Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сериал "Оборотни". Арестованный компромат


Елена Рыковцева: В понедельник 24 июня силовые ведомства провели масштабную акцию по разоблачению и расчистке собственных рядов, и во вторник газеты - в красках, в лицах и в денежных единицах расписали подробности этой акции.

Диктор: "Генерал-лейтенант МЧС и шесть полковников МУРа задержаны вчера в Москве. Изъято почти полмиллиона долларов наличными. Эту беспрецедентную в истории России операцию по выявлению "оборотней в погонах" сотрудники Главного управления собственной безопасности МВД готовили около двух лет. По предварительным данным, на счету банды более ста эпизодов вымогательств, злоупотреблений служебным положением и фальсификации доказательств вины. Под свой контроль "динозавры", как прозвали сыщики своих коллег, взяли десятки крупнейших коммерческих структур Москвы".

Елена Рыковцева: Это первая полоса газеты "Газета". Другие газеты писали примерно в том же духе - легкой оторопи пополам с восторгом от быстроты и натиска операции и от грандиозности обвинений, тут же озвученных министром МВД Грызловым. На второй день газеты разделились: одни продолжали поражаться той роскоши, с которой, как обнаружилось при обысках, жили милиционеры, другие вроде как очнулись и начали задавать вопросы. "Шоумент" назвал свой материал "Московский комсомолец" и написал в среду так:

Диктор: "Полное ощущение, что мы присутствуем на заранее подготовленной пиар-акции. И арест милиционеров-бандитов - это просто повод для пропагандистской кампании. Тут сразу вспоминаешь, что на субботу назначен съезд сторонников "Единой России". Что министр Грызлов - лидер этой партии. И при этом лидер не очень популярный".

Елена Рыковцева: Наконец, в пятницу 27 июня газета "Известия" публикует материал под выразительным заголовком "Говорит и показывает МВД":

Диктор: "С начала недели мы являемся зрителями захватывающего сериала "Милиционеры-оборотни". Зрители, кто со злорадным удовлетворением потирая руки, кто, опасаясь за собственную судьбу, следят за полковниками МУРа, закованными в наручники, за обысками в их загородных особняках с изъятием миллионов долларов, антиквариата, ювелирных украшений. Или вот еще подоспел новый блокбастер. Поймали киллеров, застреливших депутата Госдумы Сергея Юшенкова. На следующий день (в следующей серии) арестовывают заказчика. В главной положительной роли во всех этих сериях - министр внутренних дел, он же руководитель партии "Единая Россия" Борис Грызлов".

Елена Рыковцева: Сегодня, во время этой программы, хотелось бы услышать от наших слушателей: если это действительно была пиар-акция - в хорошем ли, в плохом смысле - достигла ли она своей цели? Вырос ли в ваших глазах авторитет министра внутренних дел Бориса Грызлова? У нас в студии - обозреватель отдела информации газеты "Известия" Владимир Демченко, с нами на связи - редактор отдела расследований еженедельника "Московские новости" Игорь Корольков. Вы знаете, уже прозвучала шутка, что в милиции появились два новых звания - оборотень и оборотень по особо важным делам. Но вопрос вам: как вы считаете, это действительно была пиар-акция, приуроченная к форуму сторонников "Единой России"?

Владимир Демченко, "Известия": Да, действительно, я думаю, что это не совпадение, то, что были проведены эти задержания, и то, что эти задержания были проведены накануне форума "Единой России". Дело в том, что как признались сами оперативники в разговорах с нами, эти задержания готовились не то что несколько месяцев, а даже несколько лет. И информация собиралась по крупицам, и предположить, что она собралась по крупицам именно ко дню форума "Единой России", мне кажется, было бы неправильно. Да, действительно, я не знаю о степени виновности этих людей, я не знаю, обосновано ли их задержание, потому что сейчас очень трудно об этом судить, при недостатке информации. Но то, что это произошло накануне форума "Единой России", это, без сомнения, не совпадение.

Елена Рыковцева: Игорь Корольков, ваше мнение по этому же поводу.

Игорь Корольков, "Московские новости": Дело в том, что министр Грызлов дал повод думать именно так, в свое время взвалив на свои плечи две должности. И сопредседателя партии "Единая Россия" и министра внутренних дел. О том, что это за акция, я думаю, покажет ближайшее время. Она должна иметь развитие и должны последовать аресты не только внутри МВД, но и в других структурах, которые считаются штатскими. Я думаю, что если это объявлена борьба коррупции, а хотелось бы в это верить, потому, что все уже устали от нее, от этой прогнилости государственного аппарата, то она предполагает очень непростую подготовительную работу и МВД, и ФСБ, и других правоохранительных органов, в том числе нашего руководства страны. Хватит ли у него сил противостоять коррумпированным структурам, которые имеют очень мощную поддержку и в государственных органах, в правоохранительных органах и практически везде. Дело в том, что плацдарм, с которого они могут начать борьбу, очень мал, он скукожился, как шагреневая кожа. И если Грызлов начал эту борьбу как романтик, который недостаточно хорошо подготовился к ней и не понимает, чем чревата эта борьба, потому что коррупционеры в разных структурах власти, чувствуя опасность будут объединены, будет пущен в действо и административный ресурс, и связи, и финансовый ресурс, я думаю, что он в таком случае проиграет.

Елена Рыковцева: Игорь, этот вопрос, который вы задали - хватит ли сил? - скорее, из разряда риторических.

Игорь Корольков: Вы знаете, я полагаю, что за такой акцией стоит поддержка президента, и я хотел бы узнать в ближайшее время, и, я думаю, мы узнаем, какова стратегия президентского клана, чего он хочет. И если это пиар-акция, то она умрет очень скоро. Если же это действительно начало борьбы, то за этим должна стоять очень серьезная подготовка. Пока этой подготовки, мне кажется, ни средства массовой информации, ни общество не чувствуют.

Елена Рыковцева: Вы знаете, я тоже хотела поговорить о поддержке президента этой акции с вами обоими, но немножко в другом, что ли, ключе. Несколько газет, в частности "Московский Комсомолец", выдвинули версию, которая, в общем, пришла на ум многим неискушенным в политике гражданам. "Не секрет, написала газета, что главным конкурентом Грызлова в роли лидера "Единой России" является Сергей Шойгу. Шойгу гораздо популярнее своего коллеги, но он даже не просто афронт Грызлова, Шойгу имеет второй после Путина рейтинг личной популярности в стране, и хотя разрыв огромен, ясно, что у Шойгу существуют перспективы роста. Это якобы не устраивало силовую часть президентского окружения". А обычный гражданин для себя в уме добавляет, что это могло не устраивать и самого президента. Итак, главарь раскрытой банды, по совпадению, "правая рука" Сергея Шойгу. По совпадению ли? Или решили вскрыть именно ту банду, в которой главарем "правая рука" Сергея Шойгу?

Владимир Демченко: Вы знаете, дело в том, что сейчас возникают очень большие вопросы. Сам он говорит - я не имею отношения к этим людям из МУРа, кроме товарищеских, кроме приятельских. Я вот буквально только что перед эфиром общался с адвокатами. Третий день переносится объявление предъявления обвинения Ганееву, и у адвокатов складывается такое впечатление, что у следователей что-то не вяжется. И второй момент - это то, что Владимира Ганеева и вот этих вот сотрудников МУРа задерживали по разным постановлениям, то есть их задерживали не по одному делу. И я думаю, да, действительно, это не случайно, и задержание, а потом арест такого высокопоставленного сотрудника МЧС, это не может быть не связано с атакой на Сергея Шойгу, и вот кто ведет эту атаку, и насколько высоки их позиции, это, боюсь, большой вопрос.

Елена Рыковцева: У меня еще вопрос о совпадениях. Видите ли вы связь между арестами милиционеров и арестом предполагаемого заказчика убийства Сергея Юшенкова? Случайно ли это, или, может быть, так сознательно была выстроена эта кампания: потребовалось переключить внимание с громких внутренних разоблачений в самой милиции на "внешние". Вот я заметила, кстати говоря, что немножечко в прессе утихла эта тема "черных оперов", все целиком переключились на Юшенкова.

Владимир Демченко: Я думаю, что утихла тема абсолютно объективно, потому что пока просто не поступает какой-то новой информации. Вы знаете, вот в тот день, когда появилась информация об аресте предполагаемых убийц Юшенкова, действительно, многим приходила в голову версия, что эти факты связаны, но эта версия не подтвердилась, по всей видимости, это совпадение.

Елена Рыковцева: Игорь Корольков, вы работаете в еженедельнике, вы должны откликаться на события прошедшей недели, и завтра в тот момент, когда не будет ничего нового, видимо, о расследованиях, связанных с сотрудниками МУРа и с "правой рукой" Сергея Шойгу - генерал-лейтенантом Ганеевым, Игорь что вы напишете, что добавится нового к тому, что мы уже знаем?

Игорь Корольков: Вы знаете, мы как раз и задаемся вопросом, что это? Это пиар-акция или долгосрочная программа борьбы с коррупцией? Ответить на это вопрос мы пока не можем.

Елена Рыковцева: Начинаю читать пейджинговые сообщения. "Пока Чубайс и другие олигархи не висят на Дворцовой площади, трехмиллионный доллары - это чистый пиар". Это к вопросу о тех долларах, которые нашли в закромах у этих полковников МУРа. И вот что хотелось бы спросить в некоторой связи с этим. Газета "Коммерсант" на следующий день после операции сообщила: "Информация об операции была очень секретной. Поэтому корреспондент "Коммерсанта" узнал о ней только (! - Е.Р.) за два дня до ее проведения. Время встречи было назначено на понедельник в 6.00 у здания следственного управления Генпрокуратуры на Бауманской улице. В назначенный час там собралось с десяток журналистов и более трехсот сотрудников ГУСБ, ФСБ и Генпрокуратуры. Силовики построились в шеренгу, журналистов поставили в конец каждой шеренги. Затем руководители каждой группы получили по запечатанному коричневому конверту, в котором содержались адреса и время начала операции". По-моему, все это несколько напоминало игру в "Казаки-разбойники". Но если говорить серьезно - как вы расцениваете такое открытое вовлечение журналистов в ход секретной операции? Не могло ли это стать причиной того, что, по меньшей мере, двое из подозреваемых сбежали, а несколько тайников в их коттеджах оказались опустошенными?

Владимир Демченко: Привлечение журналистов на оперативные мероприятия - это не редкость. И достаточно часто приглашают журналистов на оперативные мероприятия, не сообщая, что это будет за оперативное мероприятие, и журналисты узнают об этом только в процессе. Но то, что сообщения об арестах начали поступать буквально несколько минут спустя после того, как были совершены эти аресты, а министр внутренних дел Грызлов заявил, что уже 7 человек были задержаны, спустя 20 минут после этого, - все это говорит о том, что для этого и журналистов брали, все было готово именно к тому, чтобы тут же широко проинформировать общественность. И я не исключаю того, что двое скрылись именно потому, что произошла заминка во времени и просто оперативники не смогли прибыть к ним до того, как эти двое услышали об этом по телевизору.

Елена Рыковцева: У нас звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Меня зовут Иосиф, я из Москвы. Естественно, никакого особого впечатления на меня вся эта операция не произвела, но мало кто обратил внимание на такую деталь. Там показывали: ведут переговоры оперативники с подозреваемыми через дверь, а из окна идет дымок, жгут вещественные доказательства. Значит, 2 года готовились, а когда дошло до дела, то 2 часа болтались около бронированной двери? Не знали вышибать ее, взрывать ее... Похоже, что, видимо, действительно весь акцент ушел на то, чтобы устроить пиар-акцию. Чтобы устроить представление для журналистов, а не на хорошую техническую подготовку.

Елена Рыковцева: Игорь Корольков, вы как это прокомментируете? Я, кстати, хотела спросить, получили ли "Московские новости" приглашение построиться в шеренги и пойти на эти задержания?

Игорь Корольков: Нет, мы такое приглашение не получали и не участвовали в этой акции. Я хотел бы вот что заметить. Всякая подобная акция, если предположить, что это начало широкомасштабной борьбы с коррупцией, нуждается в мощной поддержке общественности, и с этой позиции приглашение журналистов поддержать, рассказать о том, как это происходит, оправдано. Но весь вопрос в том, действительно ли это начало полномасштабной борьбы с коррупцией или это все-таки пиар-акция?

Елена Рыковцева: Игорь, возвращаясь к вопросу слушателя, как вы оцениваете ход проведения операции? Он говорил, что пришли, долго переговаривались, подозреваемые жгли документы... Как вы это все оцениваете?

Игорь Корольков: Я думаю, что, конечно, неувязок было много и проколов было много, и тут еще возникает вопрос: насколько профессионально будут действовать те, кто начинает эту борьбу? Потому что им противостоят люди не менее, если не более профессиональные? Оперативники, люди с юридическим образованием. И сейчас малейший прокол, малейшая неудача тех, кто с ними пытается бороться, будут оспорены и подвергнуты жесточайшей критике. Поэтому, с одной стороны, предстоит открыто и легально, в рамках закона, бороться с теми, кто действует в тени, и пользуется очень мощной юридической поддержкой, которая оплачивается. Смогут ли выдержать это противостояние и эту борьбу правоохранительные органы? Это большой вопрос. Там очень недостаточно опыта, чтобы бороться с преступностью в новых демократических условиях, которые дают большие права защите подозреваемых и обвиняемых.

Елена Рыковцева: Игорь, вот вы уже второй раз ставите этот вопрос, смогут или не смогут. Давайте я его переадресую Владимиру Демченко, что вы об этом думаете?

Владимир Демченко: Для начала, я бы не связывал начало вот этой прошедшей акции с началом какой-то широкомасштабной войны с коррупцией. Из уст самого Грызлова прозвучало, что вот эти арестованные милиционеры имели высокопоставленных покровителей. И о том, смогут или не смогут, можно будет судить уже по ближайшим неделям и месяцам: будет задержан или арестован кто-то из высокопоставленных покровителей. Я так понимаю, что это покровители и в том же МВД, которым заведует Грызлов.

Елена Рыковцева: Знаете, какой вопрос меня интересует в связи с этим? Если верить распространенному мнению, что вся милиция так живет, так берет, так действует, - действительно не исключена возможность выбора среди множества подобных группировок? Значит, можно назначить: кого и в каких целях мы разоблачим в следующий раз?

Владимир Демченко: Я, честно говоря, не согласен с вашим мнением. Хотя это действительно распространенное мнение. Безусловно, не вся милиция живет так.

Елена Рыковцева: Я тоже не согласна, что вся! Но вы согласны, что не одна такая группировка существует внутри органов?

Владимир Демченко: Да, согласен.

Елена Рыковцева: Можно ли сказать, что в следующий раз, когда политический момент подскажет, что вот такой главарь нам нужен сегодня, будет "назначена" другая группировка, для конкретных целей будут арестованы, задержаны другие люди?

Владимир Демченко: Можно так сказать, если они не сделали для соответствующих выводов из всей этой истории.

Елена Рыковцева: Игорь, а вы считаете, есть возможность такого выбора - в зависимости от политической ситуации - среди группировок, существующих в органах внутренних дел?

Игорь Корольков: Думаю, что да.

Елена Рыковцева: Увы. И вот еще это заявление министра Грызлова, которое он стремительно сделал в 11, кажется, утра, где он немедленно расставил точки над I: "Банда занималась вымогательством и фальсификацией уголовных дел. В ее костяк входили действующие сотрудники ГУВД Москвы, ряд военнослужащих, а также представители других правоохранительных органов. На счету группировки более ста эпизодов фальсификации доказательств. В частности, установлено, что сотрудники одного из отделов уголовного розыска Москвы подбрасывали гражданам оружие, боеприпасы и наркотики, организовывали обыски, возбуждали уголовные дела и прекращали их за деньги. Члены банды "оборотней" в погонах имея тесные связи в криминальном мире, использовали их для вымогательства, с помощью угроз взяли в свои руки доходы казино, известных торговых ломов и ресторанов. Легализовывали свою "крышу" они с помощью частного охранного предприятия, а полученные деньги отмывали через специально созданный "милицейский" фонд". Напомню, что с этим обвинительным заключением Грызлов выступил еще до начала допросов арестованных, и даже до завершения самих арестов. Как думаете вы: он имел на это право?

Владимир Демченко: Я считаю, что он не имел права заявлять, что они это делали, он имел право заявить, что они обвиняются в этом. Он знал, в чем они обвиняются, но говорить, что это делали, он не имел права.

Часть вторая

Арестованный компромат



Елена Рыковцева: Самое странное в той истории, о которой мы вам сейчас расскажем, это почти полное отсутствие упоминаний о ней в прессе. Если я не ошибаюсь, на эти события откликнулась одна лишь "Новая газета", хотя, казалось бы, случилась сенсация, впервые за много лет арестован весь тираж одного из московских изданий. О том, почему не было упоминаний, мы еще поговорим, а пока - история вопроса.

Эту историю можно понять из письма, которое главный редактор журнала Сергей Соколов направил на имя генерального прокурора Российской Федерации Владимира Устинова. Текст такой:



"22 мая 2003 года судебный пристав-исполнитель 1-го межрайонного отдела службы судебных приставов по ЦАО г. Москвы Андреев М.А. арестовал тираж ежемесячного общественно-политического журнала "Компромат.Ru" № 15, посвященный расследованию десятилетней теневой деятельности нефтяной компании ЮКОС под руководством М.Б. Ходорковского. Арест был произведен на основании исполнительного листа по делу от 19.05.200 г. Хамовнического районного суда г. Москвы (судья Сероштанова), которая в свою очередь приняла к рассмотрению иск от гражданина Кондаурова Алексея Петровича - руководителя аппарата президента компании ЮКОС. В результате, на наш взгляд, создан прецедент антиконституционной расправы с общественно-политическим СМИ, официально зарегистрированным в Минпечати РФ и не имеющего ни одного предупреждения о каких-либо нарушениях законодательства.

Грубо нарушены права журналистов, гарантированные Конституцией РФ и Законом о печати РФ, права 10 тысяч наших читателей.

Уважаемый Владимир Васильевич! Редакция журнала просит Вас познакомиться с результатами нашего расследования о деятельности руководства компании ЮКОС, сообщить нам и читателям о ходе расследования уголовных дел, возбужденных в разное время против "прозрачной" компании ЮКОС и ее дочерних фирм. Не случайно во время последней встречи В.В. Путина с членами РСПП президент отметил, что ЮКОС обладает самыми большими запасами нефти, "а как он их получил?". Большую озабоченность многих политиков вызывает агрессивное проникновение компании во власть и законодательные структуры российской власти.

Убедительно просим вас восстановить законность и защитить нас от произвола".



Елена Рыковцева: У нас в студии главный редактор пострадавшего журнала "Компроомат.Ru" Сергей Соколов. Было бы любопытно узнать у наших слушателей, если бы журнал, целиком посвященный разоблачениям компании ЮКОС и персонально ее руководителю все же появился в продаже, вы готовы были бы его купить? Кстати, за сколько, Сергей?

Сергей Соколов: За 15 - 16 рублей.

Елена Рыковцева: Интересно ли вам это? И просьба к Сергею Соколову все же уточнить несколько моментов. Во-первых, как авторы судебных исков узнали о содержании журнала до того, как он поступил в продажу?

Сергей Соколов: Вы знаете, собственно говоря, наша работа, то, что принято называть расследовательской журналистикой, она как раз и связана с тем, что люди различных сфер деятельности, предприниматели, чиновники, в данном случае предприниматели, они все время отслеживают ситуацию в журнале. Мы ее стараемся скрыть, конечно. Но скрыть это невозможно, потому что журнал цветной, иллюстрированный. Мы обращаемся к десяткам фотографов, десяткам журналистам с просьбой подготовить те или иные материалы, и поэтому, естественно, информация просачивается. Компания ЮКОС и ее представители, в данном случае бывший генерал КГБ Кондауров, знали об этом примерно за неделю до выхода журнала из типографии. И дальше начались очень бурные события. Кстати, сейчас московская прокуратура рассматривает мою жалобу, мое заявление, где я указываю, что генерал Кондауров пробовал шантажировать нас как журналистов, пробовал вывернуть ситуацию так, будто мы сами пришли в компанию ЮКОС, предложили журнал и предложили сумму выкупа. И для того, чтобы обезопасить себя от таких невыносимых обвинений мы решили расставить все точки над "i".

Журнал впервые за годы российской власти арестовывается до решения суда.

Елена Рыковцева: ДО рассмотрения исков о защите чести и достоинства, которые первым подал генерал Кондауров.

Сергей Соколов: А случилось следующее. Представьте себе, вечером 19-го мая наш водитель забирает тираж журнала из типографии. Эта московская типография находится на окраине. У нас даже есть точное время, когда это случилось. Днем мне звонит (каким-то образом узнал мой мобильный телефон, наверное, это не секрет) бывший генерал КГБ Кондауров и предлагает встретиться. У меня не было никаких причин не встречаться с ним. Мы пошли вместе с моим коллегой Кириллом Голяниновым на эту встречу. И в ходе этой встречи, это уже было 20.00...

Елена Рыковцева: Наши слушатели, наверное, не очень хорошо понимают, кто такой генерал Кондауров. Вы сначала поясните.

Сергей Соколов: Генерал Алексей Петрович Кондауров - это личность известная для журналистов, потому что в свое время, до 1994 года он возглавлял Центр общественных связей КГБ, а затем он ушел работать в компанию ЮКОС. И по сей день там он обеспечивает безопасность компании.

Итак, вечером мы забрали из типографии тираж, а потом встретились с ним. На этой встрече и произошел разговор, на который я позже ссылался в своей жалобе прокурору. При этом на руках у Кондаурова (как позже мы уже узнали) было решение Хамовнического суда об аресте тиража в обеспечение иска гражданина Кондаурова. Представьте себе российскую правительственную газету, которая что-то написала, а уже на следующий день судья районного суда приносит иск, от того же генерала и арестовывает весь тираж.

Елена Рыковцева: Это, конечно, очень трудно представить, потому что процедура совсем другая. Выходит публикация, потом долгие судебные разбирательства по искам обиженных, а дальше уже в зависимости от ситуации. Либо наложение штрафа на газету, либо отклонение иска.

Сергей Соколов: Да. Наша работа такова, что мы привыкли отвечать за свои слова. Статья не выйдет в свет, если не будет должного количества документов. Мы не боимся никаких исков о защите чести и достоинства. В конце концов, это право генерала Кондаурова. Но дело в том, что все это сопровождается арестом журнала. Мера явно незаконная. Есть Конституция, Закон о СМИ...

Елена Рыковцева: Я, Сергей, правильно поняла, что после ареста журнала последовал еще ряд исков от руководителей компании ЮКОС?

Сергей Соколов: Спустя две недели мы получили иски от Михаила Ходорковского, его 1-го зама Леонида Невзвина, от акционера ЮКОСа и миллиардера Дубова, он сейчас депутат Госдумы. И бывшего управделами ЮКОСА Додонова. В каждом иске истец говорит о том, что глубоко задеты его честь и достоинство и называются какие-то фразы, которые они посчитали оскорбительными.

Елена Рыковцева: В прямом эфире мы говорим с главным редактором журнала "Компромат.Ru". Это также главный редактор известного сайта www.flb.ru. И мы гипотетически рассуждаем о содержании 15-го номера журнала, потому что вы не можете его прочитать, но я все-таки задаю вопрос слушателям - есть ли у них интерес к покупке журнала, посвященного разоблачению компании ЮКОС?

Кстати, как, Сергей, появилась сама идея? Почему вы взялись за ЮКОС в таком масштабе?

Сергей Соколов: Очень просто. В феврале состоялась встреча нашего президента с членами российского союза промышленников и предпринимателей. Там было всем запомнившееся выступление Михаила Ходорковского, потому что он сказал, что коррупция началась с нас, и на нас она должна закончиться. А потом президент Путин ему ответил, что надо на вас пристально посмотреть...

Елена Рыковцева: Вы восприняли это как президентский наказ?

Сергей Соколов: Нет, мы же не служим в администрации президента. Мы обратили внимание, что за последние годы о такой мощной компании не звучит ничего, кроме хорошего. А ведь это живая, действующая компания. Мы подумали, что интересно собрать материалы, ведь по роду нашей деятельности мы знали о том, что у этой компании есть как прошлые грехи, так и нынешние. Не случайно наш журнал называется "Компромат".

Елена Рыковцева: Словом, вы решили встряхнуть ситуацию. Мы слушаем звонок.

Радиослушатель: Елена и Сергей, добрый вечер! Это Александр Николаевич. В этой прогнозируемой ситуации есть прогресс, ведь Диму Холодова они сразу убили. А тут генералы другими приемами действуют. Но сразу возникает вопрос о гарантиях конституционных свобод. Конечно ЮКОС кормит половину государственных чиновников, и они ничего против него иметь не будут. Но президент-то, президент! Можно на него в суд подать за неисполнение своих служебных обязанностей? Как гаранта Конституции?

Елена Рыковцева: Вот вы как даже ставите вопрос?! Сергей, вам отвечать.

Сергей Соколов: Думаю, что мы должны пройти долгие судебные процедуры. Сейчас нам предстоит Московский городской суд, потом будут рассматриваться иски миллиардеров... Потом дело дойдет до Верховного Суда. Можно писать письма президенту, но вся боль ситуации заключается в том, что компания миллиардеров давит меленький журналистский коллектив... И самое главное, впервые арестовывается журнал до суда, журнал, в котором я могу отвечать за каждое слово. Журнал арестовывается. В этой ситуации я стал метаться, ища помощи у своих коллег.

Елена Рыковцева: Кроме того, что вы собрали в журнале все негативные публикации о ЮКОСе из российской прессы, кто писал специально для "Компромата.Ру"?

Сергей Соколов: Это наши журналисты, с реальными именами. Журнал стостраничный. И все основные статьи написаны журналистами нашего издания. Некоторые написали под псевдонимами. А еще есть блок желтых розовых страниц. Это наиболее острые и резкие публикации в российской и западной прессе об ЮКОСе.

Елена Рыковцева: У нас звонки, пожалуйста, вы в эфире.

Радиослушательница: Вот Сергей не ответил на вопрос. Татьяна Никитична, Москва. Весь парадокс в том, что если подать на государство, на президента, это не возбраняется по Конституции, более того, президент призывал к этому, чтобы граждане могли судиться с государством. И с ветвью президента тоже. Но этот иск попадет как раз к судье Хамовнического суда Сероштановой, которая не допустит вас до суда. Она полностью перевернет ГПК и не даст! У меня так было. Они просто не допускают граждан к суду с президентом.

Сергей Соколов: У нас нет априори недоверия к судебной власти. И мы не воюем с Ходорковским. Мы сделали журнал и представляем его на суд читателей. ЮКОС - самая крупная нефтяная компания России. Это молодые миллиардеры, которые привыкли решать вопросы очень ловко, быстро и деньгами. И я не знаю, что нас ждет на этом судебном пути. Как себя будет вести судья Сероштанова? Она уже проявила себя. Приняла такое абсурдное решение за один день. А я знаю, что в Хамовническом районном суде вы можете 3 месяца ходить со своей жалобой, и она не будет принята к рассмотрению. Бывшему генералу КГБ Кондаурову, который, кстати, работал в Пятом управлении (по борьбе с диссидентами), это удалось сделать за час.

Елена Рыковцева: У нас звонки, но я выскажу свое мнение. Ваши публикации мне показались не вполне корректными в некотором смысле. Нет второй стороны, она не представлена. В добросовестном журналистском расследовании всегда присутствует другое мнение или попытка выслушать вторую сторону. Вы пытались послушать Ходорковского, Невзлина? Обращались к ним?

Сергей Соколов: Нет, мы этого не делали по одной причине. Вы уже знаете реакцию на наш журнал и что сделали Ходорковский, Невзлин, Кондауров. Что было бы, если бы мы к ним обратились? Мы сказали бы им, что есть вот такой набор обвинений, подтвержденных документами, есть такие уголовные дела, и спросили - как вы это все прокомментируете?

Елена Рыковцева: Ответ понятен. И, пожалуйста, звонок.

Радиослушатель: Сергей, я с удовольствием ваш журнал приобрету. Спасибо. Владимир, Москва.

Елена Рыковцева: Сергей, тираж не уничтожен, как я понимаю?

Сергей Соколов: Тираж мы сумели распространить до прихода судебных приставов.

Елена Рыковцева: Весь тираж?

Сергей Соколов: Да, весь.

Елена Рыковцева: То есть он находится у распространителей, но они его не выставляют на прилавки?

Сергей Соколов: Да, они знают о такой проблеме. Как только иск будет снят, журнал появится в продаже.

Елена Рыковцева: Вы принесли мне несколько своих журналов, и почти все они целиком посвящены какой-нибудь персоне или компании. Это и "Альфа-банк", и Рушайло. Кириенко, Зюганов, Шеварднадзе. У вас были с ними проблемы такого же рода?

Сергей Соколов: Нет. Это впервые такое. Такая реакция. Ведь у нас даже был номер о руководителе администрации президента. О Волошине. Казалось бы, человек мог подключить весь административный ресурс и раздавить нас.

Елена Рыковцева: То есть такая реакция впервые за все время выхода журнала, и мы успеваем послушать еще один звонок.

Радиослушатель: Здравствуйте, Иосиф. Мне хочется сказать редактору, что я надеюсь, что они пробьются через все эти препоны. Самое главное, достать именно судью, поскольку Ходорковский Ходорковским. А что касается Кондаурова, то когда вы будете судиться с ним за его незаконные действия, не забудьте в обеспечение иска потребовать ареста его личного имущества: дачи, автомобили и так далее. Желаю успеха.

Елена Рыковцева: Сергей, будете ли вы требовать ареста имущества генерала Кондаурова?

Сергей Соколов: Мы не хотим крови, мы хотим объективности.

XS
SM
MD
LG