Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как нам реорганизовать "МН"?


Елена Рыковцева: Как нам реорганизовать "МН" - так мы cформулировали тему этой передачи. Поводом послужили радикальные перемены, которые происходят сегодня с газетой "Московские новости". В ней, во-первых, сменился собственник - теперь учредителем газеты числится фонд "Открытая Россия", который, в свою очередь, учрежден компанией ЮКОС. В газете новый главный редактор - Евгений Киселев. Газета в самое ближайшее время сделает технический перерыв, пропустит один номер, поскольку ее ждет переезд с Пушкинской площади на Загородное шоссе города Москвы. Потом, в начале января, предстоит еще один перерыв, который продолжится две-три недели: будет меняться формат издания. Как именно будет меняться, вам расскажут руководители "Московских новостей" - главный редактор Евгений Киселев и его первый заместитель Людмила Телень. Они же выслушают ваши советы и замечания по телефонам прямого эфира. В нашей своеобразной летучке принимает участие еще один главный редактор, и тоже совсем новый. Это Раф Шакиров, в недавнем прошлом главный редактор газеты "Газета", а ныне главный редактор газеты "Известия".

И мы начинаем разговор с короткой справки о "Московских новостях", которую подготовил выпускник факультета журналистки МГУ этого года Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Первый номер еженедельника "Московские новости" вышел в 1930 году. В те далекие годы советской власти он был доступен довольно узкому кругу читателей, потому как издавался на английском языке и предназначался для иностранных специалистов, работающих в СССР. Позже его стали читать в школах и университетах на занятиях по английскому языку.

На русском "Московские новости" заговорили лишь спустя полвека по решению Политбюро Центрального комитета Коммунистической партии. Решение это было принято в канун летних Олимпийских игр, проводившихся в столице.

В середине 80-х к газете пришел настоящий успех. Издание, которое в 1986 году возглавил Егор Яковлев, стало одним из главных защитников политики первого и последнего советского президента Михаила Горбачева. "Перестройка" и "гласность" - две главные темы на страницах "МН" того времени. Это были самые счастливые годы для газеты. Свежий номер "МН" можно было прочитать на стендах, установленных на Пушкинской площади рядом с редакцией, и тут же обсудить газетные заметки и ситуацию в стране. Можно сказать, что благодаря "Московским новостям" в столице появился свой уголок Гайд-парка.

К началу XXI века изменилось время - изменилась газета. Кресло главного редактора "Московских новостей" занял Виктор Лошак. Будучи студентами, мы читали "МН" на журфаке МГУ, где номер еженедельника можно было взять бесплатно. Особый восторг вызывали газетная версия НТВшной программы "Итого" Виктора Шендеровича и глубокие журналистские расследования.

Сегодня "Московские новости" переживают не лучшие времена. До сих пор это, безусловно, одна из лучших качественных газет, но назвать ее лидером рынка трудно. Выводить "МН" в лидеры собирается ее новый главный редактор Евгений Киселев. Он уже пообещал, что его "Московские новости" будут цветными, поскольку "газета в цвете априори имеет преимущество перед черно-белой".

Но одного цвета для лидерства мало. Когда-то "МН" добились популярности своей поддержкой существующей власти, теперь им предстоит добиваться успеха в противостоянии к власти. Возможно ли для газеты в сегодняшней ситуации не только повысить тиражи, но и вообще остаться в живых? Хотелось бы верить, но верится с трудом.

Елена Рыковцева: Пожалуйста, Евгений Киселев, что вы думаете по поводу этого мнения вчерашнего студента?

Евгений Киселев: Ну, я в некоторых аспектах хотел бы поспорить. Во-первых, мне кажется, что "Московские новости", те легендарные "Московские новости" конца 80-х - начала 90-х годов, когда у власти был Горбачев, они не столько поддерживали Горбачева, не столько защищали его, сколько подталкивали его к более решительным действиям, если уж на то пошло.

Они шли, если угодно, на полшага, а то и на шаг впереди той политики перестройки и гласности, которую проводил Михаил Сергеевич. И чем больше он колебался, чем больше он играл в разные политические игры, которые довели его, в конце концов, до Фороса, а нас всех - до распада Союза, тем больше становился этот разрыв.

Что же касается других моментов, которые вчерашний выпускник журфака Михаил...

Елена Рыковцева: Саленков.

Евгений Киселев: Михаил Саленков, я не запомнил. Два еще замечания. Наверное, я был неправильно понят или не совсем точно сформулировал свою мысль. Говоря о цвете, я говорил то, что нынешние рекламодатели охотнее дают рекламу в издания, которые издаются полностью или частично в цвете. Поскольку газета все-таки должна стараться еще и деньги зарабатывать на свое собственное существование, стать более успешной в экономическом отношении, нежели она является сейчас.

Я глубоко убежден просто (я объясняю, почему я так думаю), что чем больше экономические, финансовые возможности издания, тем больше его независимость. Вот я, говоря о цвете, прежде всего это имел в виду. Потому что переговоры со многими рекламодателями, которые мы уже ведем, свидетельствуют однозначно: если есть в газете цветные полосы, если есть в газете цветные иллюстрации, то их интерес (рекламодателей я имею в виду) сразу возрастает значительно.

Ну и последнее, что я бы сказал, - по поводу поддержки, противостояния власти. Понимаете, мы хотим делать газету, которая будет рассказывать о том, что происходит на самом деле, и объяснять происходящее, анализировать события, происходящие в политической, общественной и, если угодно, повседневной бытовой жизни людей. Мы не ставим перед собой задачу стать, знаете ли, коллективным (по-ленински) пропагандистом и организатором, эти времена далеко прошли.

Елена Рыковцева: Это понятно. Но есть в том, что вы говорите, некое легкое лукавство. Потому что понятно, что, когда вы посвящаете, например, последний номер (ну не на половину, конечно, а на треть... может быть, не на треть, но достаточно много материалов) истории с Ходорковским и ее достаточно определенным оценкам, и при этом понятно, что Ходорковский сегодня преследуемый персонаж, - вы уже априори становитесь в оппозицию.

Евгений Киселев: Ну, наверное, так думают власти, читая нашу газету. Потому что, как мне кажется, сегодняшним властям не хотелось бы, чтобы какая-либо газета вообще об этом писала.

Елена Рыковцева: Я тогда обращусь к Рафу Шакирову. А может быть вообще оппозиционность в это время рыночным товаром, в это конкретное время?

Раф Шакиров: Оппозиционность может быть рыночным товаром только в тех условиях, когда все другие каналы получения информации либо закрыты, либо представляют абсолютный официоз, официальную версию того, что происходит. Ну, слава богу, пока мы не достигли этого предела.

Евгений Киселев: Но на телевидении этот процесс идет бурными темпами.

Раф Шакиров: Согласен. В этом смысле для печатных СМИ это шанс.

Елена Рыковцева: И, Людмила Телень, уже пришел вопрос на пейджер, и я сразу его к вам обращаю: "К сожалению, в нашу прессу вернулась цензура, даже в самых независимых СМИ существует запрет на критику Лужкова или Путина. Возможно ли печататься в "Московских новостях" без цензуры по проблемам, например, московского градостроительства?" - Вадим Алексеев вас спрашивает.

Людмила Телень: Ну, я должна сказать, что в "Московских новостях" на моей памяти цензуры не существовало, а я работаю в газете с 1990 года, страшно вымолвить. Если говорить о московских властях, то известна, скажем, очень скандальная публикация за подписью Егора Гайдара, которая была напечатана в "Московских новостях" - я могу ошибаться - лет 6-7 назад, о коррупции в Москве. По поводу этого мэр Москвы судился с Гайдаром. Это говорит о том, что газета выступает на любые темы.

Если уж говорить о строительстве в Москве, то это вообще постоянная тема "Московских новостей".

Евгений Киселев: В последнем номере две публикации.

Людмила Телень: Да, и не далее как в последнем номере мы выступили по поводу перестройки Лефортовского парка и по поводу памятников конструктивизма в Москве.

Елена Рыковцева: Вопрос слушателя. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: С вами говорит граф Смарчевский, тень российской истории. Господин Киселев, скажите, пожалуйста, вот мы все очень вас любим, наблюдаем за вашей смелостью, за вашей, можно сказать, героической деятельностью на протяжении нескольких лет. Но почему где вы работаете - все время какие-то происходят скандалы? Нельзя все-таки как-то, может быть, более подбирать к вам в команду каких-то людей, хотя бы из дворянства, чтобы кто-то как-то немножечко сглаживал эти острые углы?

Потому что ведь мы в России, а в России, знаете, на протяжении тысяч лет все время какие-то странные вещи. Власть и народ, народ и власть - это тут так естественно.

Елена Рыковцева: Спасибо большое. Вот так мы переходим к вопросу формирования штата обновленных "Московских новостей". Пожалуйста, Евгений Алексеевич.

Евгений Киселев: Вы знаете, да, наверное, как Жванецкий говорил: "Наверное, в консерватории надо что-то поправить..." Помните: консерватория - суд - Сибирь. Вот не поправить ли что-нибудь в консерватории?..

Ну, не знаю, вообще у меня прабабушка тоже была дворянского происхождения, так что граф Смарчевский может в этом смысле быть спокоен.

А что касается того, если серьезно говорить о том, как мы будем работать дальше с точки зрения подбора кадров, понятно, что если наши планы - увеличить количество полос в газете (а мы собирались делать газету не на 32, на 64 полосах, то есть на 64 страницах, если говорить языком, более понятным радиослушателю), то, конечно нам потребуются новые люди. Мы их ищем.

Революций кадровых мы пока что никаких производить не собираемся. Все люди, которые работали в газете, пока в газете продолжают работать. Я надеюсь, что большинство из них в газете и останутся. Если кто-то захочет уйти - ну, это право любого журналиста. Мне бы этого не хотелось.

Коллектив у газеты хороший, работоспособный. Мне кажется, что, если нам удастся реализовать планы расширения издания, то таким образом произойдет естественное вливание. Потому что нужны дополнительные будут сотрудники, новые журналисты, и их приход будет естественным таким вливанием свежей крови в коллектив, которая безусловно нужна, без того, чтобы расставаться с людьми, которые уже очень давно и плодотворно работают в этой газете.

Елена Рыковцева: Вот я к Рафу Шакирову обращаюсь, главному редактору газеты "Известия". Понятно с "Московскими новостями" - они будут объем расширять, больше страниц будет. Естественно, что раз больше объем, нужно больше людей. А вот вы, новый главный редактор, не собираетесь объем расширять, но вы новых людей за собой позовете, тем не менее?

Раф Шакиров: Ну, во-первых, никто не говорил, что мы не собираемся расширять объем, это первое.

Елена Рыковцева: А, простите.

Раф Шакиров: Что касается команды, тут просто другой принцип. "Известия" - номер один на рынке ежедневной прессы. И думаю, что, конечно, все традиции, которые есть, мы хотели бы сохранить. Кроме того, чисто менеджерский подход должен быть, на мой взгляд. И всегда я придерживался этой точки зрения, что, создав газету, нет желания просто взять и снять какую-то команду и вести ее по жизни всюду. Что касается "Известий" непосредственно, думаю, что там достаточно толковых людей, - и я в этом сумел за прошедшую неделю убедиться - и просто нужен для этих людей какой-то импульс, нужно дать им возможность раскрыться. Вот на редколлегиях я сейчас слышу очень много интересных предложений. И я хочу посмотреть, кто на что способен, - собственно, в этом и существо задачи.

Когда я приходил в "Вести" российского ТВ, я поступил ровно так же, то есть практически так же. Там работало 700 человек, и на первой редколлегии, на которой я оказался, было человек 50, наверное. Они все сели, и я с трудом мог кого-то различать. Вы знаете, если кто-то был там, на "Яме", там огромный кабинет и, собственно, с трудом можно было даже донести слово до последнего, кто сидел в конце стола. Тем не менее, там образовалась группа довольно интересных ребят, репортеров, и мы начали делать дело. Хотя срок был очень короткий, тем не менее, - вот Евгений Алексеевич не даст соврать - нам удалось среднего рейтинга добиться 7, притом, что у НТВ было 10. За тот короткий срок, который мы там имели, это достаточный показатель. При этом я никого еще не успел привести с собой. Потом люди, которых я привел, появились, тем не менее.

Я думаю, что точно такой же тактики будем придерживаться и в "Известиях", то есть сохранения традиций и так далее. Ваша улыбка насчет того...

Елена Рыковцева: Да, насчет лидера номер один: Я хотела узнать, откуда сведения, что "Известия" - лидер номер один на этом рынке.

Раф Шакиров: Журналистские круги оценивают издание по своим меркам, и от этого никогда, наверное, не деться. А вот если говорить о тиражной ситуации и о брэнде, которому 85 с лишним лет, - вот эту данность перешибить невозможно. Все практически, даже "Коммерсант", все по сравнению с "Известиями" новички.

Елена Рыковцева: Людмила Телень, а "Московские новости" номер какой на рынке занимает в таком случае?

Раф Шакиров: Некорректное сравнение, потому что это еженедельник, а мы говорим о ежедневных газетах.

Елена Рыковцева: Вот вы себе номер назначили. Может быть, Людмила Олеговна тоже хочет.

Раф Шакиров: Не себе, а тому, что было сделано.

Елена Рыковцева: Да, газете.

Людмила Телень: Можно, я не буду назначать себе номера? Потому что у меня большие амбиции в этом смысле, я скажу, что "Московские новости" среди политических еженедельников по-прежнему для меня номер один, хотя, наверное, это будет не вполне справедливо по отношению к коллегам. Но если бы я считала иначе, мне нечего было бы делать в этой газете. Если она не номер один, то это какие-то временные трудности, которые будут преодолены.

Я считаю, что "Московские новости" в основном сохранили те традиции, которые были заложены в конце 80-х годов. И в хорошем смысле, и, к сожалению, в плохом, потому что от каких-то вещей надо было вовремя отказаться, мы этого на каком-то этапе не сделали, сделали позже, чем надо было.

Я скажу только об одной вещи. В конце 80-х годов мы людям на все открывали глаза, газета была такой мессией, просветительская функция была одной из самых главных. Было определенное морализаторство и нравоучительство - это было неизбежно в то время, это было то, что было нужно аудитории. Потом это время прошло, у читателя возникли другие потребности. И, к сожалению, был период, когда газета немножко отставала и не успевала перестроиться.

Вот мы говорили об оппозиционности прессы, я бы не стала употреблять это слово. Но критичность прессы, критичность журналиста по отношению к тому, что происходит, - это необходимое свойство любой качественной газеты, тем более общественно-политической газеты.

Елена Рыковцева: Людмила, представьте, что есть такое издание, которое сегодня критично относится к Михаилу Ходорковскому именно сейчас. Как назвать вот эту критичность в ситуации, когда человек в тюрьме сидит?

Людмила Телень: Я считаю, что нормальное, качественное издание должно представлять разные точки зрения. И если существует в обществе точка зрения о том, что Михаила Ходорковского правильно посадили...

Елена Рыковцева: Существует.

Людмила Телень: ... эта точка зрения может быть и должна быть представлена на страницах газет. Другое дело, что ей должна оппонировать другая точка зрения, которая тоже существует в обществе. Допустим, с нашей точки зрения, она преобладает, но мы должны представлять спектр мнений. Конечно, мы не должны однозначно навязывать свою точку зрения. Более того, я вам скажу, что читатель, я думаю, и "Известий", и, точно скажу, "Московских новостей", да и точно "Известий" - он вообще не расположен к тому, чтобы ему навязывали точку зрения, он уже находится на той стадии и социального положения, и образования, когда он хочет видеть разные мнения и делать вывод самостоятельно.

Другое дело, что, конечно, мы все профессионалы, мы понимаем, что читателя так или иначе подводят к какому-то выводу.

Елена Рыковцева: Да, мы это очень хорошо понимаем. Вот я уже говорила про объем публикаций в "МН" о ЮКОСе.

Людмила Телень: Тем не менее, спектр аргументов должен быть представлен.

Елена Рыковцева: У нас много звонков. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Предлагаю в день памяти жертв политических репрессий... Вот я внимательно слушаю вашу дискуссию и имею два предложения, что ли, "Московским новостям", пользуясь тем, что главный редактор участвует в этой дискуссии. Во-первых, неплохо бы иметь с новым главным редактором колонку о контроле гражданского общества за спецподразделениями. В Конституции сказано, что этой отраслью занимается президент, но как бы в помощь президенту. Первый вопрос.

Вот сегодня я слушал по "Эху", что в Америке сенатский комитет дал поручение разведке доложить то-то, то-то и так далее. Когда-нибудь Россия доживет до этого? Мы в КГБ этого никогда не слышали, не видели, а сейчас мы говорим о репрессиях бесконечных, многомиллионных. И сейчас мы говорим: гражданское общество вроде бы строим, так давайте займемся этой проблемой на страничках (или на страницах - нужно сказать) "Московских новостей".

Елена Рыковцева: Пожалуйста, Евгений Алексеевич, ваш ответ.

Евгений Киселев: Я, честно говоря, не припомню, чтобы в Конституции что-то говорилось о правовом статусе спецподразделений. Под спецподразделениями я обычно понимаю какую-нибудь группу "Альфа", или группу "Вымпел", или какой-нибудь СОБР, или ОМОН. Наверное, радиослушатель скорее имел в виду спецслужбы.

Понимаете, это одна из тех тем, за которыми "Московские новости" всегда очень пристально следили. И я думаю, что мы будем продолжать за этим следить. Но так, если ввести в газете по колонке на каждую спецслужбу, на каждое министерство, на каждое ведомство...

Ведь бюрократия беспредельничает везде - и в гражданских министерствах, и в силовых министерствах. И права граждан нарушаются и ущемляются на самых неожиданных участках нашей общественной жизни. Тогда газета из этих вот колонок только и будет состоять.

Елена Рыковцева: Еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Я хотел бы привлечь внимание журналистов довольно известных к сегодняшнему событию. Я был в 12 часов как раз на митинге памяти политзаключенных, и что же я там увидел? Все было организовано лужковской компанией под его покровительством. Причем он, как мы знаем, недавно призывал восстановить памятник Дзержинскому чуть ли не напротив этого камня. И вот в связи с этим, почему демократы сдают свои позиции? Там Чубайса согнали с трибуны, там все читали. Депутат Бунимович из Московской Думы говорил, чтобы не было никаких здесь антиправительственных выступлений, чтобы все было организованно. Именно под таким флагом проходил этот сегодняшний митинг. Там были от управ, с автобусами, то есть не те люди совсем пришли и захватили это святое место.

Елена Рыковцева: Спасибо. Раф Шакиров, у вас ежедневная газета, вы расскажете об этом в "Известиях"?

Раф Шакиров: Да, конечно, у нас будет публикация. О каком именно событии идет речь, собственно, вот о том, что митинг был организован или сорганизован, - вы прочитаете завтра в "Известиях", что было на самом деле. Я не могу сейчас на данный момент ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию, потому что наш корреспондент там работает и сейчас только принесет материал. Мы не проходим мимо этого события.

Если уважаемый слушатель не согласен с организацией этого мероприятия, то, наверное, надо думать, можно проводить альтернативные вещи. Так что тут с какой-то такой определенной позиции выступать сложно. Если московские власти собираются выступать - ради бога. Но если вы недовольны этой ситуацией - организуйте свое мероприятие. Я считаю, что это нормально.

Елена Рыковцева: Людмила Телень, вы знаете, один вопрос я хотела вам задать. Смотрите, публикации в газете, которая принадлежит какому-то конкретному собственнику (а вы с недавних пор принадлежите новому собственнику), всегда рассматривают под микроскопом интересов этого собственника.

Вы уже пали жертвой в каком-то смысле этого микроскопа, потому что одна из программ - предпоследняя, по-моему, программа "Постскриптум", которая идет по каналу ТВЦ, - разъяснила, что Борис Ельцин дал вам, Людмила, интервью (единственное интервью за последние много-много месяцев), именно потому, что вы, "Московские новости", сменили собственника. И вообще, в этом интервью чуть ли не лоббировался новый преемник Бориса Ельцина на 2008 год - Анатолий Чубайс. Вот таким образом Алексей Пушков раскрыл ваши зловещие замыслы.

Людмила Телень: Ну что я могу ответить Алексею Пушкову? Может быть два варианта разговора. Один разговор профессиональный. Я думаю, что Алексей Пушков в данном случае не вел со мной профессиональный разговор и заведомо лукавил перед телезрителями, которые не знают журналистской кухни. А он, как профессиональный человек, разумеется, понимал, что интервью с Борисом Николаевичем Ельциным было сделано не в один день, что переговоры об этом велись полгода, пока еще у "Московских новостей" был прежний собственник. И что это заключительная публикация некой серии публикаций, которая называлась "Поколение Путина", целью которой было задать целому ряду людей из поколения 40-50-летних политиков, почему из них именно Путин стал президентом. То, что сделал Алексей, ну, это такая элементарная подтасовка фактов, рассчитанная на не слишком грамотного телезрителя.

Елена Рыковцева: Понятен ответ. Евгений Алексеевич, два технических вопроса к вам. "Почему в газете не нашлось места Виктору Лошаку?" - спрашивает Геннадий из Москвы. И "Почему газета "Московские новости" с престижной Пушкинской площади переезжает на Загородное шоссе?" - спрашивает Елена Александровна.

Евгений Киселев: Я начну со второго вопроса. Дело в том, что здание "Московских новостей" принадлежит прежнему собственнику газеты. Когда была заключена сделка, то одним из условий этой сделки было то, что здание на Пушкинской остается у прежнего владельца. Прежний владелец, насколько я знаю, собирается ставить здание на капитальный ремонт, там будет либо бизнес-центр, где-то я читал, что, может быть, даже гостиница. Но это уже его проблемы.

А мы переедем в новое здание. Я должен сказать, что, конечно, для "Московских новостей" Пушкинская площадь - это такое историческое место и всем жалко оттуда уезжать, но здание не самое удобное. Здание старое, там старые коммуникации.

Елена Рыковцева: Горит регулярно.

Евгений Киселев: Горит регулярно... Мы переедем в здание на Загородном шоссе. Это такое страшное название, но на самом деле это совсем не далеко от центра, во всяком случае, на мой взгляд - на взгляд человека, который долгие годы проработал в Останкино. Скажем так, телецентр в Останкино находится от центра Москвы гораздо дальше, чем вот это вот Загородное шоссе. На самом деле это недалеко от метро "Шаболовская".

Елена Рыковцева: Да, Елена Александровна, четыре остановки на метро от Пушкинской площади.

Евгений Киселев: Зато это современное здание, где современные коммуникации, современная телефонная, компьютерная связь. Я думаю, что там масса преимуществ.

Понимаете, для ежедневной газеты, конечно, желательно находиться поближе к центру, хотя в таком счастливом положении находятся, по-моему, только "Известия", очень многие газеты находятся далеко-далеко от центра, гораздо дальше, чем Загородное шоссе от Пушкинской площади.

Что касается Виктора Лошака, понимаете, насколько я знаю, ему сразу же был предложен пост главного редактора журнала "Огонек", практически сразу же, как стало известно, что новый собственник хочет поменять главного редактора. Ну, я не думаю, что...

Елена Рыковцева: Да, в этот же день появились сообщения, действительно.

Евгений Киселев: Понимаете, позиция главного редактора - это позиция статусная. И я не думаю, чтобы вообще стоял вопрос о том, чтобы, скажем, Виктор Григорьевич остался в газете в каком-то ином качестве. Я не думаю, что это было бы для него приемлемо.

А почему собственник принял такое решение - это вопрос уже скорее к собственнику. Я знаю, что новые собственники достаточно долгое время присматривались к Виктору Григорьевичу, вели с ним какие-то разговоры. Очевидно, по результатам этих разговоров они приняли решение. Наверное, так бывает.

Елена Рыковцева: И теперь, Геннадий, Виктор Лошак возглавляет журнал "Огонек". Пожалуйста, звонок нашего слушателя.

Слушатель: Я очень признательна вам. Пожалуйста, если можно, то передайте господину Киселеву...

Евгений Киселев: Я вас слышу, так что можете обращаться прямо ко мне.

Слушатель: Благодарю вас. Уважаемый господин Киселев, я понимаю, что ваша газета имеет определенное направление и прочее, и прочее, но мне бы хотелось, как человеку, проработавшему всю свою жизнь в школе, чтобы у вас хоть сколько-нибудь, хоть через пять номеров была тема, касающаяся школы, но не с чьих-то слов: вот поехали, увидали, написали - а чтобы это дети сами говорили, как им тяжело учиться сейчас в школе, чтобы дети говорили. Если будет такая возможность, ради бога, вспомните про самых маленьких самых важных людей в нашей стране.

Елена Рыковцева: Вы знаете, тут вспоминать даже и нечего в том смысле, что в газете "Московские новости" существует совершенно замечательное приложение, которое уже кучу призов получило, называется - "Родительское собрание". Вот перед вами сидит руководитель этого проекта Людмила Телень.

Людмила Телень: Это как раз то издание, где как раз имеют право голоса и родители и дети по всем проблемам, которые связаны с воспитанием и с самочувствием детей совершенно в разных ситуациях.

Елена Рыковцева: Еще один звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Евгений Алексеевич, могу я задать вам вопрос?

Евгений Киселев: Да ради бога, конечно.

Слушатель: Добрый день. Андрей Николаевич, Москва. Евгений Алексеевич, не стоит ли усматривать некий дополнительный, скажем так, заретушированный смысл в сегодняшнем определении Конституционного суда относительно расширения, так сказать, журналистского или иного права на освещение всех предвыборных потенциально возможных баталий в плане биографии и жизненного актива лиц, участвующих в выборах?

Евгений Киселев: Я понял ваш вопрос. Относительно сегодняшнего решения Конституционного суда, который практически развязал руки журналистам, могу сказать только одно: слава богу, что у нас еще есть Конституционный суд, который иногда выступает как независимый орган конституционного, но все же правосудия. Потому что все эти поправки, которые были внесены в закон о средствах массовой информации, прежде всего в закон о выборах, об избирательных правах граждан, - они были просто возмутительными.

И нам с самого начала было совершенно очевидно, что применяться они будут "по понятиям" - цитирую присутствующего здесь Рафа Шакирова, который в свое время давал интервью для сюжета в программе "Итоги", когда только-только эти были приняты поправки. Было абсолютно очевидно, что надо будет - эти поправки запустят в действие, не надо будет - не будут их использовать. То есть было ясно, что готовится некая псевдоправовая основа для избирательного применения закона. А избирательное применение закона, по моему глубокому убеждению, - это и есть беззаконие.

Слава богу, что сейчас попытке подменить закон беззаконием Конституционный суд положил конец.

Елена Рыковцева: Да, и теперь в суде нужно будет доказывать, что журналист действительно преследовал некий злой умысел, когда он говорил что-то о той или иной партии или о каком-то кандидате.

И, Раф Шакиров, у меня вопрос, пользуясь вашим присутствием здесь. Когда вы подписываете ту или иную заметку, которая явно может быть неприятна Кремлю, думаете ли вы о том, что вас могут после этой заметки не пригласить в Кремль на традиционную встречу главных редакторов?

Раф Шакиров: Ну, господь с вами. Во-первых, вообще никогда не рвался на эти встречи и меньше всего об этом думаю. Если приглашают, это очень хороший информационный источник, безусловно. И, наверное, любой из здесь присутствующих погрешил бы, если бы сказал, что это не так.

Евгений Киселев: Но у этого есть и обратная сторона.

Раф Шакиров: Да, у этого есть и обратная сторона... Хотя для меня такой стороны нет, я бы сказал так. Меня зовут - я слушаю. Никаких обязательств с моей стороны из-за того, что меня позвали или не позвали... Если вы думаете, что меня все время зовут...

Евгений Киселев: Извини, что я перебиваю, но проблема в том, что очень часто те, кто зовут, ждут в ответ некоей лояльности. Вот тут начинаются проблемы.

Раф Шакиров: А вообще, меньше всего хотел бы изображать какой-то героизм, оппозиционность. Все это такие рабочие моменты. Сама суть профессии нашей заключается в том, чтобы мы ловили, а чиновники прятались. Сейчас хотят они, правда, по-другому ситуацию построить, но посмотрим, что у них получится.

Елена Рыковцева: Мы слушаем звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Читатель с конца 80-х годов "Московских новостей" Владимир Никитович. Я рад приветствовать обновленные "Московские новости", в том числе и кадровые. У меня соображение такое. Мне кажется, что долгожитель Владимир Шевелев, да и его сын Михаил, мне кажется, что они большой пользы в обновленных "Московских новостях" не принесут. Хотя, конечно, это компетенция главного редактора, Евгения Алексеевича.

Евгений Киселев: Ну, что тут сказать? У меня другое мнение по этому поводу. Я думаю, что Михаил Шевелев, как и его отец, Владимир Шевелев, принесут еженедельнику даже очень большую пользу.

Елена Рыковцева: И еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Евгений Алексеевич, я, может быть, прослушал, был невнимателен, кто сейчас является владельцем "Московских новостей"?

Евгений Киселев: Права на издание "Московских новостей" теперь принадлежат организации под названием "Открытая Россия". Официальное название - Региональная общественная организация "Открытая Россия". Ну, если называть вещи своими именами, это благотворительная организация, которая занимается целым рядом благотворительных проектов в области образования, просвещения, подготовки журналистских кадров на региональном уровне. Например, давно и успешно проходят семинары, куда приезжают талантливые молодые журналисты из разных городов страны.

Учредителями этой организации "Открытая Россия" являются физические лица - акционеры ЮКОСа. То есть не сам ЮКОС, а тот же самый... Честно говоря, я детально не знаю весь список этих лиц, но предполагаю, что там и Михаил Ходорковский, и Василий Шахновский, и Леонид Невзлин, и другие физические лица, которые являются владельцами ЮКОСа. Насколько мне известно, общий объем пожертвований составляет десятки, если не сотни миллионов долларов.

Елена Рыковцева: Спасибо за ответ. Я сейчас обращаюсь к Рафу Шакирову, как к бывшему главному редактору даже не газеты "Газета", а газеты "Коммерсант". Не совсем по теме нашего разговора, но просто интересно. Как вы расцениваете тот факт, что Борис Березовский начал публиковать в "Коммерсанте" свои обращения политические на правах рекламы? Вот сегодня у него снова выкуплена страница в собственной газете, напечатано "Обращение к политическим партиям России". Хотела бы знать вашу оценку этого.

Раф Шакиров: Собственник может поступать ровно так, как он считает необходимым. Выбор главного редактора в данном случае - соглашаться с линией, которую проводит собственник, или не соглашаться.

Елена Рыковцева: А я думала, вы похвалите Березовского за это...

Евгений Киселев: На мой взгляд (извините, что я вмешиваюсь), он действует в полном соответствии с законом о средствах массовой информации, потому что в законе о средствах массовой информации сказано, что это право собственника - опубликовать от своего имени некое сообщение, воззвание...

Елена Рыковцева: Да, но он же деньги за это платит газете своей собственной, вот что интересно.

Раф Шакиров (иронично): Вот посмотрите, до каких глубин демократии мы дошли. Значит, собственник - на правах рекламы... Я не влезаю в бухгалтерские дела и не хочу опять же оценивать действия моих коллег. Опубликовал и опубликовал. Газета принадлежит ему.

Евгений Киселев: А может быть, он действовал в соответствии с прежним законодательством, до решения Конституционного суда. Ведь всякие политические воззвания в процессе выборов только на правах рекламы можно публиковать.

Раф Шакиров: Я только не пойму вопроса, что в этом такого? Вы посмотрите, как тонко работают владельцы, как интеллигентно работают, - в этом вопрос? - что они на правах рекламы размещают.

Елена Рыковцева: Да, что они вроде как вняли рекомендациям других журналистов, которые (была такая ситуация) говорили: "Не подставляйте газету. Когда вы публикуете в ней непроверенную информацию, то ответственность несет ответственность". Вот как раз мне это разграничение нравится, хотя я тут не должна высказывать свое мнение.

Раф Шакиров: Тем не менее, высказали.

Елена Рыковцева: Извините.

Раф Шакиров: Могу сказать следующее, что позиция газеты определяется вовсе не такими тонкими пиар-ходами, а читатель, в общем, не глуп и прекрасно понимает, что размещение материалов на первой полосе - акцент. При освещении того или иного события совершенно точно и определенно можно сказать, газета работает в новостном поле, или же она преследует некие идеологические, если хотите, пропагандистские задачи. Никого не имею в виду. Я думаю, читатели у нас достаточно продвинутые люди, они сами могут сделать выводы.

То, что газета кому-то принадлежит, - это еще не значит, что это многотиражка какого-то олигарха. С другой стороны, если вы недовольны газетой, если вы понимаете, что она гнет определенную линию, то вы можете ее читать потому, что вам хочется знать, что говорит тот или иной олигарх. Это тоже информация.

Никак не хочу это комментировать, потому что в данном случае то, что это опубликовано на правах рекламы, это, на мой взгляд, не более, чем пиар.

Елена Рыковцева: А я тогда попрошу короткий комментарий Евгения Киселева. Вот Борис Березовский в этом самом рекламном обращении призвал политиков перестать "валять дурака и дурачить людей", обращаться за поддержкой к Путину. Вы ведь когда-то делали такую попытку, когда работали на НТВ, - обратиться за поддержкой. И безуспешной оказалась эта попытка. Вы считаете, что действительно нет ситуаций, в которых можно взывать к президенту - и будет эффект?

Евгений Киселев: Ну, если президент захочет в какой-то ситуации помочь, он, наверное, может помочь. Он все-таки у нас по Конституции имеет очень много прав и полномочий. Другое дело, что, я считаю, правы те, кто сегодня говорят о необходимости скорее апеллировать к обществу, к гражданам, а не надеяться на доброго царя.

Елена Рыковцева: У нас звонок слушателя. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Я москвичка, меня зовут Марина Петровна. Я хотела бы обратиться к Евгению Алексеевичу. Я считаю, что НТВ было прекрасное телевидение. Я смотрела новостные программы когда-то только по НТВ, в общем, это было очень хорошее телевидение. А потом, вы знаете, я сама вдруг стала замечать, что меня НТВ как-то стало интересовать меньше, поскольку его ангажированность проявлялась, как на лакмусовой бумажке, все больше, больше и больше и достигла такой степени, когда я стала смотреть там только "Дог-шоу".

И я вообще считаю, что тогда вообще невозможно было смотреть НТВ, просто невозможно. Когда ругали Доренко за то, что он показывал окровавленный тазобедренный сустав политического, как у нас говорят...

Елена Рыковцева: Марина Петровна, переходите скорее к "Московским новостям".

Слушатель: Да, к "Московским новостям"... Так вот, я хочу сказать, чтобы Евгений Алексеевич оставался верен своей молодости и старался держаться демократических настоящих традиций вообще русской интеллигенции, шестидесятников, тех, кто верит в демократию, верит в том, что можно что-то делать, несмотря на то, что сейчас над ней сгущаются тучи.

Потому что в Москве им особенно работать трудно, потому что там каналы общесоюзные, общероссийские, а в Москве, по-моему, вообще ничего нельзя делать, поскольку при Лужкове вообще ничего невозможно делать, а "Московские новости" подчиняются в какой-то мере московским властям...

Елена Рыковцева: Марина Петровна, не подчиняются "Московские новости". Простите, я вас прерву, у нас мало времени остается, но я успею добавить ложку дегтя: "Господин Киселев, поздравляю вас, и вы куплены ЮКОСом. Никогда не буду покупать "Московские новости"", - пишет вам Татьяна Ивановна.

Евгений Киселев: Ну и на здоровье, не покупайте.

Елена Рыковцева: И слушаем следующий звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Владимир Ананьевич, Москва, участник войны. После ухода Киселева телевидение российское поблекло. Нельзя ли нам ожидать все-таки возвращения Киселева вновь на телевидение? Спасибо вам.

Елена Рыковцева: Да, кстати, Евгений Алексеевич, тут спрашивают и по пейджеру. Вы вроде бы проанонсировали цикл документальных фильмов на канале НТВ, так что уж ответьте.

Евгений Киселев: Это не я проанонсировал цикл документальных фильмов на канале НТВ.

Елена Рыковцева: Газета "Газета" проанонсировала - вот кто, я вспомнила.

Евгений Киселев: И не газета "Газета". Газета "Газета" просто воспользовалась новостью, которую дало сначала "Эхо Москвы". Там Николай Юрьевич Сенкевич был в какой-то передаче, и его спросили: "Какие ваши творческие планы?" - а он сказал, что "у нас очень большие творческие планы, вот мы с Евгением Алексеевичем будем документальное кино показывать". Но дальше вот этого благого заявления пока дело не особенно продвинулось.

Есть один-единственный документальный проект, документальный фильм, не буду говорить пока, какой. Он, наверное, выйдет на экраны в декабре месяце, но это, что называется, разовый проект, и никаких планов возвращения на телевидение я не строю. Мне в газете работать интересно, и я хочу в ней проработать долго.

Елена Рыковцева: Вот я короткий вопрос задам всем участникам. Какова сегодня роль газеты? Чтобы к газетам вернуться все-таки...

Раф Шакиров: Роль газеты в двух словах, да? Это трактат целый, на самом деле.

Елена Рыковцева: Нет, а вы коротко.

Раф Шакиров: Коротко... Если честно, в нынешней политической ситуации, когда телеканалы государственные, я считаю, что для печатных средств массовой информации, особенно для ежедневных газет, возникает большой шанс. Потому что, сколько я не разговаривал с профессионалами, я сталкиваюсь с целым рядом стереотипов. Вот говорят: "Ну что вы там в газетах пишете? Все равно вас электронные средства массовой информации обгонят, радио, телевидение быстрее сообщат".

Во-первых, за всю мою биографию в трех или четырех проектах, в которых я был, удавалось доказывать обратное и видеть на телевидении иллюстрации тех сюжетов, которые у нас давно вышли, это первое.

Второе, газета, конечно, по сравнению... Мы сейчас живем в эпоху так называемую "инфотэйнмент". Это западный термин, к сожалению, это тенденция, и на Западе тоже процветающая, - давать новости, развлекая. Очень интересная с точки зрения творчества задача и абсолютно опасная с точки зрения политической.

Вот мне кажется, что никакие новости, в том числе и аналитические программы, даже упомянутые здесь, не занимаются, собственно говоря, аналитикой. Аналитика - это небольшое полотнище, которое вам нужно осилить в течение месяца, и довольно трудно это сделать. Аналитика - это и сам подбор материалов, и то, что является важным, и коротко и ясно сама позиция газеты, изложенная как бы внятно и дающая человеку картину того, что реально происходит в политике, в экономике и так далее. В этом как бы святая задача всех газет сейчас. И думаю, эту задачу не может решить ни радио сейчас, ни телевидение, особенно в наших условиях. И это просто буквально для нас для всех шанс большой.

Елена Рыковцева: Людмила Телень, есть что добавить?

Людмила Телень: Я солидарна с Рафом Шакировым. Я думаю, что для газет сейчас уникальный шанс, потому что все мыслящие люди, которые хотят получать информацию не из одного канала (а любой человек хочет получать информацию из разных рук), обратится к газетам. И будем надеяться, что он обратится, прежде всего, к газете "Московские новости" и к газете "Известия".

Елена Рыковцева: Да, правильно, каждый день - газета "Известия", а раз в неделю - "Московские новости". Вот как мы здорово устроились. Евгений Алексеевич, пожалуйста, в заключение несколько слов.

Евгений Киселев: Я согласен с Люсей, я согласен с Рафом. Абсолютно согласен, что сейчас у нас, у газетчиков, есть колоссальный шанс получить дополнительную аудиторию. Прежде всего, спасибо тем людям, которые определяют политику на телевидении и которые практически выхолостили этот жанр - информационно-аналитических, итоговых еженедельных программ. Серьезного анализа, серьезного разбора, серьезных попыток объяснить, что происходит в стране и в мире, нет.

И буквально два слова по поводу "инфотэйнмента". Вы знаете, меня, к сожалению, я могу сказать, очень коробит в ситуации, в которой мы сейчас живем, вот эта история с Ходорковским. Очень коробит, когда журналисты разных телеканалов начинают шутить и иронизировать, что "у нас выпуск в 10 часов, а там уже отбой и Ходорковский его не увидит".

XS
SM
MD
LG