Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гость Михаила Соколова - лидер КП РФ Геннадий Зюганов


Михаил Соколов: В эфире программа "Час прессы". У микрофона Михаил Соколов.

И наш гость герой такого количества публикаций последнего времени, что все и не перечислить - лидер коммунистической партии Российской Федерации Геннадий Зюганов.

Вопросы наши слушатели могут задавать по телефонам прямого эфира в Москве 796-96-44, 796-96-45. Если вы не можете дозвониться, наш пейджер в Москве 961-33-33, 974-22-22, абонент - Радио Свобода. Есть также номера в Самаре 96-00-40, в Томске - 55-55-22 и в Петербурге 329-29-29, тоже абонент - Радио Свобода.

Геннадий Андреевич, давайте пока для разминки короткий вопрос. Компартия выступает за что-то вроде НЭПа: мелкий, средний бизнес, командные высоты у государства. Знаете ли вы, что такие системы неустойчивы - либо такая современная западного типа экономика, либо возможен перелом, как в 1929-ом году.

Геннадий Зюганов: Нет, НЭП современный для России спасение. Кстати, НЭП помогал и китайцам, отчасти и немцам. Что такое современный НЭП? Это найти правильное и разумное соотношение государственной, коллективно-долевой и частной форм собственности. В СССР госсобственность составляла 96 процентов. Сейчас меньше 10. Нет ни одной европейской страны, где бы она была меньше 35. А у нас большая холодная страна, и если государство выполняет роль сторожа, то оно не в состоянии регулировать ни одного процесса. Отсюда, мы замерзнем, и все, производить будет невыгодно. Поэтому я считаю, что очень важно ответить на этот главный вопрос. Но вот даже в ходе выборной кампании наш оппонент "Единство" отказались обсуждать эти проблемы, занимаются чистым пиаром. А в то время вон взрываются электрички и горят студенты, а главный милиционер и главный пожарник в это время занимаются агитацией.

Михаил Соколов: Вопрос с нашего пейджера. "Как вы относитесь к идее Чубайса о либеральной империи?" - Софья спрашивает.

Геннадий Зюганов: Это абракадабра, потому что в России не может быть либеральной империи. Россия стоит на четырех столпах - это сильное государство, высокая духовность, коллективизм и справедливость. Если вы одну составляющую вырвите, то это здание будет неустойчивым. Сильное государство это, прежде всего, умное, стратегически мыслящее государство, которое понимает суть народа, суть нашей духовности, справедливости. Без правды наш человек не может нормально работать. Вот сейчас нет сильного государства. Сейчас есть либеральное торгашество, которое заканчивается распродажей даже электростанций и железных дорог, что для России смертельно. Если в России не регулировать цены государству на лампочку, батарею (тепло) и транспортные издержки, на наших просторах все невыгодно производить. Допустим, чтобы из Кузбасса привезти тонну угля там до Балтики или до Новороссийска, нужны сумасшедшие деньги. Поэтому нужно установить тариф, который был бы выгоден, иначе ни один регион развиваться не может. Так называемый либеральный свободный рынок может быть вокруг Транссибирской магистрали максимум на 50 километров влево и вправо, вся остальная территория будет вымирать и загибаться, что сегодня и происходит. Бегут люди и с Дальнего Востока, и из Сибири, с севера, с юга. А это абсолютно ненормально. То есть не будет никакой империи, все это ужмется до московско-поповского царства. Но это крайне опасно. С другой стороны, вот этот либерализм безудержный уже привел к тому, что Россия за 10 лет потеряла 15 миллионов человек, что русские вымирают просто ударными темпами:

Михаил Соколов: А не русские не вымирают?

Геннадий Зюганов: Нет, кстати. Вот я сейчас подчеркну: русские умирают, на 8 человек примерно 20-24 покойника, в целом по стране на 8 человек умирает 14-15. Но русские в данном случае играют роль государствообразующего народа. Они создавали это могучее и большое государство, собирая народы, не истребляя никакой веры, культуры и традиции. Поэтому если речь вести о сильном большом государстве, то вымирание русских означает распад этого государства и трагедию для всех народов, которые проживают на этих просторах. Я за дружбу, интернационализм, но должны понимать суть государствообразующего народа русского, без которого никакого большого и сильного государства никогда не будет.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, вы знаете, вот тут Жириновский, по-моему, на "Эхе Москвы" объявил, что вы (извините) потомок оккупантов по фамилии Зюгенфельд. Мне вот кажется, что это такая месть, знаете, за игру на национальном поле. Если вы начинаете подчеркивать, что в списках "Единой России" слишком мало русских, то вам вот такой выкатывают ответ.

Геннадий Зюганов: Что касается Жириновского. "Единая Россия" это не партия, это комендатура, от которой пахнет полицейским государством. Это не блок, а четверка: два человека в военных фуражках и два нет. Это 56 чиновников, 29 губернаторов, куча министров, кто не пойдет в Думу, кто за своими плечами тянет совершенно других. Это полный административный произвол, это приказ в Кремле два дня назад - любой ценой написать 40-45 процентов, остальных урезать и обрезать. А Жириновский - это нанятый психснаряд, психболванка, которые должны все исхамить и изгадить. Четыре эфира в телевидении - и три драки. Если бы я одним кулаком махнул, нас бы сняли немедленно с эфира. Что касается его всяких этих мерзостей:

Михаил Соколов: В суд подаете?

Геннадий Зюганов: Кстати, я за эти 10 лет провел более 1700 судов. Сейчас сужусь с Сванидзе, с Карауловым и прочее. Вот судился сейчас в Верховном суде, пытался своих трех кандидатов спасти. Скуратова засудили только за одно слово: он пропустил слово "профессор" в своем бланке. Можете себе представить? Только за это засудили!

Михаил Соколов: Но и коммунисты Руцкого засудили, правда?

Геннадий Зюганов: Никто не судил, кстати:

Михаил Соколов: Как? Секретарь курского обкома партии на него подал. Он там тоже с со свей должностью проректора что-то напутал.

Геннадий Зюганов: Что касается Руцкого, вы знаете его проделки вместе с Ельциным. Поэтому тут ничего нового для нас нет.

А жириновщина - это лицо современной власти. Если взять "Единство", прибавить Жириновского, то в Думе будет сидеть Чубайс в медвежьей шкуре - это будет то же, что задерет любого, эта серость погубит и себя, и страну.

Михаил Соколов: Отлично. Вопросы наших слушателей Геннадию Зюганову,. Пожалуйста, вы в эфире. Задавайте ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте, Геннадий Андреевич. Говорит Курилов Александр Иванович. Есть село Подгорное Андроповского района Ставропольского края, полностью разрушено оползнем в 1990-ом году. В 1998-ом году прилетел господин Шойгу на вертолете, пообещал людям (60 семей плывут на оползне, дети в страхе, уже ходят в 11-ый класс), пообещал их снять с оползня. А оползень движется на школу имени Героя Советского Союза Иосифа Лара, повторившего подвиг Александра Матросова, навечно зачислен в Таманской дивизии в списке. Помогите этих людей снять с оползня. В крае денег нет. Государственный бюджет, которые деньги были, вы контролировали дорогу, построили газопровод 1-го февраля. Тепла, 10 лет жили в железобетонных домах в новом поселке, не было. Благодаря вам и другим, теперь там тепло и уютно. Но 60 семей живут в страхе. Я вас полностью поддерживаю и все, что вы сказали. Я еще могу больше добавить, что русских людей уничтожают, и самое главное - спаивают их дешевой водкой. И в этом селе тоже. И вы, ведущий, не возмущайтесь. Русский народ находится под прессом, под гнетом и уничтожением, это целенаправленная политика Чубайса, Гайдара. С уважением и к вам, ведущий. А вам, Геннадий Андреевич, победы на выборах!

Михаил Соколов: Понятно. Хороший вопрос. Это село Подгорное, я так понимаю. Кстати, в Ставропольском крае, по-моему, губернатор - коммунист?

Геннадий Зюганов: Спасибо. Я благодарю вас за поддержку и внимание. У меня просьба официальная к вам: написать "Москва, Дума, Охотный Ряд, дом 1" (очень простой адрес). Зюганову напишите суть этой просьбы. Я разберусь и переговорю в ближайшее время с Черногоровым. Напишите. Я понимаю всю сложность проблемы и так далее. Но я вас прошу, это официальная просьба, тем более, угрожает и школе, и поселку. Прошу сделать это немедленно. И еще раз: Москва, Охотный Ряд, дом 1, Дума, Зюганову. Я разберусь.

Михаил Соколов: Еще вопрос Геннадию Зюганову. Пейджер: "Союз КПРФ с богатейшими людьми вызывает у старшего поколения, у ветеранов отвращение. Практически вы нас предали, это все равно, что вы лично рассмеялись в лицо и показали язык. Нет вам прощения. Елена Сергеевна". Вот так.

Геннадий Зюганов: Елена Сергеевна, не верьте этим байкам, посмотрите вокруг, гляньте вечером на телевизор - там без конца прыгают Грызловы, Шойги, Жириновские, все остальные. Вы видели хоть один большой наш плакат на столбе? Вы видели миллионными тиражами издаваемые жирные, грязные газеты и журналы? Вы должны не слушать эти байки. Мы истратили на сотни, в десятки раз меньше, чем остальные объединения. Мы имеем партию 500 тысяч, 7 миллионов сторонников, за меня 30 миллионов голосовало. Если по два рубля сбросились, уже 60 миллионов. Мы меньше этого истратили. Вы посмотрите, что творится в эфире! Вы сегодня увидите вечером эфир на "Свободе слова". Откройте этот эфир. Там стоит 250 тысяч долларов эта передача. У нас нет таких денег, мы не можем:

Михаил Соколов: А вам скидку сделали, Геннадий Андреевич?

Геннадий Зюганов: Никакой скидки, собственно говоря, это все чепуха. Поэтому врут. Что касается нашего блока, это народный широкий блок, да, там есть деловые люди, там есть предприниматели, но вспомните Ленина! Он же НЭП ввел для того, чтобы примирить тех, кто частные формы развивал и кто коллективные, общественные. Вспомните Сталина, который заключил договор дара с Германией для того, чтобы пустить на конвейер танки "Т-34" и "Катюши". Он договорился с Черчиллем, который каждое утро вставал и начинал с одной фразы "надо добить советскую республику". Вспомните! Неужели вы все забыли? Вы хотите против тех, кто захапал все рудники, весь газ, нефть, все телеэкраны, воевать с трехлинейкой-винтовкой, и требуете, чтобы результат был. Нам с вами надо в Думе 226 голосов, чтобы детское пособие было не 70 рублей, а хоть полторы тысячи, чтобы стипендия была не 400 рублей, а минимум тысячу, чтобы пенсии и зарплаты были не меньше 3-4-ых тысяч, чтобы бюджетники получали минимум 8-10 тысяч, тогда есть возможность спасти страну. Неужели вы не понимаете, что происходит?

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, то есть дело ЮКОСа это что, личный конфликт Кремля и Ходорковского или перемена курса от олигархического капитализма с элементами демократии к авторитарному закрытому обществу?

Геннадий Зюганов: Кстати, сейчас бандитский капитализм:

Михаил Соколов: Это Явлинский говорит.

Геннадий Зюганов: Помноженный на чиновничество, вороватое чиновничество. Что касается попытки установить полицейщину, она абсолютно бесперспективна. Что касается ЮКОСа. Как только Ходорковский делил вместе с Чубайсом, вместе с Ельциным делил собственность, были друзьями. Как только заявил о политических намерениях, так перешел дорогу Путину. Все, кто перешли дорогу, в данном случае объявляются противниками. Вот вы и видите результат.

Михаил Соколов: Геннадий Зюганов в прямом эфире Радио Свобода.

Геннадий Андреевич, вопрос с пейджера. "Коммунисты уничтожили цвет России, миллионы. Сколько сейчас, извините, вы намечаете уничтожить, чтобы обеспечить свою власть? Игорь Николаевич". Геннадий Андреевич, я добавлю: ну, не слабо вам осудить не только сталинский, но и ленинский красный террор и военный коммунизм? Я понимаю, что НЭП вы любите.

Геннадий Зюганов: Я хочу сказать: это самая крупная ложь 20-го века. Российская империя сгорела в Первой мировой войне, которую начали так называемые демократы. Ей не надо было лезть в эту войну. Она сгорела, германская империя, австро-венгерская, таманская. Большевики спасли страну. Ленин приехал в 1917-ом году в апреле, и бездыханную страну на руках вынянчили. Кстати, начинали с военного коммунизма, но видели, не работает, ввели продразверстку, продналог, и за четыре года перешли к НЭПу:

Михаил Соколов: Через красный террор.

Геннадий Зюганов: Я прошу прощения, сначала начался белый террор, взрывы и прочее. Что касается всех этих репрессий, посмотрите, за 30 лет 700 с небольшим тысяч, да, много погибло, желательно не было это делать. Но сейчас-то, вы гляньте, в год уничтожают примерно миллион граждан. 100 тысяч гибнет от поножовщины, от грязной паленой водки и в бандитских разборках. Вы гляньте, что сейчас происходит! Ведь договаривались, осудили те нарушения еще в 50-ые годы. Сейчас-то что происходит?! Такого террора, как нынче, устроили бойню из России, никогда не было. Одних только детей не родилось за 10 лет 10 миллионов человек. Кто завтра будет кормить тех, кто сегодня или послезавтра выйдет на пенсию? Вдумайтесь: на двух молодых родителей один ребенок. Он завтра будет кормить своих двух родителей-пенсионеров, свою жену и еще трех минимум родить, иначе вымрут, и ничего не останется на этих просторах, их захватят мощные сильные соседи.

Михаил Соколов: Давайте еще вопрос слушателя. Пожалуйста, вы в эфире. Вопрос Геннадию Андреевичу Зюганову.

Слушатель: Ольга Ивановна. Так, значит, я как раз этот же вопрос хотела задать. Это страшно интересно, как он любит этого Сталина, этого кровавого злодея, уничтожившего миллионы людей. И сердце у него ни разу не дрогнуло за этих людей - цвет нации. Я такого совершенно не хочу и слышать, и, вообще, и видеть не хочу. Я этот вопрос ему хотела задать еще много лет тому назад.

Михаил Соколов: Ну, вот задали, что ж.

Давайте еще вопрос. По-моему Геннадий Андреевич все ясно ответил.

Геннадий Зюганов: Нет, одно слово я ей скажу. Значит, еще хочу сказать: осудили мы вместе с вами в 1956-ом году это дело. Что вы сейчас, Ольга Ивановна, не хотите осудить Ельцина, который только 25 миллионов русских оставил за этими границами? Что вы не хотите осудить ту власть, которая из 200 дивизий, которые были солдаты и офицеры, оставила 6? Что вы не хотите осудить власть, которая убила в одной Чечне 120 тысяч человек? Они сегодня ухлопали, при их попустительстве, в электричке 37 человек погибло, 152 ранены и 30 обратились? Неужели вы глаза не можете разуть?

Михаил Соколов: А вы хотите, чтобы Грызлов подал в отставку?

Геннадий Зюганов: Я хочу сказать, Грызлов должен заниматься борьбой с преступниками. А он выходит в экран и говорит: я мечтаю о порядке. Ты не мечтать должен, ты обязан по долгу службы наводить элементарный порядок.

Ольга Ивановна, еще раз хочу вам напомнить. Я 15 лет назад проверял в Москве состояние общественного порядка. В десятимиллионном городе за год стреляли 14 раз, по каждому патрону было заведено дело, не пристрелили ли прохожего в ходе этой разборки; сейчас стреляют каждую ночь из автоматов, причем стоят все милиционеры почти на постах в бронежилете. Неужели вы это все забыли или вы этой демократии хотели?

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, вопрос с пейджера: "Если вы побеждаете на выборах, ваши дальнейшие действия? Вы что убираете Путина, вы меняете правительство?".

Геннадий Зюганов: Давно назрело создание национально мыслящего правительства, правительства народного доверия. Мы сейчас уже создали народный блок. У нас в первом списке из 18 7 членов партии - это представители крупных организаций, солидные люди, промышленники, предприниматели, финансисты, умные, грамотные. Мы создадим правительство, которое в состоянии поправить положение. Мы же сейчас предложили обществу программу вывода страны из кризиса, новое формирование бюджета, помощь женщинам, студентам, школьникам, инвалидам, образование для всех и так далее. Почему "Единая Россия" отказалась обсуждать эти проблемы в эфире? Ведь выборы, это когда выходят две команды, и ты болеешь или за одну, или за другую. Одна показывает, что она сделает, и вторая. Они же попрятались за спину Путина и с утра до вечера талдычат одно и то же. Это просто смешно для партии власти. Почему они это делают? Вы гляньте, как они голосовали в этой Думе. Вы посмотрите, четыре года назад на Дальнем Востоке мерзло несколько регионов. В эту зиму мерзло 30 с населением в 17 миллионов человек. Тогда еще не продавали пашню и леса. Сейчас полностью в распродажу пущены. Тогда не растаскивали железные дороги и электрические сети, сейчас растаскали. Посмотрите, как "Единая Россия" голосовала на последнем заседании Думы: отказались повышать детям пособие, а оно 70 рублей!

Михаил Соколов: Говорят, денег нет.

Геннадий Зюганов: Да смешно это, денег нет. Растаскали деньги. Отказались автогражданку отменять. Что это за порядки? На паршивый потрепанный "жигуленок" наложили налог в 3 тысячи рублей, а у него пенсии полторы всего-навсего.

Михаил Соколов: Еще вопрос слушателя, пожалуйста.

Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Николай Брячихин. Во время дебатов кандидатов в Госдуму неоднократно возникала тема "национальная идея". Одни говорили, что первична идея, духовность, другие - деньги, власть. Первые говорили о патриотизме, великой России. Вторые утверждали, что разговоры о великой России, например, Нечаев, пустое занятие.

Михаил Соколов: А вопрос можно?

Слушатель: Да, я выскажу. Первые говорили, что хорошо там, где родина; вторые: родина там, где хорошо. Все это не пустые слова, потому что истинный патриот никогда не будет грабить свою Россию. Кто разграбил Россию и подорвал ее оборонную мощь? Кто дискредитировал демократию и патриотизм?

Михаил Соколов: Так, по-моему, ответ-то получили уже, да?

Слушатель: Те, кто кричит (вот я скажу, я хорошо все знаю) кричит о фашизме, сталинизме, о полицейском государстве:

Михаил Соколов: Так, Геннадий Андреевич тоже о полицейском государстве говорил.

Слушатель: Это Гайдары, Немцовы, Хакамады, Явлинские, коммунисты - разорители России, они сделали все, чтобы появилась сильная рука. И она будет.

Михаил Соколов: Ну, что, Геннадий Андреевич, диктатура, диктатура - вопрос серьезный.

Геннадий Зюганов: Нет, я отвечу. Николай серьезный вопрос задал. Запомните, национальные идеи не изобретаются, они рождаются народом, шлифуются временем и проверяются жизнью. У нас давно сформировалась эта идея. Еще раз: это сильное, умное государство (такие огромные просторы нельзя держать пустой головой и только сильной рукой), это высокая духовность, это коллективизм (на этих просторах нельзя в одиночку справиться, только коллективно решая) и справедливость. Вот наше государство стало выдающимся в советское время. Оно победило фашизм, оно прорвалось в космос, оно создало лучшую науку и образование. Как только эти идеи были преданы Горбачевыми, Ельциными и другими, так все и посыпалось.

Теперь насчет кто разграбил. Вот меня очень умиляет вопрос, выходят и говорят: вы опять за то, чтобы отнять и поделить. Кстати, все эти 10 лет они только отнимали, но делили в узком кругу между своими. Отняли право на работу, отняли право на безопасность, отняли вклады, отняли сбережения, отняли у детей пионерские лагеря, отняли возможность путешествовать по стране, отняли целые отрасли производства, которые разрушили, и так далее. И говорят, что теперь передел невозможен. Отняли даже все природные ресурсы. Мы никогда не вылезем из этой ямы, если природа и все богатства страны будут принадлежать десяти кланам и не будут работать на каждого человека. Вот мы и предложили, народный блок, солидную команду, мирное решение проблемы: значит, провести референдум (мы даже в Москве опрос делали) по этим вопросам. Минимум 90 процентов за это.

Михаил Соколов: А Глазьев увел ваши идеи.

Геннадий Зюганов: И если говорят, что там будет война - не будет никакой войны. Будет война, если дальше так продолжится.

А насчет полицейщины я неслучайно сказал. Понимаете, когда главный милиционер одновременно главный партстроитель, когда основной пожарник вместо того, чтобы заниматься своим делом, занимается агитацией, когда Шаймиев у меня украл на выборах 600 тысяч голосов президента, и мы в Верховном суде доказали, и они сейчас снова предлагают (они же 10 лет у власти!).

Михаил Соколов: Спасибо. Геннадий Зюганов в прямом эфире Радио Свобода.

Кстати, скажу слушателям, Анатолий Чубайс тоже был в прямом эфире, так что все справедливо.

И мы продолжим разговор с Геннадием Зюгановым в прямом эфире через две минуты после выпуска новостей.

Наш гость Геннадий Зюганов, лидер коммунистической партии Российской Федерации.



Геннадий Андреевич, я хотел все-таки вас спросить: почему КПРФ не защитила Примакова в 1999-ом году, когда его давило, теперь с вашей партией поступают точно так же, и, в общем-то, это некая историческая месть?

Геннадий Зюганов: Кстати, мы выступали за честные выборы всегда, и Примакова не просто поддерживали. Я после дефолта пришел к нему и сказал: давайте спасать страну, иначе будет беда - были у самого края обвала. Тогда уговорили Примакова, Маслюкова пойти вместе, и, кстати, они за 8 месяцев сделали многое. Они и финансы стабилизировали, и 24 процента прирост промышленность дала. Я считал, что этот период единственный за последние 10 лет, когда было правительство народного доверия, которое шло вместе. А насчет защиты, мы всегда выступали за честные выборы. Сегодня такой грязи, такой мерзости, как было вот теперь, я не помню этого. Все, что было раньше, но добавили еще просто омерзительных вещей.

Михаил Соколов: Вы теперь заключили соглашение с "Яблоком" и с "Союзом правых сил" о контроле на выборах, я правильно понимаю, вместе действовать?

Геннадий Зюганов: Я пригласил всех, кстати, всех, кто хотел бы честных выборов, просил поддержать. Сейчас главная задача - уберечь бюллетени в урне. Два дня назад, говорят, в Кремле там Сурков собирал, всех озадачил губернаторов - 40-45 процентов, всех обобрать, кроме Жириновского. И, на мой взгляд, будут мухлевать беспощадно. Я вот вчера столкнулся с тем, что руководитель "Единства" президент Башкирии в своей типографии печатает фальшивые бюллетени. Наши окружили эту типографию, целую ночь дежурили, милиция не пускала вначале, видимо, такая команда была, потом деваться некуда, там они жгли, резали в это время, но все равно все следы преступления остались. Я официально отправил материал в прокуратуру. А только что отправил Вешнякову официальную телеграмму и всем главам администраций. У нас же 29 губернаторов в "Единстве"! И если они будут поступать так, как Шаймиев на прошлых выборах - 600 тысяч голосов украл, как Рахимов, который фальшивые бюллетени печатает, как Аяцков, который ввел военное положение там, где голосовался, и он хотел своего провести, а своему министру, видимо, приказали, там у министра (поймали его за руку) оказались в сейфе комплект фальшивых бюллетеней и все фальшивые печати с каждого участка. Я сейчас официально обращаюсь. У меня на родине, на Орловщине никогда такого маразма не было. Стали препятствовать проведению даже встреч. Видимо, и Строев этим увлекся. А что касается Ткачева, ходил, божился, что он никогда нарушать не будет, а сейчас в Краснодарском крае отдает те же самые команды, что и Сурков в Кремле. Какие это, к черту, выборы?!

Михаил Соколов: То есть вы почувствовали, как быть оппозиционной партией?

Геннадий Зюганов: Поэтому я требую, требую: все наши наблюдатели идут и контролируют вместе со всеми, кто хотел бы честно подсчитывать голоса. Не уходит ни один с участка, пока не получит копию протокола. По закону жестко должны выдать копию протокола. Не уходите. Любой руководитель комиссии, который не выдаст копию протокола, будем рассматривать как преступника без срока давности. Хочу напомнить вам, что в территориальных комиссиях, в каждой третьей, ее возглавляет работник спецслужбы. Любой результат могут написать, который отсюда позвонят или прикажут. Поэтому своих избирателей и всех сторонников прошу дружно идти на выборы, поддерживать, голосуем за номер 23.

Михаил Соколов: Это агитация.

Пожалуйста, вопрос слушателя. Да, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Добрый день. Валентин Иванович из Мытищ. Спасибо Радио Свобода за свободу задать вопрос и, в частности, Михаилу Соколову. Геннадий Андреевич, как вы относитесь к процентному представительству в средствах массовой информации, в правительстве, в Думе?

Михаил Соколов: Вопрос, национальный.

Геннадий Зюганов: Нет, кстати, это очень правильный вопрос. В многонациональной стране есть железное правило, чтобы никто никого не подозревал: все народы должны быть представлены в органах управления. Вот советская система предусматривала: была одна палата, и национальности, не было ни одной республики, чтобы они официально не были представлены. Тогда никто никого не подозревал, и настроения были другие. А сейчас, когда перекос этот дикий бросается в глаза, когда целые регионы оказались в руках одних, а вторые в других, это абсолютно не допустимо. Поэтому мы и прямо заявляли, и заявляем, что мы восстановим советский тип управления, который позволит представить все народы, все национальности, все трудовые коллективы, а это значит и восстановить дружбу и взаимное доверие.

Михаил Соколов: А я думал, вы во власти талантливых людей хотите видеть.

Геннадий Зюганов: Нет (я извиняюсь), у каждого народа есть талантливые люди, и они изберут, и коллективы рекомендуют, и парламент. Кстати, это не талантливые люди, когда Жириновского, этого психопата, пропихивают везде и всюду.

Михаил Соколов: Да, он сам протырится.

Геннадий Зюганов: Я извиняюсь, какие это талантливые люди? Это недоразумение просто, когда обезьяну представляют чуть ли не перестройщиком. Ну, какой Ельцин реформатор? Гляньте (демократ) на его лицо, там демократия и не ночевала. Изображают это дело. Кстати, коллектив рекомендует только талантливого человека.

Михаил Соколов: Звонок из Хабаровска. Пожалуйста, вы в эфире. Вопрос Геннадию Зюганову.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вы хотите повторить тот эксперимент, который длился 70 лет и кончился ничем?

Михаил Соколов: Хороший вопрос, но мы его, кажется, уже прошли, нет?

Геннадий Зюганов: Да не хороший вопрос, такое ощущение, что у вас в мозгах заклинило. 70 лет эксперимент, начинали с чего? С разрушенной страны, на которой поставили крест. Эта страна не выпускала ни одного комбайна, трактора и самолета в 1929-ом году. Затем за 10 лет построили 9 тысяч заводов:

Михаил Соколов: И разрушили деревни.

Геннадий Зюганов: 9 тысяч заводов построили. Да, деревне было нелегко. Но 9 тысяч заводов построили! Победили:

Михаил Соколов: А лагерей сколько было? О, Геннадий Андреевич, рискуете.

Геннадий Зюганов: Победили в Великой Отечественной войне. Кстати, на войне примирились и те, кто попал в лагеря, и так далее, примирились. Вышли, прорвались в космос. Можно было спокойно и нормально жить. Можно было развиваться. Страну подстрелили на взлете. А сейчас, сейчас куда ползете? Мы были в первой тройке: самые образованные, самые крепкие, самые сильные и самые уважаемые. Сейчас мы, по оценке ООН, на 63-ем месте по человеческому потенциалу. Если вас это устраивает:Мы сейчас первые три строчки занимаем: по бандитизму, по распространению СПИДа, по туберкулезу и наркотикам. Даже в самом богатом доме ты не спрячешься от СПИДа и наркотиков. Поэтому сейчас страну просто сливают в сточную канаву. Если вы, уважаемый господин (я не могу вас товарищем назвать), этого не видите, то вы ничего не видите.

Михаил Соколов: Пожалуйста, вопрос с пейджера у нас есть: "Вчера в дебатах "Партия пенсионеров" вас обвиняла, что вы обманули пенсионеров. А что это з "Партия пенсионеров", на ваш взгляд?".

Геннадий Зюганов: В мире нет партий пенсионеров. Эту партию изобрел в пробирке Вешняков и Сурков. Собрали людей, отвезли дрессировать в Америку, потом провели съезд в самом большом зале столицы - в Кремлевском дворце. Ни одна партия не в состоянии даже арендовать этот дворец, кроме партии власти и, как оказалось, "Партии пенсионеров". Ее возглавляют два "мерседесника", эту партию. Посмотрите на этих пенсионеров, они на тротуаре вас растопчут. Один из спецслужб и второй такой же, собственно говоря. Они прикрываются трудностями пенсионеров. Мы, 125 депутатов, все голосовали, чтобы пенсия была выше прожиточного минимума, чтобы с вас налог не брали за машину, чтобы ваша квартплата не превышала десяти процентов семейного дохода, за то, чтобы у вас все полностью льготы были, за то, чтобы женщина, отработавшая 35 лет, а мужчина 40, были приравнены к ветерану труда и получил соответствующие льготы, все до единого. Поэтому если хочет пенсионер исправить положение, у него один выбор - голосовать за наш народный блок, мы тогда все до единого проголосуем. А эти пенсионеры хотят два человека провести, пенсионеры (в кавычках) и говорят, что они что-то выполнят. Ничего не выполнят. Их выпустили только для того, чтобы они 2-3 процента раздергали. Эти откусят процент, эти два - в прошлый раз у нас таким образом откусили 7 процентов и 7 процентов украли из урны. Было бы не 25, как сегодня, а было бы почти 40. Вот сейчас используют эту технологию еще более цинично и более бессовестно.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, а вот слушатель спрашивает: "А почему вы не довели дело по украденным у вас голосам до какого-то логического финала?".

Геннадий Зюганов: Кстати, довели. По Татарстану три года судился. 600 тысяч голосов отсудили. По Саратову судились, по Башкирии судились, по Дагестану. В 11 регионах поймали за руку. Вот сейчас предлагаем выйти на все участки. Наблюдателям никому не уходить. Получить копию протокола, и мы параллельно посчитаем, раньше Вешнякова, потому что в систему Вешнякова можно дать результат даже и за территорией страны, вон с иностранного спутника, и там будут показывать те цифры, которые нужны, а не те, которые реально существуют.

Михаил Соколов: Ну, это вы загнули.

Геннадий Зюганов: Можно и нужно подсчитывать только по копиям протоколов, иначе перепишут вам территориальные комиссии и дадут тот результат, который Сурков из Кремля прикажет вместе со своей командой.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, вы будете баллотироваться в президенты в очередной раз? Вот есть такое мнение: надо выдвигать компартии в президенты не проигравшего много раз Геннадия Зюганова, а кандидата, который объединит коммунистов, социалистов и центристов, например, Жореса Алферова.

Геннадий Зюганов: Кстати, Жорес Алферов очень уважаемый человек, ему за 70 лет, я не знаю, насколько в таком возрасте человек готов возглавить страну в условиях тяжелейшего кризиса.

Михаил Соколов: А вы готовы уступить?

Геннадий Зюганов: Еще раз хочу сказать: это мы решим коллективно на нашем съезде вместе с другими патриотическими силами. Что касается меня, я получал более 40 процентов голосов. За меня голосовали почти 30 миллионов человек. Меня знают в каждой деревне и поселке. Я за эти 10 лет никого ни разу не обманывал. И если бы послушали в 1991-ом, не уничтожили бы страну. И если бы в 1996-ом, я предлагал Лебедю, Рогозину и Глазьеву - ваши 14 и мои более 40, и мы бы давно сформировали сильное правительство, и страна перестала бы давиться и харкать кровью. Поэтому я реальный кандидат на выборы, потому что знает вся страна: есть сильная команда и солидная программа. Я понимаю, почему некоторые оппоненты пытаются все сделать, потому что я единственный в этой ситуации сильный оппонент тому же Путину. Поэтому сейчас и все делают, чтобы в Думу протащить "Единство" и как можно больше у нас утащить, уворовать голосов.

Михаил Соколов: Глазьев ваш союзник или нет?

Геннадий Зюганов: Глазьеву мы предлагали, и списки называли, и говорили и так далее. Его вызвал Путин вместе с Рогозиным, и там договорились - создали трехмесячную "Родину". К слову сказать, я на последней беседе Глазьеву открыто сказал: "Сергей Юрьевич, вы были в правительстве Гайдара?" - Был. - Остановили, чтобы не вывернули все карманы в стране? - Нет. - Вы были в правительстве Ельцина? - Тоже был. - Вы остановили расстрел парламента? - Нет. - Вы шли вместе с Лебедем и Рогозиным на президентские? - Шли. - Почему вы отдали эти голоса Ельцину, и он дальше продолжал куражиться страной, хотя вы прекрасно знали, что из себя представляет Ельцин и его команда? Потом они, Рогозин, Глазьев, сколько ходили на выборы в Думу. Набрали меньше процента. Потом пришли к нам. Ну, я говорю, хорошо, только жесткое условие: голосовать, как все договоримся, и действовать сообща. Ну, опять убежал туда же, откуда к нам и пришел, собственно говоря. На мой взгляд, это его серьезная ошибка.

А что касается Рогозина. Рогозин, если возьмете, как голосовал Глазьев и Рогозин, прямо противоположно по всем вопросам. Что их объединяет, кроме приказа Путина и его команды?

Михаил Соколов: Геннадий Зюганов в прямом эфире Радио Свобода. Еще вопрос слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер. Николай Николаевич. У меня вот какой вопрос. В 1932-ом году урожай зерновых на Украине был на 12 процентов меньше, чем за 1926-ой и 30-ые годы, однако заготовка зерновых в 1932-ом году была увеличена на 44 процента, тем самым наша партия организовала искусственный голодомор на Украине. Умерло, по разным подсчетам, от 6 до 8, а даже, по некоторым, и до 10 миллионов человек. Я хотел бы знать, осудила ли КПРФ голодомор, искусственно созданный коммунистическим режимом на Украине?

Михаил Соколов: Пожалуйста, Геннадий Андреевич.

Геннадий Зюганов: Будет голодомор в этом году на Украине. В 1932-ом году, да, были трудности большие. Но в этом году на Украине урожай получили не выше, а меньше, чем в 1932-ом году. В прошлом году в России крестьянин вырастил хлеб, он был неплохой, 87 миллионов. Путин сказал, что это лучший. Хочу напомнить, что последнюю советскую пятилетку средний урожай в России был 104 миллиона. Но я предлагал Путину и Касьянову в прошлом году, вместе с Харитоновым два часа доказывали: давайте у крестьянина срочно закупим большую партию хлеба; он затратил на тонну 1200 рублей, давайте у него купим по две. Тот выручит деньги, купит технику, обновку жене, гостинцы детям. Знаете, что они отказали в этом для того, чтобы купить хлеб и сегодня продать подешевле вам? Кто скупил этот хлеб? Скупили рожь по 500-800 рублей, пшеницу - по тысяче рублей перекупщики и всю перегнали за кордон, нажив себе минимум 30 миллиардов. Сейчас закупают хлеб по 3-5 тысяч. Вот сейчас вы доедаете хлеб прошлого года. А после Нового года вы поймете, уже хлеб вырос почти на 30 процентов, он еще вырастет гораздо больше. Вот где будет голодомор. Вы все 1932-ой год вспоминаете, не разберетесь, что нынче происходит. А нынче происходит, что, по сути дела, треть пашни заросло, на каждый новый комбайн списывают 10 и примерно то же самое с тракторами. Вот где будет голодомор, от которого не спасетесь. 60 процентов продукции, которая на полках, иностранная. Кормим иностранного фермера и крестьянина, а свой загибается без техники, без тепла и невозможности нормально жить и работать. Вот где будет голодомор. У меня на Украине половина родственников живут. Там в некоторых регионах уже паника началась.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, почему КПРФ не выставила своего кандидата на выборах мэра Москвы? - спрашивают.

Геннадий Зюганов: Мы в свое время Шанцева поддерживали. Шанцев знает и наши проблемы, и многие другие. В этой ситуации считали главным сосредоточить внимание на выборах в Думу. Что касается исполнительной власти, она может выдавить голоса, она может уйти в отпуск, когда к зиме не готовы для того, чтобы участвовать в этом фарсе, который называют выборами, но исполнительная власть должна заниматься хозяйством. А главные вопросы можно решить непосредственно в Думе. Когда говорят, что эта Дума ничего не решает, это глупости. Она решает. Она решила, что у вас налог подоходный одинаковый, что у нищего учителя, что и у олигарха - 13 процентов. Нигде в мире нет такого подоходного налога.

Михаил Соколов: А экономика растет.

Геннадий Зюганов: Чепуха это. Михаил, это вы слушаете Касьянова. 6-7 процентов. Вы гляньте, за счет чего растет. Растет за счет продажи нефти, газа, леса, черных и цветных металлов. Все.

Михаил Соколов: Пищевая индустрия поднимается.

Геннадий Зюганов: Если вы посмотрите, что мы вывозим: нефть, газ, черные и цветные металлы и плюс лес. Что мы ввозим? Ввозим продовольствие, раз, машины, два, химпродукты, три. Это уже товарооборот банановой республики:

Михаил Соколов: Но Канада так живет.

Геннадий Зюганов: Канада так не живет.

Михаил Соколов: Тоже сырьевая, сырьевая страна, и Австралия. И хорошо живут.

Геннадий Зюганов: Но страна, которая в космос летала, которая делала полторы тысячи самолетов, страна, которая делала хорошие грузовики, которая, собственно говоря, имела всю развитую промышленность, страна, которая входила в тройку электронных держав мира, которая второе место занимала по науке и образованию и другим показателям, что ж вы из нее делаете банановую республику?

Михаил Соколов: Вопрос слушателя. Пожалуйста, подключаемся. Вы в эфире. Ваш вопрос Геннадию Зюганову.

Слушатель: Добрый день. Виталий Григорьевич из Москвы. Геннадий Андреевич, вот я прожил уже большую часть жизни при советском строе в великой стране, и, когда на эту великую страну напала банда батьки Кныша, которая все поставила и разорила, я удивляюсь, как могут люди еще вам говорить о том, что советская власть хуже вот этого бандитского капитализма.

Михаил Соколов: А вопрос?

Слушатель: Я знаю, что очень трудно победить в наше время, но нужно приложить все силы для того, чтобы коммунистическая партия России взяла большинство голосов в Думе. Я желаю вам победы!

Михаил Соколов: Понятно.

Геннадий Зюганов: Виталий Григорьевич, но тут очень важно, чтобы каждый сосед, друг, сват, брат, знакомый понимал, что отсиживаться сейчас нельзя, как в 1943-ем, тут "или, или". Понимал, что если это серое, шлакоблочное "Единство" в кокардах и фуражках, которые добили армию до ручки, которые вместо вертолетов в Чечне уже закупают ослов, укрепится без идеи, без предложений, что если Дума будет с лицом Слиски, физиономией Жириновского, способностями Пехтина и Володина, то они никогда не вытащат страну, потому что в решающие моменты нужны Жуковы, нужны Кутузовы, нужны Королевы, нужны Курчатовы - нужны талантливые люди, способные вытащить. Поэтому объясните всем друзьям и близким отсиживаться сейчас нельзя: ошибутся еще раз - пусть никому не жалуются. Я, кстати, всех призывал москвичей (у меня много друзей и знакомых), говорил: не ходите голосовать за Ельцина. Я его впервые увидел в Свердловске - более пьяного, бесшабашного руководителя я не видел. Я говорил: не ходите. Шли, как завороженные, голосовать. Вот сейчас вам набили мозоль на глазу "Единство" вместе с Жириновским - смотрите, не ошибитесь!

Михаил Соколов: Вопрос с пейджера из Самары. Константин Алексеевич спрашивает: "Почему поддерживаемые вами и вашей партией политики в процессе развития своей карьеры рано или поздно от вас уходят? Например, Тулеев".

Геннадий Зюганов: Кстати, да, Тулеев, Ткачев сегодня. Противно и обидно. Но пляшут под дудку нынешней власти. Кстати, всех губернаторов выгнали, они сидели в Совете Федерации. Кстати, он был эффективнее тогда. Но они сами нажали на кнопку и пошли вот у себя на месте. А теперь говорят: есть, чего изволите. Всем табуном пришли, встали в список "Единства". Скажут, не ходите в Думу, пошлют другого. Но, вообще говоря, это не самостоятельные люди. Я глубоко сожалею. Но на войне как на войне: есть герои, есть предатели, есть те, кто забился в щели и носа не высовывает.

Михаил Соколов: Как-то слышал, что вы хвалили такого философа Ивана Ильина, да? Я не ошибся?

Геннадий Зюганов: Не ошибся.

Михаил Соколов: А я вам хочу прочитать, уж извините, приготовил его интересное такое мнение:

Геннадий Зюганов: Михаил, я знаю.

Михаил Соколов: Знаете, что он предлагал делать с коммунистами? Люстрировать на 20 лет или пожизненно.

Вы же доктор философских наук...

Геннадий Зюганов: Я знаю...

Михаил Соколов: Как вы это совмещаете?

Геннадий Зюганов: В отличие от других, я читал Ильина, читал Солженицына. Я никого никогда не осуждал, не критиковал, не изучив и не прочитав. Вот когда вырывают какой-то один абзац, написанный вгорячах во времена смуты, человек, который эмигрировал:

Михаил Соколов: В 1947-ом году.

Геннадий Зюганов: ...и начинают из этого, выстраивают всю логику, это неверно. У него болела душа за державу всегда. Он переживал за то, что страна находится в трудном положении, он искал выходы и предлагал свои прожекты и проекты. Но у него есть целый ряд очень важных идей, связанных с сильным государством. У нас государство может быть сильным, если оно опирается на духовные корни тысячелетней государственности.

Михаил Соколов: И беспартийным, требовал, беспартийного.

Геннадий Зюганов: Ну, ему казалось, беспартийным, может быть.

Михаил Соколов: Без коммунистов.

Геннадий Зюганов: А сегодня у нас то 40, то 30 партий. Сейчас 23. Сколько партий соревнуются в Америке? Две. Сколько в Англии? Две. Сколько во Франции две-три. У нас нарезают эту партийность только для того, чтобы мозги людям запудрить. У нас сейчас две партии соревнуются: "Единство" и все его живопырки и, собственно говоря, наша партия.

Михаил Соколов: Еще вопрос слушателя. Пожалуйста, вы в эфире. Вопрос Геннадию Зюганову, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы маленькое сообщение, а потом вопрос. Я вот только что приехал из командировки местной, был в Подлипках под Москвой на большом заводе довольно-таки. Там большинство людей намерено голосовать за 23-ий список, то есть за КПРФ.

Михаил Соколов: А вопрос?

Слушатель: А вопрос такой. Вот, допустим, сейчас по стране (маленький такой пример) много-много мостов через большие реки, в частности, в Нижнем Новгороде, я там бывал, и все эти мосты, в частности, в Нижнем Новгороде, они вот-вот должны выйти из строя. Вот вопрос такой: что нам делать, что делать стране хотя бы даже с мостами через такие реки, как Волга, Амур, Енисей?

Михаил Соколов: Понятно. Техногенные проблемы. Ваша тема, Геннадий Андреевич.

Геннадий Зюганов: Да, молодец, я смотрю, все мои работы, даже "Святая Русь" и "Кащеево царство" вроде бы прочитал:

Михаил Соколов: Не рекламируйте.

Геннадий Зюганов: Я хочу благодарить всех, кто собрался голосовать за нас. Не отсиживайтесь вместе со своими друзьями и близкими. Что касается мостов и других. Ситуация гораздо сложней. Если бы только мосты! 80 процентов турбин почти выходило свой ресурс, а турбинные заводы не имеют заказов. Задвижки на гидроэлектростанциях на всем каскаде, Волжском каскаде надо ремонтировать, обновлять, иначе может быть очень плохо. Это касается мостов. На 70-80 процентов сгнили трубы, на которых стоит страна, города, которые топят, подают воду и так далее. 80 процентов самолетов изношено парка, а новых практически не делают. То же самое комбайновыми машинами. На каждый новый станок списывают четыре. Поэтому я обращаюсь, если вы почувствовали и поняли это, ведь что должен был сделать Путин, Касьянов и "Единство"? Они должны вам были предложить программу, что мы будем делать в строительстве, в промышленности, в науке, в образовании:

Михаил Соколов: Да есть у них программа, написана.

Геннадий Зюганов: Да смешно! Они же ни одной проблемы не обсуждают. Страна болеет и вымирает. Для того, чтобы лечить больного, собирают консилиум, определяют болезнь и после этого прописывают лекарство. Дума - это консилиум, когда собираются люди разных направлений, и которые высказывают мнение и за учителя, и за врача, и за пенсионера, и за мать многодетную. Эти же никого не слушают, они даже диалог в Думе не ведут. Они отказались разговаривать с избирателем. Вы посмотрите:

Михаил Соколов: Но вы с правыми-то ведете диалог, правда? Ведете. Идеи есть? Есть. Спор есть? Есть.

Геннадий Зюганов: Я извиняюсь, твои правые вместе с Ельциным и привели вот к этому полуинфарктному состоянию. Россия - левоцентристская страна, и без левых тут никогда не наведут элементарного порядка. Что такое левые идеи? Это справедливость, это рабочий человек, это хорошая учеба, это бесплатное образование - это и есть Россия с ее историей и культурой.

Михаил Соколов: Это прямо "Яблоко" то, что говорит, Геннадий Андреевич.

Геннадий Зюганов: Ну, "Яблоко". Это все "Яблоко", в принципе. Я "Яблоку" давно говорил. Они в последнее время только одумались. Я говорил, что если этот кирзовый сапог придет - вас растопчет. А что касается нас, ну, мы классовой борьбой всю жизнь занимаемся и политикой, в этом отношении с нами сложнее, за нами стоят десятки миллионов, мы выросли не из этого желто-грязного телевизора, а из народных масс, из судьбы страны и имеем уникальную историю и столетнюю практику.

Михаил Соколов: Почему же популярность Путина выше?

Геннадий Зюганов: Это неправда. Вот его популярность только что проверяли в Ленинграде. Говорил: голосуем за Матвиенко, идем все. Пришло 20 процентов, две трети не пошли. Ну, к вечеру натянули, говорят, больше приписывали, 28. 12 из них проголосовали "против всех". Вот реальная популярность. Я смотрел опросы по всем составляющим. Ни по одному серьезному вопросу нет больше 23-25 процентов. Так что, я вижу по поведению "Единства" и по поведению Суркова в Кремле. Говорят, ему прямо заявили, что если он не выдавит нужные результаты, то с ним разберутся, и одного заявления на уход будет мало. Поэтому, если бы у них было хорошо, они бы эту истерику, эту грязь не устроили бы.

Михаил Соколов: Спасибо Геннадию Зюганову.

Я скажу в заключении только одну вещь. Знаете, Геннадий Андреевич, я знаю одну компартию, которая пришла к власти и доказала, что способна уважать демократические ценности и правовой строй - это были итальянские коммунисты.

Но они уже были не коммунисты, а левые демократы. Может быть, вам сменить название?

Геннадий Зюганов: Зря вы печетесь о нашем названии. За сто лет было 5 наименований. Мы партия, которая народа, мы впитали лучшее, что было в Европе, изучили китайский опыт и многие другие, мы выступаем за многоукладную экономику, но мы считаем, государственный сектор должен быть мощный и сильный. Но справедливость должна восторжествовать и советская власть - это лучшее, что было в истории. Идем голосуем за номер 23 народный блок КПРФ.

XS
SM
MD
LG