транслирует "Студия город", и действительно на ее волнах в это время может звучать "Немецкая волна" или "Голос Америки". Для того, чтобы узнать, когда именно наша программа слышна в Екатеринбурге, позвоните в наше екатеринбуржское бюро 78-71-70.

И я возвращаюсь к теме нашего сегодняшнего разговора. Я бы хотела, чтобы наша аудитория и гости студии послушали одно из очень известных стихотворений Сергея Михалкова, которое он написал в 1938 году, и называется оно "Враг".

Он как хозяин в дом входил,
Садился, где хотел,
Он вместе с нами ел и пил
И наши песни пел.

Он нашим девушкам дарил
Улыбки и цветы,
И он со всеми говорил,
Как старый друг, на "ты":

"Прочти. Поведай. Расскажи.
Возьми меня с собой.
Дай посмотреть на чертежи.
Мечты свои открой".

Он рядом с нами ночевал,
И он, как вор, скрывал.
Что наши ящики вскрывал
И снова закрывал.

И в наши шахты в тот же год
Врывалась вдруг вода,
Горел химический завод,
Горели провода.

А он терялся и дрожал
И на пожар бежал,
И рядом с нами он стоял
И шланг в руках держал.

Но мы расставили посты,
Нашли за следом след.
И мы спросили:
"Это ты?"
И мы сказали:
"Это ты!"
И он ответил: "Нет!"

"Гляди, и здесь твои следы, -
Сказали мы тогда, -
Ты умертвить хотел сады,
Пески оставить без воды,
Без хлеба - города!
Ты в нашу честную семью
Прополз гадюкой злой,
Мы видим ненависть твою,
Фашистский облик твой!
Ты будешь стерт с лица земли,
Чтоб мы спокойно жить могли!"

Это стихотворение Сергея Михалкова, 1938 год. Дмитрий Фурман, какие мысли вам навеяло это стихотворение?

Слушатель: У меня, может быть, возникли несколько неожиданные мысли, но вполне по теме. Сейчас происходит такой процесс - идет довольно успешная и очень хорошая карьера Черкесова, который был ответственным за борьбу с диссидентами. Сейчас он становится все более крупным государственным деятелем, его продвигает президент. Дело не в том, что человек в свое время работал в КГБ, это не имеет никакого, мне кажется, значения. Но давайте разберемся: что этот человек прошел через какие-то муки и пришел к пониманию того, что то, что он раньше делал, это неправильно? Очень сложно предположить себе такие муки. Скорее всего, это человек, которому все, кроме того, чтобы быть рядом с властью и получать хорошую зарплату, совершенно безразлично. Он будет сначала диссидентов ловить. Заставят его ловить коммунистов, предположим, будет коммунистов ловить и т.д. Это явление очень близкое к выдвижению Михалкова, то есть выдвигаются все время вот такого типа люди. Здесь уже явно какая-то тенденция. Явно, что наша теперешняя власть ориентируется на тип человека, которому безразлично, чему он служит, он всегда служит начальству и всегда выполняет его приказания ради денег, ради карьеры, ради власти.

Елена Рыковцева: Юрий Арпишкин что-то хочет добавить.

Юрий Арпишкин: Я хотел бы сказать, что Михалков человек совершенно другого типа. Это такой гедонист, которому совершенно не свойственно служение чему бы то ни было. И то, что его нынешняя власть так приветствует, это говорит о некоторых стилистических переменах в этой власти. Он человек, который демонстрирует не столько свое равнодушие к предмету служения, напротив, он страстно относится к предмету служения и умудряется как-то эту торжественную миссию переводить в веселые, вполне циничные и гедонистические формы.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем звонки.

Слушатель: Меня зовут Александр. Вы знаете, я точно отвечаю на ваш вопрос. Михалков - это, конечно, символ нашей страны. Абсолютно точный. Мы такие и есть. И самое главное, что, действительно, наша страна с византийских времен никогда и не менялась, на ней вывески только менялись. Мы всегда были фарисейской восточной деспотической цивилизацией. И поэтому всегда такая власть должна иметь придворных поэтов. Вы помните, как Солженицын назвал свою статью, когда всё начиналось - "Жить не по лжи". Вот это слово "ложь". И помните, когда Рейган говорил - "Империя зла". В общем-то, отец лжи - это сатана. Это абсолютное зеркало нашей страны, великолепный символ, мы должны в него смотреться, и этом случае думать что-то о самих себе, какие мы есть.

Елена Рыковцева: Александр, спасибо за точный ответ на наш вопрос. Мы слушаем следующий звонок.

Слушатель: Меня зовут Татьяна Андреевна. Когда преступный режим убивает Пермяка, Гумилева, Мандельштама, Клюева. Тысячи проходят через ГУЛАГ, 600 писателей не вернулись, и служить верой и правдой этому преступному режиму, я считаю, это подло. Мне жалко этого человека, Сергея Михалкова.

Юрий Арпишкин: Действительно, тут трудно возразить. Михалков все сделал, что мог, для того, чтобы Татьяне Андреевне было его жалко. Надо только помнить, что он все же писатель, а писатель не обязан быть хорошим человеком. Конечно, при всей справедливости наших филиппик будет неправильно, если мы не вспомним, что есть некоторое количество строк Сергея Михалкова, которые, по-видимому, в ближайшие десятилетия останутся на слуху и будут читаться, - про кота, которого везут и все такое.

XS
SM
MD
LG