Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Тату" как повод для национальной гордости


Елена Рыковцева: От группы под названием "Тату" газетам никуда не деться. Нравится им это или нет, "Тату" - всегда блестящий информационный повод, иногда для страниц "Происшествия" или "Скандалы", иногда для рубрики "Светская хроника" или, как на этой неделе, и вовсе для первых газетных полос. В субботу "Тату" представляли эстрадную Россию на конкурсе "Евровидение", а с точки зрения некоторых изданий представляли вообще всю Россию.

Газеты к этому события отнеслись на полном серьезе, то есть на полном серьезе спорили, хорошо или нет выступила группа на конкурсе. "Если говорить объективно, - написала газета "Время новостей", - выступили "татушки" ужасно". Издание под названием "Газета" дает принципиально иную оценку: "Тату" спели так, как никто не ожидал. Проблемы с Юлиным голосом были столь серьезны, что почти никто не верил в то, что они смогут спеть песню, как надо. Но девочки сделали невозможное - со сцены шел невероятный драйв, в зале стоял полный угар. "Тату" с блеском подтвердили репутацию самой главной группы Европы на сегодняшний день. Трудно сказать, как это выглядело по телевизору, но из зала это выглядело так, как надо"

Всю неделю подряд накануне конкурса газеты опять-таки всерьез рассуждали, в чем секрет группы "Тату". Перечисляем версии по мере поступления. Газета "Труд" от 20 мая: " Разумеется, популярность "Тату" основана во многом на их скандальном образе двух раскрепощенных нимфеток, которые могут прямо на сцене раздеться до трусиков, поцеловаться взасос на крупном плане во время телевизионного прямого эфира. На раскрутку эпатирующего имиджа были нацелены все последние акции группы, от призыва к девочкам-подросткам сняться обнаженными для обложки нового альбома "татушек", до неудавшихся попыток вывести на сцену 300 британских школьниц, одетых в школьную форму в стиле "Тату".

Особый негативный резонанс имела недавняя акция "татушек" на Красной площади, куда стеклись около 300 поклонниц группы, чтобы поучаствовать в клипе под фривольным названием "Покажи мне любовь". По сценарию девчонки-тинэйджеры, одетые в школьную форму, должны были изображать всячески нежные чувства друг к дружке. Эту затею вовремя пресекла милиция".

21 мая о причинах популярности "Тату" в "Российской газете" размышлял известный ученый, профессор Игорь Кон: "На мой взгляд, успех "Тату" обусловлен не столько демонстративной игрой в запретные лесбийские отношения, сколько тем, что создан образ самодостаточных крутых девчонок. Крутые мальчишки, плохие мальчики были всегда. Теперь же появились и крутые девчонки. Эстетически оценивать группу не берусь.

20-30 лет назад я активно защищал молодежную музыку, будь то "Машина времени" или рок, от нападок и запретов, но делал это не по вкусовым соображениям, - я всегда предпочитал классику - а по принципиальным. Молодые люди имеют право на собственное искусство. Сегодня, когда многие уважаемые люди отождествляют хорошее с традиционным, утверждение права молодежи на творчество и новизну не менее актуально, чем в годы застоя".

Наконец, 23 мая на тему - народ и "Тату" - высказалась газета "Консерватор": " Мирно педалируемая лесбийская тема, складные мелодии, безупречный продюсинг и затейливый имидж - у нас вот их полюбили. По частоте ротаций на радио и телеэфирам они стали истинными чемпионками, покорив и трактористов, и олигархов".

А вот газета "Россия" выражала надежду, что пелена, в конце концов, спадет с глаз российской и зарубежной аудитории, даже если группа "Тату" выиграет конкурс "Евровидение": "Но даже если "Тату" на "Евровидении" окажутся на высоте, в чем мы весьма сомневаемся, пудрить мозги обывателю, пусть самому ограниченному и закомплексованному, до бесконечности невозможно. Даже самый экстравагантный имидж рано или поздно приедается и выходит в тираж, особенно когда сам артист не заявляет о себе ни ярким талантом, ни творческой активностью".

Однако нашлись и те газеты, которые посмотрели на феномен "Тату" с точки зрения высокой политики. "Независимая газета", комментируя очередную инициативу Кремля по улучшению образа России в глазах мирового сообщества, в заметке "Ум, честь и "Тату" нашей эпохи" высказалась так: "В общем-то, за пределами отечества, где они скандально популярны, именно они и представляют сегодня нашу страну. Сейчас "Тату" для зарубежья - это наш бывший балет, наш бывший хоккей, наше бывшее все. Конечно, девушка с нетипичной ориентацией - малопривлекательный символ для страны, недавно считавшейся сверхдержавой, хотелось бы чего-нибудь менее легкомысленного. Но почему-то за кордоном поверили в эту ошалевшую от беспутства, сорвавшуюся с тормозов Россию, а не в ту, которую хотят показать миру "рыцари возвышенного образа".

Уточню, что под "рыцарями возвышенного образа" обозреватель "Независимой газеты" подразумевал Сергея Ястржембского и группу российских политиков, которые в очередной раз взялись за продвижение образа России за рубежом.

Итак, мы говорим сегодня о феномене группы "Тату" с точки зрения музыки и с точки зрения политики. Конечно, было бы интересно услышать реакцию нашей аудитории на тезис, прозвучавший в "Независимой газете": "Тату" для зарубежья - это символ современной России. Гордитесь ли вы таким символом? В нашем разговоре принимает участие Анна Немзер, музыкальный критик журнала "Политбюро", и Сергей Строкань, международный обозреватель газеты "Коммерсант".

Анна, мы начнем с музыкального вопроса. "Тату" - это действительно предмет для серьезного спора серьезных критиков в серьезных изданиях?

Анна Немзер: Вы знаете, мне кажется, что это, безусловно, повод для серьезного разговора в серьезных изданиях, но, может быть, речь здесь должна идти не о музыкальных критиках, а о критиках другого толка. Это повод для разговора культурологов, социологов, - кого угодно. Это повод для разговора о великолепно сделанном, грамотном пиаре, о прекрасной раскрутке, о грамотном продюсерском проекте. Но, на мой взгляд, к музыке это явление имеет мало отношения.

Елена Рыковцева: И второй вопрос, касающийся конкурса. Вот газета "Труд" перечислила имена членов отборочной комиссии, которая определяла участника от России на этом конкурсе "Евровидение". Это генеральный директор Первого канала Константин Эрнст, композитор Владимир Матецкий, певец Дмитрий Маликов и ряд других персон российского шоу-бизнеса. Их решение, что Россию будет представлять группа "Тату", газета назвала сильным, хорошо просчитанным ходом, хотя и чреватым всевозможными опасностями.

Вообще, в целом газеты не подвергали выбор комиссии сомнению. На российской эстраде действительно нет конкурентов этой группе?

Анна Немзер: Вы знаете, я сейчас оказывалось в достаточно сложном положении, потому что я не готова произнести фразу, что конкурентов этой группе нет. С другой стороны, назвать конкретных конкурентов я сейчас тоже не могу.

Что касается опасности повышенной, о которой писала газета "Труд" и о которой, собственно, очень долго шла речь перед конкурсом, мне кажется, что и эта опасность - это тоже часть того же самого грамотного пиаровского выступления. Нагнетание напряжения, ожидания, что сейчас на крайне пристойном и пуританском, скажем так, конкурсе произойдет какое-то недоразумение, произойдет какой-то скандал и будет что-то пикантное, и в результате полное опровержение всех этих надежд и ожиданий - это все было сделано тоже, конечно, специально. И мне кажется, что это та же самая часть пиаровского проекта.

И единственное, что, мне кажется, в данной ситуации было тактической ошибкой, (хотя я не знаю, какие варианты другие были у продюсера группы Шаповалова), но дело в том, что "Евровидение" - это действительно конкурс, как было написано и в газете "Время новостей", и в других газетах об этом отчасти шла речь, "Евровидение" - это конкурс, действительно, скорее песен, нежели каких-то пиаровских выступлений. Поэтому девочки несколько не попали в точку, и я думаю, что именно этим и обуславливается их... кстати, я не знаю, как назвать результат конкурса, потому что то, что мы называем поражением, и то, что мы все воспринимаем как поражение, по сути дела очень и очень неплохой результат. Третье место - ничего тут такого криминального я не вижу. И возмущение, оно обусловлено именно тем, что шла накрутка, и напряжение сознательно нагнеталось.

Елена Рыковцева: И теперь мы послушаем, что думает наша аудитория по этому поводу. Пожалуйста, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Давно хотела с вами поговорить, потому что с интересом слушаю эту программу. И мне вообще - просто комплимент вам хочу сказать - нравится, что у вас нет рекламы, и я интеллектуально отдыхаю у вас. Так вот, по поводу "Тату" я хочу сказать. Дело в том, что у меня такое ощущение, что мы в России живем в двух плоскостях. Есть одна группа - интеллигенция. Пускай молодые, старые, любые, но люди, которые совершенно в другом измерении живут. И есть вот эта замечательная, конечно, тусовка, и она живет своей жизнью и считает, что это критерий.

Вот поэтому, когда мы выходим на мировой уровень, мне приятно слышать, что там все-таки нормальные люди, которые видят, что это маленькие хорошенькие девочки, которые развлекаются своей компанией, а ведь общая масса совершенно другим миром живет. Вот об этом надо подумать, просто посмотреть вокруг и увидеть, что, кроме вот этих девочек, очень много талантливых людей, но пройти туда, где эти "татуши", просто невозможно, это я реально говорю. Так что я, конечно, желаю успеха своей любимой стране. Я думаю, когда-то это придет. И здравомыслящих в России очень много.

Елена Рыковцева: Спасибо вам за ваше мнение. У нас следующий звонок. Пожалуйста, вы в эфире. Здравствуйте.

Алексей: Здравствуйте. Я из Питера звоню, из Петербурга. Сидоровский Алексей моя фамилия. Я хочу сказать (ну, я быстренько будут говорить, потому что все-таки это деньги, звонок междугородный), что вот эта вот группа "Тату", то, что она у нас выдвигается на хит как бы, в нашей стране и вообще, - это, конечно, для нас позор, что две девочки-лесбиянки, извращенки у нас становятся вот такими знаменитыми. То есть это говорит о нездоровом состоянии нашего общества. Для меня лично это очень прискорбно.

Елена Рыковцева: Алексей, спасибо за ваше мнение. Да, будем экономить, конечно, ваши деньги, не станем вас держать дальше на связи. Сергей Строкань, международный обозреватель газеты "Коммерсант". Вот что вы думаете о том, что "Тату" сейчас на Западе фактически представляет Россию, образ России, это вроде как лучшее, что есть в России?

Сергей Строкань: Ну, я бы так не стал говорить, что это лучшее, но, безусловно, это расширяет какие-то представления о том, что представляет сегодня собой российской общество. С этой точки зрения, любим мы "Тату" или не любим "Тату", но это важно, это явление где-то добавляет какую-то новую краску в ту картину России, которая живет в сознании западного общества.

Елена Рыковцева: Но вот вы согласны с тем, что сказала "Независимая газета", что "Тату" - это бывший хоккей, бывший балет, бывшее все, чем гордилась Страна Советов?

Сергей Строкань: Ну, вы знаете, любое сравнение хромает, и это, конечно, тоже. Но если уж говорить о хоккее или о каких-то других спортивных соревнованиях, то здесь, конечно, поражение "Тату" - поскольку, в общем-то, третье место, насколько я понимаю, это все-таки поражение - невольно заставляет думать о том, как в советские годы, в эпоху "железного занавеса" пытались засудить наших спортсменов: хоккеистов, футболистов, еще кого-то. И вот мы жаловались на судей и говорили: видите, это политический подтекст здесь. И сегодня, вот уже прошло более 10 лет после распада СССР, мы уже живем в свободной, независимой, демократической России, которая является членом Большой восьмерки, но тем не менее, видите, все равно есть ощущение того, что нас пытаются где-то засудить.

Елена Рыковцева: Сергей, с нами на связи слушатель. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что это огромный позор для нашей страны. И я согласен с предыдущим слушателем. Я поклонник панк-рока, а панк-рок сейчас находится на хорошей стадии развития. "Король и Шут", "Ария" - это великие группы, их слушает очень много народу, а "Тату" слушает ограниченный круг людей с мозгами набекрень.

Елена Рыковцева: Простите, как вас зовут?

Слушатель: Степан.

Елена Рыковцева: Степан, сколько вам лет?

Степан: Мне 14.

Елена Рыковцева: Анна Немзер хочет продолжить с вами этот разговор. Пожалуйста, оставайтесь с нами на связи.

Анна Немзер: Скажите, пожалуйста, - я понимаю, что вы приверженец панк-рока, - а, скажем, в школе или в том учебном заведении, в котором вы учитесь, разделяет ли ваше мнение большинство ваших соучеников и приятелей?

Степан: Это я и хотел сказать. Дело в том, что даже девчонки в нашем классе, девушки слушают не попсу, такую как "Тату", а именно панк-рок и другой рок.

Анна Немзер: Понятно, но дело в том, что, нравится вам это или нет, и нравится мне это или нет, тем не менее, мы должны признавать, что, к сожалению, эта группа снискала свою определенную популярность, и с этим фактом уже приходится смириться даже поклонникам панк-рока.

Степан: Мне это кажется очень странным, потому что я думаю, что здесь замешаны деньги.

Елена Рыковцева: Вот так. Мы продолжаем разговор в программе "Читаем газеты". У меня вопрос к гостям. "Независимая газета" написала: "В минувшую субботу, как нарочно, сошлись два события. В Москве на Красной площади выступал Пол Маккартни, а в Риге на конкурсе "Евровидение-2003" - группа "Тату". Любопытно, что туда, куда пустили Пола, несколькими днями раньше не пустили "Тату". Параллельные линии можно продолжить, искать и находить забавные сходства и знаки. Например, сказать, что у нас любить умеют только "мертвых", то есть вчерашним кумирам всегда проще пробить дорогу".

Я предлагаю вам продолжить тему параллелей - вот реакция российского общества на приезд Пола Маккартни и реакция того же общества на группу "Тату" в престижном европейском конкурсе. Пожалуйста, Анна.

Анна Немзер: Ну, дело в том, что о параллелях тут говорить сложно, потому что эти явления, на мой взгляд, настолько "равновеликие", что в один ряд они даже как-то и не встраиваются. Например, я абсолютно уверена, что это явления, рассчитанные на принципиальную разную аудиторию. И я не думаю, что перед кем-то 24-го, в субботу вечером возникла дилемма, и кто-то не мог решить, что делать - идти на Красную площадь или все-таки смотреть в прямом эфире "Евровидение". Я думаю, что людей, которым было бы интересно и то и другое, достаточно мало. Может быть, я ошибаюсь.

Что касается Красной площади, то мне кажется, что... Ну, чести ради скажем, что и Маккартни туда пытались не пустить в какой-то момент, незадолго до его приезда. А "Тату" туда не пустили тоже не с выступлением, а со съемками клипа. В принципе, опять-таки, может быть, я повторюсь, но мне кажется, что и вся вот эта история с милицией... Я посвящена в подробности этого скандала на Красной площади, и мне кажется, что поиграть в диссидентство бывает иногда тоже очень на пользу имиджу. Поэтому вот эта вся история позволила после этого Шаповалову, продюсеру группы "Тату", говорить о том, что Путин не понимает его высоких устремлений, высоких устремлений Шаповалова, который, собственно, на "Евровидение" едет исключительно из патриотических соображений. Все это тоже великолепно ложится в общую картину, это та же самая часть продуманного имиджа.

Елена Рыковцева: И к нашему разговору присоединяется еще один слушатель. Вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Стефановская Наталья Викторовна, очень старый человек. Я, несмотря на это, хочу высказать свое мнение насчет "Тату".

Елена Рыковцева: Очень интересно.

Слушатель: Значит, во-первых, мы в "Евровидении" увидели не "Тату". Это совсем не то, что мы здесь смотрим в клипах и везде. Я хочу сказать о том, что у вас была интересная передача насчет компьютерной музыки, так вот то, что нам показывали и что мы видели, что мы полюбили, - это все компьютерное, это все фанера. А там нельзя было под фанеру выступать - и все, и, грубо говоря, там нечего было смотреть.

Елена Рыковцева: А, вот так вы объясняете провал, конечно, относительный, группы "Тату"?

Слушатель:: Ночью это были не "Тату".

Елена Рыковцева: Наталья Викторовна, но как любопытно, что вы это смотрите так поздно, что вам интересно:

Наталья: Я гувернером работаю, у меня две девочки в пятом классе.

Елена Рыковцева: То есть в каком-то смысле вы вынуждены это делать, вынуждены смотреть?

Наталья: Нет, нет, нет, я с интересом смотрела. Мне очень понравились другие выступления, культура других выступлений, и поэтому "Тату" нашим там вообще было делать нечего. И как сейчас говорят, что Россию опозорили... Да нет, мы Россию совсем не опозорили, это кусочек какой-то нашей России, и расстраиваться нам не надо.

Елена Рыковцева: Спасибо. И еще один звонок у нас. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Михаил. Я бы хотел присоединиться к Наталье Викторовне и сказать, поспорив со Строканем, что для "Тату" это большой успех, потому что, как выяснилось, вживую они выступать не могут. Кстати, странно, почему они пели песню на русском языке? Возникает вопрос, кто записывал их английские треки, и можно связать с этим отмену концерта на Уэмбли, куда, очевидно, Шаповалов, как говорят, хотел пристроить концерт под фонограмму.

А что касается "засудили", ну так это телевоутинг! Конечно, неизвестно, кто там результаты обобщал, но, тем не менее, договоренность просматривалась у всех. И нас поддержали наши ближайшие соседи.

Елена Рыковцева: Михаил, спасибо. Сергей Строкань - несколько слов в заключение.

Сергей Строкань: Отвечая слушателю, хотел бы сделать важное замечание. Все мы, обсуждающие сегодня это выступление, следили за ним по телевизору. И это принципиально важно. Потому что от операторской работы во многом зависит то, как воспринимает выступление человек, находящийся не в зале, а за тысячи километров от него. В то же время, люди, находившиеся именно в зале, говорят о том, что латвийские операторы во многом сознательно постарались показать девушек в невыигрышном свете. И зал также был настроен крайне враждебно, чего нельзя сказать о тех, кто собрался на улицах перед огромными мониторами. Так что все мы, возможно, стали жертвами оптического обмана, созданного электронным ящиком.

XS
SM
MD
LG