Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Портят ли деньги олигархов имидж КПРФ?


Партию КПРФ сотрясают скандалы, связанные с финансированием этой партии известными олигархами. И эти скандалы самым естественным образом находят свое отражение в российской прессе. Канал ТВЦ, в частности, высказался так по этому поводу: "Появившаяся информация может повредить имиджу Компартии, причем не только в идеологическом отношении. Связь с олигархами может повлечь сегодня вполне определенные процессуальные последствия".

Сегодня мы призываем наших слушателей высказываться вот по какому вопросу: как эти скандалы влияют на ваше отношение к Коммунистической партии, может быть, даже вне зависимости от того, собирались ли вы за нее голосовать, или нет?

В студии - гости. Это, во-первых, главный герой всех сегодняшних газет - депутат Леонид Маевский. До вчерашнего дня - член фракции КПРФ в Государственной Думе. Вчера его из фракции исключили. И газеты разразились сегодня публикациями по этому поводу с выразительными заголовками: "Думские коммунисты избавились от шантажиста" (это "Коммерсант"), "Мальчиш-плохиш" (это издание "Газета"), "Чуждый элемент" ("Время новостей"), "У Караулова появился подголосок" (газета "Правда КПРФ"). В нашем разговоре также участвует редактор отдела политики "Независимой газеты" Максим Гликин. И давайте начнем с истории Леонида Маевского - в его же собственном изложении. Итак, Леонид, какая цепочка событий предшествовала вашему исключению из фракции?

Леонид Маевский: Цепочка достаточно запутанная. И на сегодняшний день пресса не освещает действительный ход событий, который был на самом деле. Ни в коем случае все то, что происходит со мной, не связано с Борисом Березовским. Это все раздуто прессой, это все раздуто прежде всего вами, как журналистами. Абсолютно из другого места ноги растут.

Елена Рыковцева: Вот с этого другого места поподробнее, пожалуйста.

Леонид Маевский: Давайте. Ситуация развивалась следующим образом. Как вы знаете, 6 сентября прошел съезд КПРФ, который утвердил списки кандидатов в депутаты Государственной Думы. И когда рядовые коммунисты, когда сочувствующие Коммунистической партии прочитали эти списки, то, мягко говоря, были удивлены или, как говорят, прослезились, прочитали и прослезились - что же такое происходит? И в партии, в областных организациях, в региональных организациях, у ряда коммунистов возникло очень большое количество вопросов: дорогие товарищи, что же получается? Давайте посмотрим на центральный список. 18 человек - центральный список. Из 18 человек центрального списка (лицо партии) только 7 членов КПРФ, 11 членов к КПРФ никакого отношения не имеют вообще. Я не являюсь членом КПРФ, но, извините меня, я же никогда не претендовал на место в центральном списке. Все-таки центральный список - это лицо партии, это лицо фракции.

Елена Рыковцева: А вы в свое время проходили в Думу по одномандатному округу?

Леонид Маевский: Нет, не по одномандатному округу, я проходил также по партийному списку, но региональному списку - это несколько другие вопросы.

То есть, я повторюсь, из 18 человек центрального списка только 7 - члены КПРФ, а 11 никакого отношения к ней не имеют. Как так, что из этих 18 членов центрального списка 5 - долларовые миллионеры? То есть, если вы возьмете в процентном отношении, это получается больше 28 процентов. То есть фактически каждый третий или, как считать, каждый четвертый член центрального списка - это миллионер. Как так?

У нас лозунг, под которым партия и фракция идет на выборы, - "За власть трудового народа!" Что, за власть трудового народа будут бороться каждый четвертый миллионер, или как это получается? Какое отношение на сегодняшний день к партии, к центральному списку, к лицу партии имеет президент ЮКОСа господин Муравленко? Какое отношение имеет господин Кандауров, какое отношение имеют другие лица, которые находятся в центральном списке? Кого мы ведем, кто является лицом партии?

И произошла дискуссия: что же мы делаем, на каком основании мы формируем таким образом список?

Елена Рыковцева: Я хочу сказать, что вот к этому вопросу мы подробнее еще вернемся. Но если говорить о хронологии событий, то в этот момент, как только вы подняли этот вопрос на пленуме, возникла проблема?

Леонид Маевский: Проблема возникла в этом. И эта дискуссия началась в партии, началась дискуссия во фракции.

Елена Рыковцева: Вы были инициатором этой дискуссии?

Леонид Маевский: Почему? Чтобы прошла дискуссия, необходимы мнения многих людей. И не я был инициатором этой дискуссии. Во-вторых, возникли вопросы по региональным спискам, то есть в каждом региональном списке на проходном месте оказался достаточно крупный олигарх от ЮКОСа. Это получилось по Омску, это получилось по другим регионам.

Далее, возникли некоторые одиозные фигуры. В частности, возник господин Луговской, который, написано, гражданин Белиза. Какое отношение гражданин Белиза имеет к Коммунистической партии Российской Федерации, к ее партийному списку? И возник вопрос: что, это партия по интересам, это партия миллионеров вообще, интересы какого народа она защищает? Возник ряд вопросов по формированию одномандатных округов и так далее.

У меня возник вопрос. У меня только что закончились губернаторские выборы. Как вы знаете, на этих губернаторских выборах я занял первое место от оппозиции вообще, я получил 28 процентов.

Елена Рыковцева: Вы только уточните, что в это было в Омске.

Леонид Маевский: В Омске, в городе, я выиграл выборы. И я считал своим долгом, считал долгом перед своими избирателями, перед горожанами, которым я давал предвыборные обещания, пойти по одномандатному округу - и я выставил свою кандидатуру. Тут же против меня, по решению партии, выставляют действующего секретаря обкома.

Причем это ситуация на грани абсурда. Как так, секретарь обкома идет первым в региональном списке КПРФ (то есть он проходит) и выставляется против человека, которого поддержала область, которого поддержали избиратели? То есть он идет фактически меня выбивать из этого списка, то есть выбивает из области.

Елена Рыковцева: И дальше, если я правильно помню, вы обратились с открытым письмом в ряд...

Леонид Маевский: Ничего подобного. Я обратился с закрытым письмом в президиум ЦК, с вопросом: дорогие друзья, дорогие товарищи, дорогие коллеги, давайте обсудим, что же происходит. Мне нужно дать четкий, однозначный ответ моим избирателям, мне нужно четкий дать ответ партийной организации, поэтому я хотел бы, чтобы была информация заслушана в президиуме ЦК и получить на это ответ. Вообще была гробовая тишина. Встретиться лично с лидерами, с одним, с другим, мне не удалось. Все закрывали двери, все отмалчивались: мы потом примем решение, потом примем решение...

Ну, мне ничего другого не оставалось, как написать открытое письмо. И открытое письмо направил в партийные органы, прежде всего в газету "Завтра" к Проханову, в газету "Правда", в газету "Советская Россия", а также отправил в две газеты, которые читают наши избиратели, - очень многие читают "Комсомольскую правду" и газету "Известия". И только одна газета - "Комсомольская правда" - написала мое обращение. Вот здесь и началось: а почему вы написали это обращение?.. Начали возникать вопросы о финансировании, а не пересмотреть ли его финансирование...

И возник самопроизвольно вопрос о Березовском. Еще раз повторяю, о Березовском я вопрос не поднимал. Для меня это не является основной темой - Березовский: есть контакты, нет контактов. Это ваши вопросы...

Елена Рыковцева: Вы знаете, среди наших слушателей могут быть те, которые не следили на новостями в последнее время, поэтому мы должны уточнить, что вы дали пресс-конференцию, на которой вы сообщили о том, что Борис Березовский финансирует Коммунистическую партию Российской Федерации, и один из представителей этой партии был на переговорах с Борисом Березовским в Лондоне, и вы это видели. И после этой пресс-конференции, как я понимаю, состоялось ваше исключение из фракции. Это если говорить о хронологии.

Леонид Маевский: Давайте так, еще раз я повторяю, что исключения моего из фракции не является Березовский только причиной.

Елена Рыковцева: Или поводом.

Леонид Маевский: Поводом, да. Скорее всего, вы правы, это является поводом. Причина-то несколько в другом кроется. Те вопросы нелицеприятные, которые были заданы, на эти вопросы нужно отвечать. И все прекрасно понимали, что не один умный Маевский, не один член фракции КПРФ задал эти вопросы.

Почему именно я задал эти вопросы, почему я подписал это письмо? Понятно, что было обсуждение между членами фракции, было обсуждение, будем говорить так, и в регионах, на местах, что же происходит. Я менее уязвим, менее уязвим по многим причинам. Прежде всего, я не являлся членом КПРФ и я не мог понести никакой партийной ответственности. Во-вторых, у меня, допустим, была своя своеобразная ниша во фракции, то есть я не примыкал ни к каким группировкам, а вы понимаете, что были определенные трения между Зюгановым и Купцовым - это не секрет, это тоже вы, журналисты, все знаете. Я занимал нейтральную позицию в этих вопросах, чтобы не было нервозности в этой ситуации. Следующий вопрос - я независим материально, это тоже не секрет (я везде печатаю свою декларацию). И поэтому мне ничего не грозило, и я задал эти вопросы.

Понимая, что во фракции идет дискуссия, что во фракции идет внутренняя фронда (как хотите это называйте), внутренняя оппозиция, для того чтобы заткнуть рот этой оппозиции, со мной просто образцово-показательно расправились, - это первая причина. Вторая причина более существенная и более серьезная. Один вопрос - когда ты находишься внутри фракции, ты, как член фракции, имеешь право задавать вопросы.

Судьба распорядилась так, или ситуация сложилась таким образом, что действительно по ряду причин, не зависящих от меня (так получилось, может быть, субъективно или объективно), я был допущен к некоторым финансам, к некоторым партийным секретам. И когда меня исключили из фракции, я понимал одно: когда я был внутри - я мог задать эти вопросы, а, сейчас, когда меня исключили из фракции, то тут возникает несколько другая тема: вот он обижен, он исключен из фракции, он клевещет на фракцию и так далее. Поэтому, я считаю, в руководстве фракции существует определенная паника, связанная с тем, что же будет происходить дальше, за Маевским кто-либо последует или не последует, это может вылиться в массовое недовольство, вы понимаете. И то, что пресса на сегодняшний день достаточно широко освещает не мою фигуру, а ситуацию внутри фракции, это подспудно чувствуется.

И второй вопрос: будут ли дальше развиваться те финансовыми скандалы, которые я знаю? Вот ситуация на сегодняшний день такова.

Елена Рыковцева: Да. Это было вот такое, не очень краткое вступительное слово Леонида Маевского. Нас уже ждут, два слушателя с нами на связи. Тем не менее, для полноты картины я все-таки предлагаю нашей аудитории послушать сегодняшнее заявление пресс-службы КПРФ. Но сначала предыстория к тому, что мы сейчас с вами послушаем. Дело в том, что сегодня в двух газетах - "Советской России" и "Правде КПРФ" - вышли очень резкие публикации в адрес Леонида Маевского. Но журналисты этих изданий, к большому сожалению, отказались прийти к нам в эфир, чтобы встретиться с ним очно. Тем не менее, чтобы позиция этой стороны была представлена, пожалуйста, послушайте заявление, напечатанное в газете "Правда".

Диктор: "Единственной реальной политической силой, способной вернуть власть в стране трудовому народу, изменить жизнь большинства российских граждан к лучшему, является КПРФ. Именно поэтому народный избирательный блок КПРФ стал главной мишенью на нынешних выборах депутатов Государственной Думы Российской Федерации. Против кандидатов от КПРФ используют административный ресурс партии власти, информационную блокаду, разного рода телекиллеров, ложь и клевету, а также обостренные амбиции отдельных " товарищей", посчитавших себя ущемленными при распределении мест в федеральном списке КПРФ.

Именно этим и объясняется широко разрекламированная пресс-конференция депутата еонида Маевского, видимо, посчитавшего, что партия поставила его не на то место в избирательном списке КПРФ. Характерно, что вплоть до IX съезда партии, выдвигавшего кандидатов в депутаты Государственной Думы четвертого созыва, Леонид Станиславович не считал нужным заявлять о своей частной, никем не санкционированной инициативе - о встрече с пресловутым Борисом Березовским. О том, что такая встреча между ним и опальным олигархом состоялась, Маевский не посчитал нужным даже проинформировать руководство партии. Тогда такая информация могла бы навредить политической карьере Маевского, занятого на выборах главы администрации Омской области в качестве кандидата на эту должность от КПРФ.

Сегодня депутат Маевский решил свалить ответственность за свою инициативу с больной головы на здоровую, забавляя подобными побасенками и ужастиками тех, для кого ложь и клевета в борьбе за власть - лучшее оружие в сохранении этой власти. Подобная меркантильная позиция отдельных "товарищей", к сожалению, не нова. Воистину человек проявляется в деле, касающемся его самого. Леонид Маевский сам выбрал, с кем быть. 18 ноября фракция КПРФ в Государственной Думе своим решением исключила его из своих рядов. Уверены, что окончательную точку в его политической биографии поставят омичи на выборах 7 декабря это года.

Пресс-служба фракции КПРФ".

Елена Рыковцева: И газета "Правда КПРФ" - я добавлю. Но давайте дадим слово слушателям. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Вадим Васильевич из Москвы. Во-первых, я хотел очень поблагодарить радиостанцию за то, что она дала возможность высказать две точки зрения в отличие от всех остальных наших каналов и радио.

Теперь по существу. Я видел поединок между Прохановым и Рогозиным, где выступал Маевский. Что я хочу сказать, во-первых, мне кажется, что весь этот шум в отношении олигархов в КПРФ рассчитан просто на наивную или на враждебную публику. Почему, собственно, олигархи? Ведь олигархи - кто? Ходорковский - он в тюрьме. Абрамович - он футболист, Потанин - он в "Единстве". Кто же? Муравленко и Кандауров? Это же богатые люди, которым соответствует сложившаяся в стране ситуация, сейчас вообще на больших должностях платят очень много. Мы же знаем, что футболисты получают по 80 тысяч долларов в месяц, тренер получает миллионы. Он тоже олигарх? И если он хочет быть коммунистом, так его тоже надо гнать?

Вот, например, я бы вам хотел очень кратко сказать, что пишет Сергей Кара-Мурза в книге "Антисоветский проект": "Сейчас встречаются разбогатевшие люди, глубоко страдающие от крушения советского строя. Что отличает таких людей? Что отличает ту немалую часть русской буржуазии, что искренне приняла советский строй? Я бы сказал, одно - доброта, обычная биологическая любовь к человеку своего племени, боль при виде старухи, которая копается в мусоре. А что отличает людей, убежденно ненавидящих советский строй? Эгоцентризм и сомнения. Это злые люди".

Поэтому, почему мы говорим о том, что коммунисты они. Они не коммунисты. Это обычный блок коммунистов и беспартийных, за который всегда мы голосовали, который всегда был. Я, кстати, не член КПРФ.

Елена Рыковцева: Вадим Васильевич, спасибо вам за ваше мнение, оно понятно. Итак, Леонид Маевский, пожалуйста. Что плохого в том, что богатые люди состоят в рядах Коммунистической партии либо в списках Коммунистической партии?

Леонид Маевский: Вы знаете, я, во-первых, благодарен вам очень за этот вопрос, и я во многом разделяю вашу точку зрения. Почему разделяю? Я согласен с вами целиком и полностью, что не нужно отрицать, что среди состоятельных людей, тех, которые заработали деньги, заработали деньги честным трудом, своим умом, есть большое количество патриотов, которые готовы идти и жертвовать, будем говорить, не только своим состоянием, но и здоровьем, и благополучием своей семьи. Поэтому я целиком и полностью разделяю вашу точку зрения.

Но давайте мы проанализируем некоторые вещи. Кого мы считаем патриотами? Мы что, считаем патриотом господина Муравленко, который приватизировал самое ценное, что у нас есть, приватизировал нашу нефтяную отрасль, приватизировал целую отрасль, которая должна оставаться у государства? Давайте так: олигарх олигарху рознь. Я понимаю футболиста, который зарабатывает честным трудом деньги. Но каким честным трудом заработали деньги господин Кандауров и господин Муравленко? Ведь это же сейчас разбирается по их действиям прокуратура.

И второй вопрос. Я не понимаю мягкости действий прокуратуры. Понимаете, сидя в кресле депутата Государственной Думы, через твой стол проходит огромное количество документов, и я, честно говоря, поражен беззубости прокуратуры. Почему не показывают те уголовные дела, когда при приватизации ЮКОСа исчезали люди, когда убивали детей вместе с женами? Почему это не показывают?

На сегодняшний день к господину Муравленко у правоохранительных органов очень серьезные вопросы. Что касается и господина Ходорковского тоже - там стоит сплошной криминал. Поэтому я задаю вопрос: почему такие люди, как господин Муравленко, как господин Кандауров (я не говорю о бизнесменах), находятся в центральном списке КПРФ? Почему находится в списке КПРФ господин Луговской, у которого проблемы с Интерполом. Вот в чем вопрос - давайте мы бизнес разделять. Вот какие вопросы.

Елена Рыковцева: И, Максим Гликин, "Независимая газета", к вам я обращаю тот же самый вопрос, который задал только что наш слушатель Вадим Васильевич.

Максим Гликин: Я хочу сказать, что и сам господин Маевский попал в Думу только потому, что бизнесменов или состоятельных людей коммунисты всегда и в прежние годы тоже брали в свои списки. И господин Маевский в том, что его включили в список, не видел никакого криминала. И поэтому возникает первый вопрос такой: что все-таки его больше обидело - что там, в списке, Муравленко или то, что его исключили, поставили на заведомо непроходное, 7-ое, место. И плюс поставили против него какого-то, видимо, хорошего тяжеловеса, коль скоро он его так боится в одномандатном округе. Это первый вопрос.

А второй вопрос, собственно, такой: если нефтяник - значит, уже враг народа? Ну что, а Богданчиков, которого так любит наша партия власти, или силовики - тоже уже враги народа? Кстати они уже больше враги, потому что они как раз никогда не финансировали КПРФ, а Муравленко только и делал всю сознательную свою жизнь... ну, не всю сознательную жизнь, но последнее время как раз и помогал патриотическому блоку. Чем же так плохо, что он помогает? Видимо, из всех нефтяников он, наверное, самый больший друг народа, если уж так...

И третий вопрос. Откуда возникает у некоторых депутатов - у Юдина или вот у вас (вы ведь не состояли в Комитете по безопасности, ни в каком другом) - такая хорошая информация об особенностях уголовного дела в отношении ЮКОСа? Кто эти люди, которые приносят нашим депутатам пачки с документами, показывают им про убийства, еще про что-то, что наша даже еще наша и прокуратура не знает?

Елена Рыковцева: Вы риторически это вопрос задаете или все-таки обращаете его к Леониду?

Максим Гликин: Ну, как, а может, и ответит господин Маевский на этот вопрос.

Леонид Маевский: Вы знаете, на ваши вопросы на все ответить достаточно легко и просто. Я еще раз говорю, что у каждого есть своя история, у каждого есть своя жизнь, и каждый свою жизнь живет так, как хочет. И мне, честно говоря, было бы очень интересно... Я ценю ваши вопросы, которые есть, и сейчас буду на них по очереди отвечать.

Было бы очень хорошо, если бы здесь сидели корреспонденты газеты "Правда", сидели бы корреспонденты "Советской России" и задавали те же самые вопросы или хотя бы услышали ответ на те вопросы, которые на сегодняшний день есть. Но почему-то этих господ на сегодняшний день нет.

Что касается господина Муравленко, что касается господина Ходорковского, понимаете, я задаю вопрос в чем: почему этих людей так много, почему они преобладают на сегодняшний день в партийном списке? Вот какой вопрос. Вопрос не мой, это вопрос, который возникает.

Елена Рыковцева: Леонид, я чувствую, что есть две истории - есть история ваша личная и есть история отдельно вот этих персонажей, которые включены в список. Я предлагаю второй историей заняться во второй части нашей программы, а закончить с вами. И вот на чем.

Все сегодняшние газеты цитируют... не цитируют, а предлагают версии того, почему вас вдруг понесло бороться с КПРФ. Скажем, "Российская газета" пересказывала Василия Шандыбина: "Все дело в том, что фракция не всегда поддерживала законопроекты о связи, которые продвигал Маевский, друживший (по словам Шандыбина) с министром связи: "В бане вместе парились". Законопроекты не проходили, вот Маевский и обиделся".

Олег Куликов, секретарь ЦК КПРФ, выдвинул свою версию в "Новых известиях": "Некоторое время назад Маевский потребовал от руководства партии, чтобы оно "расчистило ему место в одном из одномандатных округов в Омской области, где он намеревался баллотироваться на парламентских выборах". Для этого, пояснил господин Куликов, господину Маевскому было необходимо, чтобы партия сняла кандидатуры депутатов Госдумы Кравца или Смолина, которые сейчас баллотируются в этих округах при поддержке Компартии. Когда Маевскому было отказано в этом, он прямо заявил: "Я вам покажу!"".

И, наконец, версия газеты "Советская Россия": "Господин Маевский явно готовится переметнуться в стан "Единой России", вот и зарабатывает прощение за думский сезон во фракции КПРФ. Еще один перевертыш".

Есть тут хоть что-то, с чем вы частично согласны?

Леонид Маевский: Вы знаете, честно говоря, забавные, конечно, комментарии. Я начну с Василия Ивановича Шандыбина. Он как всегда оригинален. "Парился в бане с министром..." Кому что, извините, а вшивому - баня. Я ни в коем случае не намекаю на прическу Василия Ивановича.

Это первый вопрос. Значит, в бане я никогда в жизни с министром связи не парился. И если Василий Иванович хотя бы понимает, что происходит в Государственной Думе, он должен хотя бы давать себе отчет, что я, как депутат Государственной Думы и член фракции КПРФ, стоял против действующего министра связи, чтобы он не ввел повременную оплату за местные телефонные переговоры. Это благодаря мне на сегодняшний день (мне - в том числе) вы не платите за местные телефонные переговоры.

Елена Рыковцева: Одну версию мы уже отмели. И даем слово слушателям, которые нас давно ждут. Пожалуйста, здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Юрий Сергеевич, научный работник. Знаете, вот фонд "Единой России" составляет 500 миллионов рублей. У КПРФ - 10 миллионов рублей, они даже не могут заплатить за выступление по телевидению. Подчиненное "Единой России" телевидение визжит при этом о какой-то коррупции, связи с олигархами. Да у "Единой России" их в 100 раз больше. Это бессовестная организация, действующая абсолютно бесчестными методами наступления на оппонентов - и не только КПРФ, конечно.

"Единая Россия" всегда найдет кучку предателей типа этого Маевского. В ответ я и моя семья будем голосовать... вот никогда не голосовал за коммунистов, но я проголосую за коммунистов, а другим буду предлагать голосовать за "Родину". А ваша "Единая Россия" вместе с этим "Народным депутатом" - и есть прихвостни и Ельцина, и других, и больше ничего.

Елена Рыковцева: Юрий Сергеевич, понятно ваше мнение. Я, кстати, уточню у Леонида Маевского, вот мы первую часть программы заканчивали версиями - что же вами двигало, когда вы выступали против КПРФ. И одна из версий, кстати, была, что вы собираетесь переметнуться в "Единую Россию". Собираетесь?

Леонид Маевский: Никогда в жизни не собирался и не собираюсь. Я можно свою точку зрения выскажу по "Единой России"?

Елена Рыковцева: Конечно.

Леонид Маевский: Знаете, это мой пример, что я всегда привожу. Расклад наших политических сил на сегодняшний день отражен на нашем знамени: с одной стороны - красные, с другой стороны - белые, а посередине - голубые. Что это за партия - "Единая Россия"? Партия импотентов, которая не может выставить даже на теледебаты человека, который бы мог оппонировать кому-либо. Как можно идти голосовать за эту партию - вот этого я не понимаю.

Поэтому те обвинения, которые на сегодняшний день есть в мой адрес, что я собираюсь идти в "Единую Россию", расчищаю что-либо... Я как раз и борюсь за КПРФ, чтобы таких людей, которые сегодня, сейчас прозвучали в эфире и которые пойдут голосовать за КПРФ, стало как можно больше, а вопросов стало как можно меньше.

Елена Рыковцева: Вот интересно, такая оборотная рекламная кампания. Вот посмотрите, Юрий Сергеевич сказал, - и тут я хочу с Максиму Гликину обратиться за комментарием - что люди, которые не собирались голосовать за КПРФ, они чувствуют, что что-то такое идет, какая-то кампания против КПРФ нехорошая, какая-то нечестная, - и пойдут голосовать вроде как в знак протеста. Правда, Максим? Как, вы чувствуете такую тенденцию?

Максим Гликин: Ну, да. Но дело как раз в том, что дорого яичко к Христову дню. Как раз спрашивают: почему все молчали о прегрешениях КПРФ 4 года, а сейчас заговорили? Конечно, это чисто рекламная кампания, а не вдруг все проснулись и обнаружили какие-то связи.

Кстати, вот этому радиослушателю я хочу сказать: вы только помните, что "Родину" организовали те же самые пиарщики, которые раскручивают сейчас скандал антикоммунистический, те же самые кремлевские пиарщики, которые сейчас поднимают все эти старые истории - и про аграрный комплекс, и так далее.

Елена Рыковцева: Если верить, Максим, московской прессе, то блок "Родина" создавался для того, чтобы оттянуть голоса у той же партии КПРФ.

Леонид Маевский: Максим, я с вами целиком и полностью согласен.

Максим Гликин: Тот же Первый канал, который "Родину" показывал, и чей представитель был непосредственно в "Родине", товарищ Гельман, открыто сейчас раскручивает и вполне антикоммунистический скандал.

Леонид Маевский: Я с Максимом целиком и полностью согласен. Почему - еще раз повторяю. Почему возникает вопрос связи КПРФ с Березовским? Я еще раз повторяю, что связь КПРФ с Березовским - я не поднимал этот вопрос. Это вы, журналисты, его раскручиваете.

Елена Рыковцева: Как это не поднимали? Вы этому свою пресс-конференцию посвятили. Ничего себе!

Леонид Маевский: Я сейчас объясню. У меня есть другие вопросы, которые я задал в открытом письме, там слово "Березовский" не звучит.

Елена Рыковцева: Не звучит, а потом вы дали открытую пресс-конференцию в газете "Комсомольская правда", которую сняли абсолютно все телекомпании, которые вырезали именно этот кусочек - про Березовского, он их очень впечатлил.

Леонид Маевский: Вот именно интересующий их вопрос...

Елена Рыковцева: Рассчитывая, конечно, на то, что Березовский несимпатичен аудитории, особенно прокоммунистически настроенной. Вы хотите сказать, что вами просто воспользовались? Ведь ваша история про Березовского, про связи Березовского с КПРФ - конечно, это то, что оттолкнет избирателей.

Леонид Маевский: Я с вами целиком и полностью не согласен. Во-первых, поддерживаю я контакты с Борисом Абрамовичем Березовским или нет... никогда в жизни не поддерживал.

Елена Рыковцева: Давайте разберемся. Вы с чем не согласны? В том, что прокоммунистический электорат может оттолкнуть сама мысль о том, что КПРФ контактирует с Березовским?

Леонид Маевский: Да конечно не оттолкнет никогда в жизни. Я считаю следующим образом. Первый вопрос: деньги от олигархов, давайте так, брали всегда, брал и Ленин. Партию финансировал и Савва Морозов, начнем с этого. И я в этом плане ничего плохого не вижу, если Березовский платит деньги КПРФ. Деньги, которые у Березовского...

Елена Рыковцева: И избиратели тоже не видят, вы считаете, ничего плохого?

Леонид Маевский: Я считаю, что деньги, которые берет партия у Березовского, - это деньги, украденные у народа, и ничего страшного, если Березовский их возвращает. Окрепнет партия - отберут у Березовского все остальные деньги. Это первый вопрос.

Второй вопрос - что касается контактов с Березовским. Я тоже в этом ничего предосудительного не вижу. Вы понимаете, вопрос в том, что Березовский был создателем этой системы, был создателем этой структуры, которого структура эта выбросила.

Елена Рыковцева: Вы имеете в виду "Единую Россию", "Единство"?

Леонид Маевский: "Единая Россия", "Единство" выбросило. И когда Березовский идет на контакты с КПРФ каким-либо образом (то есть он обижен), он носитель информации, он носитель того, чего мы с вами не знаем. И если Березовский через фракцию КПРФ пытается донести что-либо, что происходило на самом деле, чтобы открыть глаза людям при помощи той же КПРФ, почему этим не нужно воспользоваться?

Елена Рыковцева: То есть вы полагаете, что просчитались те, кто хотел воспользоваться вашей пресс-конференцией, чтобы оттолкнуть избирателя от КПРФ?

Леонид Маевский: Я считаю, что просчитались. Меня интересует абсолютно другие вопросы.

Елена Рыковцева: Понятно. Послушаем еще один звонок. Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Я хотела бы задать вопрос господину Маевскому. Неужели вы думаете, что народ такой глупый и не понимает, что вы просто, грубо сказать, подсадная утка? Если это, извините, не так, то вы просто как человек, как мужчина не должны были выносить сор из избы и это все выворачивать наружу - надо было постараться сделать это как-то внутри себя.

Смотреть уже невозможно - а нечего другого смотреть по телевизору - эти крики (когда, конечно, Жириновский), эти сплетни, эти гадости. Зачем тогда не только вы, а все остальные идут в Думу, если вы так ненавидите все друг друга? Тогда что же вы можете сделать для страны, если вы обливаете грязью друг друга? Это просто негоже. И поэтому вы не вызываете, понимаете, не вызываете сочувствия, хоть, может быть, оно есть. Потому что на таких, как вы, противно смотреть. Извините, пожалуйста.

Елена Рыковцева: Ну, вот такое мнение.

Леонид Маевский: Вы знаете, мнение есть мнение. Во-вторых, по поводу подсадной утки, я бы считал, что это несколько несправедливо, потому что каким образом подсадная утка, что здесь подсадного, - я не понимаю.

Во-вторых, если человек не хочет знать правду, не хочет знать то, что есть, - ну, не читайте газет, не смотрите Интернет, не читайте книг, живите своей жизнью.

Елена Рыковцева: Видите ли, правда-то правде рознь. Правда, которая всплывает вдруг через год, когда очень удобно...

Леонид Маевский: Я согласен, но эту же правду поднимаете вы, журналисты. Мы эту правду не поднимаем, эту правду поднимаете и будируете вы. Поднимите газету "Завтра" за прошлый год, где господин Проханов четко в газете "Завтра" прописывает свои встречи с господином Березовским, в трех номерах, три номера газеты "Завтра" посвящены этому.

Елена Рыковцева: Совершенно правильно, и эта история тогда бурно обсуждалась.

Леонид Маевский: На сегодняшний день кто такой господин Проханов? Проханов - идеолог Коммунистической партии Российской Федерации. Что он делал у Березовского? Он согласовывал политику или позицию, нравственную позицию, идеологическую позицию с Березовским. Правильно или нет? И это он изложил на страницах газеты "Завтра". Какие здесь секреты? И я не понимаю, почему журналисты сейчас какие-то делают тайны Полишинеля.

Опять же в прошлом году - никакого секрета в этом нет - Видьманов ездил как бизнесмен к Березовскому, брал деньги, взаймы брал деньги и так далее. Это тоже все знали. Почему вы об этом вспоминаете сейчас?

Я еще раз повторяю, меня интересует не Березовский. Меня интересует ЮКОС, какое отношение ЮКОС имеет к Коммунистической партии Российской Федерации. Почему ЮКОС, который скупил нашу естественную монополию, которая является четвертой нефтяной компанией, которую приватизировали 4 человека, наше национальное богатство, которое принадлежит нам всем, приватизирует оппозиционную партию? Почему это происходит?

Елена Рыковцева: Вот Максим Гликин сейчас хочет ответить. Я только от себя добавляю, что разница между вами и Прохановым в том, что он сразу же сообщил о своей встрече с Березовским, а вы ждали год.

Леонид Маевский: Вопрос в следующем. Во-первых, ездил не я, начнем с этого. Я был свидетелем встреч господина Березовского с господином Кравцом, начнем с этого. Потому что ездил к господину Березовскому Кравец, и вел финансовые разговоры Александр Алексеевич Кравец, секретарь Омского обкома КПРФ.

Максим Гликин: А вы случайно там оказались?

Леонид Маевский: Я не случайно, я сопровождал Кравца. Поймите правильно, давайте табель о рангах мы посмотрим, кто какую должность занимает, и кто за какие вопросы отвечает. Неужели вы считаете, что я вел от имени партии разговоры с Березовским? Вел эти переговоры Кравец. Какие вопросы?

Максим Гликин: Вы же сами сказали, что вы финансами партии занимались.

Леонид Маевский: Я занимался финансами партии? Никогда в жизни.

Максим Гликин: Что у вас есть эти документы, вы сами говорите. В самом начале программы вы как раз сказали.

Леонид Маевский: Я был свидетелем этих разговоров, и есть ряд вопросов, носителей определенных тайн, которые происходили при мне, которые я знаю. Ну и что дальше?

Елена Рыковцева: Вот, кстати, Анатолий спрашивает вас по пейджеру: "Господин Маевский, знаете ли вы, где деньги КПСС и кто убил казначея Кручину?"

Леонид Маевский: Вы знаете, если я скажу, что знаю, меня не постигнет судьба господина Кручины сегодня?

Елена Рыковцева: Ну не говорите, хорошо. И еще несколько вопросов по пейджеру, чтобы восстановить справедливость по отношению к тем слушателям, которые шлют сообщения. "Скажите, товарищ Маевский, вы сами будете определять, кто плохой олигарх, а кто хороший, или дадите эту ответственную миссию товарищу Зюганову?" - Сергей вас спрашивает.

Леонид Маевский: Я считаю, что должна быть абсолютно открытая дискуссия. И определяться, кто должен финансировать, в каком объеме, в каком объеме должна быть олигархия, должна знать партия и должны знать простые избиратели. Вы должны определять, а не мы должны определять, эти вещи не должны решаться кулуарно. Должно быть четко и определенно... Что мы из себя бедных родственников корчим, что у нас такой маленький бюджет, у "Единой России" другой бюджет?

Ведь все же знают, вы поймите правильно (тоже тайна Полишинеля), все знают прекрасно. На закрытом заседании президиума ЦК КПРФ определил, что нужно взять в список 14 олигархов, что эти 14 олигархов должны заплатить по 3 миллиона долларов. Умножьте 14 на 3, какая сумма получится? Достаточно круглая сумма. Где эти деньги?

Елена Рыковцева: Еще про деньги читаю сообщение. "Мне бы хотелось, чтобы выиграли коммунисты, потому что у коммунистов есть институт управления и подавления. Раньше директора заводов были коммунисты, у Компартии большие деньги, которые до сих пор не нашли. Они смогут поднять Россию, если им не мешать" - вот москвич так пишет.

Второе мнение: "Политическая карьера Маевского-перебежчика окончена, так же как Рыбкина и Селезнева. Все мы голосуем за КПРФ". Опять "голосуем за КПРФ".

Максим Гликин: Тут хочется задать еще такой вопрос: а почему наш собеседник вообще вступил в эту самую КПРФ, пошел в эти списки? Мне не совсем понятно, потому что...

Елена Рыковцева: Не вступил в КПРФ, а пошел в списки.

Максим Гликин: Ну, во фракцию КПРФ, пошел в списки. Действительно ли у вас левые взгляды? Потому что, например, вот эта история с повременкой телефонных переговоров. Рассказывают, что вы вроде бы правый проект отстаивали там. Потому что левые депутаты, типа Шеина, они наоборот доказывали, что повременка ударит по социально незащищенным слоям, а вы вроде бы отстаивали скорее интересы монополии такой, как, скажем, "Связьинвест", которая как раз ратовала за введение повременки. Или тут какая-то неточность?

Леонид Маевский: Знаете, тут есть некоторые тонкости, которые нужно различать. Значит, господин Шеин и господин Шелищ, о которых вы говорите, они отстаивали повременку - право выбора для всех. Я отстаивал право выбора только для физических лиц, а для юридических лиц я стоял на той позиции, что юридические лица должны платить повременку. На сегодняшний день закон выглядит так, что только граждане - мы с вами - защищены этой нормой закона, только мы с вами имеем право выбора, а юридические лица, как родные, платят повременную оплату.

Вы понимаете, какие деньги за этим стояли - потому что 70 процентов всех денег собираемых - это деньги не от нас с вами, от граждан, а от юридических лиц, - и кто какие интересы отстаивал.

Максим Гликин: Но у вас действительно левые взгляды?

Леонид Маевский: По поводу моих взглядов говорит то голосование в Государственной Думе, которое я голосовал осознанно, это мое голосование. Я голосовал против Закона о земле, и вы видели мою предвыборную программу, за которую люди (600 тысяч) пришли и проголосовали в городе Омске.

Вы видели мою позицию, жесткую позицию, по повременке по той же. Это левая позиция или не левая позиция? Видели мою позицию по гарантиям первому президенту Борису Николаевичу Ельцину, которые нам обходятся в год больше 150 миллионов рублей. Вы видели мою позицию по автогражданке. И так далее, и так далее. Это что, не левая позиция?

Я хочу сказать одно, давайте так: есть левая позиция, и левая позиция остается. Вместе со мной во фракции были беспартийные - и Глазьев, и Алферов, и мы остаемся на левых взглядах. Наша задача, чтобы не продали нашу позицию. Мы были гражданами, а сейчас мы становимся для руководства КПРФ электоратом, понимаете. Но у нас были олигархи от промышленности - ЮКОС, которые скупили, и сейчас стали у нас политические олигархи, которые скупили общественное мнение и сейчас торгуют нашим электоратом. Вот что на сегодняшний день происходит.

Вы понимаете, что на сегодняшний день приходит большой капитал, и он скупает оппозицию, оппозиции нет. Наносится удар по государству.

Максим Гликин: Но благодаря вам КПРФ потеряет голоса сейчас на выборах. Какие же у вас левые взгляды, когда вы отнимаете у КПРФ голоса?

Леонид Маевский: Каким образом КПРФ потеряет голоса? Это тайна Полишинеля, что написано в моем письме, это не обсуждается в каждом коллективе, это не обсуждается в отдельной партийной ячейке, в отдельной организации? Вы считаете, что это не обсуждается? Это обсуждается.

Максим Гликин: Но в этот раз сам член КПРФ так высказывается.

Елена Рыковцева: Максим, я уже поняла, что здесь спорить бессмысленно, потому что Леонид, может быть, действительно считает, что вот эти вот связи КПРФ с Березовским или с олигархами, о которых он сказал открыто в своем письме в газету и на пресс-конференции, в сознании электората не порочат партию КПРФ. Поэтому дальше рассуждать бессмысленно. Вот вы будете считать, что он порочит, он будет говорить, что нет... и так далее.

Еще пейджерное сообщение: "Что за чистоплюйство КПРФ? В КПРФ состоят нацисты, черносотенцы, Макашов, губернатор Михайлов, многие другие. КПРФ поклоняется Сталину, залившему страну кровью. Так что все разговоры о чистоте партии сплошное вранье. Александр Северов. Москва".

Я еще раз приношу извинения тем слушателям, которые так долго ждут нас у телефонов прямого эфира. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер. Вот вопрос товарищу Маевскому. Разве вы не считаете, что секретари обкомов партии, которые были во время Советского Союза, не были олигархами? И Ходорковскому, пожалуй, далеко до той степени власти, которой они обладали реально. И отсутствовала только гарантия накопления и сохранения капитала, что они исправили, в общем-то, товарищи, прошедшие школу комсомола, Компартии и других методов политической борьбы. И то, что с вами делают, - в общем-то, это просто разбирание вас на обкоме партии. В общем-то, у нас одна партия существует - это быть у кормушки, просто она проходит под разными лозунгами, эта борьба, вот и все.

Елена Рыковцева: Как вам, Леонид, вот это сравнение с секретарями обкомов, которые были те же ходорковские в свое время, и даже круче?

Леонид Маевский: Я хочу вернуться к этому вопросу и постараться ответить на вопрос, который на сегодняшний день заботит меня, мое поколение (мне 43 года), плюс 10 лет, минус 10 лет и так далее. Действительно, мое поколение - поколение патриотов. Нас воспитывал комсомол, нас воспитывала партия, и когда я служил на подводной лодке, поверьте мне, я служил не за деньги, я служил за идею. И за идею я продолжаю служить сейчас, то есть во мне есть левые убеждения.

Вы задаете вопрос: почему я нахожусь в КПРФ? Я нахожусь в КПРФ сознательно. На сегодняшний день трагедия нашего поколения, вашего поколения как ведущей, в том плане, что должна быть оппозиционная партия, и ее просто-напросто нет. Кроме как в КПРФ мы нигде быть не можем, потому что все-таки КПРФ голосует за социальные проекты, за социально, будем говорить так, значимые задачи, которые ставятся, она мне близка. Но то, что делает руководство КПРФ, меня не устраивает.

Почему сейчас появился блок "Родина"? Потому что люди моего поколения, старше немного, поколения младше, они ищут нишу, где применить свои силы, где применить свой патриотизм. Мы хотим строить. Ведь проблема КПРФ: за 12 лет не взяли власть. Почему не взяли власть? Власть не хотят брать. Я вам говорю это с полной ответственностью, что КПРФ власть не нужна, как человек, знающий, что происходит внутри. На сегодняшний день нет цели у КПРФ прихода к власти. Вот вы зачитали решение, которое меня осуждает, но они даже не пришли сюда, они не могут это сказать в глаза. Это штамп старый, даже люди мыслят другими штампами.

Наша позиция одна: мы являемся оппозицией. Тот строй, который на сегодняшний день, мы не поддерживаем. Мы считаем, что строй должен меняться, мы готовы поменять...

Елена Рыковцева: Леонид, вы меня простите за бестактный вопрос. А вы на выборах все-таки за КПРФ будете голосовать?

Леонид Маевский (после паузы): Я на выборах буду голосовать за КПРФ.

Максим Гликин: Ну, вот вы говорите, что надо менять строй, надо менять... Вот тот же Ходорковский, его правая рука Муравленко стал финансировать КПРФ, возможно, из таких же позиций, как ваша. Березовский все время говорил о том, что надо создавать левую оппозицию и надо ее двигать во власть, только левую оппозицию. И теперь вы уличаете как бы КПРФ именно в том, что она стала контактировать с такими людьми, как Ходорковский или его друзья, которые как раз и пытались продвинуть эту левую оппозицию во власть.

Да, нужны сейчас финансы, чтобы идти в Думу, это никто не будет отрицать. Как без денег пройти? Они пытались это сделать - это же то, что вы декларируете. Так они же и верблюды...

Леонид Маевский: Все бы было так хорошо, если бы не было так плохо. Финансируя КПРФ - это то, что финансировал Муравленко вместе с Ходорковским, - это крохи с барского стола. Давайте не будем забывать, сколько миллиардов долларов они вывезли в оффшоры из нашей страны и как они поднимают ту экономику, а не эту. А партия КПРФ господину Муравленко и господину Ходорковскому нужна для того, чтобы их не посадили в тюрьму. Это защита бизнеса, и вы это понимаете точно так же, как я.

Елена Рыковцева: Не помогло это Ходорковскому.

Максим Гликин: Любой бизнесмен, который в Думу попал, это значит, ради того, чтобы избежать тюрьмы что ли?

Леонид Маевский: Мы не говорим обо всех бизнесменах. Есть и такие, есть и во фракции такие, которые спасаются просто от тюрьмы.

Елена Рыковцева: Мнение понятно. И звонки, пожалуйста. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Господин Маевский. Вам 43 года, мне - 68. Я никогда не была членом КПРФ и никогда не голосовала за КПРФ. У меня свои взгляды.

Во-первых, на Руси есть правило - лежачего не бьют. То, что вы так напали на Ходорковского, не делает вам лица, это первое. И второе, скажите, пожалуйста, откровенно, сколько вам заплатил господин Грызлов за вашу подобную позицию? Спасибо. До свидания.

Елена Рыковцева: Отчитайтесь, пожалуйста.

Леонид Маевский: Без комментариев.

Елена Рыковцева: Хорошо, без комментариев.

Три сообщения читаю, подряд пришли. "Все олигархи, которые сейчас правят, вышли из ЦК КПСС (ВЛКСМ). Если они смогли заработать деньги для себя, они также смогут заработать для России деньги. У них большая энергия. У старых коммунистов, а не которые сейчас с Зюгановым. Зюганов - доктор философских наук, но не коммунист" - это москвич нам пишет.

Второе сообщение: "Маевскому. Прошу вас ответить серьезно: верите ли вы в светлое коммунистическое будущее" - это Дмитрий, Москва.

И третье сообщение: "Трагедия всех поколений - это приход коммунистов к власти", - пишет нам Александр.

Вы верите в коммунистическое будущее светлое?

Леонид Маевский: Вы знаете, я верю в светлое будущее нашей страны, я отвечаю вполне серьезно. Мы понимаем одну вещь, что КПРФ, ни КПРФ, но все реально сознают, что такое КПРФ на сегодняшний день. Это КПРФ - та, которая есть? Нет, конечно, нет. Если КПРФ признает частную собственность - это что, коммунистическая партия? Это уже социал-демократическая партия. Давайте честно скажем, что мы исповедуем социал-демократические идеалы, социал-демократические идеи.

На сегодняшний день, я еще раз говорю, трагедия одна, что мы готовы работать, готовы трудиться, но нет партии, нет той объединяющей силы оппозиции, в которой мы готовы состоять. Поэтому мы состоим в КПРФ, потому что она нам наиболее близка по духу. Это я говорю честно и откровенно.

Спасибо вам за откровенный вопрос. И это вопрос настоящего патриота, настоящего гражданина. Давайте становиться на гражданскую позицию: во что мы верим, за что мы боремся? Поэтому я призываю к чему. По одномандатным округам идут люди, этих людей вы знаете. Вне зависимости от того, к какой партии они принадлежат, вне зависимости, кто и что поддерживает, вы идете голосовать за человека по сути, за людей. Соберутся депутаты в Государственной Думе - порядочные люди, которые доверяют вам, которые честные люди, которые патриоты, - они сами будут определять тот курс, который пойдет, вне зависимости от партийности. Вот к этому я призываю вас.

Елена Рыковцева: И, пожалуйста, звонок следующего слушателя. Вы в эфире.

Слушатель: Меня Виктор Сергеевич зовут. У меня к Маевскому всего два вопроса. Первый вопрос - как он относится к СПС? И второй вопрос - кто он по национальности? Спасибо.

Леонид Маевский: По национальности я русский. Я капитан первого ранга. И вы знаете прекрасно, что...

Елена Рыковцева: Интересное доказательство вашей русскости.

Леонид Маевский: Вы же знаете прекрасно, я получил звание в советские времена, и был пятый параграф, по которому проверяли.

Елена Рыковцева: Понятно, железное доказательство.

Леонид Маевский: Во-вторых... я всегда смеюсь, понимаю - Маевский.У меня отец - слесарь, а мать - медсестра. Вы знаете хоть одного еврея - слесаря? Не знаете, наверное. Я тоже не знаю. Поэтому я русский по национальности.

Что касается СПС, вы знаете, я хочу сказать так: по взглядам мы с СПС расходимся очень серьезно. Потому что я категорически против той политики, - политики Чубайса, политики лидеров Немцова и так далее. Они мне... Просто я их не воспринимаю по реформе армии, я их не воспринимаю, по ЖКХ что делается и прочее. Очень много популизма.

Но с другой стороны, хочу сказать следующее. Я СПС уважаю, и уважаю за то, что у них есть позиция. Не позиция прислониться к начальству, как у других партий, как у других движений у нас, а я позицию всегда уважаю. Я уважаю людей, которые тоже в СПС. Ведь, вы поймите правильно, в СПС очень много людей прагматичных - тот же Надеждин. Это очень умные люди, поэтому, я считаю, это те люди, с которыми нужно идти на дискуссию, те люди, с которыми нужно дискутировать, и те люди, с которыми можно исправлять их позицию и можно править нашу позицию. Мы вполне можем договариваться.

Елена Рыковцева: И, Максим, к вам я сейчас обращаю свой вопрос. На переговорах с коммунистами, по словам Леонида Маевского, обсуждались "медийные возможности" Березовского. "Независимая газета" тоже, естественно, входит в холдинг его изданий. Вот вы работаете в газете, которая ему принадлежит. Вы можете себе представить, каким образом ваша газета могла бы оказывать скрытую или открытую поддержку коммунистам?

Максим Гликин: Ну, я могу сказать только в одном смысле, что у нас не может быть блока со стороны власти. То есть власть может приказать: не пишите ничего хорошего о коммунистах - это да. Как есть установки и в других (я не буду перечислять) изданиях, где нельзя просто, вы никогда не найдете за 10 лет слова доброго о коммунистах.

У нас можно писать, критиковать и писать правду о том, что они делают. А, кстати говоря, я вспомнил, когда были выборы в Омске, ведь списки уже все КПРФ были составлены. Правильно? А вы пользовались поддержкой вот этой "жуткой партии", которая пошла с такими...

Леонид Маевский: Почему жуткой партии? Я что, когда-то назвал КПРФ жуткой партией что ли? О чем вы говорите?

Максим Гликин: Ну вот, поддержкой лидеров, которые играли такую неблаговидную роль.

Леонид Маевский: Значит, с партией никогда в жизни мы не расходились, и я не могу пойти против тех людей, с которыми меня связывает очень многое в жизни. Первый вопрос - это те, кто действительно борются, которые настоящие коммунисты. И если вы прочитали внимательно мое письмо, из-за чего конфликт, - конфликт не мой с верхушкой, и конфликт с верхушкой тоже не мой, а конфликт с верхушкой большого количества партий, которые на сегодняшний день есть, понимаете.

Мы чего боимся? Мы боимся повторения 1991 года, когда продали страну, - вот чего мы боимся. На сегодняшний день сговор с Ходорковским и с другими олигархическими структурами может привести к краху движения - вот о чем идет речь. Я никогда в жизни не шел против партии и никогда не шел против рядовых коммунистов.

Елена Рыковцева: "Я хочу сказать, - пишет нам Александр из Москвы, - что 70 лет советской власти - это было самое страшное бедствие для нашей страны. И то, что предлагает сейчас КПРФ, мы уже проходили".

Максим, еще один вопрос к вам. Вот газета "Советская Россия" в сегодняшней публикации, которая называется "Грязевой вал", посчитала, что "количество антиКПРФовской лжи переходит все разумные границы, она уже перестает восприниматься". Как вы, Максим, расцениваете качество нынешней пропагандистской кампании, которая, безусловно, ведется против КПРФ?

Максим Гликин: Я думаю, что качество отличное. Они молодцы. Сегодня работают грамотные очень люди, они замечательные, они вовремя, день за днем, каждый день... Ведь, смотрите, то книжка Белянинова, то Глазьев до этого еще вышел, то сейчас вот господин Маевский - день за днем новый повод информационный.

Леонид Маевский: А можно я с вами поспорю, подождите. А вам не кажется, что это не информационный повод? Вам не кажется, что это предательство КПРФ, что как раз создается ситуация, чтобы вышел Глазьев, вышел Маевский - и партия подошла обескровленная к выборам?

XS
SM
MD
LG