Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем "звездам" вторые роли на арене политического цирка?


Марина Тимашева: Газета "Время новостей" предложила своим читателям целую полосу. Она посвящена одной теме - "Актеры и партии". А подзаголовок - "Зачем звездам вторые роли на арене политического цирка?". На вопросы газеты отвечали сами артисты, а также эксперты.

Один из них - директор Института культурологии, главный отборщик Московского международного кинофестиваля, телевизионный ведущий, киновед и кинокритик - Кирилл Разлогов со мной в московской студии. В беседе также принимает участие театровед и театральный критик, автор множества замечательных книг об актерах Борис Поюровский .

Вопрос, с которым я сегодня обращаюсь к гостям Радио Свобода, а также к вам, наши уважаемые слушатели, я заимствую у газеты "Время новостей": зачем "звездам" вторые роли на арене политического цирка? А также: зачем политикам "звезды" на вторых ролях?

Я убедительно прошу наших слушателей принять участие в передаче. Для этого нужно запомнить, а еще лучше было бы записать телефоны прямого эфира - 796-96-44 и 796-96-45, это в Москве. Еще можно пользоваться пейджером. Телефон - 961-33-33 и 974-22-22. Еще у нас есть возможность связи с Екатеринбургом - 76-17-62, с Самарой - 96-00-40, Томском - 55-55-22 и, конечно, с Санкт-Петербургом - 329-29-29. Абонент - Радио Свобода.

Начну я с опроса, который подготовила на улицах Москвы Надежда Перцева. Люди отвечали на вопрос: может ли участие звезд в партиях и избирательных кампаниях повлиять на их выбор?

- Нет, потому что это все шумиха. Для меня это не имеет значения, я выбираю депутата, а не звезд.

- Абсолютно никак. Да я думаю, что их просят сказать, так или иначе, и я не думаю, что это все от чистого сердца, и они высказывают свои предпочтения. Не только в телевизоре чтобы их посмотрели, но и по радио услышали их.

- Нет, каждый человек должен иметь свое мнение.

- Ну, я считаю, что артисты такие же люди, как и мы. То есть они могут быть компетентны, не компетентны. Что они нам скажут? Они скажут свое как человек. Я тоже могу что-то от себя сказать.

- Может быть, это реклама для них, для их артистической карьеры.

- Но если людям нравится, я и не против совершенно, с удовольствием посмотрю. Если будет концерт хороший, артисты, посмотрю, послушаю и все.

- На мой выбор не повлияет, потому что не смотрю телевизор.

- Никому я не верю, потому что ничего в продвижении этих партий: Сто партий - а улучшения никакого в жизни. Ничего, не верю, ни за одним бы не пошла.

- Нет. А какое отношение они к политике имеют? Ну, их, наверное, покупают, они и делают. Ну, а что же они там? Ну, может быть, может, они участвуют ради того, что кто-то нравится им из политиков? Но я не думаю.

- Нет. Ну, а какое отношение они имеют к политике? Наверное, деньги хотят заработать.

- Ни в коем разе. Не знаю, но эстрада и политика - это совсем разные вещи. С жиру бесятся.

- Не влияет, нет. Они далеко от политики. Это на недалеких людей влияет.

- Кто симпатизирует тому или другому артисту, на тех повлияет. Пусть занимаются своим делом. Пусть они выступают, нас развлекают, а политикой пускай занимаются политики.

- Ну, на людей, не знаю, на меня вряд ли. Ну, не знаю, работа такая у них, наверное. Наверное, на кого-то, допустим, молодежь, если там какие-нибудь рок, поп-звезды, может быть, это и оказывает какое-то влияние. Я думаю, чем человек меньше думает, тем больше оказывают влияние внешние эффекты.

- Нет, а я не люблю эстраду. Но все идут, работники культуры такое же имеют право, есть умные. Искусство очень тянет весь народ, это очень важно. Тем более, сейчас образование сильно опустилось, что очень важно, чтобы искусство вытянуло народ.

- Нет, просто не повлияет и все. Деньги, наверное.

- Нет. Ну, я против, я им не верю: они же за денежки выступают. Поэтому будут они за кого-то выступать, не будут, не повлияет.

- Думаю, нет, потому что выбор я делаю свой, исходя из политических каких-то пристрастий, а не из-за участия звезд. Это их политический выбор и возможность высказать свое мнение. Конечно, и материальная сторона тоже не маловажна.

- Нет, ну, я не верю в то, что поп-звезды так разбираются в политике, чтобы кому-то отдавать предпочтение, а кому-то нет. А чтобы больше быть на людях. Если есть возможность побывать на людях, в предвыборной гонке, где угодно, мне кажется, они соглашаются.

- Смотря, как сыграют. Нет, я так заранее не могу сказать, конкретная ситуация интересует. В какой-то степени да, но смотря за кого. То есть если у меня будет спорный вопрос, то тогда я, может быть, в какой-то степени и буду рассматривать такой вариант.

- Нет, не повлияет. А потому что звезд не вижу, одни звездочки. Ну, в принципе, большинство людей как-то реагируют на звезды, наверное, считает их звездами, слушают попсу и прочее. Ну, может, какой-то психологический фактор: внешний вид этой звезды, он как-то провоцирует - люди смотрят и идут. Но им чего, господи? Лишний раз заработать копейку. Нет, но я не могу так судить обо всех. Но, во всяком случае, глядя на то, что поют и как поют и в чем поют, такое впечатление, что просто они голые, босые и зарабатывают себе на жизнь.

Марина Тимашева: Мнение жителей Москвы в основном совпадает со мнением Максима Дианова (оно тоже опубликовано в газете "Время новостей"), он - директор Института региональных проблем. Он пишет: "Деятели науки и культуры есть во всех солидных партиях. Поэтому влияние на политику и избирательную кампанию они не оказывают".

Я обращаюсь к гостям нашей студии Кириллу Разлогову и Борису Поюровскому с вопросом: зачем тогда политикам нужны звезды? Кирилл Эмильевич, может, вы начнете?

Кирилл Разлогов: Ну, во-первых, потому что, как бы человек не убеждал себя, что "звезды" не влияют, это еще не известно. Потом из логики автора статьи во "Времени новостей", они не влияют, потому что они в равной степени есть везде, во всех партиях. Представьте себе одну партию, где их вдруг не будет, в этом случае они повлияют негативно. Поэтому, если они не влияют, потому что они везде равномерно распространены, то это значит, что они нужны для каждой партии в отдельности. Кроме того, есть и бессознательный фактор, связанный с выбором. Ну, приведу один пример просто из личной жизни. Какую-то часть этой жизни мне пришлось показывать зарубежные картины разного рода слушателям и зрителям в разных регионах. Это были картины, которые не выпускались в прокат, это был большой дефицит. И после 20 лет, когда они перестали быть дефицитом, я с изумлением обнаружил, что для целого поколения кинематографистов я связан с положительными эмоциями. Эти эмоции не связаны лично со мной, я тут абсолютно не при чем, они, благодаря мне или в моем присутствии, поскольку я переводил фильмы, видели нечто, что было дефицитом. И хотя они не отдают себе в этом отчет, они ко мне хорошо относятся в силу того, что я как бы связан у них с положительными эмоциями. Поэтому я бы так быстро со счетов коллективное бессознательное не сбрасывал. Я думаю, что люди, которые вот это все дело просчитывают, они это тоже учитывают и стараются не проиграть, даже если при этом ничего не выигрывают. Зачем артистам это? Это другой вопрос.

Марина Тимашева: Это мы дальше поговорим. Борис Михайлович, ну, я тот же самый вопрос задаю: зачем политикам, на ваш взгляд, нужны "звезды"?

Борис Поюровский: Ну, я думаю, что совершенно это очевидно, потому что каждая партия или движение хочет повысить свой рейтинг. И весь вопрос состоит в том, что, допустим, одна партия приглашает одну звезду, а другая приглашает другую звезду. Так вот если наши избиратели и наши слушатели предпочитают одну звезду другой, вот таков и будет результат выбора. Он не будет иметь никакого отношения к политической программе. Тем более, что я не знаю ни одной партии, которая хотела бы заявить в своей программе ухудшение жизни населения, отсутствие заботы о нуждающихся, отсутствие заботы о военных, отсутствие заботы о шахтерах, о продовольственной программе. То есть наши депутаты, вот если так послушать их, у меня такое впечатление, что им пишет текст один спичрайтер, они находятся под одним колпаком и все говорят одно и то же. Между тем, они иногда проговариваются. Вот я как-то слушал, причем и левых, и правых, и они говорят о том, что место в Государственной Думе официально стоит от двух до трех миллионов долларов. Я в связи с этим вспоминаю старый дореволюционный анекдот, когда говорили: городовой получает 35 рублей жалования, за квартиру платит 36, где он берет еще один рубль? Вот с каких доходов можно заплатить за место депутата такую сумму? Я не знаю, какая заработная плата у депутатов, но думаю, что все-таки не миллионы долларов. И поэтому вот это меня очень настораживает. И я думаю, что этим объясняется желание привлечь к этому действительно очень популярных звезд. Ну, вспомните, что, когда покойный генерал Лебедь выдвигался в Красноярском крае, то туда прилетел сам Алан Делон. И тогда говорили, что это совершенно бескорыстная акция, а просто, так сказать, он играл военных, а генерал - герой военный, и поэтому, так сказать, вот такая бескорыстная акция была совершена. Ну, может быть.

Кирилл Разлогов: Ну, я с ним хорошо знаком, вот действительно есть созвучие характеров. Он, правда, в беседе со мной уверял, что из любви к героям.

Марина Тимашева: Он не пьет одеколон, а пьет бурбон в соответствии со стихами "Наутилуса Помпилиуса"?

У нас есть звонок в студию, и мы, я и мои гости, слушаем вас. Алле! Вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Ну, вот я хотел бы обратить внимание, поучаствовав в вашей беседе, на поразительную разницу между мнением электората - москвичей - и мнением ваших достаточно искушенных гостей. Вы обратили внимание, насколько наш народ, тот, который на улицах, абсолютно не вдумывается, а ведь он должен голосовать, в то, что на самом деле происходит. Теперь конкретно: такие люди как Жванецкий, Задорнов - разрушали неделями, месяцами с эстрады коммунистический строй на наших глазах, это называется сатира. Правильно?

Марина Тимашева: Ну, в общем, да.

Слушатель: Правильно. И они были агнажированы этим ельцинским строем. Теперь дальше, вот возьмите, сейчас довольно известные актеры играют в фильме. Очень трогательные сцены о том, непонятно, почему там русские, правда, оказались, о том, какие плохие турки, какие плохие чеченцы и очень симпатичные русские люди, какие хорошие персы, то есть иранцы, какие хорошие армяне. Я не исключаю, народ, он везде хороший. Тоже ангажированный весь, потому что у нас сейчас идет направление на юг. Я уже приготовил сапоги по Жириновскому грязные, мыть их в Индийском океане. Так что роль, особенно в тоталитарной системе, какой мы остаемся, роль искусства, она поднимается в том направлении, куда наша власть направляет будущие свои мысли, я имею в виду агрессивные.

Марина Тимашева: Спасибо. Я предлагаю Кириллу Эмильевичу, может быть, прокомментировать как-то это суждение.

Кирилл Разлогов: Но в тех системах, которые мы считаем не тоталитарными, актеров просто избирают губернаторами и президентами, хотя к этому тоже относятся по-разному. Но Рональд Рейган и вот совсем недавно Арнольд Шварцннеггер - наиболее яркий пример того, что звезда может быть важнее политика и звезда может сама стать политиком, и тогда все политики будут звезде прислуживать. Так что я бы не считал это принадлежностью исключительно тоталитарной системы, если не придерживаться той точки зрения, которая мне в какой-то степени тоже близка, что американская нынешняя система тоже очень тоталитарна.

Марина Тимашева: Борис Михайлович, вы хотите что-то добавить?

Борис Поюровский: Нет, я думаю, что на самом деле нет никакой разницы в том, что говорили на московских улицах, и в том, что говорили мы в студии. Так что наш радиослушатель, по-моему, просто сам ангажирован и сам оказывается вот в плену своих представлений.

Кирилл Разлогов: Ну, все мы ангажированы на самом деле.

Борис Поюровский: Конечно, конечно.

Марина Тимашева: Причем "ан-гажированы", я поправлю своего радиослушателя.

Я должна сейчас напомнить, что в эфире "Час прессы", ежедневная программа московской студии Радио Свобода, что у меня в гостях Кирилл Разлогов и Борис Поюровский, и мы обсуждаем тему - зачем звездам вторые роли на арене политического цирка? Телефоны прямого эфира в Москве 796-96-44 и 796-96-45.

И у нас есть еще один звонок. Мы вас слушаем, вы с нами.

Слушатель: Здравствуйте. Вам звонит Владимир, я сам по образованию актер, то есть отношусь к творческому цеху. Дело в том, что я хотел бы вам напомнить судьбу и творчество Владимира Высоцкого и певца и композитора Талькова. Сами по себе эти личности в свою эпоху являлись больше, чем партия, в сегодняшнем понимании этого слова, настолько они были мощные, сильные и могли повлиять на настроение не только там партии или лиц, придерживающихся взглядов какой-то партии, но и в целом общества. Вот это измельчание художника и творческого человека сегодня очень заметно в том, что большинство партий и в большинстве партий есть свои звезды, понимаете? Творческая интеллигенция и интеллигенция, которая должна создавать новое, она этим объединяется обычно. А сейчас налицо именно разобщение творческих работников. Вот такое мнение.

Марина Тимашева: Спасибо.Кирилл Эмильевич, как вы реагируете?

Кирилл Разлогов: Ну, я думаю, что разобщение творческих работников, оно в нормальном обществе нормально. Если люди придерживаются разных взглядов, то среди людей есть и творческие работники. Я бы довольно осторожно относился к таким рассуждениям про измельчание интеллигенции и так далее не только потому, что я как критик вынужден иногда судить то, что делают другие, и пытаюсь делать с уважением. Ведь такие не последние люди как Гете, с одной стороны, Грибоедов, с другой стороны, служили и служили при определенных политических силах, занимали определенные позиции и придерживались определенных взглядов. Поэтому, значит, когда речь идет о том, что кто-то из звезд, придерживаясь определенного взгляда, поддерживает какую-то партию, в этом есть, наоборот, нечто благородное. Вторая сторона вопроса тоже не так проста. Вот делают это за деньги, - говорят люди с пренебрежением. Дело в том, что художественная профессия, она, вообще, профессия, живущая в зависимости от воли либо власть имущих, либо деньги имущих. И вот то, что я говорил как раз "Времени новостей", то, что творцы, они всегда к кому-то прислонены, они всегда от кого-то зависят. Особенно такая профессия как актер в этом плане: актер зависит от режиссера, актер зависит от продюсера. У меня очень много знакомых и друзей актеров, и я им в этом плане не завидую: у них вот автономной возможности творчества, даже когда они звезды( ну, Анастасия Волочкова, наверное, достаточно яркий пример такого плана), они всегда от кого-то зависят, всегда на кого-то должны опираться, в том числе они зависят и экономически: они на что-то должны жить, кормить свою семью, иметь свободное время для творчества и так далее. Поэтому когда они делают это ради денег, ну, они тоже делают это ради денег, но я думаю, не против своих убеждений. Вряд ли они будут поддерживать какую-то такую партию, которую терпеть не могут и ненавидят, наверное, они поддерживают тех, кто, ну, может быть, им не симпатичны, но, во всяком случае, и не противны. И это форма заработка не только для них, период предвыборный для некоторых из них счастье, которое по объему денежных средств превосходит то, что они зарабатывают за десятилетие, а иногда и за века, если базироваться на их государственной зарплате. И я их тоже не сужу в этом плане - это форма заработка, и, опять-таки, они поддерживают тех, кого, наверное, им интересно поддерживать.

Марина Тимашева: Тут я тоже позволю себе небольшое вмешательство, потому что вот человек, который нам звонил, он говорил о Владимире Высоцком и Игоре Талькове. Наш эфир это, конечно, не место для такой искусствоведческой, я бы сказала, дискуссии, но я лично даже под страхом смертной казни не согласилась бы поставить два эти имени в один ряд. Это первое. А второе, что я, слушая Кирилла Эмильевича, вспомнила недавнюю конференцию научную в Петербурге, ну, речь шла о судьбах театра и так далее, и режиссеры, и наши артисты называли заработную плату в государственном театре, она равняется трем тысячам рублей, и тут уж действительно как-то не очень захочешь осуждать.

Борис Михайлович, хотите ли вы что-то добавить, или мы выслушаем еще один звонок?

Борис Поюровский: Я хочу только сказать в связи с тем, что вспомнил Кирилл Эмильевич о Гете. Я был в Веймаре в доме-музее Гете, и нас провели по анфиладе комнат, показали эти люстры, светильники, мебель дворцовую, а потом рассказали о том, как трудно было быть ему премьер-министром . А в конце экскурсии нас завели в одну небольшую комнату, правда, с окошком, где стояла железная обыкновенная кровать, покрытая суконным одеялом, и наш экскурсовод сказала: вот это был истинный Гете, вот тот, который в этой комнате, но эта комната не предназначалась для посторонних глаз, она предназначалась для самого Гете. Вот то же самое происходит и с нашими звездами. Марина совершенно права, когда говорит о том, что, во-первых, это разные совершенно фигуры и разные величины - Высоцкий и Тальков, но я думаю, что их объединяет восприятие общественное, что они все-таки были певцами протеста в той или иной степени. А наши нынешние звезды, которые участвуют в избирательной кампании, они, скорее, обслуживают тех, кто их приглашает. Можно ведь рекламировать зубную пасту, можно рекламировать кофе, а можно рекламировать партию, и тем самым помогать ей пройти в Думу. Вот все, что я думаю по этому поводу.

Марина Тимашева: Гете как Гете и Гете как премьер-министр - два человека и две жизни, интересно, правда. Хочется в Веймар, немедленно увидеть то, о чем вы рассказывали.

У нас есть еще один звонок. Здравствуйте. Мы вам слушаем. Вы в эфире.

Слушатель: Алло! Добрый день. Меня зовут Валерий. Но вы знаете, на самом деле, если посмотреть на 20-ый век, деятели в широком плане искусства, скажем так, культуры сыграли огромную роль, скажем, в национальной революции в Италии, революция Муссолини. Это, безусловно, Габриэль Д Аннунцио, один, можно сказать, из вдохновителей, это великолепный писателей из группы художников-футурологов которая, при Муссолини были.

Разлогов: Футуристов.

Слушатель: Потом если взять национальную революцию Франко, так она, вообще, выросла из группы, так сказать, из небольшой группы интеллектуалов, это вот начало 20-го века.

Что касается нашей страны, дело в том, что у нас, конечно, звезды - надо ставить в кавычки, интеллигенция или скажем так, деятели интеллектуального плана четко разделены на, скажем так, антирусские и прорусские, это, во-первых. Во-вторых, смотрите, какой эстетический феномен Лимонова. То есть фактически его партия является, в общем-то, не политическим феноменом, а, скорее, феноменом эстетическим. Я уже не говорю про роль Александра Проханова. Так что, в принципе, играет роль, но именно действительно творцы разных планов. Ну, что касается Жванецкий, так это, вообще, его позиция чисто разлагающая, скажем так, но он все-таки в самом деле талантлив: он талантливо занимается разложением России. А с другой стороны, есть люди, патриотически ориентированные. Так что все это очень сложно. Но на самом деле те, кого вы именуете звездами, но это во Франции их назвали бы, так сказать, шансонье, различные шансонетки и кабаретки. Так что они, в принципе, не есть звезды первой величины. А на самом деле деятели большого плана, они, в общем-то, в большой политике не играют.

Марина Тимашева: Валерий, спасибо. Я, честно говоря, совершенно не считаю никаким эстетическим жестом деятельность Лимонова, и в еще меньшей степени я считаю эстетическим жестом деятельность Проханова. Я, вообще, отказываюсь говорить о втором как о производителе художественной продукции. А первый в качестве писателя для меня, пожалуй, тоже закончился на его же первом романе "Это я, Эдичка". Ну, я выражаю свое мнение.

И я должна сказать, что в эфире "Час прессы", это ежедневная передача московской редакции. Мы продолжим после короткой сводки новостей.

Мы обсуждаем публикацию газеты "Время новостей". Она посвящена теме - актеры и партии. Подзаголовок - "Зачем звездам вторые роли на арене политического цирка?".

В московской студии со мной вместе Кирилл Разлогов, он телевизионный ведущий, киновед, кинокритик, директор Института культурологии, и театровед, театральный критик, автор очень многих книг об актерах Борис Поюровский.

И я убедительно прошу вас еще раз принять участие в передаче. Телефон прямого эфира в Москве 796-96-44 и 796-96-45.

И у нас есть еще один звонок слушателя, который нас ждет давно. Извините, и мы вам рады.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я хочу сказать, что, возвращаясь, может быть, к ранее высказывавшимся мнениям, что, во-первых, людей, мужественных и обладающих гражданской позицией, в нашей стране очень мало. А среди творческих личностей, я бы сказала, вообще, единицы. Это люди, которые жаждут успеха, которые зависят от успеха и хотят этого успеха любой ценой. Поэтому мне кажется, что, в общем, вполне могут руководить ими три такие как бы основополагающие чувства: во-первых, надежда на то, что власть будет обласкивать и дальше, во-вторых, страх, что эта власть перестанет их ласкать, ну, а в-третьих, обыкновенная, конечно, жажда материального благополучия.

Марина Тимашева: Ой, спасибо огромное. Я, действительно, вам признательна за ваш звонок, потому что внутренне я совершенно с вами согласна.

Если мне мои коллеги позволят, я сама немножко поговорю о предыдущем нашем слушателе и о его звонке. Ну, он говорил о том, что это, вообще, никакие не звезды, Жванецкого за что-то назвал разрушителем России, уж не знаю. Вообще очень интересно, что люди образованные начинают говорить, и ты как-то радуешься тому, что они образованны, и вдруг чувствуешь какой-то странный призвук, какой-то легкий запах: революция, Муссолини, да? Как-то вроде я не склонна никогда была называть деятельность Муссолини революционной. И далее: Жванецкий - разрушитель. И вот как-то вместо того, что тебя сначала согрела эта образованная личность, ты получаешь на выходе из этой образованности, к сожалению:

Разлогов: Не совсем то, что тебе хотелось бы.

Марина Тимашева: Не совсем то, что приятно, вообще говоря, в людях. А по поводу звезд, не звезд, я просто уж приведу такую маленькую справку. Благодаря тому же "Времени новостей", мы можем быть совершенно уверены в том, что Николай Басков - это четвертый номер избирательного блока партии "Возрождение России" и "Партии жизни" (я сейчас не оцениваю самого Николая Баскова), в этой же партии, значит, Оксана Федорова, которая у нас была королевой красоты или что-то в этом роде, Лидия Вележева (ее помнят по роли Настасьи Филипповны в телесериале "Идиот") тоже вступила в "Единую Россию", Михаил Державин, уже, так сказать, тяжелая артиллерия, вместе с супругой Роксаной Бабаян - обладатели партбилетов той же партии; здесь же композитор Максим Дунаевский, Александр Розембаум, между прочим, идет третьим номером списка. Далее я с особенным чувством произношу имя Элины Быстрицкой, если кто-то сомневается в том, что эта женщина звезда, то мне это представляется странным, то есть она, конечно, не звезда, она - Вселенная, галактика, планета - все что угодно, еще для нее слово "звезда" не подобающе легко и неярко, я бы сказала. Но, тем не менее, Элина Быстрицкая идет в Думу вторым номером по московскому региональному списку "Народной партии". Еще у меня есть любимец, между прочим, поэт и бард Александр Городницкий, умница, выдающийся поэт, баллотируется в Государственную Думу от "Яблока". Напоминаю то, что более известный Николай Губенко и Елена Драпеко представительствуют от КПРФ. И мне, может, нравятся или не нравятся убеждения того или иного человека, но то, что Николай Губенко - превосходный артист, и ему принадлежат, слава Богу, достаточно интересные кинофильмы, это я так мягко очень говорю, это факт. У нас есть блок "Великая Россия - Евразийский Союз", сидели на его съезде писатели Чингиз Айтматов и Олжас Сулейменов. Тоже не поставишь, правда, под сомнение их талант ?

Кирилл

Разлогов: Но тут они еще и идеологи этого. Тут нужно иметь в виду, что у них функция немножко другая. Это люди, которые вот этот "Евразийский союз" своим творчеством создавали и поддерживают.

Марина Тимашева: Но вот я это просто напомнила.

У нас еще есть один слушатель. Да, здравствуйте.

Слушатель: Алло! Здравствуйте. Это Татьяна из Москвы. У меня такое мнение по обсуждаемому вопросу: я спокойно отношусь к тому, что наши звезды рекламируют кофе или, например, часы каких-нибудь элитных швейцарских фирм. Там в некоторых журналах я видела в рекламе Юлию Бордовских, и вот теперь Алина Кабаева, я очень люблю эту гимнастку (я сама занималась художественной гимнастикой). Вот я чудесно к этому отношусь. Пусть человек покупает или не покупает часы за 10 тысяч долларов, но политика - это дело очень серьезное. Если человек сознательно соглашается агитировать за какую-то партию, он должен все-таки оценивать последствия своего выступления. Вольно или невольно он привлекает внимание к этой партии, и, например, если Алина Кабаева вдруг будет голосовать за какую-то партию, знаете, мне придется или проникнуться горячей симпатией к этой партии, или изменить свое мнение о ней не как гимнастки, но как вот гражданки страны, потому что, понимаете, политика вот, например, нашего президента Путина, которая меня не устраивает, и его партия "Единая Россия" - это одно, это совсем другие вещи. Я не хочу, чтобы такие серьезные вещи решались с помощью актеров или артистов, гимнастов и так далее. Политика - вещь очень серьезная, и нам нельзя к этому расслабленно относиться.

Марина Тимашева: Спасибо, Татьяна, большое. Я не будучи политическим журналистом, обозревателем или комментатором как-то не очень уверена, что партия его, то есть что это партия Путина, мне кажется, что это не совершенно так, что это, скорее, идет по разряду наших предположений и подозрений. Что же до Алины Кабаевой, совершенно с вами согласна, и надеюсь, что даже если она вольется в какую-нибудь партию или политическое движение, это не отразится на вашем отношении к ней, потому что гимнасткой, она была и остается, я надеюсь, и будет оставаться превосходной. А по поводу того, что вы говорили, вот интересно, что в том же "Времени новостей" там есть такой опрос. Спрашивала газета "Время новостей" актеров, что вы там делаете с политическими лидерами? И вот только Державин признался, что по натуре он человек партийный. Вообще, мог бы просто сослаться на свою фамилию и пошутить, сказать: у меня такая фамилия державная. А Элина Быстрицкая, о которой мы уже говорили, она совершенно странно заявила, что ни в какую партию вступать не хочет и не будет. При том, что ее имя стоит вторым номером. Большинство опрошенных, вообще, не слишком внятно формулируют свою симпатию тем или другим политическим движениям. Кстати, это подтверждает мнение Кирилла Разлогова, опубликованное в газете, о том, что никакого отношения к реальным политическим убеждениям артистов их деятельность такого рода может не иметь. Так ли это, Кирилл Эмильевич, вы сейчас подтверждаете свою мысль?

Кирилл

Разлогов: Может не иметь, а может и иметь. То есть тут каждый человек как бы решает для себя. Если у человека есть четкая политическая ориентация, что у Алины Кабаевой, что у любой звезды любой сферы - они такие же люди, как и мы, они имеют полное право голосовать за того, за кого считают нужным. Они необязательно должны это объявлять. Вот когда сказали, если Алина Кабаева будет голосовать за того-то, но если она придет на выборы, она за кого-то будет голосовать, но она не будет использовать это в качестве средства для заработка денег и так далее. Если у них есть четко определенные политические взгляды, как они есть и у Коли Губенко, и у Лены Драпеко, которые, помимо того, что они талантливые артисты, еще действительно работают в Думе, действительно проводят мероприятия, действительно борются за права артистов так, как они себе это понимают, действительно отстаивают законы , то есть это люди, как у нас говорили в коммунистическое время, активной жизненной позиции. То есть для них это работа, работа серьезная. Они профессионалы уже на самом деле. А другие могут четко формулировать именно свои задачи. А третьи могут просто пойти в ту партию, которая больше заплатит, и я опять не брошу камень в их огород: они на рынке, и на рынке, значит, если партия "Единство" тебе платит больше, чем партия Титькина, то, соответственно, ты идешь туда, где больше платят, если у тебя нет политических убеждений, которые тебе препятствуют это сделать.

Марина Тимашева: У нас звонок из Санкт-Петербурга. Простите, что заставили вас ждать. Мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день уважаемой компании. Юлия Михайловна:

Марина Тимашева: Юлия Михайловна, к сожалению, очень плохо вас слышно. Может быть, сейчас удастся что-то сделать.

А пока у нас еще один звонок есть.

Слушатель: Марина, Кирилл и Борис, добрый вечер. Это Александр, Москва.

Марина Тимашева: Добрый вечер. Очень приятно.

Слушатель: Вы знаете, вот я слушаю, ну, тут насчет Коли Губенко вы, конечно, немножко там приукрасили насчет идеологии: когда ему партия сказала выйти из председателей, так сказать, комитета, но он все-таки не согласился с партией и вышел из партии, а не из председателей комитета. Так что тут какие-то другие интересы. А, во-первых, вы знаете, наш народ, в общем-то говоря, мне нравится, психически очень здоров, и он правильно относится к политике с большой долей иронии. И, по крайней мере, если уж, как говорится, он не очень-то уж в этой политике участвуют, не дают ему, как говорится, участвовать, но, по крайней мере, он хочет смотреть на это, чтобы это было интересно. И недаром на самых первых свободных выборах народ проголосовал не за умного и серьезного такого, знаете, Гайдара, а, надо сказать, за Жириновского. И название статьи очень правильное - "Политический цирк". А если это цирк, то он должен быть зрелищным, он должен быть привлекательным. Но просто надо понимать: это просто скучное мероприятие. Поэтому давайте разделим: конечно, серьезные люди занимаются серьезно политикой, и они серьезно обдумывают, за кого голосовать, а большая часть населения - это очередное развлечение, конечно, очень дорогое и за их же самый счет, народ это не очень-то понимает, что это из их кармана денежки, но все-таки зрелищ хотят получить, зрелищ. И поэтому хотят видеть любимых артистов, любимых актеров. Что они там говорят, как они говорят - это дело десятое. Как вы думаете, Марина?

Марина Тимашева: Да думаю также. Спасибо вам большое, что вы позвонили. Звоните почаще, пожалуйста, в мои передачи.

Борис Михайлович, могу я вам адресовать один вопрос такой: вообще, были ли на вашей памяти такие времена, пусть даже в истории отдаленной, когда артисты оказывали влияние на политику и политиков, кроме Габриэле Д Аннунцио?

Борис Поюровский: Я думаю, что правильней обратиться к нашей собственной истории, а не к итальянской. Дело в том, что, насколько я знаю, я, конечно, не специалист, но я знаю единственный случай за всю историю Советского Союза, когда главный режиссер Художественного театра Михаил Николаевич Кедров после смерти Москвина, когда ему предложили занять вакантное место депутата Верховного Совета СССР, сказал: у меня нет времени этим заниматься, я очень занят в театре, в училище, и я не стану этого делать. И, пожалуй, это единственный пример, когда человек отказался от такой чести. А, в общем, во всех остальных случаях и тогда, ну, просто тогда не было выбора - тогда назначали на эту должность. Кого мы выбирали? Мы приходили к избирательной урне, где был в бюллетене один кандидат, одна фамилия, что это были за выборы? Просто, так сказать, мы послушно опускали и больше ничего. Ну, и актеры, конечно, очень хотели быть депутатами. Кто-то вот из звонивших, кажется, Татьяна, сегодня сказала о том, что в этом был жест доброй воли власть предержащих, но это было своеобразное знание: можно было получить звание Народного артиста, а можно было получить звание депутата. Это было чрезвычайно лестно. Но, с другой стороны, я знаю депутатов, которые: скажем, Олега Ефремова, который был много раз депутатом Московского совета, и он мне рассказывал о том, что он от этой деятельности получал больше, чем от какой бы то ни было другой, информации и удовольствия. В частности он рассказал мне, что он раз в месяц или два раза в месяц вел по понедельникам прием избирателей; к нему пришла какая-то женщина, которая просила его о том, чтобы он помог ей, матери-одиночке, получавшей 70 рублей уборщицей в ЖЭКе, у нее был болен ребенок, у него был пиелонефрит, и она жила в крошечной комнате, рядом освободилась бывшая ванна, где жила старуха, восстановить там ванну для того, чтобы ребенку каждый день делать теплые ванны, для него это была жизненно необходимо. И Ефремов тут же соединился с начальником ЖЭКа, сразу на "ты", в общем, попросил, чтобы он помог, потому что эта женщина сказала, что этот же начальник ЖЭКа сказал ей: принеси 100 рублей, мы тебе эту ванну поставим. А ей на хлеб не хватало. И когда он пришел на следующий прием, то эта женщина пришла, это была Пасха православная, она пришла с узелком, в котором был кулич, крашеные яйца и пол-литра самогона, и в присутствии всего честного народа бросилась перед ним на колени, значит: вот давай будем христосоваться, вот ты мне помог, моего ребенка спасли. И он говорит: ну, разве:ну, что я могу сделать в театре? - Ничего. Сделаю спектакль, не сделаю, этого не видно. А вот это я, говорит, почувствовал реальный, так сказать, какой-то:Так что и такие бывали случаи.

Марина Тимашева: Интересно, что вот Борис Михайлович рассказывает вроде смешную историю, а все-таки так грустно, что Олега Ефремова нет с нами, потому что действительно обаяние было победительное совершенно.

И я прошу прощения. У нас звонок из Германии. Мы вас слушаем. Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Я давно из России, это моя бывшая родина, и я ее люблю. Вот по поводу хотел сказать актеров в политике. В России актер, по крайней мере, еще лет 20 никогда не будет большим политиком, тем более, президентом. Народ в России культурный и образованный, насколько я знаю. А, допустим, ту же взять Калифорнию. Там, вообще, народ темный: половина из них там из Мексики, негры. Они избирают то, что у них перед глазами. Поэтому я считаю, что, может быть, некоторые из вас правы, что актеру в России пока, по крайней мере, еще лет 20, пока такие, как я, живут и другие умные и образованные люди в России, а их большинство, актер ни президентом, ни другим большим политиком никогда в России не будет.

Марина Тимашева: Спасибо. А, скажите, пожалуйста, вы имеете в виду под тем, кто на виду, Шварценегера?

Слушатель: Ну, Шварценегера, тем более, да. Посмотрите, избирают Шварцнегера, но он же, вообще, у него :ну, мне трудно, что-либо сказать про Шварцнегера, его избирают темные люди в Америке, там большинство они неграмотные, некультурные. А в России-то большинство, наоборот, и грамотные, и культурные люди, я по себе знаю, я из России.

Марина Тимашева: Вы знаете, есть такая точная наука статистика, и мне кажется, что и вместе с социологией они очень заблудятся, если станут определять, какой народ темнее, а какой народ светлее. Я бы вот так:

Слушатель: Социология одна: сколько в Калифорнии приезжих, временных и постоянных, и таких, и сяких, и, вообще, образование, насколько я знаю, в Америке да и у нас в Германии намного хуже, чем было в России.

Марина Тимашева: Да уж вы знаете:И у нас оно несколько в последние годы как-то, мне кажется:

Слушатель: Приближается к американскому.

Марина Тимашева: Приближается, уж не знаю даже сама, к чему. Но все-таки я очень далека от того, чтобы народы как-то так, знаете ли, членить, на темные и не темные. Если бы американцы были:знаете, я просто очень скажу: если ты такой умный, то отчего ты такой бедный? Или, например, нобелевские лауреаты, да, огромное число нобелевских лауреатов - это американцы. Ну, и дальше можно продолжать этот спор: страна, которая миру дала и дает до сих пор, например, фильмы, совершенно фантастические (тут Кирилл Эмильевич не даст мне соврать), едва ли не лучшие фильмы последних лет, которые я видела. "Другие" Аменабара сняты, насколько я понимаю, в Голливуде, "Магнолия", "Красота по-американски", "Счастье" Тода Солондза и так далее и тому подобное, это все американские фильмы. То есть, знаете, как-то я так вот, ну, не так думаю к тому же. У меня был такой маленький, незначительный опыт общения со Шварценегером на пресс-конференции, но мне совершенно он не показался таким глупым человеком, машиной, громилой, кусалой. И к тому же, кстати говоря, некоторые фильмы с его участием, они замечательные и доказывают, что человек он, вполне способный иронически относиться даже к своему амплуа: например, тот фильм-комедия, в котором он играл беременного мужчину. Это значит, что у человека достаточно юмора, а достаточно юмора - это уже, знаете ли, некоторый признак ума.

Кирилл Эмильевич, Борис Михайлович, прокомментируете как-то?

Кирилл

Разлогов: Но вы уже все сказали. Я как раз хотел сказать, что вот среди голливудских звезд, с кем-то мне приходилось общаться, за кем-то я следил просто по экранным образам, Шварцнегер, конечно, интеллектуал, что как бы идет в полном разрезе с его наиболее очевидным амплуа, из-за которого, наверное, многие за него проголосовали, а не из-за того, что он пробовал свои силы в разных жанрах. Но должен сказать, что он на меня не производил впечатления при личном контакте, тем более, в своем творчестве человека, который чего-то боится, работает только в одном амплуа, боится сменить экранный образ. Даже когда у него дела шли не очень хорошо, он понимал, что он рискует, он выходит из супермена и делает что-то другое, он играл отрицательные роли, на что не каждая звезда согласится. Так что в карьере его, я не знаю, как там будет с рулением штатом Калифорния, но в карьере он показал себя человеком, способным рисковать и бороться, что абсолютно не значит, что он будет хорошим политиком.

Марина Тимашева: Конечно, естественно.

Борис Михайлович, а вот как вы думаете, актер в России может стать президентом?

Борис Поюровский: Я думаю, что он уже пытался несколько раз, и он на пути к этому - это Владимир Вольфович Жириновский.

Марина Тимашева: Я так и знала! Но он не профессиональный артист.

Борис Поюровский: Я думаю, что он не профессиональный политик. Я думаю, что он - профессиональный артист.

Кирилл

Разлогов: Он артист от Бога.

Борис Поюровский: Да. Так что неслучайно его партия тогда имела такую ошеломительную победу, и кто-то правильно сказал сегодня, что, когда у нас выбирают, вот хотят цирк, хотят клоунов. Вот это мы и получаем.

Кирилл

Разлогов: Не только у нас, в Америке все эти Конгрессы партийные - это такая клоунада.

Борис Поюровский: Ну, тем более. Значит, это нас должно примирить. Знаете, вот сейчас, когда все время магнитные бури, мне говорят: всем плохо. Я говорю: но мне же от этого не легче!

Марина Тимашева: Люди любят шоу.

И у нас еще два звонка в студию. Да, дорогие мои, помогайте, включайте человека в эфир.

Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я во многом очень с высказываниями Бориса Михайловича согласна. Но я просто хочу добавить вот что: что многие актеры из тех, что вступили, ну, например, в "Единую Россию", они делают это из чисто материальных соображений. И вот очень хороший и умный артист Калягин, он прямо сказал на вопрос, когда у него спросили, зачем он вступает в "Единую Россию", он прямо сказал: может быть, я благодаря этому помогу своим коллегам чем-то. Поэтому многие из них, конечно, из чисто материальных соображений идут. И еще вот второй такой момент: значит, корреспондент выходил на улицу и спрашивал в Москве...

Марина Тимашева: Да, конечно, да.

Слушатель: А вот если бы он спросил это где-нибудь в сельской местности, я думаю, что там многие люди могли бы проголосовать за партию именно потому, что какие-то определенные артисты известные, ну, так называемые звезды, так называемые звезды, вступают вот в эту самую партию.

Марина Тимашева: Да, возможно, вы меня озадачили, потому что в Москве люди могут пойти в театр и увидеть этого актера где-то в другом месте, в другом антураже, в других обстоятельствах. А так, когда он приезжает куда-то, где человек, в общем, прикован к телевизору, у него даже нет денег на билет в кино, а то и кинотеатра никакого тоже нет, и уже не возят фильмы, как это раньше было, наверное, также. Да, возможно.

Кирилл

Разлогов: И большинство голосов все же за пределами Москвы.

Борис Поюровский: Конечно.

Марина Тимашева: У нас еще есть звонок, да?

Мы вас слушаем. Вы в эфире.

Слушатель: Алло! Здравствуйте. Добрый день. У меня вот такой взгляд: конечно, деятели искусства должны, могут иметь свои политические убеждения, но современные политсобытия происходят на протяжении последних десяти лет, а если со времен перестройки, то, может быть, и двадцати лет; и в связи с этим вспоминаю, недавно прочитал Бунина "Воспоминания" (дневники), и по-новому встают Горький, Маяковский и там Блок, вот как в те времена люди прислонялись или подлизывались. Это одно. Тогда события происходили, допустим, в 1920-ом году в течение месяца:

Марина Тимашева: Подождите, подождите, вы думаете, что Блок, Есенин и Маяковский подлизывались? Или я не поняла?

Слушатель: Еще как! Особенно, с точки зрения Бунина. Уж, по крайней мере, почитайте, это сто процентов.

Марина Тимашева: Да мы начитанные люди вполне. Но это и ваша точка зрения, да? Я ее не разделяю:

Слушатель: Я хочу сказать другое: как люди колеблются с позиции генеральной линии. В 1920-ом году там в Одессе, город переходил по несколько раз из рук в руки, и вот один там известный поэт, очень известный, но я почему-то сейчас фамилию его не вспомню: и вот белые пришли - он их восхваляет, через месяц буквально приходят красные - он красных хвалит, через пару месяцев опять возвращаются белые или под белых кто-то там - он их восхваляет, опять красные приходят - и он их воспевает.

Марина Тимашева: Да, я вас поняла. Эта ситуация в фильме "Бумбараш" очень хорошо и наглядно зафиксирована, когда то одни скачут, то другие, то третьи - ото всех только одна беда людям. Но, вы знаете, я все-таки внутренне абсолютно убеждена в том, что нельзя было написать поэму "Владимир Ильич Ленин" или поэму "Хорошо", нельзя было написать "Анну Снегину" и нельзя было написать поэму "Двенадцать" без искренней веры. Я как раз внутренне совершенно уверена, что вот сейчас, если наши звезды и занимаются политикой, то эта политика совершенно, с моей точки зрения, не отражается на их произведениях. Это, кстати говоря, дополнительное свидетельство тому, что политическая их активность не очень искренняя.

Кирилл

Разлогов: Но и, слава Богу, что не отражаются.

Марина Тимашева: Да.

Борис Поюровский: А я как раз боюсь, что отражается. Вы знаете, я думаю, что трагедия Художественного театра 50-ых годов была не в том или, вернее, не только в том, что они играли "Зеленую улицу" и "Залп Авроры", а в том, что на следующий день они играли "Три сестры" и "Плоды просвещения", играли те же самые артисты, и это сообщающиеся сосуды, и вот этот вот вирус или эта раковая клетка, она прививалась, эта клетка лжи. И в этом была гибель Художественного театра, это очень серьезно. И поэтому я думаю, что человек, однажды солгавши, может солгать завтра и в своем творчестве. Это очень существенная вещь.

Марина Тимашева: Да, но я просто не считаю, что Есенин, Блок, Маяковский и Бунин:

Борис Поюровский: Да, Боже сохрани!

Марина Тимашева: В своей оценке лгали или были не искренни.

Борис Поюровский: Да нет, нет, нет, это мнение нашего слушателя. Конечно, они были абсолютно искренни. Я говорю совершенно о другом.

Марина Тимашева: У нас еще есть звонок из Петербурга. Мы вас слушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Да, я из Петербурга. Так я буду по этой теме коротко. Ну, вот всеми уважаемый блаженной памяти Митрополит Петербуржский и Ладожский Иоанн сказал, что в России сейчас есть две партии - партия воров и партия патриотов. Вот это известная, в общем-то, фраза. Ну, и наши так называемые звезды, они, естественно, обслуживают сейчас партию воров, потому что они могут платить, потому что все это делается, естественно, за деньги. И в этой связи я могу привести еще одну фразу митрополита Иоанна, ну, очень жесткую характеристику, так сказать, так называемых наших эстрадных звезд: притворщики, прячущие за фальшивой экзальтацией скудость ума и пустоту души. Ну, вот, пожалуй:

Марина Тимашева: Вы знаете, вот по поводу эстрадных звезд, я согласна с митрополитом и с вами. А вот по поводу того, что все партии делятся только на две части, ну, мы сейчас как-то не можем особенно на эти темы разговаривать в преддверии выборов. Но все же мне бы хотелось возразить: нельзя все народы делить на черные, белые, "вежественные", невежественные, там унылые, счастливые или что-то еще; и я бы точно так же все-таки осторожнее ко всему относилась: в конце концов, партия любая - это люди, отдельные люди там могут быть негодяями, прихвостнями и лизоблюдами, а другие люди могут при этом быть людьми. В этом я как-то свято убеждена:

Что, Кирилл Эмильевич?

Кирилл

Разлогов: Тут очень много всяких соображений по этому поводу есть:

Марина Тимашева: Времени мало.

Кирилл

Разлогов: Времени мало, поэтому скажу только одно: в этой деятельности, если мы ее рассматриваем не с позиции митрополита Иоанна, с которым, в общем, все более менее ясно, а вот в реальной ситуации и для политиков тоже самое важное - угадать, кто выиграет и прислониться к тому, кто выиграет. А вот если ты неправильно угадал, то действительно твоя карьера кончена, хоть ты актер, хоть ты политик.

Марина Тимашева: Я напоминаю, что в эфире была ежедневная программа московской редакции "Час прессы". Со мной в студии были Кирилл Разлогов и Борис Поюровский. Я благодарю их, благодарю наших слушателей. С вами была Марина Тимашева. За пультом Дмитрий Налитов.

XS
SM
MD
LG