Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новогодний выпуск "Часа прессы"


Виталий Портников: "Час прессы", специальный новогодний выпуск программы Радио Свобода.

Через несколько часов мы будем отмечать Новый год. Собственно, учитывая диапазон вещания нашей радиостанции можно уже сейчас поздравлять наших радиослушателей первых, которые отмечают сейчас новогодний праздник. Ну, а всех остальных, которые ожидают новогоднего праздника у себя дома, с наступающим.

Мы решили сегодня провести несколько необычную программу. Необычную потому, что в новогодний вечер хочется, скорее, говорить о приятном и делиться впечатлениями. Мы собрались здесь, в студии, ведущие программы "Час прессы" Анна Качкаева, Марина Тимашева, Елена Фанайлова и я, Виталий Портников, прежде всего, чтобы вас поздравить, дорогие радиослушатели, поговорить с вами о том, что было в прошлом году, что будет в году наступающем.

Я хочу напомнить вам телефоны нашего прямого эфира, московские телефоны 796-96-44, 796-96-45. И мне хотелось бы, чтобы вы звонили и делились своими впечатлениями, новогодними впечатлениями и самыми яркими впечатлениями уходящего года, своими ожиданиями года следующего. Давайте мы будем в этот вечер, скорее, обмениваться впечатлениями, пожеланиями и поздравлениями. И тогда у нас с вами получится общая настоящая новогодняя программа.

Я неслучайно предложил сегодня начать программу вот с мелодии польского композитора Збигнева Прейснера, потому что она имеет непосредственное отношение к программе "Час прессы". Почему? Потому что это на самом деле газета, девочки. Дело в том, что я этот диск купил в Варшаве накануне Нового 2000-го года, если я не ошибаюсь, это было приложение к польской газете "Выборча", специальное приложение. Газета стоила столько же, сколько она стоит в каждый обычный день, но человек, который покупал газету, получал в подарок Рождественский диск, который очень крупный польский композитор, автор музыки ко многим популярным известным фильмам, в том числе и фильма знаменитого польского режиссера Кшиштофа Кислевского, он написал специально для газеты "Выборча" для этого диска. И этот диск записали. И я видел совершенно такое уникальное зрелище, когда возле газетных киосков выстраивались очереди, и люди брали по 10-15 экземпляров газеты "Выборча".

Анна Качкаева: Виталий, то есть ты хочешь сказать, что польские газеты не подводят итоги года? Они не мучают читателей.

Виталий Портников: Польские газеты, наверное, подводят итоги года, но они не считают это подарком. Вот в чем дело. Для нас и наших коллег почему-то большим подарком является сказать радиослушателям или зрителям, или читателям, что политиком года является Владимир Путин, а заключенным года Михаил Ходорковский. Такое впечатление, что наши читатели или слушатели сами не знают. Я боюсь, что это такая:

Анна Качкаева: И подозреваю, мы ровно такие же итоги года подведем с вами.

Виталий Портников: Вот я поэтому и начал несколько по-другому, чтобы призвать вас делиться, скорее, впечатлениями, чем сообщать слушателям то, что им известно.

У нас, кстати, есть первый позвонивший. Давайте мы его послушаем. Здравствуйте. С Новым годом вас!

Слушатель: Здравствуйте. С Новым годом вас, Радио Свобода. Спасибо вам за то, что вы, в общем-то, все-таки поддерживали нас в этом году, поскольку средства массовой информации несколько придушены, и телевидения мы вообще теперь лишены, по-моему. По крайней мере, среди моих знакомых телевизор люди уже практически никто не смотрит. Единственное, что мне бы очень хотелось пожелать Радио Свобода, не вводить у себя цензуру.

Виталий Портников: А у нас нет:

Анна Качкаева: А вам так кажется:

Виталий Портников: :такой возможности.

Анна Качкаева: :что мы ее водим?

Слушатель: Да. Вот, например, у вас вчера, сегодня появилась распечатка вчерашнего интервью Хакамады, где нет фразы о том, что Чубайс не хочет до президентских выборов вмешиваться в политический процесс.

Анна Качкаева: Да, мы, видимо, сами еще не смотрели, что там на сайте, может быть, выпустили просто эту фразу, так бывает.

Слушатель: Ну, в любом случае все равно спасибо вам, и, пожалуйста, не снижайте тонуса, потому что действительно очень как-то тяжелые такие, в общем-то, времена идут. Ну, помехи есть, конечно, тяжело ловить Радио Свобода, но мы стараемся. Счастья вам и здоровья!

Анна Качкаева: И вам того же. Будьте здоровы.

Виталий Портников: Мы послушаем еще один звонок давайте.

Здравствуйте. С Новым годом вас!

Слушатель: Алло! Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Виталий Портников: Один господин. Дамы и господин!

Слушатель: И господин Портников! Это Валерий Владимирович Славинский. Дело в том, я чаще всего, звоня, оппонирую вам, но абсолютно не хочу этого делать сейчас и желаю вам всего, что, я как верующий человек, всего, что Господь вам даст за ваши добрые дела. Все-таки, несмотря на различные политические всяческие оппонирования, все-таки мы, так сказать, должны любить друг друга и уважать. И просьба к Радио Свобода более, так сказать, разнообразить гостей, это, во-первых. Но опять же, отвлекаясь от этой темы, для меня как для католика самое главное было 25-летие понтификата нашего Папы. И я бы хотел пожелать, во-первых, здоровья всем российским гражданам, так сказать, поскольку я люблю свою родину, и всем вам, уважаемые господа, еще раз, так сказать, всего самого наилучшего. И, несмотря на различное оппонирование, все равно мы друг друга любим и уважаем. Всего вам доброго.

Виталий Портников: Спасибо. Мы вам хотим пожелать такого рождественского чуда, я думаю вот, чтобы следующий Новый год мы тоже встречали с Иоанном Павлом Вторым, именно с этим Папой, потому что вне зависимости от того, какое у кого вероисповедание, вот моральный авторитет Папы, он и в этом году был очень такой яркой фактически страницей в истории этой цивилизации. И всегда приятно в Новый год вспоминать тех людей, которые не вызывают никакого раздражения, вызывают только уважение и радость у тех, кто следит, вообще, даже не за политикой, я бы сказал, вообще, за жизнью здесь.

А какие все-таки самые яркие у вас такие вот впечатления?

Елена Фанайлова: Ну, Виталий, вот человек, который позвонил нам, католик. И я хочу сказать, что в этом году я впервые была в сердце католического мира, я видела Рим. Я могу только:я понимаю, что это абстрактное пожелание, но я могу только пожалеть, что все наши граждане по каким-то материальным соображениям или там по иным соображениям не в состоянии видеть это чудо. Я думаю, что, если бы люди больше ездили по миру, больше бы видели культуру других стран, больше видели бы, как живут люди, они бы больше любили друг друга, у нас было бы меньше предрассудков, у русских людей, которые живут на постсоветском пространстве, было бы просто меньше предрассудков и по отношению к американцам, и у православных по отношению к католикам и так далее.

Виталий Портников: Ты знаешь, Лена, я тут могу, кстати, поддержав это, и возразить этому, что дело ведь не только в необходимости передвигаться по миру. Дело еще в том, что, называется моральным усилием. Я думаю, что если бы у нас было больше людей, которые посещали бы не только Рим, а Новый Иерусалим, просто садились на электричку и ездили в Истру и видели бы это или Боровско-Пафнутьев монастырь и жертвовали бы на его восстановление. Мы живем в стране, вот если взять центральную Россию, в регионе, который весь, собственно, окружен кольцом храмов, которые могли бы, вообще, составить славу любой европейской страны. И вот в этих европейских странах люди проводят обширные экскурсии, получают большие деньги, которые потом идут на восстановление этих памятников. У нас это находится:

Елена Фанайлова: Очень заботятся о материальном носителе этой культуры. Это очень красиво.

Виталий Портников: :в таком тяжелом состоянии. Я вот как раз в этом году очень много:я не был в этом году, допустим, в Риме:

Анна Качкаева: Я с удовольствием вас слушаю и думаю, а лучше бы еще они поменьше смотрели телевизор, хотя вроде бы мне следовало бы говорить, смотрите, иначе у меня не будет тем для разговора. Но на самом деле вот лучше бы, если в этом году наши сограждане смотрели телевизор поменьше.

Виталий Портников: Тогда они будут больше ходить в театр, это будет как раз:

Марина Тимашева: Но я просто:смешно, что мы сейчас о них будем вспоминать абсолютно не тем способом, который был бы ожидаем. Дело в том, что я не могу так сказать, не смотрите, люди, телевизор. Отчего же? "Диалоги о животных" Затевахина, например. Отчего бы и не посмотреть? Между прочим:

Анна Качкаева: А, как хорошо! Чтобы Тимашева хвалила телевизор? Замечательно!

Марина Тимашева: :и знания, и картинка привлекательная. А ночная программа Гордона, в которой появляются:

Виталий Портников: А ее больше не будет, с Нового года.

Марина Тимашева: :приходят люди. Не будет ее отчего? От того, что он позволил себе в эфире:

Виталий Портников: Нет, нет, просто закрывают программу.

Анна Качкаева: Нет, нет, просто дело в том, что все больше такой тотальной развлекухи расползается на экране, поэтому лучше, если будет очередная Лайма Вайкуле с жизнью про собачек. И оно, конечно, хорошо, но, в общем, уже есть одно ток-шоу. Очередные сериалы, там всяческая жизнь ночная светская.

Виталий Портников: Давайте мы все-таки дадим слово слушателям, потому что мы их тогда никого не успеем вообще выслушать. Это, сами понимаете, приятно в любом случае.

Здравствуйте. С Новым годом!

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, хотела я вас поздравить с Новым годом. Я ваша постоянная слушательница и часто прорываюсь к вам на вашу программу, это, во-первых. Желаю вам всего хорошего, и желаю себе, чтобы вашу радиостанцию новая Дума не закрыла. Это для меня будет лично самое что ни на есть:

Анна Качкаева: Но у Думы нет таких полномочий, это мы вам точно можем обещать.

Слушатель: Ну, дай Бог, дай Бог. Ну, в Истру я поеду буквально на днях, это раз. Теперь, значит, в прошлом году вот то, что я смотрела представление новогоднее, это "В нашу гавань заходили корабли" на "ТВС", это у меня, наверное, останется на всю оставшуюся жизнь:

Анна Качкаева: Да, но "ТВС" уже нет, и программа так и не нашла себя в эфире.

Слушатель: Да, программа вот, к сожалению. Больше такого удовольствия, наверное, мы уже не сможем получить. И один к вам вопрос. Вы не можете мне подсказать, Хакамада, она все-таки успела сдать документы или, может быть, вам это лучше известно. Спасибо вам большое. Желаю вам удачи и счастья, и здоровья.

Виталий Портников: Хакамада успела сдать документы, да, да, да. Вот это сегодняшняя новость как раз, так что:Слушайте наши выпуски новостей и узнаете все про Хакамаду, даже сегодня.

Еще один слушатель. Здравствуйте. С Новым годом!

Слушатель: Здравствуйте. С Новым годом! Александр Николаевич, Москва. Поскольку ваша передача каким-то образом начинается с Хакамады, уже главная центральная тема. Последний свежий анекдот, самый, 31-го числа: "Что такое путь самурая? Это когда Хакамада бежит в Кремль". Спасибо.

Виталий Портников: Красиво, ну, вот, по крайней мере, по крайней мере, вот усилия Ирины Моцуовны, они отличаются тем, что она становится героиней политических анекдотов, как Путин, уже как Путин.

Я прервал.

Марина Тимашева: Да, я просто продолжу. Должна сказать, что Аня сейчас омрачила чрезвычайно мое праздничное настроение, потому что я, не дождавшись Нового года, уже получила вот такой подарок, что любимая мною передача ночная Гордона, в которой выступали академики, великие ученые, люди, которых, ты даже если не знаешь предмета обсуждения, не в состоянии своим довольно хилым, конечно, чахлым умишком понять:

Анна Качкаева: Но пока это еще не объявлено, поэтому не будем торопиться, вдруг там чудо случится:

Марина Тимашева: :ну, однако, но, тем не менее, ты видишь движение мысли, ты видишь перед собой людей, каких-то совершенно особенных. Ты становишься, вообще говоря, оптимистом, потому что когда тебе каждый вечер два таких человека, каждый вечер разных, что-то говорят и с тобой общаются, надеются на то, что ты их поймешь и так далее и тому подобное, то в этот момент ты думаешь, что, вообще-то, ребята, не все потеряно у России и у меня лично.

Анна Качкаева: Это, разумеется. На самом деле на телевидении в этом году было несколько примеров, о которых можно говорить как о событиях: это и "Театральный роман" на канале "Культура", и "Идиот", экранизация на "России". Ну, было много чего и другого. Например, вот в числе десяти самых запомнившихся ярких и положительных событий уходящего года, это данные ВЦИОМа и фонда "Общественное мнение", ну, там, помимо думских выборов, конечно, и прочего остального, повышения уровня жизни, улучшения жизни в Чечне, десятым пунктом стоит прямая линия с президентом в прямом эфире.

Виталий Портников: Послушаем звонки. Здравствуйте. С Новым годом вас наступающим!

Слушатель: Здравствуйте.

Анна Качкаева: И убавьте, пожалуйста, свой приемничек. Нам будет тяжело с вами общаться.

Слушатель: Хорошо.

Анна Качкаева: Мы вас слушаем.

Слушатель: Истра, Вячеслав. 58 лет. Очень рад, что вы есть, работаете, слушаю с утра до вечера.

Виталий Портников: Спасибо, спасибо.

Слушатель: С Новым годом вас! Пожелание можно?

Виталий Портников: Да, пожалуйста.

Слушатель: Вот побольше венских вальсов Штрауса.

Виталий Портников: А, так надо создавать радио "Классика". Кстати говоря, пишите в Министерство культуры Российской Федерации заодно.

Марина Тимашева: Пишите, чтобы не закрыли радио "Орфей", которое только этим занимается, и о чем, собственно говоря, идет речь, потому что 6 часов им оставили вещания на сегодняшний день. Это была последняя радиостанция, по крайней мере, да, вещающая на страну.

Анна Качкаева: Но радио "Классика" осталась, но это такая классика:

Виталий Портников: Это другая, да, я имел в виду радио классической музыки.

Марина Тимашева: Радио "Классика" играет рок-музыку, да уже давно не играет и рок-музыки, играет поп-музыку, и ее всячески пропагандируют. Вот "Орфею" будем желать успеха.

Виталий Портников: Послушаем еще один звонок. Здравствуйте. С Новым годом вас!

Слушатель: Я из Москвы. Дмитрий. Я поздравляю радиостанцию Свобода с Новым годом и желаю всего наилучшего. У меня такой вопрос: как вы считаете (это вопрос ко всем участникам передачи), есть ли вероятность в ближайшее и не совсем ближайшее время появления спутникового оппозиционного телеканала, базирующегося за границей, вообще, хватит ли на это денег; а если он появится, каков будет размер его аудитории и влияния? Спасибо.

Виталий Портников: Это тебе, Анечка.

Анна Качкаева: Да, это, видимо, мне. Я в этом случае должна тогда уточнять, оппозиционного по отношению к кому, к чему, хотя могу догадываться. Дело в том, что канал спутниковый в том смысле оппозиционный нынешней власти в какой-то степени существует, это канал (Господи, как он называется, вот как раз:):

Виталий Портников: Которым владеет Владимир Гусинский, скажем так, да.

Анна Качкаева: Владимир Гусинский, да. Как раз аббревиатура вылетела из головы. Да, и новости этого канала смотрит русскоязычная диаспора и люди, которые учатся и работают в Америке, в Израиле и в Европе, в основном в Германии. Этот спутниковый канал принимается. Здесь есть бюро. И каждый день новости из России, которые делает Андрей Норкин, этот канал показывает. И, конечно, знак, и освещение событий, которые происходят в России, очевидно, отличается от тех новостных акцентов, которые расставляют основные федеральные каналы. Но, к сожалению, пока этот канал невозможно смотреть в России. То есть есть такая техническая возможность, там можно, конечно, через тарелки и так далее, но для этого нужна специальная техника: его, насколько я знаю, не рискуют пока вводить в кабель, хотя кабельные операторы-частники, в принципе, могут иметь такую возможность, и нет, в общем, ограничений для этого. Но я думаю, что этот вопрос действительно и вопрос и политической воли, и денег, прежде всего, потому что:ну, и на самом деле востребованности, потому что все понимают, что с отсутствием, как бы ни относиться к прежнему "НТВ", с отсутствием "ТВС", очевидно совершенно, сократилась альтернатива и возможность выбора. И это самая, в общем, печальная такая итоговая кода года, которая, собственно, заканчивает это вот трехлетие борьбы с негосударственными, другими, имеющими иную от государственных точку зрения телевизионными каналами.

Виталий Портников: Но тут ведь интересно, что тенденция заключается в том, что общее становится очень карнавальным, если угодно, по своим:

Анна Качкаева: Да, конечно.

Виталий Портников: :даже не по своим интересам, а тому, что ему предлагают. Это вот как, кстати, продолжая там римскую тему, итальянское телевидение: как его ни включишь, там постоянно идет праздник, шоу за шоу, шоу за шоу, шоу за шоу.

Анна Качкаева: Но правильно, там тоже замечательная Дарио Фо, замечательный этот самый спектакль про Берлопутти, ни один из государственных каналов не показывает, потому что часть каналов принадлежит премьеру, вернее, контролируется премьером Берлускони, а часть принадлежит магнату Берлускони. Ну, и поэтому, естественно, этот спектакль не может появиться в эфире итальянского телевидения.

Виталий Портников: Это означает на самом деле только то, что очень большая часть общества, она как бы отторгается от средств массовой информации, она перестает им, вообще, не то, чтобы доверять, она перестает ими интересоваться, начинает там слушать радио, читать книги. И потом, оказывается, что пропасть между средствами массовой информации как транслятором мнений и обществом становится непреодолимой.

Анна Качкаева: Ну, Виталий, я бы не обобщала, потому что есть средства массовой информации и средства массовой информации: есть телевидение и есть газеты и радиостанции. Да, мощь медийное телевидение доказывает везде, что это такое и как оно может оболванивать и манипулировать, и придумывать и развлекать, и утешать, если нужно, и менять плюс на минус, минус на плюс. Вот это же символ года - Сергей Безруков, актер, который сыграл главного героя - бандита в "Бригаде", и вот под конец старого года главный герой - идеальный милиционер, такой Анискин из 70-ых годов:

Виталий Портников: Потому что он вступил в "Единую Россию".

Кстати, Марина, вот что вот эти люди, вот интересно, зачем каждый раз входить в одну и ту же реку? Они вроде бы в ней купались в советское время?

Марина Тимашева: Ты имеешь в виду партию?

Виталий Портников: Я имею в виду партию.

Марина Тимашева: Близость к власти.

Виталий Портников: Да. И, в общем, это было неуютно, они не очень хорошо себя чувствовали в этой реке. И зачем вот им купаться вновь и вновь, когда никто от них, по большому счету, купания ведь не требует на самом-то деле? Ведь сейчас никто не обязывает.

Марина Тимашева: Но мне кажется, что, во-первых, они себя чувствовали весьма даже уютно, это они потом рассказывали о том, в каких контрах они находились с советской властью. Вот сядет какой-нибудь перед тобой (ну, в общем, имена-то можно прямо по алфавиту, простите, перечислять), сядет перед тобой какой-нибудь и рассказывает, как его ужасно терроризировали при советской власти. Открываешь справочник, ну, энциклопедию, например, или "Кинословарь", читаешь: "лауреат Сталинской премии", "лауреат трех Государственных премий Советского Союза", "лауреат премии России", "лауреат премии Комсомола". Ты же ему не веришь. Это все ерунда абсолютно. Чувствовали они себя уютно и продолжают себя уютно чувствовать. Это же, простите, но просто материальная совершенно, измеримая в каких-то ясных и понятных единицах вещь. Ну, заболела я. Одно дело я буду тыркаться, деньги огромные, скажем, платить в поликлинике или со своим участковым врачом долго разговаривать, непонятно, строго говоря, о чем, или же у меня есть какой-то хороший знакомый, которого я поддержала во время выборов, и он меня устроит в отличную больницу, в которой, там я не знаю, лечение обходится в 200-300 долларов США в день, а мне все это будет сделано бесплатно. Ну, например, такая банальная вещь. Потом, знаменитое лицо. Оно знаменито себя предлагает. Значит дополнительное к нему внимание. А есть и еще одна вещь. Не все люди на самом деле исходят только из своих частных, таких меркантильных интересов, но очень часто знаменитые люди, например, руководители театров или руководители каких-то организаций общественных, они это делают для того, чтобы лучше себя чувствовал его театр, его музей, его библиотека. Не для себя лично, но для своего дела.

Виталий Портников: То есть роман Юрия Петровича Любимова и Юрия Владимировича Андропова, он будет повторяться вечно в российском обществе?

Марина Тимашева: Конечно, конечно, и, безусловно, потому что на этих людях лежит ответственность: за их спиной другие живые люди. Они могут позволить себе капризничать и безобразничать, потому что они чрезвычайно знамениты, им уже все нипочем, но они не могут позволить себе разрушить то дело, которому они отдали свою жизнь и на службу которому они привели других людей. Так что иногда я их понимаю. А по поводу Безрукова, можно, я только одну фразу скажу? Что вот в связи с тем, что на наших глазах брюки превратились в шорты, а значит нехороший убийца в милиционера, это ужасно комично, потому что, вот как мне самой кажется, люди уже давно, вообще, перестали сами отличать милиционера от бандита, они как-то не очень понимают, кто из них там есть кто и кто опаснее. А теперь, благодаря Сергею Безрукову, мне кажется, это ощущение еще усилится.

Елена Фанайлова: Еще и закрепилось, совершенно верно.

Анна Качкаева: Нет, еще и главному милиционеру:Тоже какая-то странная вся эта кампания с "оборотнями в погонах", которая тихо умерла. Это тоже же очень медийная кампания. Очень много, кстати, в этом году было телевизионных кампаний.

Виталий Портников: Но это логично: это отражает характер, если угодно, политической элиты как таковой. Потому что, когда раньше элиту составляли крупные фигуры, серьезные люди, этим людям не нужно было доказывать обществу свою состоятельность. Сейчас, когда политическая элита состоит, скажем так, из винтиков, то есть можно одного заменить другим на любой должности, никто не замечает подмены, никто не помнит фамилии даже уже третьего, четвертого лица в государстве, он не имеет никакого значения в политике:

Анна Качкаева: А, слушайте, извините, это из-за того, что я цифры, цифры смотрела: или нам уже пора заканчивать?

Виталий Портников: Нет, у нас еще:

Анна Качкаева: Нет, быстро скажем. Элита 169 человек, это вот ВЦИОМ и "Коммерсант" выбирали этот рейтинг. Так вот там нет, конечно, ни Гинзбурга, ни Звягинцева - никого из известных литераторов и художников, там одни федеральные чиновники и политики, 26 телевизионщиков, все семейство Киркоровых-Пугачевых и вся остальная, значит, эстрадная элита.

Марина Тимашева: Блажен, кто верует в рейтинги социологического опроса.

Анна Качкаева: Да никто не верит, я просто говорю, что народ же ответил. 1600 респондентов выбирал "десятку".

Виталий Портников: На самом деле это ведь тоже очень показательно, вот то, что ты говоришь о семействе Киркоровых-Пугачевых. Пугачевой как раз и удалось, и удалось создать ту модель, к которой потом прибегают в политике. Только то, что хорошо в шоу-бизнесе, смешно в политической жизни.

Прервемся на краткую сводку новостей.

Марина Тимашева: То, что делает Алла Пугачева в шоу-бизнесе, ужасно. Я имею в виду не ее лично, а все остальное, что ее руками построено.

Виталий Портников: "Час прессы", специальный предновогодний выпуск программы Радио Свобода. В нашей московской студии Анна Качкаева, Марина Тимашева, Елена Фанайлова и я, Виталий Портников, ведущие программы "Час прессы", поздравляем вас еще раз с Новым годом. Тем, кто к нам сейчас присоединился, напоминаем телефоны нашего прямого эфира, 796-96-44, 796-96-45, это наши московские телефоны.

И начнем со слушателей. Здравствуйте. С Наступающим вас!

Слушатель: Добрый вечер. С Наступающим вас, господа! Николай, Москва. Вы знаете, я вас слушаю сразу, как была отмена глушения, и должен сказать, должен отдать должное качеству вашей радиостанции, что к тому, что, к сожалению, во внутреннем вещании никаких конкурентов у вас, к огромному моему сожалению и к беде нашей страны, так и не появилось. Начинал я вас слушать как ваш единомышленник. Сейчас я вас слушаю как ваш радикальный оппонент. Поэтому я вам всем желаю личного счастья и личных успехов, но, к сожалению, не могу этого пожелать вашей радиостанции, поскольку ее деятельность, по моему убеждению, противоположна моему, скажем так, успеху и процветанию.

Виталий Портников: Главное, главное - вы нас слушаете, и вы убедитесь, что мы вам не враги, а союзники.

Слушатель: Да, я вас слушаю, а, вы знаете, потому что:

Виталий Портников: Время все расставит на свои места быстрее, чем вы думаете.

Слушатель: Теперь пару слов о цензуре.

Виталий Портников: Да, да, пожалуйста.

Слушатель: Цензура, безусловно, на Радио Свобода есть, я ее несколько раз испытал на себе, и не надо этого стесняться. Только, практикуя цензуру самим, не нужно обвинять в цензуре других. Вы в своем праве, вы проводите определенную линию, перед вами поставлены определенные задачи:

Виталий Портников: А это не так. А что, по-вашему, цензура?

Слушатель: Цензура, например, цензурирование передач при повторе, вырезая из них то, что вам не понравилось.

Елена Фанайлова: Господь с вами! Вы знаете, мы просто все:мы просто все так разводим руками и не знаем, хохотать или плакать:

Виталий Портников: Нет, дело в том, что у нас бывают разные форматы передач, естественно, но я вам хочу одну вещь сказать. Вот цензура, чтобы вы точно поняли, что происходит на государственных российских телевизионных каналах - это сокрытие реальной информации, когда о новости просто не сообщают, когда некая фигура в Кремле, которая не имеет никакого значения, не является ни избранным политиком, ни серьезной фигурой, вообще, в государстве, не имеет какого-то реального интеллектуального уровня, случайно пришел, потому что так решили люди, пилящие бабки, поднимает трубку, звонит некоему телевизионному начальнику и говорит: "этой новости не давать, он бесится". Вот когда некто говорит "он бесится" это означает крах всей системы информирования общества и общества как такового.

Слушатель: Но это уже детали.

Виталий Портников: Это не детали.

Елена Фанайлова: Это самое главное.

Виталий Портников: Это суть, это самое главное.

Слушатель: Теперь, если вы позволите, коротко я бы высказал свое мнение о прошедшем годе.

Виталий Портников: Давайте.

Слушатель: Мне кажется, что это год, скажем так, окончания мороки, развеивания иллюзий, иллюзий демократов относительно народа, иллюзий народа относительно так называемых демократов, иллюзий Запада относительно России, иллюзий России относительно Запада. И я считаю, что это очень хорошо, потому что, наконец, перед нами после введения виз Польшей, после баз НАТО в Польше и, возможно, в Азербайджане перестанут нас дразнить морковкой якобы интеграции с Западом. Большое спасибо.

Виталий Портников: Нет, вы знаете, думаю, что:

Анна Качкаева: Николай, а чем же:Можно я вам задам вопрос? Это Анна.

Слушатель: Да, конечно.

Анна Качкаева: А, скажите, пожалуйста, чем же мы вам так враги-то?

Слушатель: Нет, вы лично мне не враги:

Виталий Портников: Нет, Радио, Радио.

Анна Качкаева: Радио, Радио, я имею в виду.

Слушатель: А я вам могу сказать конкретно: вы, безусловно, являетесь информационным спонсором чеченских бандитов, безусловно.

Анна Качкаева: Да? Интересно.

Слушатель: Например, даже присвоив им наименование моджахедов. То есть для меня-то это не почетное наименование:

Виталий Портников: Отнюдь, отнюдь.

Слушатель: : но вы прекрасно знаете, что для русских мусульман, для многих, это является рекламой чеченского бандитизма.

Анна Качкаева: Именно в этом?

Слушатель: В частности, не только, не только. В тоне в ваших передачах на кавказские темы всех. Вы заметьте, по-моему, каждая третья ваша передача о Кавказе, и они совершенно определенной направленности.

Виталий Портников: Они, во-первых, меньшее количество, а, во-вторых, Николай, скажите, а вы не думаете, что информационными спонсорами чеченских моджахедов, как вы выражаетесь, являются как раз те, кто не рассказывает правду о том, что происходит в Чечне?

Слушатель: Вы знаете, я не знаю, что такое правда о том, что происходит в Чечне.

Виталий Портников: Правда - это реальные события.

Слушатель: Если правда это то, что рассказывает Радио Свобода:я не живу в Чечне, я не знаю, что там происходит.

Виталий Портников: Вот в том-то и дело.

Слушатель: Понимаете, если правда то, что рассказывает Радио Свобода, я:ну, это вы расскажите кому-то еще.

Виталий Портников: Но вы, наверное, понимаете, что елочки в Грозном и хороводы, вот которые сейчас показывает российское телевидение, включите, посмотрите, что это неправда, это телевизионная постановка.

Слушатель: Но я думаю, что это новость того же типа как раздача гуманитарной помощи в Багдаде.

Виталий Портников: Прекрасно.

Слушатель: Я думаю, что это одного плана явление.

Виталий Портников: Прекрасно. Готов, готов даже вот на этом наш спор прекратить, предоставить:

Анна Качкаева: Да никто не спорит, мы просто разговариваем.

Виталий Портников: :предоставить слово другому:

Анна Качкаева: С "моджахедом", между прочим, вопрос, и это правда.

Елена Фанайлова: Это серьезно.

Анна Качкаева: Да, это вопрос, который:

Марина Тимашева: Для меня так и не вопрос, пожалуй.

Анна Качкаева: Пожалуй, что это нужно обсуждать с нашим руководством. Мы не стесняемся об этом говорить, Николай.

Виталий Портников: Кстати, в слове "моджахед" не вижу никакой положительной окраски.

Анна Качкаева: Ну, там, не в положительной, там, потому что есть история у этого слова:

Виталий Портников: А когда мы называем афганских моджахедов маджахедами, разве это положительная окраска? Вовсе нет.

Анна Качкаева: Есть история у этого слова, поэтому оно звучит так, как звучит.

Виталий Портников: Послушаем еще один звонок.

Здравствуйте.

Слушатель: Алло! Добрый день. Я, конечно, присоединяюсь ко всем поздравлениям.

Виталий Портников: Спасибо. И вас с Наступающим!

Слушатель: Потому что я уже очень давно живу с Радио Свобода, может быть, лет 45, и встаю, и ложусь с Радио Свобода. Поэтому с тем, с кем так долго живешь, конечно, желаешь всяческих успехов. Но я оцениваю очень высоко мюнхенский период Радио Свобода. Ну, пражский, так сказать, пока еще:высоко ценю, но пока не могу сказать:

Виталий Портников: Мы тоже очень высоко, поверьте, ценим мюнхенский период в истории Радио Свобода.

Слушатель: Ну, Радио Свобода становится все более интересным, вот особенно московские передачи. Но я бы вот не хотел бы, не согласился с Виталием, который сказал тут очень много хорошего о Папе Римском. В этом году он меня разочаровал, когда он принял Тарика Азиза и когда его свозили там на могилу Франциска Ассизского. Я считаю, это было безнравственно. Поэтому я призываю вот именно тех, кто работает на Радио Свобода, все оценивать с высоких нравственных позиций, кто бы какие поступки ни совершал.

Виталий Портников: Спасибо.

Слушатель: Тогда мы будем жить в другом мире. Те, кто не принимает таких:Вот нравственно поступили, я считаю, Буш и Блэр, когда все-таки они приняли важное решение и ликвидировали преступный режим, который уничтожил столько людей, что просто, так сказать:можно сказать, бесчисленно. Поэтому все надо оценивать с высоких нравственных позиций, тогда мы будем жить в хорошем мире. Спасибо.

Виталий Портников: Спасибо.

Марина Тимашева: Я только хотела сказать, что Буш и Блэр - политики, Папа Римский - христианин. Его задача - прощать. Его задача - переложить право окончательного суда или, во всяком случае, он просто думает, что совершенно за другим Кем-то, Кому-то другому принадлежит право окончательного суда. Его задача - попробовать понять, попробовать простить, научить людей понимать и прощать.

Виталий Портников: Вот в этом, кстати говоря, суть нашего общества. Мы все поверяем политическими категориями, хотя существуют другие.

Анна Качкаева: Так я и говорю, поэтому наша-то задача - давать вам возможность оценивать, а не самим оценивать по возможности. И мы как раз это считаем гораздо более важным.

Елена Фанайлова: Ну, может быть, вот мы сейчас столкнулись вот с этим очень показательным звонком. Может быть, это, вообще, результат всего советского периода русской истории. Ребята, я говорю о том, как разведено религиозное сознание и сознание мирское. Я понимаю, что не мне сейчас об этом рассуждать, а Якову Гавриловичу Кротову, ведущему программы "С христианской точки зрения", но в любой цивилизации очень видно, как это связано, как связано религиозное сознание и сознание, ну, бытовое (назовем его бытовым). Вот этот звонок, причем, прекрасный звонок: человек с лучшими намерениями позвонил - но вот это демонстрация того, как мы не понимаем порою, что религиозные, нравственные, политические категории это совершенно разные вещи.

Виталий Портников: Это значит, что мы еще не доработали в мюнхенский период, дорогие друзья.

Елена Фанайлова: Да, да.

Виталий Портников: Послушаем звонок из Подмосковья. Наш слушатель звонит.

Здравствуйте. С Новым годом вас наступающим!

Слушатель: Алле! Да, я из Одинцова. Кузнецова. Хотела, в первую очередь, вас поздравить тоже со всеми этими новогодними праздниками и Рождеством и пожелать вам всего доброго. Очень рада, что вы существуете, что вы есть, что вы очень много рассказываете. Я пенсионер, неработающая. И, конечно, очень хочется мне очень много знать. Но по телевизору, как вы уже знаете, действительно там почти и нечего смотреть. Я его почти и не смотрю. Но благодаря вам, я слушаю вас, и давно, правда, тоже слушаю, я нахожу ответы на свои вопросы. И хочу, чтобы вы всегда были, чтобы так все полно рассказывали, и я всегда буду вас слушать. Всего доброго! Желаю удачи!

Виталий Портников: Спасибо вам.

Елена Фанайлова: Спасибо.

Марина Тимашева: Доброго здравия!

Виталий Портников: А, скажите, у вас было новогоднее чудо когда-нибудь? Вот такое: так вот в Новый год было чудо.

Анна Качкаева: Ну, в детстве, наверное.

Виталий Портников: Вот просто интересно, да. Вы утверждаете, что это в самом деле так вот?

Марина Тимашева: Ну, как? Ну, простые вещи: Дед Мороз приходил:Я думаю, что:

Елена Фанайлова: Вообще, я верила. Я не знаю, как кто, а я, вообще, лет до семи верила, что это Дедушка Мороз все:

Марина Тимашева: Я тоже. И когда кто-то пробовал развенчать этого Деда Мороза, выдав в нем артиста:

Анна Качкаева: Я их, правда, боялась: они были какие-то все в мое детство такие страшненькие:, но в целом:

Виталий Портников: Нет, я немножко о другом даже.

Анна Качкаева: А о чем? О чуде как о чуде?

Виталий Портников: Бывает чудо организованное, я не спорю. Вот у меня было такое чудо. На Новый год я несколько раз ездил в Женеву зимой. В Женеве очень красивый фонтан, бьет из Женевского озера, это вон видно на фотографиях, я его в детстве видел в "Клубе кинопутешественников", но только его на зиму выключают. Я его никогда в жизни не видел, никогда. И вот когда был Новый год, 2000-ый, по-моему, я пошел прогуляться перед Новым годом. Его на несколько часов включили, ну, поскольку такой исключительный Новый год. Я был глубоко потрясен, гуляя по озеру и увидев вдруг, что этот фонтан, который, я не ожидал никогда с ним встретиться, что он бьет на самом деле, он существует.

Елена Фанайлова: Потрясающе!

Виталий Портников: Я вот это воспринял как настоящее новогоднее чудо.

Видишь, у тебя тоже нашлось чудо.

Елена Фанайлова: Я вспомнила. Я вспомнила чудо, которое произошло не со мной, но с моими друзьями в Новый год. Это произошло в Нью-Йорке. 10 лет назад они туда уехали, и это был буквально первый месяц их пребывания в Нью-Йорке. Нет денег. Непонятно, где Новый год встречать. И (это семейная пара, я надеюсь, что они нас слушают; кстати говоря, они постоянно слушают Радио Свобода) Оля и Баграм, они пошли гулять. Они решили: мы поедем в центр, там здорово, там елка, там все светится. Они приехали, гуляют, и вдруг Ольга видит, какие-то листики сухие по асфальту летят. Она пригляделась - это оказались доллары. Они насобирали первые в своей жизни 100 долларов:

Анна Качкаева: О"Генри почти.

Елена Фанайлова: Вот это совершенно реальный рассказ. Они пошли поужинали. У них была утка, и они купили ребенку подарок. Вот я к тому, что это люди с очень положительным отношением к жизни. Вот я думаю, что они сами притянули себе, ну, как бы из пустоты вызвали на себя это чудо. Это очень работящие и оптимистичные люди. И я желаю всем нашим слушателям:

Виталий Портников: Притягивать чудеса.

Елена Фанайлова: Вызывать чудеса из воздуха, но для этого нужно очень положительно относиться к миру, мне кажется.

Анна Качкаева: Нет, и близким вот сейчас сделать маленькие чудеса. Кто еще не успел этого сделать, сделайте, особенно, детям, они так этого ждут.

Елена Фанайлова: Да, да.

Виталий Портников: Послушаем звонок.

Здравствуйте. Говорите, говорите. С Наступающим вас!

Слушатель: Алле! Здравствуйте. Юрий Васильевич, коммунист и советский ученый. Хочу поздравить Радио Свобода и лично ведущего Виталия, и ваших девушек. Оценивать информацию надо реально, фильтровать ее, и наиболее точную информацию, например, я получаю по Свободе. Я гораздо больше слушаю Свободу, потому что она в 10 раз объективней наших продажных РТР и "Первого канала". Я просто с презрением смотрю РТР и "Первый канал": холуйство комментаторов очевидно, мерзость Леонтьева и Караулова отвратительна.

Виталий Портников: А, скажите, пожалуйста:

Анна Качкаева: Давайте под Новый год вот без этих слов обойдемся.

Слушатель: Еще раз поздравляю вас и надеюсь на пролонгацию наших отношений в дальнейшем.

Виталий Портников: Спасибо. Спасибо вам за пожелания. Пожелаем всем нашим коллегам быть любимыми их аудиторией, у каждого аудитория есть своя. Собственно.

Анна Качкаева: Но вот это все к вопросу: ты все про святочность, все про чудеса, а вот у нас все слова-то какие! Такие резкие, такие:

Виталий Портников: Нет, почему? Вот нам пришло сообщение на пейджер: "С наступающим Новым годом! Мои наилучшие пожелания и благодарность. Слушаю вас с незапамятных времен, обязательно слушаю кавказские хроники". Вот, да, вот. Так что тут очень разные люди, очень разные мнения. Просят назвать номер телефона еще раз. 796-96-44, 796-96-45.

Звонок из Новороссийска. Послушаем.

Да, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. С наступающими праздниками вас!

Анна Качкаева: И вас с наступающими!

Слушатель: От всей души, ей Богу, поздравляю!

Виталий Портников: Спасибо вам большое. У вас хоть тепло, я надеюсь, там?

Слушатель: У нас замечательно: у нас плюс 12. Слава Богу, солнышко светит, все здорово. Но вот я по поводу подведения как бы итогов года. Если уж говорить об этом, то для меня как бы и, наверное, не только для меня, самая главная мысль такая, извините, я волнуюсь чуть-чуть. Значит, есть такое наблюдение, и я хотел бы с ним поделиться, как вы к этому относитесь? Я вижу, слушал и как бы слушаю вас, слушаю людей, которых вы приглашаете, вчера Ирина Хакамада выступала, замечательно. Мысль такая, мысль очень простая. Видимо, как бы существует, вообще, мировая тенденция сжатие пружины демократии, извиняюсь за громкие слова. И нынешний год, то есть уходящий год, он убедил меня и, наверное, не только меня в этой тенденции как бы. Много примеров тому и на Западе, и в Америке, и в Англии, и во Франции существует. То есть это таков, может быть, ход, такова динамика развития, вообще, человечества сейчас на данном этапе. Вот такая вот дурацкая совершенно мысль. Вы уж извините, может быть, не в дугу.

Виталий Портников: Спасибо. Спасибо. Поздравляем вас с праздником и будем надеяться, будем более оптимистичны как бы: пружина ведь всегда разжимается.

Анна Качкаева: Да, пружина сжимается, разжимается, синусоиды, вниз, вверх, вот это вот самое главное.

Елена Фанайлова: Но я думаю, что это совершенно справедливое замечание.

Анна Качкаева: Справедливое замечание, да.

Елена Фанайлова: Потому что я разговариваю с друзьями в Америке, вот разговаривала со знакомыми в Италии - все говорят об одном и том же - это неоконсервативные тенденции в политике, в искусстве, в медиа.

Анна Качкаева: В медиа, это видно очень.

Виталий Портников: Другое дело, что причины разные, наверное, здесь и на Западе.

Елена Фанайлова: Да, безусловно.

Анна Качкаева: Но, тем не менее, это общемировая тенденция, она точно угадана.

Марина Тимашева: Я просто полагаю, что это не принадлежащая только, просто человек сказал, наш слушатель, что это вот современная ситуация, это не современная ситуация, всякий раз является на свет божий какая-то изумительная, красивая идея, потом, благодаря стараниям людей, и не очень чистоплотных, возможно, эта красивая идея обращается в свою противоположность. Ей на смену приходит иная красивая идея. Мы можем говорить о любой, но в данном случае это может касаться либерализма. Ну, что же, положим, даже мы присутствуем при закате либеральной красивой идеи. Но никто не знает, какая следующая замечательная идея придет ей на смену. Будем надеяться просто на нее.

Виталий Портников: Послушаем звонок.

Здравствуйте. С Новым годом вас наступающим!

Слушатель: Здравствуйте. Ой, пока я вас ждала, я все сказала, по-моему. Извините, пожалуйста, я первый раз звоню, очень волнуюсь.

Виталий Портников: А кому вы все сказали?

Слушатель: Я?

Виталий Портников: Вы, наверное, нашему коллеге все сказали.

Слушатель: Нет, нет, нет, я ждала, вас слушала, и во мне столько пролетело так в голове:

Анна Качкаева: А, вы внутренне сказали. Ну, давайте. "

Слушатель: Но, конечно, я вас поздравляю. Конечно, вы - это единственный:ну, скажем, есть еще книги и есть еще компьютер, слава Богу, но очень за вас болею и желаю вам подольше у нас оставаться и подольше говорить нам честно и то, что очень нужно. А еще в этом году я себе открыла Вудхауза. Вы знаете, я прочла когда предисловие, там было сказано, что не понятно, почему он считается там каким-то очень хорошим, но это наши писали вот эту оценку. Я была поражена, я просто, если кто-то слушает из моих, так сказать, соотечественников, это такие слова! Это так все здорово сплетено, и, конечно, юмор. Ну, еще раз вас поздравляю. Очень разволновалась. Счастливо вам!

Виталий Портников: Спасибо большое.

Анна Качкаева: Спасибо вам.

Виталий Портников: Видите, у людей такие красивые итоги. Человек может подвести итоги прочитанной книгой.

Елена Фанайлова: Отлично.

Анна Качкаева: А юмор - это очень важное обстоятельство вот в это смурное время, которое, видимо, так чувствуют люди, которые нам звонят.

Елена Фанайлова: Потому что писатели типа Вудхауза, они действительно поднимают настроение, они облегчают людям существование. Ну, здорово! Здорово!

Виталий Портников: Послушаем еще один звонок.

Да, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Анатолий Михайлович.

Виталий Портников: Здравствуйте, Анатолий Михайлович, с Наступающим вас!

Слушатель: Я вас поздравляю с наступающим Новым годом. Вот мне кажется, что есть некоторая неполнота все-таки в ваших политических программах. Вот, скажем, не было такого подробного анализа поездки, государственного визита президента Грузии Ричарда Майлса в Батуми, где удалось, так сказать, острастить немножко, так сказать, зарвавшегося Абашидзе.

Виталий Портников: Может быть, наоборот. Может быть, сказать ему, что все будет хорошо. "Все бу-дет хо-ро-шо! Все бу-дет хо-ро-шо! Все бу-дет хо-ро-шо, я это знаю".

Слушатель: И в этом смысле меня несколько удивляет, что нет такой поездки, он не совершает государственный визит, скажем, в Кишинев, поскольку там уже несколько увяли розы, и, в общем, как бы кончается бархатный сезон. Так что вот об этом подробнее было бы интересно услышать.

Виталий Портников: Хорошо. Поговорим об этом в следующем году обязательно, потому что Грузия, безусловно, в центре нашего такого внимания. Это любопытная ситуация, любопытное развитие событий, вне всякого сомнения. Спасибо.

Здравствуйте. Вы в эфире. С наступающим вас Новым годом!

Слушатель: Я хотела бы (из Москвы, пенсионерка), хотела бы выразить большое удовлетворение прекрасной русской речью, которая звучит у вас по Радио. Я слушаю круглые сутки, можно сказать.

Виталий Портников: Но это не ко мне относится, между прочим.

Слушатель: Нет, ну, очень, очень хорошая речь у корреспондентов, журналистов:

Анна Качкаева: Да, ладно уж, не кокетничай.

Слушатель: Но я хотела бы маленькую ложку дегтя, можно?

Виталий Портников: Да, пожалуйста. Конечно.

Слушатель: Слова "нету" в русском языке нет.

Виталий Портников: Вот совершенно верно, да. Я это и хотел сказать, когда сказал, что это не ко мне относится.

Слушатель: Так что, извините, я, конечно, очень довольна, но иногда это раздражает.

Виталий Портников: То есть слова "нету" нету.

Слушатель: Нет, вот слова "нету" нет.

Анна Качкаева: А какие у вас итоги года?

Слушатель: Ну, нормальные, как у любого пенсионера, обычного.

Анна Качкаева: То есть дети, внуки, и все радуют?

Слушатель: Да.

Анна Качкаева: Ну, и слава Богу.

Слушатель: Спасибо большое. До свидания.

Анна Качкаева: С праздником вас!

Виталий Портников: Послушаем еще звонок.

Здравствуйте. С Наступающим вас!

Слушатель: Добрый день!

Анна Качкаева: Убавьте, пожалуйста, свой приемничек.

Слушатель: Сейчас, секундочку, у меня дело в том, что слушаю вас и:

Виталий Портников: Просто ничего не получится, как говорится, придется послушать себя просто по телефону, а потом нас.

Слушатель: Я выключил.

Анна Качкаева: Теперь говорите.

Слушатель: Я присоединяюсь ко всем добрым пожеланиям в ваш адрес, и всех работников Радио Свобода. И хотел бы задать вам вот такой вопрос. А перед этим информация. Я пенсионер, бывший коммунист и хотел бы вам задать такой вопрос. Скажите, вот у нас сейчас закрываются, ну, не закрываются, а цензура действует по всем каналам и по всем радиостанциям. Ну, редкость, когда свободно могут выражать свое мнение. Вы не считаете, что вы стоите на очереди?

Виталий Портников: Спасибо. Мы сейчас ответим на вопрос. Просто дадим еще слово слушателю из Германии, нам звонящему, и ответим.

Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я в прямом эфире?

Виталий Портников: Да, вы в прямом эфире. С наступающим вас Новым годом!

Слушатель: Взаимно. Я Лидович Владимир. Мне 70 лет, звоню из Германии.

Виталий Портников: А где вы живете?

Слушатель: Я живу во Франкфурте.

Виталий Портников: Прекрасный город.

Слушатель: Да. Дело в том, что я могу смело утверждать, что я являюсь одним из старых ваших слушателей. Я начинал слушать еще через глушилки "Голос Америки" и Свободу, когда вас глушили. У меня есть пара пожеланий вашей радиостанции. Во-первых, вы так быстро говорите ваш номер телефона, хорошо, я успел записать на магнитофон и набрать ваш, так сказать, номер.

Виталий Портников: Понял.

Слушатель: Второе пожелание. С какого-то времени у вас стали появляться заставки музыкальные. Я считал, что у вас передача все-таки информационная и очень грамотная, очень толковая передача, и эти заставки музыкальные, наверное, это все-таки для молодежи, так сказать, ориентированные. Но они иногда даже раздражают.

Виталий Портников: У нас разная аудитория, вы знаете. Но спасибо вам.

Я должен сказать, что когда слушатель говорит о скорости, я вспомнил, что когда-то был в эфире одной американской радиостанции, русскоязычный там слушатель тоже позвонил, и вот есть такая замечательная русскоязычная журналистка американская Эмма Тополь и сказал, что вы не могли бы передать вашему собеседнику, чтобы он говорил потише и помедленней. "Помедленней, я понимаю, но потише - вы же можете сделать тише радиоприемник".

Анна Качкаева: Но помедленней, все-таки, видимо, необходимо. А, с точки зрения музыкальных заставок, у нас действительно разная аудитория, и очень важно, чтобы темпоритм звучания в эфире был разным. Поэтому наверняка кого-то раздражает музыка, особенно, людей, которые привыкли к совершенно другой Свободе:

Елена Фанайлова: К старому звучанию, да, но хотя, Аня, извини, я тебя перебью. Я хочу сказать, что все-таки Радио Свобода всегда было Радио, интересы которого к музыке велики. Если вы внимательно послушаете, точнее, вспомните те программы, которые вы, безусловно, внимательно слушали, вы признаете, что это так. Музыкальная составляющая Радио Свобода всегда велика. Давайте про цензуру.

Анна Качкаева: Ну, во-первых, сначала я начну с того, вы меня дополните, что все-таки есть средства массовой информации, это в продолжение нашего того прежнего разговора о средствах массовой информации и о средствах массовой информации, телевидение, вообще, поставим вот за скобки - это отдельная история, особенно, государственные большие каналы, например, дециметровый канал - это вторая история, газеты влиятельные и радиостанции - это третья история. Есть "Эхо Москвы", есть крупные центральные газеты, есть региональные газеты и региональные теле,- радиокомпании, которых тоже под тысячу, у которых разная редакционная политика, они принадлежат разным владельцам, в том числе и государству. Поэтому совсем уж говорить о том, что вот цензура, и все свернуто на корню, я бы не стала, потому что это, по меньшей мере, преувеличение.

Виталий Портников: А нам цензура не грозит. Это можно сказать достаточно коротко.

Анна Качкаева: Да, про цензуру, да. Я так понимаю, что цензура слушателя его внешняя, а не внутренняя.

Виталий Портников: Не грозит, не грозит. Это вот то, что мы можем еще.

Давайте дадим последние звонки очень коротко, и будем приближаться к завершению нашего часа.

Здравствуйте. С наступающим Новым годом! Только будьте лаконичны, пожалуйста.

Слушатель: Это Игорь из Одинцова. Вы знаете, для меня лично год плохой был, и вам я советую беречь себя, потому что в нашей стране убивают журналистов, бьют. Вот в этом году убили Сергея Николаевича Юшенкова, да?

Виталий Портников: Да, мы как раз очень вам благодарны, что мы можем вот вспомнить, благодаря вашему звонку, о Сергее Юшенкове.

Слушатель: И я вас очень прошу, берегите себя, потому что все на хулиганов свалят, понимаете. А главное оружие КГБ было всегда пропаганда. То есть что мы сейчас и видим: закрывают газеты, журналы, телеканалы наши и оболванивают всю нашу страну.

Виталий Портников: Спасибо вам за звонок.

Анна Качкаева: Тем не менее, мы вам все-таки желаем, чтобы год был:

Виталий Портников: Да, счастливого следующего года. Давайте вместе менять жизнь.

Последний звонок дадим.

Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я поздравляю вас тоже с праздником. Должен сказать все-таки, что, на мой взгляд, все-таки же определенная цензура у вас существует, но ни одна радиостанция, по крайней мере, вы одна из немногих радиостанций, слушая которые, люди делаются патриотами России, даже от противного.

Виталий Портников: Спасибо. Спасибо.

Я хочу пожелать вам счастливого Нового года, пожелать его всем нашим слушателям. Я хочу сказать, что этот год был годом 60-летия нашей радиостанции. Это был очень важный для нас год. Поэтому я хотел бы поздравить с Новым годом всех тех, кто работал на нашем Радио все эти годы, кто создавал, собственно, марку Радио Свобода.

Небольшая притча в окончании. Когда-то нобелевский лауреат Сол Белоу подошел к другому нобелевскому лауреату Шмуэлю Агнону, который писал на иврите и спросил, перевели ли его книги на английский язык? Агнон сказал: "Знаете, наверное, да; а ваши книги перевели на иврит?". Белоу сказал: "Я никогда этим не интересовался, почему это вас интересует?". Вы знаете, сказал Агнон, история учит, что все языки уходят, а иврит остается, поэтому вы позаботьтесь, пожалуйста, чтобы ваши книги обязательно перевели на иврит просто для отдаленного будущего.

Я то же самое могу сказать: меняются судьбы российских средств массовой информации, они становятся более свободны, менее свободны, более контролируемы, менее контролируемы - Радио Свобода остается таким, каким оно должно быть: близким к обществу, близким к вашим потребностям. Мы будем информировать вас и в следующем году объективно, честно, мы будем давать возможность освещать различные позиции.

"Час прессы" в 2003 году вели Анна Качкаева, Марина Тимашева, Елена Фанайлова, Елена Рыковцева, Михаил Соколов, Виталий Портников.

Спасибо вам, что вы были с нами. Обращайтесь к нам в следующем году.

Продюсер в московской студии Радио Свобода Дмитрий Налитов. С Новым годом, Дима! Спасибо за эту программу.

Анна Качкаева: С Новым годом вас всех!

Марина Тимашева: С Новым годом!

Виталий Портников: Спасибо всем, кто сегодня помог нам провести программу. И всего вам доброго!

XS
SM
MD
LG