Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Месть за Свободу. Нет правил - нет прав


Была когда-то в газетах рубрика "Командировка по тревожному письму". Эту программу можно назвать командировкой по тревожной заметке. Газета "Брянское время" рассказала, что старший редактор областного радио Наталья Сафонова потеряла работу, поскольку сделала сюжет для Радио Свобода.

В этом сюжете она сообщила, что областная дума в третий раз не принимает проект нового устава области. Дело в том, что в новом уставе губернатора Юрия Лодкина хотят назвать губернатором уже официально; раньше, по документам, он числился главой администрации. Новое название - новая возможность избираться. Лодкин управляет областью уже в третий раз. Устав даст ему возможность еще дважды принимать участие в выборах. Но депутаты упрямятся, губернатор сердится. И об этом рассказала на Свободе Наталья Сафонова.

Дальше события развивались так. Сюжет вышел в эфире Свободы, потом распечатка с его текстом легла на стол губернатору Брянской области Юрию Лодкину. Потом Лодкин лично позвонил Наталье Сафоновой.

Юрий Лодкин: Да, я знаком с выступлением госпожи Сафоновой на радиостанции Свобода. К ней у меня только одна претензия - она исказила факты. И я ей позвонил и сказал, что - "Наталья, искажать факты нельзя".

Елена Рыковцева: Больше всего в репортаже Сафоновой губернатора раздосадовала фраза, что администрация области пытается заставить депутатов принять новый устав, оказывает на них давление. "У Сафоновой нет доказательств", - сказал мне Лодкин.

И правда, если вопрос, оказывалось ли на них давление, ставить перед депутатами, которые поддерживают губернатора, они ответят примерно так:

Владимир Кравченко: Никакого давления на меня никто не оказывал, это первое. Второе: я хотел бы посмотреть на человека, который сумеет оказать на меня давление. Третье: дело в том, что я участвовал и в составе рабочей группы, когда рассматривался устав, и во всех заседаниях комитета нашего по образованию, и на совете думы, когда рассматривался вопрос, и, естественно, на заседаниях самой думы. И такого давления, как здесь говорится, оказано не было. Другое дело, что было предложение, и администрация внесла проект. Может быть, это считается давлением, так это нормальное явление, когда администрация вносит.

Елена Рыковцева: На депутата Кравченко, которого вы только что услышали, наверное, и вправду сложно надавить. Только зачем на него вообще давить? Ведь он является последовательным сторонником губернатора Лодкина и "двумя руками" голосовал за новый устав.

Совершенно понятно, что речь в материале Сафоновой шла о тех депутатах, которые голосовали против проекта устава, и эти депутаты факт давления на них со стороны администрации подтвердили. Послушаем Людмилу Колмогорцеву.

Людмила Колмогорцева: На самом деле давление происходит, и очень жесткое. Я говорю это совершенно с полным основанием, потому что я являюсь членом того самого законодательного комитета Брянской областной думы, через который и проходит предварительное рассмотрение такого документа, как устав Брянской области.

Формы давления такие. Во-первых, трижды внесение, подряд. Вы знаете, у нас есть все-таки регламент, регламент, который говорит о том, что если закон не принят, должен пройти временной лаг. И вот смотрите, какое фарисейство наблюдается в отношении того же устава.

Давление оказывалось на многих, и очень сильное. Ну, мне жаловались - давайте без фамилий. Я могу сказать, какого плана. Одному депутату угрожали, что он стоит на очереди на получение квартиры. Кстати, тоже считаю, что это нарушение законодательства, и всячески борюсь с этим, потому что с 1960 года у нас очередь на получение жилья замерла, общая очередь. Тем не менее, депутаты, имея уже приватизированные квартиры, за бюджетный счет, - цены, по нашим меркам, вообще громадные, по миллиону рублей за квартиру, - бесплатно берут эти квартиры. У нас есть статья бюджетного кодекса 134, федерального, где черным по белому написано, что если область дотационная, мы не имеем право на такие вот вещи - на увеличение зарплат, квартиры и так далее. И депутаты, тем не менее... Тот же губернатор лично заявил: "Давал, даю - и буду давать квартиры лично сам, кому хочу, как хочу". Фактически вот так, без последнего, вот эта первая фраза - "Давал, даю и буду давать" - это можно взять в кавычки.

Елена Рыковцева: И пригрозили этому депутату, что квартиры его лишат обещанной?

Людмила Колмогорцева: Да. "Ты смотри, значит". И, в общем, он, конечно, по этому поводу очень нервничал.

Еще одна женщина, тоже депутат, она тоже сейчас получает квартиру, и тоже я думаю, что на нее там есть давление.

Елена Рыковцева: Депутат Юрий Петрухин тоже считает, что журналист Наталья Сафонова была точна в оценках.

Юрий Петрухин: Абсолютно правильно сказала корреспондент Брянской государственной (подчеркиваю) телерадиокомпании, за что ей пришлось уйти именно с этого канала - за то, что она сказала Лодкину правду.

А то, что он грозил депутатам, так это несомненно. После третьего голосования, когда при его личном участии был в очередной, третий раз "опрокинут" этот устав, проголосовали депутаты "против", не набрала квалифицированного большинства эта законодательная инициатива губернатора, - он вышел на трибуну и сказал: "Теперь я знаю, кто есть кто". В это время была принципиально выведена из строя электронная система, голосовали по старинке руками, так что он все видел. И он с неприкрытой угрозой всем депутатам заявил: "Теперь я знаю, кто есть кто", - и стал дальше рассказывать об успехах Брянской области.

Елена Рыковцева: Словом, передергивания фактов в сюжете Натальи Сафоновой не было. Она сообщила на Свободе о вещах, в Брянске известных. Об истории с уставом негосударственные местные газеты писали даже жестче. "Нынешняя администрация, - заявляло "Брянское время", - судорожно цепляется за власть, используя все доступные ей средства".

Но именно на Сафонову обрушился губернаторский гнев. Тому было несколько сопутствующих обстоятельств. Во-первых, Юрий Лодкин в принципе "не любит" Радио Свобода.

Юрий Лодкин: Я бы хотел, чтобы мы в своих внутренних делах разбирались без участия радиостанции Свобода. Мы бы хотели, чтобы в России мы разбирались сами. Я в свое время слушал радиостанцию Свобода, сегодня я, к великому сожалению, говорю, что радиостанция Свобода вмешивается в российские дела. Я 25 лет проработал в журналистике. Мое последнее место работы - ТАСС. И я прекрасно знаю нравы журналистики и прессы, областной, районной и центральной, и нравы зарубежной журналистики. Знаю, чьи заказы она выполняет, и как она работает. Поэтому я говорю, что мы в России хотели бы разбираться со своими делами внутренними без участия радиостанции Свобода.

Елена Рыковцева: Другая причина гнева состоит в том, что Сафонова - сотрудник ГТРК "Брянск", абсолютно лояльной губернатору Лодкину.

Юрий Петрухин: Наше телевидение - это сейчас, если помните старый анекдот, "бенефис Лодкина, и коротко - о погоде". Это примерно так: губернатор там, губернатор здесь, губернатор уехал, губернатор приехал, сел, встал, постучал и так далее, и в конце - о погоде, и то иногда забывают. Вот все.

Елена Рыковцева: Это было мнение о местной телекомпании депутата Юрия Петрухина.

Надо видеть бесконечно расположенный - по отношению к губернатору - эфир ГТРК "Брянск", чтобы понять, почему так раздосадовал его поступок журналиста этой компании. Однако совершенно непонятно, почему ГТРК "Брянск" столь преданно служит своему губернатору. Она целиком финансируется из федерального бюджета, президент компании назначается Москвой. Компания разве что получает миллион рублей из областного бюджета, в частности за то, что предоставляет эфирное время депутатам облдумы. Но, как выяснилось в Брянске, не всем депутатам. Говорит Анатолий Бугаев.

Анатолий Бугаев: На сегодняшний день я очень активно выступаю на думе по различным вопросам. Но я никогда не слышал, чтобы было речевое освещение, скажем, моих выступлений на Думе. Абсолютно немое, или вырезают. Сразу после этого либо у Степана Николаевича, председателя думы, либо у сторонников его - и комментарии, и так далее. Нас в этом отношении либо вырезают, либо никакого речевого освещения нет или озвучивания.

Елена Рыковцева: Депутат Петрухин поделился собственным опытом.

Юрий Петрухин: Меня снимают, но при этом предупреждают, что: "Юрий Петрович, нас лично ваше мнение интересует, но учитывая, что вы у нас в "черном списке" под номером до пяти, не больше (достаточно высокий рейтинг), вас непременно вырежут". Так и есть.

Елена Рыковцева: В местных газетах, которые финансирует администрация, ситуация, по словам депутата, ничуть не лучше.

Юрий Петрухин: Ужасное происходит. Во-первых, вся районная пресса (имеется в виду та, которая выходит в районах) сейчас находится на полном удовлетворении своих потребностей - со стороны бюджета. Главные редакторы этих газет, выбранные и назначенные коммунистическим большинством, сейчас приобрели ранг, Лодкин это сделал, вывел их ранг на уровень заместителей глав районных администраций.

То же самое, что я сказал по нашему телевидению, происходит с прессой. Достаточно много денег выделено из бюджета на содержание газет, то есть - конкуренции никакой. Они сидят на так называемой "госдотации", им ничего не надо делать, кроме того, как славословить существующий режим Лодкина, писать о его успехах. Они это делают самым исправным образом. С прессой, особенно в районах, сейчас пробиться невозможно.

И последнее, что сделал Юрий Евгеньевич (только в самом городе, в районах нет), - он подчинил себе комитет по делам печати, напрямую создал при администрации, и он сейчас этим блоком, как бывший журналист и человек, понимающий великолепно значимость этого блока медийного, напрямую командует этим комитетом, напрямую.

Елена Рыковцева: Кстати, сам губернатор Лодкин необъективной считает как раз негосударственную прессу.

Юрий Лодкин: Крайне тенденциозно подаются материалы "Брянским временем" и "Брянским перекрестком", особенно вот двумя этими газетами. Причем я не прощаю лжи, и когда уже идет ложь по-крупному, я неоднократно выигрывал судебные процессы у господина Шермана.

Елена Рыковцева: Игорь Шерман - это главный редактор газеты "Брянское время", который давно и последовательно критикует губернатора Лодкина, не всегда справедливо. Судебный процесс, о котором рассказывал мне губернатор, касался публикации, где говорилось о его жилищных условиях, данные действительно были неверными. Губернатор выиграл процесс. С другой стороны, публикации газеты "Брянское время" о засилье в области прогубернаторской прессы многие областные политики считают вполне обоснованными.

Депутат областной думы Анатолий Бугаев тоже говорил о том, что администрация плодит все больше и больше изданий при своей поддержке и в свою поддержку.

Анатолий Бугаев: Вот сейчас создали "Учительскую газету". И что вы думаете, на первой странице буквально везде - губернатор и так далее. Но суть еще заключается в том, что учителей заставили, придавили за счет методической литературы, 100 рублей на которую они получают, подписать в обязательном порядке эту газету, но не добровольно. А финансирует ее администрация.

Елена Рыковцева: И с обоими депутатами, Петрухиным и Бугаевым, мы пытались сравнить цифры финансирования государственной и негосударственной прессы.

Юрий Петрухин: Я вам приведу цифры. Средний бюджет оппозиционных газет в Брянске составляет максимум 200 тысяч рублей в месяц, это без недвижимости, естественно, без оргтехники и так далее, 200 тысяч - это расходные материалы и зарплата журналистам, небольшая очень. То есть можно так сказать, что они в основном работают за идею. Вот "Учительская газета" бюджету обходится в 180 тысяч рублей ежемесячно.

Елена Рыковцева: Но вот они все плодятся, эти государственные издания. Их кто-то покупает или не покупает?

Юрий Петрухин: Скажите, пожалуйста, Елена, вы заходили в кабинеты партийные старых партийцев, да? Видели собрание Ленина полное, Карла Маркса? Их кто-нибудь покупал когда-нибудь? А во всех кабинетах стояли, правда? Так и сейчас у нас.

Анатолий Бугаев: Или вызывают заведующего РОНО, директора школы: "Почему твои не подписались? Дайте график подписки. Вот сколько ваших подписалось?" - и так далее, и тому подобное. Вот вам элементарные вещи - прессинг по подписке.

Юрий Петрухин: Основная газета губернаторская, естественно, "Брянский рабочий". 23 тысячи тираж у нее, из них 20 тысяч подписка. Из этих 20 тысяч подписки 19,5 тысяч ведомственная подписка.

Елена Рыковцева: Депутат областной думы Владимир Кравченко, который поддерживает губернатора, приводит несколько другие цифры.

Владимир Кравченко: В областной думе у нас где-то было 1,5 миллиона в прошлый год, а сейчас выросли цены и на бумагу, и на все затраты, у нас сейчас немногим более двух миллионов на всю нашу деятельность. Это и то, что мы по радио выступаем, по телевидению выступаем, и то, что нам надо помещать наши материалы и в других газетах, не только в "Брянском рабочем".

Елена Рыковцева: Вот, сумма на поддержку прессы, на дотирование прессы - это 2 миллиона?

Владимир Кравченко: Это - вообще на всю нашу информационную деятельность Брянской областной думы.

Елена Рыковцева: Включая дотирование прессы?

Владимир Кравченко: Все, все, все. Это все включает свыше 2 с небольшим миллиона рублей. Я не думаю, что это много. Я приведу такую параллель, может быть, с прессой в городском совете и в городской администрации: у них там как бы единый орган, нужно сказать, у них идет что-то без малого 5 миллионов. Я могу ошибиться, я не говорю точные цифры, но около 5 миллионов, скажем так. То есть это в 2 с лишним раза больше, чем во всей областной думе.

Елена Рыковцева: Такое впечатление, что председатель комитета облдумы, который, в том числе, занимается вопросами прессы, незнаком с бюджетом области на 2003 год. А согласно этому бюджету, 22 миллиона 525 тысяч рублей составляет государственная поддержка периодических изданий, учрежденных органами исполнительной и законодательной власти. Кроме того, отдельно в бюджете стоит строка на средства массовой информации в областном Управлении печати и информации, это еще 21 миллион 636 тысяч рублей.

Председатель комитета облдумы также считает делом вполне естественным - поддержку районными газетами политики губернатора.

Владимир Кравченко: Вы имеете в виду поддержку - там идет просто объективное освещение того, что происходит в Брянской области. И в то же время я знаю, что есть там статьи и другого направления. Если здесь больше несколько позиция власти показана, - ну а кто будет рассказывать о том, что делается в области, если не те газеты, которые получают в районе?

Скажем, как вы считаете, в Брянской области нет веерных отключений электроэнергии, не надо об этом сказать? Надо. А в то же время оппозиция это может расценить как похвальбу какую-то.

Елена Рыковцева: Объективности ради я попыталась и на телерадиокомпанию "Брянск" посмотреть глазами председателя комитета областной думы, который занимается вопросами прессы, но тут ответа "по существу" добиться не удалось.

Владимир Кравченко: Моя позиция заключается в том, что можно и нужно освещать различные точки зрения.

Елена Рыковцева: Ваше областное государственное телевидение достаточно освещает различные точки зрения, на ваш взгляд?

Владимир Кравченко: Мой взгляд, может быть, не совсем будет объективным. В каком плане? Живу я в городе Почепе, утром рано, где-то в полседьмого, я уже должен выходить из дому, чтобы успеть в половине девятого на работу, поэтому утренние передачи Брянского радио я, при всем желании, не слышу. Вечером я, то же самое, где-то раньше девяти редко домой появляюсь. Поэтому сказать, что я могу предъявить какие-то претензии к нашим радио-работникам или теле-работникам и сказать, что вот они неполно освещают, я не могу.

Елена Рыковцева: Впрочем, как бы ни уходил от ответа Владимир Александрович Кравченко, тот факт, что ГТРК "Брянск" - компания целиком прогубернаторская, признавали в разговоре со мной даже ближайшие сподвижники губернатора, такие, как главный редактор газеты "Брянский рабочий" Владимир Мельников.

А заклятый оппонент губернатора, главный редактор газеты "Брянское время" Игорь Шерман, по поводу истории с Натальей Сафоновой сказал: "Сотрудник такой телекомпании, сделавший такой материал для такого радио, должен был понимать, что его не простят".

И депутат Людмила Колмогорцева абсолютно уверена, что сюжет с критикой губернатора, который произвел сотрудник прогубернаторской телерадиокомпании, не мог не повлечь за собой плачевных для журналиста последствий.

Людмила Колмогорцева: Я давно и хорошо знаю Наталью Ивановну, и я считаю ее одним из самых интересных и грамотных журналистов на нашем Брянском радио, с точки зрения особенно ее экономических программ. На мой взгляд, самые интересные на сегодняшний день были ее программы. Поэтому как к специалисту к ней просто не должно быть никаких претензий. Фактически то, что за несогласованное или не понравившееся выступление губернатору Наталью Ивановну могли попросить подать заявление об отставке, я не сомневаюсь в этом ни минуты, потому что на личном примере знаю, что такое общаться с нашей телерадиокомпанией и быть в жесткой оппозиции губернатору.

Елена Рыковцева: Итак, после критического сюжета на Свободе Сафоновой позвонил губернатор, на следующий день ее отстранили от работы в областной думе, откуда она обычно делала свои материалы, потом ее лишили премии и вынесли выговор. Президент ГТРК "Брянск" Галина Тихомирова формально поставила ей в вину эксплуатацию техники не по назначению - мол, подрабатывала на стороне, пользуясь редакционным диктофоном и компьютером. Но все понимали, насколько это смешной предлог.

Во-первых, Сафонова делала материал для Свободы всего лишь второй раз в жизни. Первый сюжет о работе брянских маршруток проблем у нее на работе не вызвал. Во-вторых, зарплата, которую получала Сафонова, равнялась 460 рублям, со всеми надбавками иногда набегало до 3 тысяч, и это был заработок старшего редактора, по сути - второго лица на радио. Что же говорить о других сотрудниках? Понятно, что подрабатывали, в том числе и с использованием редакционной техники, многие. Но выговор объявили одной Сафоновой, однако уволиться не предложили (был бы слишком большой скандал), ей просто подыскали другую работу. Лучшему экономическому обозревателю областного радио предложили стать диджеем на музыкальной станции. Это было открытое издевательство, она подала заявление об уходе.

Я спросила ее, почему она не стала бороться.

Наталья Сафонова: Вопрос в том, что в этой ситуации завязано слишком много людей. Если бы я была одна, без коллектива, может быть, я и стала бы бороться, может быть, как-то стала отстаивать, потому что там юридически, в принципе, можно было бы отстоять свое право на работу. Но я прекрасно понимаю, что в этой ситуации в большой зависимости от губернатора в первую очередь президент телерадиокомпании "Брянск" Галина Тихомирова, главный редактор - в общем-то, все те люди, с которыми я работала и которым очень благодарна за хорошую работу там. В основном работают (по крайней мере - на радио) профессионалы, и мне не хотелось бы, грубо говоря, не то что подставлять даже их, а просто создавать какой-то дискомфорт. Потому что я просто понимаю, что губернатор не тот человек, который прощает не просто оппозицию, а даже малейшую оппозицию и вполне, казалось бы, с точки зрения нормального человека, безобидные вещи.

Елена Рыковцева: Коллеги Натальи Сафоновой сожалеют о случившемся. "Мне ее очень не хватает", - сказала ее непосредственный начальник, главный редактор областного радио Тамара Митрофанова. Однако все они точно так же сходятся во мнении, что другого варианта событий быть не могло, что Сафонова должна была понимать, на что идет, когда отправляла материал на Радио Свобода, что она нарушила правила игры, когда делала материал, критический по отношению к губернатору.

Весь вопрос, что эти правила вступают в прямое противоречие с законом о средствах массовой информации. Но почему так безропотно следуют им государственные журналисты? Почему случай с Натальей Сафоновой в Брянске воспринимают не только как типичный, но и как само собой разумеющийся?

Нет правил - нет прав

В первой части нашей программы вы познакомились с историей Натальи Сафоновой, старшего редактора областного Брянского радио, которую выжили с работы за то, что она прислала репортаж на Радио Свобода - репортаж критический, по отношению к губернатору области Юрию Лодкину.

Я хотела бы предложить слушателям и гостям студии обсудить ситуацию, в которой работают журналисты в регионах. А это, как правило, ситуация полной зависимости от руководства области.

По телефонам прямого эфира 796-96-44 и 796-96-45 вы можете принять участие в нашем разговоре. Свои мнения и комментарии также присылайте на пейджер по телефонам в Москве - 961-33-33 и 974-22-22, в Екатеринбурге - 76-17-62, в Самаре - 96-00-40, в Томске - 55-55-22, в Санкт-Петербурге - 329-29-29, абонент "Радио Свобода".

Хотелось бы, чтобы наши слушатели ответили на вопрос: зависимость местной прессы от местной власти - это неизбежность современной России, это неистребимо?

И теперь я представляю вам участников нашего сегодняшнего разговора. У нас в студии - руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов и главный редактор журнала "Медиа-среда" Алексей Панкин. С нами на связи - брянские журналисты, это главный редактор газеты "Брянский рабочий" Владимир Мельников и собственный корреспондент газеты "Коммерсантъ" Анастасия Саматорова.

Я должна сказать нашим слушателям, что Анастасия Саматорова - это дочь Натальи Сафоновой, бывшего старшего редактора областного радио, которая потеряла работу из-за репортажа для Радио Свобода.

Настя, у меня вопрос к вам, в связи с этим. Какие уроки для себя лично, для своей будущей карьеры вы извлекли из истории, случившейся с вашей мамой?

Анастасия Саматорова: Вы знаете, я хочу сказать, что для себя лично я постараюсь из этой истории именно не извлекать никаких уроков, потому что эта история мне кажется из ряда вон выходящей, просто из ряда вон выходящей. Поэтому я не думаю, что она какие-то уроки мне должна дать. Тут урок для моей мамы был только один, что она, как объясняли, нарушала какие-то правила, установленные областной администрацией, установленные в нашей области, но я не думаю, что это правильные правила, которые как бы не надо было нарушать.

Елена Рыковцева: Настя, и еще один вопрос к вам. Как складываются отношения с областной администрацией у журналистов, которые работают для негосударственных изданий?

Анастасия Саматорова: Ну, для негосударственных, скажем так, которые не дотируются из областной администрации, - у нас на самом деле очень тяжелая ситуация в этом плане, именно в отношениях с областной администрацией, с областной пресс-службой. Дело в том, что областная администрация ставит всяческие препоны на пути информации. Нам не дают абсолютно никакой информации из областной администрации. Дело доходит до того, что нам просто не присылают пресс-сводки, не пускают на какие-то мероприятия, даже в имиджевом плане положительные для областной администрации, на какие-то встречи просто не пускают.

Елена Рыковцева: И теперь я обращаюсь к Владимиру Сергеевичу Мельникову, это главный редактор газеты "Брянский рабочий", газеты, которая поддерживает губернатора Юрия Лодкина, но, как объяснял мне в Брянске Владимир Сергеевич, поддерживает, потому что он, главный редактор, в отличных отношениях с губернатором.

Владимир Сергеевич, вот вы считаете эти претензии мелкими, так?

Владимир Мельников: Да не только мелкими, а и недостойными, в общем, настоящего журналиста. Не пускают на какие-то официальные мероприятия, не предоставляют пресс-релизы. Я полагаю, что журналист должен сам находить. Если речь идет о независимых средствах массовой информации, то журналист из независимого средства массовой информации, или, скажем так (речь, я так понимаю, об оппозиционных исполнительной власти изданиях), - там делать ему нечего, на какой-то пресс-конференции и так далее, и так далее. Он должен по другим источникам, по другим каналам находить фактуру, находить какие-то аргументы, чтобы спорить с властью и доказывать, указывать на ее недостатки и так далее.

Что же касается губернатора Лодкина, он - выходец из "Брянского рабочего", он сам журналист, он был острым журналистом, талантливым журналистом. Действительно, с его уходом в политику журналистика Брянска и российская... Он был собкором ИТАР-ТАСС, тогда телеграфного агентства ТАСС, он был острым журналистом. Он - за критические публикации, он "за". Но действительно он против какой-то огульной критики и так далее.

Я уже сказал вначале, что журналист оппозиционного средства массовой информации должен сам добывать информацию, ничего для своих публикаций он на пресс-конференциях не услышит.

Елена Рыковцева: Владимир Сергеевич, ну я лично от себя поспорю только с тем вашим утверждением, что ваш губернатор - за острые публикации. Наталья Сафонова зафиксировала явление, которое зафиксировали все брянские газеты, - это давление администрации области на депутатов в связи с принятием устава, - и он был страшно обижен, поэтому я это даже сейчас не обсуждаю.

И я обращаюсь к Олегу Панфилову, директору Центра экстремальной журналистики. Олег, вы согласны с мнением, что оппозиционному журналисту нечего делать в администрации?

Олег Панфилов: Да нет, как я могу быть согласным? Для этого нужно просто открыть такую тоненькую книжечку, она называется "Конституция Российской Федерации", или открыть книжечку чуть потолще, которая называется "Закон о средствах массовой информации", - там все написано. Я думаю, что те правила, о которых уже говорилось, те правила, которые устанавливает губернатор, и те правила, которые поддерживает главный редактор губернаторской газеты, - это нарушение и Конституции, и нарушение закона о средствах массовой информации. Иначе прокомментировать вот такую ситуацию, когда кто-то рассуждает: это журналисту нужно слушать, а это не нужно слушать, - ну, чудовищная ситуация. Это только свидетельствует о юридической безграмотности журналистов.

Елена Рыковцева: И Алексей Панкин, главный редактор журнала "Среда". Вот в городе, где немного событий происходит, конечно, областная администрация является ньюсмейкером. И вот часть журналистов отлучают от этого источника информации. И что им делать? Вот они жалуются сейчас в областную администрацию. Правильно, Настя, жаловались?

Анастасия Саматорова: Обращения писали и к губернатору, и к заместителю главы. Мы требовали, дали нам хотя бы информацию хоть какую-то, хотя бы присылали нам пресс-сводки. Нет.

Елена Рыковцева: И фактически журналисты жаловались губернатору на него самого. Ну что им делать?

Алексей Панкин: Делать интересную газету для читателей, другого варианта я тут не могу назвать. Читателей, как правило, интересует все-таки информация. В любом, самом маленьком, самом оппозиционном городе людей интересует информация. Но если эту информацию они могут получить через какие-то другие газеты, значит, оппозиционные должны думать о том, чтобы давать какую-то информацию, которая была бы востребована читателем.

Но вообще, в принципе, я не знаю, это на самом деле, конечно, неправильно - то, что делает администрация, но так, чтобы журналист, который не получает, или редакция, которая не получает пресс-релиза официального, не смогла бы его добыть, - ну, я думаю, это просто какие-то ленивые журналисты. Всегда уж в маленьком-то городе все можно узнать.

Елена Рыковцева: И Олег Панфилов хотел бы продолжить.

Олег Панфилов: Меня расстроило слово, которое упомянул Владимир Сергеевич и затем Алексей Панкин, - "оппозиционная пресса". Оппозиционная пресса - обычно это такая пресса, которую выпускают политические оппозиционные партии. Мы, в данном случае, говорим о независимых от государственного бюджета (в данном случае, от бюджета администрации области) изданиях. Поэтому тут речь не идет об оппозиционности, тут речь идет о независимой прессе. Это - первое.

А во-вторых, это старый традиционный русский вопрос - что делать? Ну, бывают такие случаи, когда уже делать нечего и нужно воспользоваться конституционным правом граждан, записанным в соответствующей статье Конституции, и выходить на улицу, устраивать пикеты, устраивать какие-то публичные акции, напоминая обществу о том, что местная администрация нарушает Конституцию, нарушает законы, добиваться другими способами.

В данном случае, я хочу сказать, что мы оказались в такой ситуации (все журналисты, не только, кстати, российские, а вообще на постсоветском пространстве), когда журналисты постоянно говорят о том, что нарушают их права и постоянно кричат о том, что им нужно помочь, - и мы не знаем, что делать. Мне кажется, что ситуация легко объяснима. В 1987 году Михаил Сергеевич Горбачев подарил советским журналистам гласность, а сейчас нынешняя власть эту гласность забирает. И все это происходит без борьбы, то есть российские журналисты просто-напросто себе свободы не добыли - вот в этом вся трагедия.

Елена Рыковцева: Насколько мне известно, в Брянске журналисты на улицы не ходят, а ходят в суды. И Владимир Сергеевич Мельников, даже главный редактор прогубернаторской, в общем, газеты, сто раз, как он мне сказал, был в судах за последние 5 лет.

Владимир Сергеевич, у меня к вам вопрос. Суды - это все-таки способ защиты чести и достоинства граждан от прессы или способ приструнить прессу?

Владимир Мельников: Последние два года, когда прозвучало словосочетание "информационная концепция" на федеральном уровне, по-моему, два года назад, я почувствовал, что сегодня - именно приструнить, да. Вот уже 6 лет, как хожу я по судам, около ста судебных заседаний, из них процентов 60 - это было в те четыре года, где-то с 1995-го, я выигрывал суды, иски о защите чести и достоинства. Трижды депутаты Государственной думы на меня подавали заявления в прокуратуру с целью возбудить уголовное дело за клевету. Но благополучно, так сказать, осели в прокуратуре их документы.

А вот последние два года - именно приструнить, потому что сегодня суд судит меня за мое мнение. Не за факт, а за мнение. И никакие вводные слова - "наверное", "кажется", "может быть", "доводилось слышать" - не действуют. Это воспринимается как факт.

Кстати, говорилось о том, что - независимые средства массовой информации. Я бы не стал (я сужу по Брянской области) сегодня говорить о независимости средств массовой информации. Более 30 областных газет. Я знаю, кого обслуживает каждая из них: будущих губернаторов, будущих депутатов Государственной думы, сегодняшних кандидатов или готовящихся в кандидаты. Все они сегодня на обслуживании, все сегодня являются обслугой. И поэтому выходить на пикеты - для этого нужна какая-то идея, для этого нужно какое-то убеждение, а сегодня, извините меня, если уж быть до конца откровенным, за кусок хлеба служат хозяину.

Елена Рыковцева: А вы знаете, Владимир Сергеевич, вот я сейчас хотела бы, чтобы вы и мои гости и слушатели выслушали кусочек из газеты, кусочек заметки из газеты "Брянское время", которая вот так обозначает состояние дел в брянской прессе.

- "Еще один брянский феномен - сверхнасыщенность газетного рынка. Причем, за редким исключением областные, городские и районные газеты обслуживают интересы только губернатора и его выдвиженцев на местах. Этот ресурс первые журналисты области считают наиглавнейшим, "пиарить" на этом поле можно сколько угодно и совершенно безнаказанно, и все время за наш с вами счет, ведь газеты и газетенки поддерживаются из областного бюджета, то есть из кармана налогоплательщика. Перепадает на эти цели и кое-что из федеральных денежек.

При этом доступ на страницы изданий имеют только свои в доску люди, оппоненты не пробьются даже за большие деньги. Нарушивших это табу редакторов увольняют сей же миг без права на восстановление, даже если какому-то суду вдруг удастся защитить бедолагу. И здесь бесполезно призывать нашего губернатора к совести и напоминать ему, что с десяток лет назад или чуть раньше он сам разил первым - номенклатурщиков. Прошлое забыто. Сегодня главное - ночь простоять и день продержаться у руля, а попутно уничтожить морально всех инакомыслящих, скрутить их в бараний рог на благо, разумеется, любимой Брянщины".

Елена Рыковцева: Владимир Сергеевич, вот это - ваши оппоненты, газета "Брянское время". Вы согласны с такой оценкой?

Владимир Мельников: Я сейчас прикинул, разовый тираж, включая районные газеты, 100 тысяч. Плюс "Брянский рабочий" - 25 тысяч. Плюс еще, я посчитал - 150 тысяч разовый тираж, скажем так, лодкинских газет, исполнительной власти. И разовый тираж оппозиционных также 150 тысяч, даже чуть больше.

Вот Лодкин раздавил, растоптал. Пусть сегодня мне кто-то скажет, какую газету он раздавил, растоптал. Не послали пресс-релиз - да, возможно пресс-служба не выслала, потому что эти газеты в судах проигрывают иски областной администрации. Наверное, элемент эмоций, элемент раздражения возможен.

Елена Рыковцева: Алексей Панкин, пожалуйста, вы хотели что-то сказать.

Алексей Панкин: Вы знаете, я просто восхищаюсь, конечно, брянскими журналистами. Эти вот 30 газет - или, может быть, их чуть меньше, - но на 100 тысяч тираж "обувают" губернатора, то есть они ему "вкручивают мозги", что там они для чего-то нужны, хотя у них на первой же полосе видно, что, скорее всего, им никто не верит. Доверие к газете, которая лижет всякие известные части своему начальству, оно где-то находится на уровне от 0 до 10 процентов. И вот при этом они все-таки ухитряются "слупить" с губернатора деньги. Им можно только позавидовать, а губернатора можно, несчастного - пожалеть. Равно как можно пожалеть и тех, кто финансирует оппозиционную прессу, потому что, надо полагать, доверие к ней тоже не так уж велико, вот там, где черным по белому написано "оппозиционная". Независимая - другое дело, но я не знаю, есть это в Брянске или нет.

Елена Рыковцева: Олег Панфилов, пожалуйста.

Олег Панфилов: Очень странная на самом деле ситуация, хотя она очень похожа на другие регионы России. Вот когда Владимир Сергеевич говорил о том, что зачем нужно оппозиционным, независимым журналистам прийти на пресс-конференции, довольно странный повод для того, чтобы все-таки говорить о том, что журналистика - это информация.

Я, конечно, понимаю недовольство и той частью независимых журналистов, которые обслуживают, как вы сказали, кандидатов в губернаторы на следующих выборах. Естественно, это трагедия российской журналистики, потому что в основном российская журналистика, в первую очередь независимая, она - обслуживающая журналистика. Но мы все-таки говорим - или хотим говорить - о том, что брянская журналистика должна быть независимой. И в этом случае нужно все-таки помнить о том, что журналистика - это, прежде всего, информация. И пускать или не пускать журналистов на пресс-конференции - это решает не губернатор, не пресс-секретарь губернатора и тем более не главный редактор губернаторской газеты.

Елена Рыковцева: И ко всем моим собеседникам я обращаюсь с одним вопросом: верите ли вы еще в корпоративную солидарность? Владимир Сергеевич, вы способны защитить на своих страницах Игорь Шермана, главного редактора "Брянского времени", если того, к примеру, неправедно выдворят из помещения?

Владимир Мельников: Нет, я ничего не буду писать по этому случаю, я промолчу. Потому что Игорь Семенович в 1994-95 году, когда останавливали "Брянский рабочий", тогда исполнительная власть - губернатор, назначенец президента Ельцина, когда мы писали и выступали, и лично ваш покорный слуга более 30 публикаций, я не ходил, меня тоже не пускали на пресс-конференции, я добывал документы, достаточно серьезные, контракты, которые подписывал губернатор, и мы писали публикации. Ельцин вынужден был снять губернатора и назначить другого, вынужден был прислать сюда комиссию администрации президента во главе с Самойловым, который сказал, что - системный кризис власти. Газета разбудила депутатов, общественность, партии, движения и так далее, и так далее. Игорь Семенович Шерман поддерживал того губернатора, он обслуживал ту исполнительную власть, тех персоналий, ту команду.

Сегодня "Брянский рабочий" не просто с Лодкиным. У нас добрые, дружеские отношения с Лодкиным, мы работали в "Брянском рабочем". Штука вся в том, что Лодкина не просто поддерживает "Брянский рабочий", а поддерживает губернатора, которого 6 раз - нет такого случая в России - 6 раз избрала Брянская область...

Елена Рыковцева: Спасибо. Я спросила не о поддержке, конечно же, губернатора Лодкина, а о поддержке журналистов.

И, Олег Панфилов, к вам - похожий вопрос. Вы способны поддержать в своем центре министра Лесина, если его сейчас выгонят с работы?

Олег Панфилов: Ну, я в данном случае хотел бы сказать о брянской ситуации. Я не думаю, что необходимо мстить господину Шерману за то, что вот Владимир Сергеевич оказывался в другой ситуации. А на самом деле журналистская солидарность в России если и есть, то минимальная.

Елена Рыковцева: А Лесина все-таки будете поддерживать?

Олег Панфилов: А за что? Лесин - государственный чиновник. Я буду поддерживать независимого журналиста. Я считаю, что в России не должно быть государственных газет, не должно быть государственного телевидения.

Елена Рыковцева: Неправильно я тогда выразилась, действительно, вы правы. Вот председателя государственной телерадиокомпании увольняют с работы. Ваши действия?

Олег Панфилов: Это - взаимоотношения между правительством Российской Федерации и руководителем государственной телерадиокомпании. Здесь речь не может идти о свободе слова. Если он докажет, что существует цензура в факте его увольнения, то тогда - да.

Елена Рыковцева: И - Алексей Панкин. Пожалуйста, что вы думаете, существует ли корпоративная солидарность сегодня?

Алексей Панкин: Да нет, конечно. Какая может быть корпоративная солидарность, когда большинство доходов лежит в теневой сфере? Почему у нас никогда не будет профсоюзов нормальных? Потому что отстаивать можно интересы только "белые".

Елена Рыковцева: И Анастасия Саматорова, пожалуйста, вот вашими словами завершается эта программа. Вы верите в корпоративную солидарность? Вы, молодой журналист, собственный корреспондент газеты "Коммерсант".

Анастасия Саматорова: Вы знаете, сейчас, мне кажется, глядя на ситуацию у нас в Брянской области, я могу только о ней судить, я пока не верю в корпоративную солидарность, потому что я ее не вижу. Мы, конечно, сотрудничаем, журналисты, между собой, но вот исходя из этой ситуации, которая у нас сейчас сложилась, я нахожу единицы поддержки среди журналистов, которые действительно считают, что нарушаются их права, нарушается Конституция, нарушаются законы о СМИ. Но я уверена, что вот этот инцидент и дальнейшие какие-то наши действия, обращение в суд и прочее, они как-то принесут пользу и журналисты как бы сплотятся именно у нас в Брянской области.

XS
SM
MD
LG